Новости раздела

Бизнес «под нож»: число закрывшихся предприятий в Татарстане выросло в 1,5 раза

Слияния и поглощения, сомнительные однодневки, убыточный топливный, строительный и торговый бизнес — как и почему уходят компании с многомиллионными оборотами

Бизнес «под нож»: число закрывшихся предприятий в Татарстане выросло в 1,5 раза
Фото: bashinform.ru

В Татарстане за год закрылось почти 17 тыс. предприятий с оборотом в 73,8 млрд рублей, что в полтора больше, чем годом ранее — и в два раза выросло число ликвидированных по собственным экономическим причинам, а не из-за «больших чисток» налоговиков. Это следует из базы закрывшихся компаний РТ, выяснила аналитическая служба «Реального времени». Больше всего закрылось предприятий в сфере торговли — ушло с рынка 6,5 тыс. таких компаний, на втором месте строители — погибло 2,5 тыс. фирм. Мы изучили, почему Вячеслав Зубарев с Александром Колесовым под конец года закрыли десятки юрлиц своих автосалонов, индустриальный парк в Камских Полянах «повис в воздухе», а подрядчик Минкульта РТ представил концепцию музея Богородицкого монастыря через 2 месяца после ликвидации. Обнаружили и неслучайные совпадения в тех фирмах, которые либо хладнокровно убивает ФНС, считая сомнительными, либо они закрываются вследствие банкротства.

Больше закрытых предприятий

В 2019-м в Татарстане закрылось 16,8 тыс. организаций — в 1,5 раза больше, чем годом ранее. Что показательно, оборот закрывшихся предприятий в последний год их операционной деятельности (2018) впервые за 2 года упал, составив 73,8 млрд рублей.

Напомним, совокупный оборот закрывшихся в 2018-м компаний составлял 78,1 млрд рублей, а закрывшихся в 2017 году — 45,5 млрд. Большинство компаний в 2018 году пали вследствие исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании п. 2 ст. 21.1 ФЗ от 08.08.2001 №129-ФЗ. Это те компании, которые не предоставляли в течение 12 месяцев налоговой отчетности и не вели операций хотя бы по одному банковскому счету. Таких в базе закрытых предприятий было 6,5 тыс. При этом более 8,5 тыс. предприятий — то есть 80% — закрылось вследствие каких-либо экономических или личных причин (что было в 3,3 раза больше, чем в 2017 году).

В два раза больше компаний, прекративших операционную деятельность годом ранее

В 2019 году основную массу татарстанских предприятий исключили из ЕГРЮЛ на основании недействующего юридического лица, то есть, опять же, тех, кто не осуществлял операций хотя бы по одному банковскому счету. Но, даже если сложить цифры исключенных из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. 21.1 ФЗ от 08.08.2001 №129-ФЗ и просто исключенных из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц (та же 21-я статья ФЗ), в 2018 году — таких было 7,8 тыс., то окажется, что закрывшихся в 2019 году в силу каких-либо экономических причин, включая банкротство, было почти 13,5 тыс. предприятий, то есть, в два раза больше. Самостоятельно было ликвидировано 1 893 предприятия, вследствие банкротства — 283 компании.

В 2019 году основную массу татарстанских предприятий исключили из ЕГРЮЛ на основании недействующего юридического лица. Фото nsk.rbc.ru

Как ФНС под руководством Мишустина проводила «большие чистки»

Еще 3 тысячи организации были вычеркнуты из ЕГРЮЛ налоговиками непосредственно в связи с наличием сведений о них, «в отношении которых внесена запись о недостоверности» (предполагаемые фирмы-однодневки) — число подозрительных фирм в итоге за год выросло в десять раз: с 301 до 2 972 предприятий. Напомним, большие «чистки» налоговиков (и активизировавшаяся борьба с «обналом»), начались еще во второй половине 2017 года сразу после введения двух новых оснований для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению ФНС. К уже имеющимся двум (непредоставление налоговой отчетности совместно с отсутствием операций по банковским счетам в течение года) были добавлены: невозможность ликвидировать общество в связи с отсутствием необходимых средств у учредителей и отметка о недостоверности сведений об адресе организации, содержащаяся в ЕГРЮЛ больше шести месяцев.

Первая «поправка» могла помочь бизнесу закрыть ненужные юрлица, но не давала избежать субсидиарной ответственности, если на закрывающемся предприятии висят долги (тем более перед налоговиками). Раньше участников и руководство ООО могли привлечь к ответственности по обязательствам только в рамках процедуры банкротства, теперь же (в силу п. 3.1 закона об ООО) это возможно и после административного исключения из ЕГРЮЛ. После закрытия же предприятий по этой причине или же из-за неверных сведений руководителям и учредителям организаций (с долей более 50%) в течение трех лет запрещается становиться руководителями или учредителями в других организациях. Чистки по недостоверным сведениям были предприняты налоговиками в рамках борьбы с покупными адресами, «неживыми» директорами, фирмами-однодневками и проч. (главным признаком фирмы-однодневки считается адрес массовой регистрации, когда на один адрес приходятся десятки и сотни юридических лиц).

ФНС под руководством Мишустина проводила «большие чистки». Фото government.ru

Больше всего закрытий в торговле

Самый большой «падеж» случился в оптовой и розничной торговле, с рынка ушло 6,5 тыс. организаций этой отрасли, или 39% всех закрытых в РТ компаний. Что характерно, немалая их часть — 1 204 компании — была закрыта самими налоговиками за недостоверные сведения в ЕГРЮЛ, еще 4 634 предприятия ушли с рынка в действительности с началом 2019 года, так как операционную деятельность вели в последний раз от силы в 2018 году. 561 компания была ликвидирована своими же владельцами, 76 — обанкротились.

На втором месте по числу закрытий — строительные компании: 2 589 фирм прекратили свое существование, из них более 1 800 самостоятельно перестав декларировать доход после 2018 года. 500 строительных компаний были закрыты из-за подозрения на фирмы-однодневки, 53 — обанкротились.

Тройку павших замыкают предприятия, занимающиеся «деятельностью профессиональной, научной и технической», куда входит целый перечень от бухгалтеров и архитекторов до дизайна и переводческих услуг — их стало в Татарстане на 1 647 организаций меньше (больше 1 200 ушли сами, не осуществляя деятельность в 2019 году). Наконец, больше 1000 предприятий закрылось в отрасли обрабатывающих производств — 789 компаний в 2019 году уже не работали.

«Татнефть» начала строить вертикальную интеграцию шинного бизнеса

К слову, из 16,5 тыс. закрывшихся предприятий только 623 компании показали какую-либо выручку в 2018 году. Всего 260 татарстанских предприятий прекратили свою деятельность вследствие слияний и поглощений. Самая крупная — ООО «Управляющая компания УК «Татнефть-Нефтехим» (на 99% принадлежащая почти одноименной ООО «УК «Татнефть-Нефтехим»), оборот которой в 2018 году вырос с 15,3 до 17,5 млрд рублей.

Не исключено, что ликвидации всевозможных компаний-прокладок связаны с попыткой «Татнефти» выстроить вертикальную интеграцию шинного бизнеса KAMA TYRES. Фото wikipedia.org

В прошлом году лидерство тоже принадлежало одной из «дочек» «Татнефти» — ООО «Татнефть-Нефтехимснаб» с выручкой в 30,8 млрд рублей, оно как раз и входило в УК «Татнефть-Нефтехим», созданную в 2002 году для управления нефтехимическими активами нефтяного гиганта и объединившую почти все предприятия, связанные с шинным и химическим производством: ПАО «Нижнекамскшина», ООО «Нижнекамский завод грузовых шин», ООО «Нижнекамский завод шин ЦМК», АО «Нижнекамсктехуглерод», АО «Нижнекамский механический завод», ООО «Торговый Дом «Кама», и в том числе «Татнефть-Нефтехимснаб». Не исключено, что ликвидации всевозможных компаний-прокладок связаны с попыткой «Татнефти» выстроить вертикальную интеграцию шинного бизнеса KAMA TYRES, для чего в сентябре, как уже писала газета «Реальное время» ПАО «Татнефть» и ПАО «СИБУР Холдинг» заключили соглашение о намерениях по продаже татарстанской компании производственных и других активов в Тольятти: а именно, компаний «СИБУР Тольятти» и «Тольяттисинтез». В ноябре стало известно, что «Татнефть» получит 51% в СП по производству шин в Узбекистане.

У ныне существующей УК «Татнефть-Нефтехим» до слияния в мае 2019 года оборот составлял всего 711,6 млн рублей при убытке в 44,4 млн. В прошлом же году реструктурированную УК возглавила Гюзель Хабутдинова, которая теперь фактически рулит всем шинным комплексом «Татнефти». Кроме того, присоединилось к УК и прекратившее свою деятельность ООО «Мекбар» с оборотом в 183 млн рублей.

Индустриальный парк в Камских Полянах «повис в воздухе»

На втором месте еще одна управляющая компания ООО «ИПКП», за которым скрывается индустриальный парк в Камских Полянах, запустившийся в 2008 году — сегодня здесь производят стретч-пленку, удовлетворяя российский спрос на 40%. Компания показала выручку в 2017—2018 годах на уровне 4,9 и 4,7 млрд рублей и тихо закрылась в декабре прошлого года путем присоединения, вот только непонятно точно, к кому. В том же декабре уставный капитал был переписан на Ольгу Дегтяреву, которая еще руководит малозначащей компанией ООО «Рус-Сервис», занимающейся в Пскове оптовой торговлей с оборотом всего в 12 млн рублей и полумиллионным убытком (корни собственников уходят в кипрский офшор).

На закрытом 9 декабря «ИПКП» висела кредиторская задолженность в 2,2 млрд рублей. Сам «ИПКП» в 2017 году был учредителем ООО «ТД «Камские Поляны» с московской пропиской, но в 2018 году перешла под контроль руководителя ООО Мамуки Бокучавы с выручкой в 1,7 млрд рублей. Но, что интересно, до 2018 года компания не вела операционной деятельности.

На закрытом 9 декабря «ИПКП» висела кредиторская задолженность в 2,2 млрд рублей. Фото kamapark.ru

Как Зубарев с Колесовым закрыли три десятка юрлиц своих автосалонов

Активную деятельность по реструктуризации своей империи в декабре прошлого года (как и в 2017 году) развил Вячеслав Зубарев, сразу десять «дочек» «ТрансТехСервиса» с оборотом в 28,7 млрд рублей были закрыты путем присоединения, всего же за прошлый год были реструктурированы 28 филиалов ТТС. В ноябре прошлого года ТТС открыл под Казанью на трассе М-7 крупнейший в РФ мегамолл подержанных авто — на площади 7,6 га, где планируется продавать до 24 тыс. машин в год.

Из базы закрытых компаний можно узнать и о повальной ликвидации (без какого-либо слияния или присоединения) компаний, входящих в автоимперию Александра Колесова. 33 предприятия, занимающиеся торговлей авто, страхованием, ремонтом и проч., большая часть которых имеют приставку «КАН» в названии, были ликвидированы под занавес уходящего 2019 года, в декабре. Причем под нож попали не только фирмы-новички, но и работавшие 9—11 лет, всего с совокупным оборотом свыше 2 млрд рублей.

Вероятно, это тоже связано с рестуктуризацией: команда Колесова позакрывала компании (которые в свое время были открыты чуть ли не на каждый автосалон) и перевела все финансовые потоки на одну управляющую компанию. В настоящий момент Александру Колесову принадлежит, например, материнская ООО «Кан Авто» с выручкой в 3,2 млрд рублей, правда, и с похожей себестоимостью — и в 2018 году чистая прибыль составила всего 7 млн. Напомним, после увольнения с «Элекона» летом прошлого года Александр Колесов сосредоточился именно на автомобильном бизнесе, у компании к тому моменту было 40% казанского рынка.

В ноябре прошлого года ТТС открыл под Казанью на трассе М-7 крупнейший в РФ мегамолл подержанных авто — на площади 7,6 га, где планируется продавать до 24 тыс. машин в год. Фото Рината Назметдинова

КАМАЗ построил ресурсные центры и дилерскую сеть, переведя ее из КТО на ТФК

Еще одним знаковым событием «слияний и поглощений» стал тихий уход в апреле собственной дилерской сети ПАО «КАМАЗ» ООО «КАМАЗтехобслуживание», которая развивалась с 2013 года (официально была создана в 2014 году), когда автогигант принял программу развития собственной сети, сфокусировав свою дочку на дилерский бизнес — продажи автомобилей, запчастей, сервис автотехники. При этом «КАМАЗтехобслуживание» (КТО) выступало как дилерский центр с собственной филиальной сетью: в начале 2018 года у КТО было восемь автоцентров в ключевых российских регионах. КТО собиралась достичь 30-процентной доли по всем направлениям в общем объеме дилерской сети КАМАЗа. В 2016—2018 годах прошла масштабная реструктуризация филиальной сети.

Одновременно развивалось и АО «ТФК «КАМАЗ», созданное с целью организации реализации продукции ПАО «КАМАЗ» на рынке РФ. Ресурсные центры «ТФК «КАМАЗ» были созданы как раз на базе реорганизуемого ООО «КАМАЗтехобслуживание» с целью совершенствования схемы управления каналами продаж. По сути, ТФК должно было стать аналогом дистрибьюторского центра, за которым будут закреплены официальные дилеры «КАМАЗа». В апреле 2019 года реорганизованное КТО с оборотом на 1,5 млрд рублей и чистой прибылью в 13,3 млн влилось в ТФК, ставшее ее правопреемником с тем же гендиректором Андреем Игнатьевым, но с оборотом 2,37 млрд рублей и прибылью в 140 млн рублей. Но и кредитных обязательств на ТФК на 7,6 млрд рублей.

Еще одна крупная челнинская компания, занимающаяся оптовой торговлей автотранспортными средствами, кроме пассажирских — не первый раз попадает в обзор аналитической службы «Реального времени». Это ООО «ТД Автопартнер» Радика Ардаширова с оборотом 1,27 млрд рублей, которая 2 года назад была присоединена к чебоксарскому ООО «Смальта», попавший под ликвидацию в 2018 году. В прошлом году он, кажется, окончательно переехал в Чебоксары, так как принадлежащая ему уже ТФК «Автопартнер» с оборотом почти в 1 млрд рублей, просуществовав 3,5 года была проглощена чувашской фирмой-пустышкой ООО «Рити», принадлежащей некой Маргарите Понцыревой с пустыми финансовыми показателями.

Еще одним знаковым событием стал тихий уход в апреле собственной дилерской сети ПАО «КАМАЗ». Фото tfk-kamaz.ru

Торговцы бензином в очереди на ликвидацию?

Самой крупной компанией, ушедшей с рынка не по своей воле, стало челнинское же ООО «Экспорт-Ойл» Алексея Шишкина, просуществовавшее всего 4 года. Продавая собственно автомобильное топливо и увеличив свой оборот в 2018 году почти в пять раз, до 711 млн рублей, в августе прошлого года оно прекратило свою деятельность вследствие банкротства. Впрочем, чистая прибыль за 3 года операционной деятельности так и не превысила даже отметки в 1 млн рублей, зато кредитов собственником было неосторожно набрано на второй же год деятельности на сумму в пять раз превышающую сумму выручки, видимо груз в 800 млн рублей займа и потянул компанию на дно. Других компаний у Шишкина нет.

На втором месте — обанкроченная после обращения кредиторов в суд тоже торговавшая топливом казанская ООО «Нефтехимтрейд» Михаила Шмохина: в его случае ключевую роль могло сыграть и резкое падение выручки в 2018 году (в 4,4 раза) до 627,8 млн рублей. Но сомнения вызывают и параллельные все эти годы кривые себестоимости, каждый раз почти повторявшей цифры выручки, — и прибыль все эти годы лишь скребла около нуля.

Помимо названных в базе закрытых имеется немало предприятий с относительно большой выручкой перед самостоятельной или вынужденной ликвидацией (выше 500 млн рублей), которые тоже торговали автомобильным топливом.

Как ФНС вычисляет сомнительные компании в Татарстане и «убивает» их

Еще одна компания, по-видимому, была ликвидирована по похожим причинам, но зато избежав конкурсного производства. Казанское ООО «Химкомплект» собственника Рамзии Галимовой (в начале нулевых была индивидуальным предпринимателем) открылась в 2014 году для оптовой торговли промышленными химикатами. В 2016 году приступила к деятельности, а в 2018 году увеличила оборот в 3,7 раза, как и себестоимость — до 676,7 млн рублей, так и не выйдя на нормальные показатели прибыли, но, к счастью, не успев набрать сотни миллионов кредитов.

Крупнейшей компанией Татарстана, павшей в борьбе налоговиков с подозрительными фирмами, стало казанское ООО «Яна» бизнесмена Сергея Медведева. Фото audita.ru

Крупнейшей компанией Татарстана, павшей в борьбе налоговиков с подозрительными фирмами, стало казанское ООО «Яна» бизнесмена Сергея Медведева, которое после 4 лет своей деятельности было закрыто в прошлом году из-за решения ФНС о приостановлении операций по счетам, в связи с наличием в ЕГРЮЛ сведений о нем, в отношении которых внесена запись о недостоверности от 13.12.2019. И тоже бросается в глаза похожая картина: резкий — в пять раз — рост выручки до 661,1 млн рублей в 2018 году с одновременным таким же ростом себестоимости продаж.

Обвинять вышеприведенные компании в том, что они тоже фирмы-однодневки или занимаются обналом, не имея на руках решений суда или ФНС, мы, конечно, не можем, но подозрения остаются. Впрочем, в случае «Яны» повторилась судьба «Экспорт-Ойла». В 2017 году Медведев набрал кредитов на 211 млн рублей, годом позднее уже почти на 1 млрд. Показатели прибыли все эти годы тоже колебались на незначительных отметках в несколько сот тысяч. К тому же на Медведева было зарегистрировано еще пять компаний и все они уже недействующие. Подозрение мог вызвать и слишком широкий спектр видов деятельности «Яны»: от выращивания овощей и торговли лесоматериалами до производства кормов, ресторанной деятельности и аренды автомобилей.

ЕРЦ влился в состав АО «Татэнергосбыт»

Наконец, еще о закрытии ряда знаковых компаний. С 3 декабря 2019 года прекратило свою деятельность ООО «ЕРЦ — «Татэнергосбыт», просуществовав всего 2 года (основано на базе ООО «ГРЦ» и ООО «ЕРЦ г. Казани»), но нарастив выручку с 2017 по 2018 год в 25 раз по сравнению с 2017 годом — как объясняют в компании, за счет расширения зоны обслуживания. Всего за 2018 год выручка ЕРЦ составила 333,37 млн рублей.

Отметим, что в декабре было объявлено о завершении присоединения ООО «ЕРЦ — «Татэнергосбыт» к АО «Татэнергосбыт». Теперь объединенное общество, в подчинении которого находится 104 офиса клиентского обслуживания, осуществляет функции как гарантирующего поставщика Республики Татарстан, так и расчетного центра. Все имеющиеся базы лицевых счетов были сконвертированы и перенесены на центральные серверные мощности: с 1 марта 2020 года планируется создать 1700 тыс. платежных документов, и все татарстанцы получат единую квитанцию. «Татэнергосбыт» закрыл тот же 2018 год с выручкой в 64 млрд рублей и прибылью в 648 млн (ЕРЦ была убыточна).

В декабре было объявлено о завершении присоединения ООО «ЕРЦ — «Татэнергосбыт» к АО «Татэнергосбыт». Фото Максима Платонова

Концепция музея от несуществующего подрядчика

Со строительно-исторического рынка внезапно ушла фирма ООО «Центр музейного проектирования» Юрия Григорьева, занимавшаяся научными исследованиями и разработками в области общественных и гуманитарных наук. Компания была ликвидирована еще в конце мая прошлого года вследствие решения ФНС о приостановлении операций по счетам. Неизвестно, на какие деньги, впрочем, существовала 5 лет компания, если себестоимость продаж каждый год приближалась к объему выручки (чистая прибыль так и не преодолела отметки в 1 млн рублей).

С одной стороны, компания набрала кредитов, но наибольший их объем пришелся на 2017 год, а годом позднее снизился со 165 до 40 млн рублей. С другой стороны, как писала газета «Реальное время», ЦМП как раз в прошлом году засветился, представив «научную концепцию музея истории Казанской иконы Божией Матери и Богородицкого монастыря в рамках проекта воссоздания собора». Каким образом он мог ее представить в начале июля 2019 года, если был официально ликвидирован 29 мая 2019 года — загадка. Еще 3 года назад ЦМП был одним из подрядчиков Минкультуры РТ, получив в 2016 году три заказа на 7 млн рублей на отчуждение авторских прав на произведение о Болгарском комплексе, и заказы от ГБУ «Центр культурного наследия Татарстана» на подготовку учетной документации к объектам культурного наследия и подготовку книги о жизни и наследии семьи Ульяновых.

Сергей Афанасьев
БизнесЭкономика Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 22 янв
    Компании поменьше и новые компании закрываются потому как не выдерживают конкуренции, да и рынок в Казани перенасыщен, а когда выбора много народ обычно выбирает то, что было на слуху, то есть более старые и известные организации даже если там будет дороже
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Каждый день открываются мелкии компании, бизнесмены кругом
    Ответить
    Анонимно 22 янв
    Конечно, надо же как то зарабатывать
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    У нас нет нормальной поддержки начинающему бизнесмену
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Ну экономические причины уж. Зачем еще закрываются?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров