Новости раздела

Экс-директор почившего ретейлера DОМО избежал «субсидиарки» на 11 миллиардов

Экс-директор почившего ретейлера DОМО избежал «субсидиарки» на 11 миллиардов
Фото: Максим Платонов

Как стало известно «Реальному времени», бывший директор подконтрольной «Татфондбанку» обанкротившейся сети электроники DOMO Иван Киреев избежал субсидиарной ответственности на более чем 11,2 млрд рублей. «Конкурсник» ставил в вину экс-директору компании, чьим бенефициаром называли Роберта Мусина, тот факт, что при признаках неплатежеспособности он не подал на ее банкротство. Кроме того, раздал займов на 2,5 млрд рублей до востребования. Когда же компании-заемщики обанкротились, даже не пытался войти в их реестр. Как известно, эти обстоятельства были растиражированы во время рассмотрения уголовного дела против самого Мусина в суде общей юрисдикции. Арбитраж же сосредоточился на сроке исковой давности по заявлению «конкурсника»: брать ли за отсчет год, а то ли все три. Их итоговый вывод: управляющий ОАО «DOMO» со своим заявлением все же опоздал. Выходит, Кирееву нужно благодарить за свое «спасение» законодателей, в чьих новациях не сразу разобрались даже судьи.

Выдал 2,5 млрд рублей «до востребования»

Как стало известно «Реальному времени», экс-руководитель подконтрольной ТФБ сети электроники DOMO Иван Киреев избежал субсидиарной ответственности на более чем 11,2 млрд рублей. Соответствующий «вердикт» вынес в июле Арбитражный суд Поволжского округа.

Конкурсный управляющий ОАО «DOMO» Игорь Франов подал заявление о привлечении бывшего директора некогда известной в Татарстане и не только сети электроники к материальной ответственности по ее долгам еще 7 мая 2019 года. Его в этом поддержал и представитель ТФБ в лице конкурсного управляющего ГК «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ).

«Конкурсник» ставил в вину экс-директору DOMO неподачу заявления о банкротстве компании, выдачу экономически необоснованных займов и бездействие в плане своевременного взыскания дебиторской задолженности.

Так, по данным Франова, у ОАО «DOMO» признаки неплатежеспособности появились уже 10 февраля 2016 года, так как имела место непогашенная задолженность перед ООО «Таразед» и ООО «Агро-Лига». Закон предписывает, что в таких случаях нужно «в кратчайший срок» (не позднее чем через месяц) подавать на банкротство. Но Киреевым этого сделано не было. Вторая претензия «конкурсника» связана с аукционом невиданной щедрости ОАО «DOMO». Оно выдавало многочисленные займы на сотни миллионов рублей «до востребования». В общей сложности на 2,5 млрд рублей.

Например, 27 февраля 2010 года был подписан договор на выдачу займа в 107 440 000 рублей ООО «Бытовая электроника». 1 января 2011 года были даны в долг 194 701 659 рублей с копейками ЗАО «Компания «Коммерческая недвижимость». А 20 мая 2016 года ОАО «DOMO» выдало 400 млн рублей ООО «Алнаир». В тот же день и на тех же условиях 300 млн рублей получило ООО «Весна», 450 млн рублей ООО «Люксор», а также 400 млн ООО «Октанта» и 650 млн ООО «Торгбыт». В том же месяце и на тех же условиях заем в 300 млн рублей оформило и ООО «Метинвест». Позже конкурсный управляющий оценит эти операции как «сделки, причинившие существенный вред имущественным правам должника».

Займы не были экономически обоснованными

Откуда у DOMO взялись средства на кредитование иных компаний? 12 апреля 2016 года было принято решение о выпуске ценных бумаг: биржевых процентных неконвертируемых на предъявителя без обеспечения в количестве 2,5 млн рублей номинальной стоимостью 1 тыс. рублей, со сроком погашения в 3 640 дней с даты начала размещения 10 мая 2016 года. Биржевые облигации имели 20 купонных периодов, длительность каждого 182 дня. В связи с продажей ценных бумаг на расчетный счет ОАО и поступило 2,5 млрд рублей. К слову, в рамках дела о банкротстве ОАО «DOMO» были рассмотрены в том числе и требования, основанные на ненадлежащем исполнении обязательств по оплате облигаций.

В целом же конкурсный управляющий компании пришел к выводу, что выдача ранее упомянутых займов была «экономически не целесообразной для должника». ОАО привлекло средства на 10 лет через продажу облигаций под 14% годовых с регулярными выплатами накопившихся процентов (один раз в полгода). И раздало их под 14% годовых со сроком возврата «до востребования». Когда же компании-заемщики обанкротились, ОАО «DOMO» под руководством Киреева своевременно не заявило к ним требования. Это сделал уже конкурсный управляющий компании DOMO, но в этом случае они остались за реестром. Общая сумма дебиторской задолженности, которую не торопилось взыскивать руководство ОАО, превысила 2,9 млрд рублей.

Перечисления средств носили внутригрупповой характер

В свою очередь представитель Киреева отмечал, что согласно бухгалтерской отчетности активы должника составляли 6 389 523 000 рублей, при этом задолженность ООО «Таразед» и ООО «Агро-Лига» возникла из договоров поручительства и установлена решением третейского суда от 10 мая 2017 года. До этой даты кредиторы не требовали исполнения обязательств. Кроме того, он ссылался на то, что ОАО «DOMO» обслуживало компании, входящие в холдинг. Само же перечисление денежных средств «носило внутригрупповой характер».

И действительно, в материалах Арбитражного суда Поволжского округа содержится информация о том, что налоговики в ходе проверки на основании выписок из ЕГРЮЛ, материалов встречных проверок, вышеназванных кредитных договоров и анализа движения денежных средств по ним установили, что был создан искусственный документооборот по движению товарных потоков. Как-то, кредитные средства DOMO проходили транзитом через аффилированные компании (в их числе фигурируют и заемщики), входящие в группу ОАО «DOMO» .

Между тем выдачу займов организациям в отсутствии обеспечения (а у них для этого даже не было активов) и не принятие мер по своевременному взысканию дебиторской задолженности нельзя признать добросовестными действиями ответчика, отмечал Франов. Более того, такое поведение бывшего руководителя привело к тому, что сформировать конкурсную массу для расчета с кредиторами оказалось невозможно. Отметим, что 11 с лишним млрд рублей это и есть требования кредиторов, включенных в реестр ОАО «DOMO».

В случае удовлетворения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности упомянутая конкурсная масса могла пополниться имуществом самого Киреева. «Взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов», говорится в решении суда. Вряд ли у экс-директора нашлось бы «добра» на 11 млрд рублей, но, вероятно, чем-то пришлось бы поступиться. В аналогичных делах арестовывали дома, квартиры, машины, дачи, земельные участки и прочее.

То ли год, то ли все три

Арбитраж в этом деле больше сосредоточился на сроке исковой давности по заявлению «конкурсника»: то ли за отсчет брать год, а то ли все три. К слову, Киреев сразу заявлял о том, что конкурсный управляющий ОАО «DOMO» пропустил срок исковой давности. По его мнению, он в этом случае составлял всего год. Сам Франов полагал, что 3 года. Этой же позиции придерживался и конкурсный управляющий ТФБ — «Агентство по страхованию вкладов».

Стоит отметить, что в этом вопросе разобрались не сразу даже суды трех инстанций. В связи с этим дело прошло «два круга» рассмотрения.

Сначала суд первой инстанции руководствовался статьей 10 закона о банкротстве в редакции от 28 декабря 2016 года (N 488-ФЗ, вступил в силу 28 июня 2017 года), оговаривавшей для подачи такого заявления трехлетний срок. Последний отсчитывался с даты, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.

Учитывая, что «конкурсник» DOMO подал заявление 7 мая 2019 года, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что все было сделано вовремя. И требования Франова удовлетворил, постановив взыскать с Киреева в пользу ОАО «DOMO» 11 236 060 087 рублей 75 копеек. Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд 20 мая прошлого года этот «вердикт» оставил без изменения. А суд округа указал, что они не приняли во внимание, что закон о банкротстве был дополнен главой III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве» (вступила в силу 30 июля 2017 года), и направил дело на новое рассмотрение. В итоге выяснилось, что в данном случае нужно вести речь о годичном сроке исковой давности.

Между тем, как отмечал представитель Киреева, «конкурсник» Франов ранее также был временным управляющим должника и, анализируя финансовое состояния ОАО «DOMO», выявлял его подозрительные сделки. Кроме того, в своем заявлении в суд он указал, что по его инициативе в декабре 2017 года — январе 2018 года должник был включен в реестр компаний, получивших у него займы и обанкротившихся, значит не позднее 22 января 2019 года должен был обратиться в суд. Иначе говоря, он все-таки опоздал.

Правильность этих выводов подтвердил 1 июля и суд округа. Постановление АСПО вступило в законную силу в тот же день. Впрочем, маленький шанс у «конкурсника» остается: оно может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда РФ. Будет ли он обжаловать постановление кассации «Реальному времени» узнать не удалось. Франов вчера не брал трубку. Сообщение в WhatsApp было им прочитано, но также оставлено без ответа.

Любовь Шебалова, фото: Дамир Хайрулин
БизнесРозничная торговляЭкономикаБанки Татарстан ТатфондбанкМусин Роберт РенатовичАрбитражный суд Республики Татарстан«DOMO»

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 09 июл

    У них свои игры
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Обалдеть какие денжища у них
    Ответить
    Анонимно 09 июл
    Беда в том что играли они нашими деньгами и "благополучно" растеряли.
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Вот бывает же такое
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Вот так крадут и ни за что не отвечают ,
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Дело ясное, что дело темное...
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Еще один «везунчик»
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии