Новости раздела

Зачем «Нефть Поволжья» скупает миллиардные долги «Сувар Девелопмента»?

Московская компания, управляющая недвижимостью, приобрела требования к должнику на 1,7 млрд рублей

Зачем «Нефть Поволжья» скупает миллиардные долги «Сувар Девелопмента»?
Фото: happy-dom.ru

В банкротном деле некогда известного татарстанского застройщика «Сувар Девелопмент» (СД) наметился любопытный «тренд». В середине сентября московское ООО «Нефть Поволжья» в один день в результате уступки шести кредиторов приобрело права требования к должнику на сумму, превышающую 1 млрд рублей. Тем самым они достигли 1,7 млрд рублей. «Нефть Поволжья» в связи с этой татарстанской компанией упоминается не впервые. В апреле этого года именно она приобрела на торгах долгострой в ЖК «Казанский» в Краснодаре, который возводила бывшая «дочка» СД — «Краснодар Девелопмент». При стартовой цене лота в 543,32 млн рублей «Нефть Поволжья» получила его меньше чем за полцены: 225,4 млн рублей. В его составе был как сам незавершенный дом на улице Марины Цветаевой в Краснодаре, так и почти 6,5 га в этом районе, коммуникации и 28 нежилых помещений в уже сданной многоэтажке этого комплекса. Эксперты «Реального времени» полагают, что, влив средства в конкурсную массу должника, «Нефть Поволжья» теперь хочет получить их обратно. Но нельзя исключать и ее возможной связи с собственником обанкротившейся компании. С дисконтом рассчитываясь с кредиторами, он уменьшает размер непогашенных обязательств, по которым впоследствии может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Шесть уступок долга в один день

Как стало известно «Реальному времени», 16 сентября Арбитражный суд РТ в деле о банкротстве ООО «Сувар Девелопмент» утвердил сразу шесть договоров уступки требования. В реестре кредиторов должника было проведено правопреемство с Айнура Авхадышина на ООО «Нефть Поволжья». Объем передаваемых прав требования составил 95,24 млн рублей. Также свои требования уступили ООО «Березовая роща» (14,5 млн рублей), ООО «Дионис» (359,6 тыс. рублей), ООО «ИнтерТрейд» (16,4 млн рублей), ООО «Крид-С» (408,9 млн рублей)», ООО «Золотая Орда» (660,34 млн рублей) и АО «Сувар-Казань» (903,9 тыс. рублей). Скупка долгов прошла с дисконтом. К примеру, в случае с «Сувар-Казанью» стоимость уступаемых прав требования составила всего 72,7 тыс. рублей. Все упомянутые сделки были совершены 10 августа.

Однако, согласно базе данных Арбитражного суда РТ, самый первый такой случай был датирован еще 5 марта прошлого года. Тогда «Нефти Поволжья» долг «Сувар Девелопмента» в 489,04 млн рублей продала строительно-торговая компания «Гранит» из Зеленодольска. Договор об этом они подписали 17 января 2020 года. В результате всех этих операций общество собрало требований к обанкроченному застройщику на общую сумму 1,7 млрд рублей.

ЖК «Казанский» — за полцены

Эта компания в связи с банкротным делом «Сувар Девелопмента» упоминается не впервые. В апреле этого года «Реальное время» рассказывало о том, что именно «Нефть Поволжья» приобрела «суваровский» долгострой в Краснодаре. Его возводила бывшая «дочка» «Сувар Девелопмента», также обанкротившийся застройщик «Краснодар Девелопмент».

Именно «Нефть Поволжья» приобрела «суваровский» долгострой в Краснодаре — ЖК «Казанский». Фото: kubnews.ru

Речь идет о жилом комплексе «Казанский»: согласно генплану на площади свыше 75 га должны были появиться больше 30 многоквартирных домов с сопутствующей инфраструктурой. Однако после того как были возведены и сданы два из них, а еще два, как сообщала администрация города, находились «на начальной стадии строительства», стройка встала на фоне отзыва лицензии у банков из группы ТФБ, в которых кредитовались «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент».

Тогда покупателю на торгах удалось заполучить долгострой по цене более чем вдвое меньше стартовой (225,4 млн против 543,32 млн рублей). Отметим, что формально продавалось не здание, а 100% в уставном капитале казанского АО «Эльбрус», которому и принадлежал имущественный комплекс. В частности, сама будущая многоэтажка на краю ЖК «Казанский» на улице Марины Цветаевой в Краснодаре и почти 6,5 га в этом районе, а также коммуникации и 28 нежилых помещений в уже сданном доме. При этом на самой компании числилось порядка 15 млн рублей дебиторской задолженности и около 500 тыс. рублей долгов по налогам.

Тогда же наше издание выяснило, что хотя основной вид деятельности ООО «Нефть Поволжья» — аренда и управление недвижимостью, ее название оправдано. У ООО есть пять лицензий на недропользование. На принадлежащем компании сайте также говорится о владении лицензиями на месторождения в Саратовской области и работах по разведке месторождений в этом регионе. Сама «Нефть Поволжья» изначально была зарегистрирована именно в этом волжском городе, но в 2018 году «прописалась» в российской столице.

В прошлом году компания получила 42 млн рублей выручки. При этом у нее солидный уставный капитал — почти 5 млрд рублей. Бенефициаром через ООО «Артдеко» является московский бизнесмен Геннадий Исаков. Он владеет еще несколькими компаниями в Первопрестольной. Чистые активы одной из них, ООО «Сириус», превышают 2,2 млрд рублей.

На принадлежащем «Нефти Поволжья» сайте говорится о владении лицензиями на месторождения в Саратовской области и работах по разведке месторождений в этом регионе. Фото: neftpovolgya.com

Повлек необратимый финансовый кризис

Интересно, что, по свидетельству руководства «Сувар Девелопмента», именно строительство ЖК «Казанский» в 2017 году повлекло необратимый финансовый кризис материнской компании. Они утверждали, что это произошло по независящим от них причинам. В их числе непредсказуемое перенасыщение рынка недвижимости в Краснодаре и, конечно же, крах инвестора в лице «Татфондбанка».

Суды отмечали, что, действительно, сама по себе задолженность ООО «Сувар Девелопмент» перед отдельными кредиторами в 2015 году не свидетельствовала об объективной несостоятельности (и, соответственно, обязанности компании инициировать свое банкротство). Большая часть обязательств застройщика по состоянию на 1 января 2016 года либо отсутствовала, либо не была просроченной, говорится в материалах арбитражного дела.

Согласно анализу финансового состояния, сделанному временным управляющим «Сувар Девелопмента» Иваном Кондратьевым, на 31 декабря 2015 года активы оценивались в 3,5 млрд рублей, тогда как обязательства — всего в 2,6 млрд (1,5 млрд из них текущие и 1,2 млрд — долгосрочные). Это подтверждает, что деятельность компании на тот момент была безубыточной.

Для погашения задолженности потребовалось бы 8 лет

Иначе говоря, в 2015—2016 годах застройщику было по силам исполнить текущие обязательства в течение 4—5 месяцев. Однако по состоянию на 30 июня 2017 года ему, как было подсчитано, потребовалось бы уже более 90 месяцев (почти 8 лет), чтобы погасить кредиторскую задолженность. И это при том, что в 2016 году «Сувар Девелопмент», по сравнению с предыдущим годом, увеличил выручку на 33,9 млн рублей. Хозяйственную деятельность он не прекращал до конца первой половины 2017 года. В том числе оплачивались договоры строительного подряда, погашались проценты по кредитным договорам, оплачивались налоги.

На «Сувар Девелопмент» были возложены функции технического заказчика, строительного контроля и генподряда на строительстве ЖК «Станция Юбилейная» в Казани (июнь 2016 года — декабрь 2018 года), ЖК «Волжские просторы» (май 2016 года — декабрь 2017 года). Также «Сувар Девелопмент» выступал подрядчиком в строительстве ЖК «Казанское подворье», комплексной застройке «70-го микрорайона» в Ново-Савиновском районе Казани, первой очереди ЖК «Залесный Сити» и жилых домов в Прикубанском округе Краснодара.

«Сувар Девелопмент» выступал подрядчиком в строительстве первой очереди ЖК «Залесный Сити». Фото: Олег Тихонов

Нашлось имущества на 5 миллиардов

По состоянию на 30 июня 2017 года у должника было выявлено имущества на 5,7 млрд рублей. Как сообщало наше издание, в его состав входили доли в пяти компаниях. Так, «Сувар Девелопмент» принадлежали 100% ООО «Краснодар Девелопмент» стоимостью 376,6 млн рублей, 100% ООО «Чаллы Яр» — элитного челнинского коттеджного поселка на берегу Камы с инфраструктурой для стоянки яхт состоятельных жильцов (192,8 млн рублей), инвестиционные паи ЗПИФ комбинированный «РИЭЛТИ» (312,5 тыс. рублей) и 0,016% ООО «Авто Хаус» (14,2 тыс. рублей). При этом доля в 67% в ООО «Елабуга Девелопмент» была оценена в 0 рублей.

Кроме того, у «Сувар Девелопмента» было около 4 млрд рублей на счетах в «Татфондбанке», «Татагропромбанке», «Спурт банке» и «Радиотехбанке». Застройщик владел акциями ТБФ, «Спурта» и «Радиотехбанка» на общую сумму 251 млн рублей. Общий размер его кредиторской задолженности превышал 5,4 млрд рублей. В том числе о своих претензиях заявили кредитные организации: «Тимер Банк» (свыше 1 млрд рублей), ТФБ (794,7 млн), «ИнтехБанк» (256,4 млн) и «Бинбанк» (464,6 млн рублей).

Вместе с тем взыскание 40% дебиторской задолженности в 3,9 млрд рублей, по оценке арбитражного управляющего, оказалось затруднительно из-за просрочки обязательств (задолженность была датирована 2012—2013 годами, часть дебиторов на тот момент уже были исключены из ЕГРЮЛ либо находились в процедуре ликвидации). Остальные активы были ликвидные, но имущества предприятия, за минусом труднореализуемого, было недостаточно для погашения требований кредиторов. Как вывод: восстановить платежеспособность невозможно. По состоянию на 30 июня 2017 года общая сумма текущих обязательств предприятия более чем в 90 раз превышала среднемесячную выручку.

Размер удовлетворенных требований не превысил 25 процентов

Согласно определению Арбитражного суда РТ от 22 марта этого года в реестр кредиторов ООО «Сувар Девелопмент» были включены требования на общую сумму 4,7 млрд рублей. Один из залоговых кредиторов, «Тимер Банк», оставил за собой предмет залога, оцениваемый в 105,9 млн рублей (что именно, не указано). Но 5,3 млн рублей из этой суммы было потрачено на текущие расходы, поэтому кредитная организация получила только 100,7 миллиона.

За заложенные ТФБ 303,47397 штук инвестиционных паев ЗПИФ «РИЭТИ» удалось выручить 3,3 млн (банку за вычетом текущих расходов досталось 3,1 млн). Продажа земельных участков, также заложенных в «Татфондбанке», принесла 34,3 млн рублей (финансовой организации было перечислено 30,5 млн). Но лидером продаж с точки зрения величины суммы стали квартиры в домах на улице Чистопольской в Казани (были заложены все тому же ТФБ): 843,9 млн. Непосредственно кредитору досталось 434,2 млн. Задолженность перед кредиторами, не имевшими обеспечения, в ходе процедуры банкротства была погашена на 308,6 млн рублей. В итоге размер всех удовлетворенных требований составил 877,05 млн (на 22 июня — 929,1 млн рублей), что не превысило 25% от суммы по реестру.

Согласно определению Арбитражного суда РТ от 22 марта этого года в реестр кредиторов ООО «Сувар Девелопмент» были включены требования на общую сумму 4,7 млрд рублей. Фото: Максим Платонов

К слову, «конкурсник» Иван Кондратьев, сумевший «отодвинуть» от торгов лоббируемый конкурсным управляющим «Татфондбанка» Агентством по страхованию вкладов АО «Российский аукционный дом», окупил свои хлопоты сполна. Он получил в качестве вознаграждения за продажу имущества должника (как служащего обеспечением, так и нет) 26,3 млн рублей.

Управляющий сообщил «Реальному времени», что на данный момент у компании-должника распродано все имущество. Согласно федресурсу, на повестке дня собрания кредиторов ООО «Сувар Девелопмент», назначенного на 19 августа (не состоялось в связи с отсутствием кворума), был только один вопрос: отчет «конкурсника» о своей деятельности. Кондратьев говорит, что не в курсе приобретений «Нефти Поволжья». Комментарий самого покупателя долгов оперативно получить не удалось. На момент публикации материала ответ на запрос нашего издания получен не был. Мы готовы разместить его по поступлении.

Чтобы снизить вероятность субсидиарной ответственности

Так для чего же москвичам с саратовскими корнями понадобилось скупать долги застройщика, уже утратившего свои активы?

Руководитель гражданской практики юрагентства «Юнэкс» Ринат Чипчиков отмечает, что в рамках дел о банкротстве нередка ситуация, когда требования кредиторов, включенные в реестр, выкупаются третьими лицами. «Это может быть сделано путем заключения договоров уступки с отдельными кредиторами или при использовании специального механизма, предусмотренного законом о банкротстве, когда судом удовлетворяется заявление третьего лица о намерении погасить требования всех кредиторов», — говорит он.

Приобретение задолженности, констатирует собеседник нашего издания, может быть обусловлено разными причинами. В том числе, по его словам, выкупать требования кредиторов могут лица, в отношении которых высока вероятность привлечения к субсидиарной ответственности, ответчики по крупным искам о признании сделок недействительными. Зачастую это делается через аффилированных с ними лиц.

Источник «Реального времени», не пожелавший быть названным, называет еще один возможный вариант. Компания «Нефть Поволжья», приобретя упомянутый лот на банкротных торгах и тем самым влив средства в конкурсную массу ООО «Сувар Девелопмент», скупает с дисконтом долги других кредиторов, чтобы фактически получить эти деньги обратно: «Банкротство — это мутная вода: текущие платежи, споры. Реестровые кредиторы, не зная ситуации, предпочтут получить хотя бы часть причитающихся им средств».

Однако, вполне вероятно, говорит он, что имеет место и первый случай. «Это может быть и скрытый собственник. Нельзя исключать, что компания, скупающая долги, с ним аффилирована: конечно же, не юридически, а фактически. Тогда, приобретая требования к должнику, его собственник с дисконтом рассчитывается с кредиторами и уменьшает размер непогашенных обязательств, по которым впоследствии может быть привлечен к субсидиарной ответственности». Источник напоминает, что с каждым годом ответственность собственников и топ-менеджеров обанкротившихся компаний по их обязательствам становится все более реальной.

Мусин, Даутова, «топы» «Анкор Банка»…

Практически ни одно громкое банкротство в Татарстане не обошлось без последующих претензий к владельцам рухнувших бизнесов и их топ-менеджерам с требованиями оплатить непокрытые в ходе несостоятельности долги. Как известно, именно это и определяет размер субсидиарной ответственности.

К субсидиарной ответственности привлекли шесть бывших топ-менеджеров «ИнтехБанка» и экс-главу «Татфондбанка» Роберта Мусина. Фото: Максим Платонов

Так, к ней привлекли шесть бывших топ-менеджеров «ИнтехБанка» и экс-главу «Татфондбанка» Роберта Мусина. Агентство по страхованию вкладов потребовало взыскать с них в солидарном порядке 25,7 млрд рублей. Помимо бенефициара этих кредитных организаций, в списке значатся экс-предправления «ИнтехБанка» Марсель Зарипов, а также его бывшие заместители Елена Наумова и Нияз Теркулов, финансовый директор Альмир Хазиев, главбух Наталья Молева и начальник казначейства Екатерина Грицко. Им вменили в вину перевод средств в связанный с «ИнтехБанком» «Татфондбанк», который на тот момент уже был неплатежеспособен, приобретение банком по договорам уступки безнадежной дебиторской задолженности (насчитали 75 таких компаний, многие из них оказались ликвидированы), замещение ликвидных активов на явный неликвид, сделки купли-продажи недвижимого имущества без фактической передачи в пользу банка с организациями, которые лишь имитировали реальную хозяйственную деятельность, приобретение векселей таких же технических компаний и снятие обеспечения по безнадежной задолженности. Производство приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

В такой же ситуации оказались девять бывших топ-менеджеров казанского «Анкор Банка». Им предложили совместно покрыть долги в размере 5,9 млрд рублей. В том числе бывшему председателю совета директоров банка и его совладельцу, известному кондитеру Андрею Коркунову. По данным АСВ, с апреля 2015 года по январь 2017 года «Анкор Банк» прокредитовал 47 юрлиц, имеющих признаки «технических». Всего с ними было заключено 64 договора на общую сумму свыше 4 млрд рублей. По мнению госкорпорации, эта ссудная задолженность была заведомо невозвратной. Изначально в этом списке было на шесть человек больше, однако их в итоге (включая члена совета директоров, сына известного юриста Павла Астахова Антона) суд от материальной ответственности освободил. И в этом случае дело приостановлено до того, как будет озвучен окончательный размер непогашенной задолженности перед кредиторами.

Девяти бывшим топ-менеджерам казанского «Анкор Банка», в том числе бывшему председателю совета директоров банка и его совладельцу Андрею Коркунову, предложили совместно покрыть долги в размере 5,9 млрд рублей. Фото: Максим Платонов

Экс-«топам» «Спурт банка» тоже предложили жить на «минималку». Убытки рухнувшей кредитной организации предъявили пятерым бывшим членам правления и совладелице Евгениии Даутовой. К этому вопросу татарстанский арбитраж вернется в ноябре.

А вот бывший директор подконтрольной «Татфондбанку» обанкротившейся сети электроники DOMO Иван Киреев субсидиарной ответственности на более чем 11,2 млрд рублей избежал. «Конкурсник» ставил в вину экс-директору компании, чьим бенефициаром называли Роберта Мусина, то, что при признаках неплатежеспособности он не подал на ее банкротство.
Управляющий направлял представление в Верховный суд РФ, в котором выражал свое несогласие с таким «вердиктом». Но 21 сентября в передаче его жалобы для рассмотрения судебной коллегией по экономическим спорам было отказано.

Между тем конкурсный управляющий завода Bikton в мае этого года добился передачи дела о привлечении контролировавших его лиц (Артура Кудушаурова, АО «Москапиталгрупп», ЗАО «Промкапитал» и Наиля Бикмуллина) к субсидиарной ответственности на новое рассмотрение. Он с 2019 года пытается заставить участников, собственников и руководителей этого общества закрыть «брешь» в 4 млрд рублей, возникшую в результате его финансового краха. Ближайшее заседание назначено на 14 октября.

В марте этого года АСВ заявило о том, что почти 500 млн рублей убытков от банкротства страховой группы АСКО должны возместить ее бывшие владельцы и руководители. В числе ответчиков значилось восемь «физиков» и пять юрлиц, включая бенефициаров таких компаний, как «Камский бекон», «Челны-Бройлер» и «Акибанк». Но уже спустя месяц у госкорпорации остались претензии только к двум жителям Первопрестольной: Алексею Невскому (Курлович) и Евгению Степанову. Решения по этому заявлению еще не вынесены.

В марте этого года АСВ заявило о том, что почти 500 млн рублей убытков от банкротства страховой группы АСКО должны возместить ее бывшие владельцы и руководители. Фото: inkazan.ru

К примеру, бывшая партнерша Павла Сигала Галина Сизова избавилась от груза «субсидиарки» в 615 млн рублей по долгам их совместной с Павлом Сигалом микрофинансовой УК «Инвест» только в начале этого года (суд посчитал вину женщины в банкротстве этой компании недоказанной).

И это далеко не полный перечень таких дел.

Любовь Шебалова
ЭкономикаФинансыБанкиИнвестиции Татарстан Сувар девелопментАрбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии