Новости раздела

Радик Салихов: «Рафаэль Сибгатович будет по-прежнему генерировать идеи»

Свежие акценты нового рулевого Института истории им. Ш. Марджани Радика Салихова

Радик Салихов: «Рафаэль Сибгатович будет по-прежнему генерировать идеи»
Фото: Ринат Назметдинов

Институт истории им. Ш. Марджани начинает развивать научпоп. В планах — организовать большой татаро-башкирский симпозиум, в котором спорные вопросы обсудили бы историки из Казани и Уфы. Кроме того, учреждение вместе с Академией наук Татарстана создаст диссертационный совет, в котором станут защищаться будущие доктора и кандидаты наук. Об этом «Реальному времени» рассказал Радик Салихов, возглавивший на днях Институт истории. Именно нашему корреспонденту он дал первое интервью в своей новой должности. Также ученый ответил на критику со стороны оппонентов и поделился своим мнением относительно участившихся «наездов» на Татарстан Олега Кашина.

Выборы не за горами

— Радик Римович, поздравляю вас с повышением. Скажите, будут ли у института меняться планы по развитию?

— Наши планы давно проработаны. Разумеется, есть концепция развития института. Разумеется, в ней будут расставлены несколько иные акценты, поставлены новые задачи. В первую очередь, необходимо, чтобы наши исследования соответствовали реалиям цифровой эпохи, когда фундаментальные работы, основанные на широком комплексе источников, на оригинальной исследовательской концепции, были доступны для читательской аудитории во всех возможных формах, в том числе и через наши интернет-ресурсы. Проще говоря, это акцент на популяризацию нашего историко-культурного наследия. Конечно, мы будем продолжать наращивать литературу об истории татар и истории Татарстана на татарском и английском языках.

Но очень важно в этой работе не забывать о развитии фундаментальных направлений, потому что все популярные художественно обработанные публикации (научпоп) должны опираться на выверенные строгие данные, чтоб это была объективная историческая картина, чтоб не было каких-либо манипуляций.

Что касается больших научных планов, они имеют простые, но важные цели — работа на консолидацию татарского народа, на укрепление общественного межнационального и межконфессионального согласия, написание объективной истории народов Татарстана. В общем, обычная профессиональная деятельность добросовестного историка.

— Вы вели научную работу как историк. После вашего назначения будете ее продолжать, учитывая, что у вас появится много административной работы?

— Конечно буду. У нас очень хороший коллектив, серьезную часть управленческой работы берут на себя руководители направлений, заведующие отделами. У нас слаженная команда. У всех сотрудников есть опыт совместной деятельности во временных трудовых коллективах, проектных группах, поэтому они умеют сочетать исследования с организационной работой. А мне сам Бог велел быть в курсе всех исследовательских направлений в институте, начиная со средневековой истории до истории современности. Тем более что на должности заместителя директора по науке я как раз и занимался данными вопросами.

Мне сам Бог велел быть в курсе всех исследовательских направлений в институте, начиная со средневековой истории до истории современности. Тем более что на должности заместителя директора по науке я как раз и занимался данными вопросами

— Итак, Рафаэль Хакимов становится научным руководителем. Что предполагает эта должность?

— Научный руководитель — это довольно новая штатная должность в академических институтах Российской Федерации. Ее, как правило, занимают авторитетные ученые, внесшие заметный вклад в создание академического учреждения, ученые, которые во многом определили стратегию исследований. В нашем случае Рафаэль Сибгатович как основатель Института истории, как человек, который стоял у истоков большинства исследовательских направлений, будет по-прежнему генерировать идеи, по мере своих возможностей координировать исследовательскую деятельность, в том числе и с нашими партнерами из других научных центров. Весь его авторитет, интеллектуальный багаж будет положен в основание продолжающейся работы института.

— И какая схема будет этого руководства? Как премьер Путин при президенте Медведеве?

(Смеется) Избегаю таких серьезных аналогий. Думаю, у каждого есть своя ниша, которая была и до этих назначений.

Рафаэль Сибгатович — действующий ученый. Он много пишет, у него каждый год выходит по несколько монографий, много статей, он находится в постоянном поиске. А ведение делопроизводственной документации, более плотное общение с коллективом в ежедневном режиме, решение текущих задач — это все останется на нас.

— Как будут происходить выборы директора института?

— Учредитель — Министерство образования и науки Республики Татарстан — принимает решение о проведении выборов: издается соответствующий приказ. На его основании организуется процедура выборов: объявляется конкурс, по истечении определенного срока происходят выборы на общем собрании института. Тайным голосованием коллектива определяется директор.

На эту должность может выдвинуться любой человек с соответствующей квалификацией, который имеет свое видение развития института. И сотрудники сами будут определять, какая кандидатура им больше подходит.

— Кто-то уже озвучил желание занять пост директора внутри института или со стороны?

— Нет.

— И выборы могут быть безальтернативными?

— Могут. Если человек не хочет брать на себя эту серьезную ответственность, может и не заявиться. Я к этому спокойно отношусь. Решает все коллектив — он основа всего.

— А структурные изменения в институте не будете проводить?

— Как я уже сказал, одно из самых приоритетных направлений, которое нам надо развивать, это работа в сфере популяризации исторического наследия. Мы издаем много монографий, статей — институт очень продуктивный. Но, к сожалению, идеи, изложенные в этой литературе, не могут дойти до широкого круга читателей. Очень часто наши книги написаны специфическим научным языком, который понятен лишь кругу профильных специалистов.

Конечно, эта фундаментальность важна, поскольку определяет профессиональную репутацию ученого. Но суть этих книг должна быть максимально популярно отражена в различных форматах: в печатной брошюре, колонке в «Реальном времени» или «Яндекс.Дзене», других интернет-изданиях, видеоролике в нашем YouTube-канале. Все это должно дойти до читателя, чтобы он был в курсе последних достижений исторической науки.

История в нынешних условиях все чаще рассматривается в идеологическом ракурсе. Народам нашей страны есть чем гордиться, когда мы бросаем взгляд назад. Но нам есть из чего извлекать уроки. Сегодня историки анализируют и трагедии, и триумфы. Исходя из этих обстоятельств начинает формироваться мировоззренческая позиция современного человека.

Одно из самых приоритетных направлений, которое нам надо развивать, это работа в сфере популяризации исторического наследия. Мы издаем много монографий, статей — институт очень продуктивный. Но, к сожалению, идеи, изложенные в этой литературе, не могут дойти до широкого круга читателей

Отвечая на критику оппонентов

— Какие направления или темы вы бы хотели усилить?

— Все без исключения направления важны. У нас в институте 11 структурных подразделений. Каждое из них — одно большое направление, которое отражает классическую периодизацию.

— Вы имеете в виду самый известный — отдел по Золотой Орде, который курирует Ильнур Миргалеев?

— Да, он на слуху. Могу сказать, что этот Центр изучения Золотой Орды и татарских ханств — замечательный коллектив исследователей. Не побоюсь этого слова, он имеет международное признание. Это единственный в мире центр изучения истории Золотой Орды на высокопрофессиональном уровне. Он координирует работу крупнейших ученых мира, которые занимаются этой проблематикой. Журнал «Золотоордынское обозрение», который издается нашим институтом, является основополагающим средством научной информации, вокруг которого группируются значительные интеллектуальные силы.

Но в то же время не менее важен современный этап истории. Мы живем в эпоху грандиозных событий. Мы видим, как вершится история. Республика Татарстан выделяется уникальным своеобразием, уникальным местом среди регионов России с точки зрения социально-экономического и культурного развития. Мы видим, как Казань меняется на глазах: обычный человек замечает, как было пять лет назад и как сегодня. Историки должны сейчас осмыслять причины этого феномена.

Непросто было в перестроечные годы добиться единства общества, мира и согласия, которые сегодня являются визитной карточкой республики. Ученые должны сейчас осмыслить, как в 1990-х — начале 2000-х годов сформировалась знаменитая модель Татарстана. Сегодня мы видим развитие этой модели в реалиях технологической, цифровой эпохи. Татарстан — это инновационная республика. В любой ее сфере жизни происходят удивительные свершения и попытки заглянуть в будущее — от сельского хозяйства до социальной сферы. Все это нуждается в историческом анализе.

100-летие ТАССР — с исторической точки зрения небольшой отрезок времени. Но за этот век произошли гигантские события в жизни татар, которые по своему значению не менее важны, чем образование Золотой Орды. В 1920 году татары возродили свою государственность, создали республику как союз разных народов, сформировали развитую индустрию и сельское хозяйство. У татар возникла талантливая профессиональная интеллигенция. У нас появляется мощная плеяда мастеров художественного слова, развитая композиторская школа, блестящее театральное искусство. Имена С. Хакима, Х. Туфана, С. Сайдашева, Б. Урманче, М. Салимджанова и Т. Миннулина засверкали именно в советскую эпоху. И это лишь малая толика славных имен.

— Хотелось бы вернуться к теме института. Ваши оппоненты упрекают вас в том, что здесь теперь практически не изучается этнография.

— Если кто-то чего-то не знает, это не значит, что этого нет. У нас развивается и этнографическое направление, и этносоциологическое. Я просто не понимаю претензии оппонентов. В чем выражается «нет этнографический исследований»? Это просто ничем не подтвержденные слова. У нас за последние годы вышли несколько монографий, посвященных татарскому костюму, татарским ювелирным украшениям. У нас выходят общеэтнографические труды. Работа ведется, проводятся экспедиции. Мы работаем по отдельным группам татар. Несколько монографий наши этнологи издали по татарам Казахстана, по татарам Западной Сибири, по татарам Приуралья. У нас были экспедиции на Алтай. Кстати, комплексные экспедиции у нас проходят каждый год, в том числе и этнографические. Эта работа идет, есть публикации. Я не соглашусь с точкой зрения, что у нас якобы исчезло этнографическое направление. Есть хорошие специалисты, школа.

Центр изучения Золотой Орды и татарских ханств — замечательный коллектив исследователей. Не побоюсь этого слова, он имеет международное признание. Это единственный в мире центр изучения истории Золотой Орды на высокопрофессиональном уровне. Он координирует работу крупнейших ученых мира, которые занимаются этой проблематикой

— Назову еще одну претензию: у вас не готовят аспирантов и нет диссовета.

— Мы совместно с Академией наук Республики Татарстан создаем объединенный диссертационный совет по защите докторских и кандидатских диссертаций. Что касается аспирантуры: в течение последних 5 лет у нас сменился статус института, когда реформировалась АН РТ, и дважды мы меняли место своего базирования. Каждый раз, когда меняются условия, мы вынуждены вносить соответствующие изменения в основополагающие документы по аспирантуре.

Мы оказались в этом прекрасном здании (на Батурина, 7, — прим. ред.), где все хорошо, но оно не отвечает всем требованиям к зданиям, в которых может проводиться учебный процесс. Мы просто не проходим по критериям для такого рода заведений. Чтоб им соответствовать, мы должны вложить огромные деньги в реконструкцию этого исторического здания, которое находится в охранной зоне памятника ЮНЕСКО — Казанского кремля.

Мы создаем объединенный совет с академией наук, у которой есть аспирантура, с которой мы хорошо сотрудничаем.

— Несмотря на упреки со стороны Рафаэля Сибгатовича к Академии наук и членов академии — к Институту истории?

— Претензии могут иметь и объективные основания. Но работать же надо. На претензиях далеко не уедешь. Главная задача для нашего института, для институтов Академии наук — сесть и совместно начать работать. Как можно ставить перед одним Институтом истории весь комплекс серьезнейших проблем, которые стоят сегодня перед наукой и перед татарским народом? Этот комплекс проблем должен стоять перед всеми специалистами гуманитарного профиля. Здесь должны быть задействованы и литературоведы, и театроведы, и археологи, и энциклопедисты — все должны работать рука об руку. За последние три года, несмотря отсутствие аспирантуры, у нас состоялись три защиты докторских диссертаций.

— Кроме того, звучит претензия, что институт зациклен на татарах.

— Это надуманная претензия. Может быть, люди находятся в заблуждении. Мы, например, занимаемся изучением уездных городов Казанской губернии, в которых большинство оставляло русское население. Мы уже выпустили книгу по истории города Тетюши: там подробно рассматривается и русская культура, завершаем академическую монографию о городе Мензелинск — это был замечательный торговый центр региона, в котором существовали крупные учебные заведения, выпускниками которых были замечательные представители русской российской интеллигенции. Отдельные очерки посвящаем историческим районам Казани, например Адмиралтейской слободе, 2 года назад мы провели соответствующую конференцию. В нашем коллективе активно работают русские исследователи, которые занимаются изучением развития науки и образования в Казани, русским дворянством и другими вопросами. В ближайшем будущем мы начинаем комплекс исследований, посвященных финно-угорским народам.

— Мы все наблюдали, как ваш институт пытались присоединить к Академии наук. Происходили ли подобные попытки раньше?

— С того времени, как мы отсоединились от Академии наук (с 2014 года, — прим. ред.) таких попыток не было. Это первая попытка. Коллектив был просто поражен тем, что это происходило тайно, без обсуждений, без объяснений причин, мотивов и целей. Какой эффект ждали? Что хотели этим добиться?

Если кто-то считает, что институт неэффективен и плохо работает, расскажите об этом, покажите это на цифрах и фактах, сравните нас с тем учреждением, с которым хотите соединить. Сотрудники поймут внятные доводы. Но если будет вторая такая встряска, это не лучшим образом скажется на исследовательской работе института.

— Вы уже морально готовы к тому, что в будущем такие попытки могут быть предприняты?

— Ничего исключать, с учетом той ситуации, которая была, нельзя. Никто не мог предположить, что таким путем попытаются преобразовать институт — тайно, лишив нас бренда. Но я лично считаю, раз руководство республики приняло решение сохранить нас, то решение останется неизменным.

Как можно ставить перед одним Институтом истории весь комплекс серьезнейших проблем, которые стоят сегодня перед наукой и перед татарским народом? Этот комплекс проблем должен стоять перед всеми специалистами гуманитарного профиля

— У института скоро юбилей?

— В 1996 году вышел указ президента Татарстана о создании нашего института. В 2021 году будет 25 лет.

— Есть ли планы, как будет отмечаться это событие?

— Наметки есть. Но мы будем исходить из нашего делового настроя, от общей атмосферы, которая будет вокруг института. Пока еще мероприятия не обсуждались.

Идеологический фронт: вызовы из Москвы и Башкирии

— Вы и Рафаэль Хакимов говорили, что институт фактически выполняет заказы аппарата президента Татарстана. Это касается идеологической работы?

— Мы работаем со всеми органами власти и управления. Мы выступаем как экспертная организация, работаем по запросам, по государственным программам. Идеология уже заключается в самой нашей научно-исследовательской деятельности. Потому что труды по истории татар, истории Татарстана способствуют укреплению и развитию республики, единству татарского народа — это уже политическая работа. А так указаний нам никто не дает и никакого давления мы не чувствуем.

— Это касается и прошлогоднего кейса с празднованием Стояния на реке Угре, когда ваши историки дали научный отпор калужскому губернатору Артамонову, инициировавшему подобный законопроект?

— Мы исходим не из поставленных перед нами идеологических задач, а из соответствия того или иного события объективной исторической реальности. То есть предложение калужского губернатора просто противоречило источникам, позиции наиболее известных и крупных специалистов по средневековью.

История эта началась не в прошлом году, а в 2017-м. И мы уже тогда писали, что нельзя преувеличивать значение этого события, оно будет носить явно раздражающий и провокационный характер. Это было наше заключение для комитета Госсовета Татарстана.

— Сейчас пошли претензии к Татарстану со стороны Кашина, Холмогорова, Жириновского и других, которые порой нивелируют татарскую историю, культуру, значение татарского наследия. Почему вы не реагируете на подобные наезды на республику и татар?

— Это же не задача историка — реагировать на каждое выступление политика. Наша реакция заключается в наших трудах, статьях…

— Которые мало кто читает, кроме узкопрофильных специалистов.

— Как заставить блогера или публициста читать профессиональную литературу? Они настолько обленились, чтоб открыть наш сайт и посмотреть? Это мы, ученые, должны делать? Предположим, если журналист Кашин выступил с каким-то провокационным заявлением, то вы, журналисты, ответьте ему публицистической статьей, а мы поможем, проконсультируйтесь с нами. Но мы не можем выполнять функции журналиста, публициста, философа.

Я иногда читаю комментарии по поводу нашего института: там порой хотят, чтоб у нас работали многопрофильные спецы, у которых должен быть талант публициста, писателя, общественного деятеля. Это должны быть просто великие люди, со сверхспособностями. Ведь никто же не ждет от представителей СМИ написания фундаментальной монографии, например, о городах Золотой орды. Каждый должен заниматься своим делом.

— Сейчас практически в каждом учреждении есть отдельные специалисты, работающие с прессой, с обществом.

— И у нас есть такие люди. Мы сотрудничаем с основными средствами массовой информации Татарстана. Мы в Сети такую работу ведем, мы реагируем на все значительные события. Но неужели только наш институт должен со всей серьезностью отвечать на какие-то абсолютно бессмысленные и провокационные утверждения? На эти провокационные вещи должна быть соответствующая реакция общественности. Но так или иначе, наши сотрудники высказывают свое мнение на своих страницах в «Фейсбуке» и других социальных сетях. У Института истории есть несколько пабликов в соцсетях, и мы стараемся, когда это возможно, формулировать свое отношение к тем или иным событиям.

— У вас лично есть своя страничка?

— У меня нет. Наверное, стоит завести. Но мы работаем на наши институтские страницы. У нас есть несколько групп в «Фейсбуке», «ВКонтакте», канал в «Яндекс.Дзен», в YouTube выкладываем ролики.

Неужели только наш институт должен со всей серьезностью отвечать на какие-то абсолютно бессмысленные и провокационные утверждения? На эти провокационные вещи должна быть соответствующая реакция общественности

— Претензии к татарам, к Татарстану, казанским ученым звучат и со стороны уфимских историков. Мы уже видели дискуссии относительно северо-западного диалекта башкирского языка или жителей приграничных территорий между республиками. Будете ли вы как-то отвечать?

— Мы, безусловно, работаем в этом направлении. Сейчас начали проводить углубленные исторические исследования по возникновению сельских населенных пунктов восточных, северо-восточных, юго-восточных районов Татарстана и прилегающих к республике районов. У нас большой объем архивных данных, которые опровергают высказывания некоторых уфимских публицистов. Мы готовим ряд научных конференций по этой тематике. И в этом году у нас должен выйти второй том «Истории татар Западного Приуралья».

— Что опять вызовет раздражение у ваших башкирских коллег.

— Если есть раздражение, давайте встретимся на семинаре, на круглом столе. Не будем это раздражение выплескивать в форме оскорблений, обид в СМИ. Давайте обсудим в рамках научной полемики.

— Это можно считать вашим приглашением, например, Салавату Хамидуллину, Юлдашу Юсупову, Искандеру Саитбатталову?

— Это приглашение к самой широкой научной общественности. Со всех сторон есть крайне радикальные точки зрения и их важно избегать.

В обсуждении острых вопросов должны участвовать специалисты самого широкого профиля — историки, филологи, искусствоведы, этнографы. По сути, речь идет о каком-то совместном татаро-башкирском симпозиуме. Но это мероприятие тоже нужно предварительно готовить, обсудив детали. Пора прекратить метать друг в друга копья, потому что, кроме ругани, это ни к чему больше не приводит. А нам, ученым, нужна истина.

Вот, предположим, выйдет наш второй том о татарах Приуралья и будем ждать нормальной критической рецензии от специалистов Республики Башкортостан, если они с чем-то будут несогласны, либо одобрения, если наша точка зрения совпадает с их. У нас, в том числе в Татарстане, разучились разговаривать языком нормальной научной полемики. Все больше переходят на площадную брань. То же самое происходит с нашими соседями из братской республики. Эту ситуацию надо в корне менять.

— В свое время со стороны Чувашии были претензии на наследие Волжской Булгарии. Вы как-то отвечали на их поползновения?

— Мы с чувашскими специалистами находимся в тесном контакте. У нас прошло несколько мероприятий в Чебоксарах и в Казани. Опять-таки, мы же научное сообщество, а не противоборствующие лагеря. Каждый ученый имеет право на собственную точку зрения. Да, среди чувашских ученых есть и такие специалисты, среди татарстанских ученых есть категорические противники их точки зрения, и наоборот. Но это нам не мешает признавать общим наследие Волжской Булгарии.

И чуваши, и мы признаем Булгарию как часть нашего прошлого и частью нашей культуры. Чуваши — нам братский народ, мы веками тут вместе живем.

Татары в преддверии переписи

— Готовится ли институт к переписи населения?

— У нас есть целая программа по подготовке к переписи населения. Она включает подготовку монографий, посвященных демографическим процессам в отдельных регионах, в том числе и в Башкортостане. В этой программе есть элементы популяризации татарской истории за пределами Татарстана — в Астрахани, Саратове, Самаре, Касимове, Сибири. У нас будут и монографии, статьи. Работа идет.

Татары всегда объединены общей историей, общим происхождением. Они наследники многовековой государственности и единой культуры

— А идет ли в этом направлении идеологическая работа? Ведь сейчас одни деятели пытаются татар как-то раздробить. Другие в состав татар включают многие тюркские народы.

— Я уже говорил, что одна из наших задач — обеспечить единство татарской нации. Наш тезис: «Единство — в многообразии».

— А что вы подразумеваете под татарской нацией?

— Татары всегда объединены общей историей, общим происхождением. Они наследники многовековой государственности и единой культуры. Поэтому астраханские татары — для нас татары, потому что и они, и мы — наследники средневековых татарских государств, существовавших на территории Евразии.

— Ногайцы — тоже наследники той же страны. Но они считают себя именно ногайцами, а не татарами.

— Это воля каждого человека идентифицировать себя тем, кем считает. Если хочет считать себя ногайцем, то никто его насильно не призывает признать себя татарином. Но наша точка зрения: мы все принадлежим к одной культуре, культуре Марджани, Тукая, мы исторически связаны с Золотой Ордой.

Мы все — потомки одного татарского мира, который существовал на территории бывшего Джучиева улуса, который определил развитие евразийского континента со средних веков.

Для нас крымские татары — тоже часть нашей общей истории. Если основатели Крымского ханства были близкими родственниками казанских ханов, как мы можем говорить, что мы далеки друг от друга? Мы близки друг к другу. Поэтому у нас и работает успешно Крымский научный центр.

Исмаил-бей Гаспринский — это лидер всех поволжских народов, в том числе и татар. У него учились и Хади Максуди, и Фатых Карими, и многие другие новаторы, реформаторы. Они прекрасно понимали друг друга, жили как один народ. Это одна культура — она нас объединяет. Языки могут быть разными. Но наше происхождение все равно общее. И с русским народом у нас общее происхождение, общая родина, так как татары признают себя частью великой российской цивилизации. В Башкортостане — та же ситуация: если человек признает себя татарином, то он татарин. А мы же просто объясняем на фактах историю данной территории.

— Рафаэль Хакимов критиковал такое направление, как этногеномика. Хотелось бы узнать ваше отношение к ней.

— Невозможно по ДНК определить национальность или экстраполировать результаты генетических исследований на этнические процессы. Это бесполезно. Генетика — это вспомогательная дисциплина, которая может помочь при изучении исторических миграций, истории рода, возникновения населенных пунктов, династий. В какой-то мере вкупе с палеогенетикой она может дать ответы на ряд вопросов этногенеза народа. Но это не значит, что мы должны их абсолютизировать без привлечения письменных источников, монографий, трудов. Есть у нас в Татарстане и специалисты, которые полностью отрицают значение генетики, считая ее лженаукой.

— Насколько силен финно-угорский компонент в происхождении татар?

— Не более 20%. Это тоже большая цифра, но не определяющая. У татар больше родства с европейскими, славянскими народами. У русских, я думаю, пропорция будет такая же. На мой взгляд, попытки связать генетику с определенными этносами — это просто досужие разговоры. Результаты этих исследований должные представлять профессионалы.

Я не думаю, что должна быть большая роль государства в финансировании каких-то масштабных программ в этой сфере. Татары как деятельный, энергичный народ, сами могут все организовать. Надо просто создать условия для развития

— Как сохранить идентичность народов России, в том числе и татар, в этом глобальном мире?

— История нам дает много рецептов. С момента вхождения татар в состав Российского государства были разные этапы. Когда татары не имели своей государственности, когда были страницы трагедий и триумфа, татары выработали модель собственного выживания. На определенных этапах это был ислам, который сохранил этничность, самосознание и язык. В новое время национальные идеи, собственная культура стали серьезным оплотом сознания татар. В нынешних условиях есть множество факторов, ресурсов, на которые народ может опереться. Я не думаю, что должна быть большая роль государства в финансировании каких-то масштабных программ в этой сфере. Татары как деятельный, энергичный народ, сами могут все организовать. Надо просто создать условия для развития. Укрепление самосознания происходит в семье, в определенной среде. А для этого необходимо популяризировать нашу великую историю. Тысячи имен героев войны и труда, созидателей — яркие примеры, которые будут сохранять национальное достоинство татарина, будут маяками для молодежи. Это поможет сохранить язык и обеспечит народу будущее.

Тимур Рахматуллин, фото Рината Назметдинова
Справка

Радик Римович Салихов — историк, и.о. директора по научной работе Института истории им. Ш. Марджани.

  • Родился в 1965 году.
  • Доктор исторических наук, заведующий отделом новой и новейшей истории Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, лауреат Государственной премии в области науки и техники Республики Татарстан за 2008 год, академик АН РТ (2016).
  • Салихов внес значительный вклад в изучение памятников духовной и материальной культуры татарского народа, социальной структуры татарского общества второй половины XIX — начала XX века, влияния джадидистских преобразований на мусульманскую общину, проблем формирования национального торгово-промышленного класса, экономической истории региона, а также исторической и современной территориальной геральдики, региональной истории Татарстана.
  • Под его научным руководством и при консультировании было защищено восемь диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Он является автором восьми монографий, более 80 научных статей.
  • С 2002 по 2006 годы выполнял обязанности ответственного секретаря, а с 2006 года — заместителя председателя Геральдического совета при президенте РТ.
  • С 2011 по 2020 годы — заместитель директора по научной работе Института истории им. Ш. Марджани АН РТ.
  • С июня 2020 года — и.о. директора Института истории им. Ш. Марджани.
  • Колумнист «Реального времени».

ОбществоИсторияВласть БашкортостанТатарстан Хакимов Рафаэль Сибгатович

Новости партнеров

комментарии 84

комментарии

  • Анонимно 17 июн
    Очень здравые рассуждения. И нравится конструктивный подход даже к своим оппонентам.
    Ответить
    Damir Nabi 28 июл
    "здравые" ? он явно дилетант, и вот почему:
    "У татар больше родства с европейскими, славянскими народами"
    R1a у европейцев-славян и Татар и других азиатов совершенно разные - не соответствуют ! пусть изучит вопрос...
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Рафаэль ага должен быть как минимум почетным директором.
    зачем нужно было так тревожить нашего уважаемого аксакала.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Отпустите вы его с миром, пусть отдыхает и свои книги пишет, статьи в РВ публикует. Свет клином на нем сошелся разве?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Тем более он остаётся на работе в институте.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Интересное интервью,хорошо разбирается в области своей деятельности,хорошее кадровое решение.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Я не понимаю рассуждение и.о директора Салихова Р.Р.,что Институт истории им.Ш.Марджани Министерства образования и науки РТ создает совместно с АН РТ диссертационный совет.К этому Совету институт никакого отношения не имеет.Этим занимается Д.Загидуллина,которого, кстати,Хакимов Р.С. постоянно ругает.Сам Институт не хочет состав АН РТ и критикует Академию наук,а сами хотят создать совместный Совет . Зачем тогда был этот позор и сыр бор. Возвращайтесь в АН РТ и какие проблемы?
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    На самом деле надо вернуться, при АН РТ есть и аспирантура, и никакого здания искать не надо. Плюс к тому, Салихов и Хакимов оба являются академиками АН РТ, вообще удивительно, сами члены Академии наук Татарстана и сами ее не признают, тогда им надо отказаться от членства АНТ.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    А кто будет отказываться от ежемесячной стипендии за академика в сумме 50 тыс. руб. просто так, это же хорошая прибавка к зарплате.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Эрудированный историк, широкий кругозор, грамотная речь. Успехов, Радик Римович!
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Жаль,что ему будет тяжело работать,лавируя между Р.С.Хакимовым и недругами и критиками,которые появились в результате негативной деятельности Хакимова после 2012-2014 г г. Как ученый он хороший специалист в своем направлении,но плохой руководитель(обидчивый,мстительный и зависим от Хакимова и других). То ,что в Институте присутствует Хакимов - это тормоз исторической науки. Это понимают и в коллективе Института,да думаю и сам Салихов. Держись Радик Римович !
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Интересно.
    Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Все спокойно , рассудительно, профессионально изложил. Знает что делает и что надо делать и как делать.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Интервью интересное. Но фотографии просто ужасные!
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Нормальные фотографии.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    фото действительно можно было сделать лучше. красивый приятный мужик.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Итак, все в рабочем состоянии - а работы невероятно много, чего и всем желаем.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    И снова о башкирах
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    куда ж без них, родимых.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Очень острые вопросы. И, кажется, спросил все что можно и нельзя. Но Салихов, молодец, справился.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Насколько знаю Радика Римовича, он не очень охотно общается с журналистами, осторожный в заявлениях и каждое слово "фильтрует". В отличие от того же Хакимова. Но здесь его смогли раскрутить на интересные мысли. Хорошая работа профессионалов.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    РВ, вы молодцы, что первыми взяли интервью у него и опубликовали!
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    В каждом ответе Р.Салихова чувствуется уверенность в своих силах и возможностях своих коллег. Несмотря на все нападки на этот институт и на него лично держится очень достойно, не скатывается на обвинения, не ищет виноватых. Человек ведет себя достойно. Совсем не удивительно, что ученые института так поддерживает свое руководство. Значит в коллективе вся работы строится на взаимоуважении и взаимоподдержке. Редкость надо сказать в современной научной среде.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Кончайте уж нести чушь и строить все на стереотипах. В научной среде взаимоуважение и поддержка вовсе не редкость. Возьмите любой вуз или академический институт где работают креативные и серьезные дректора, то там всегда творческая обстановка. Все зависит и от увадения директора к товарищам и его лоббистким возможностям. если он добывает гранты, внедряет институт в республиканские или федеральные прогламмы, помогает в социальном плане своим сотрудникам то тогда претензий у коллег к директору нет.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    примеры?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Императорский Казанский университет до его захвата марксистами-террористами и превращения в КГУ имени главного международного марксиста-террориста.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    ой, опять этот марксист-террорист прибежал. ну давай, жги!
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    А Вы всё хотите "сотворить" историю России без международных марксистов-террористов, которые властвовали в стране почти 90 лет?

    Ну давайте, продолжайте создавать лже-историю, как это делали марксистские "историки"-пропагандисты.

    Правда возникает вопрос: "Зачем Вам лже-историю? Для каких целей?"
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Неужели и Бен Ладен был татарином?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Бен Ладен был международным террористом, как и Ленин.

    Но марксист-террорист был гораздо "круче" - Ленин не только смог захватить самую большую на планете Земля страну, но и убил по "классовым" признакам многие миллионы ни в чем не повинных людей.

    Кстати, в планах международного марксиста-террориста Ленина было захватить весь Земной шар и установить на планете Земля диктатуру "пролетариата", т.е. диктатуру марксистской партии Ленина.

    Неспроста в качестве герба, созданного Лениным "классового" диктаторского СССР был серп и молот на фоне Земного Шара.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Да Бен Ладен - какой-то фейковый человек. Американцы этого террориста "родили", они же и убили. Как и Багдади. А Ленин - реальный человек, можете сходить в мавзолей на Красную площадь и посмотреть. Это был лидер, перевернувший мир.
    Ответить
    Анонимно 02 июл
    Нет, он был башкиром- двоюродным братом урал- батора.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Унышлар Радик Абый!
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Башкиры не согласятся на его приглашение. Они будут верить своим сказкам, а не научным фактам.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    башкиры верят своим сказкам, татары - своим.
    Кто кого переверит.
    Ждем, когда великий татарский сказочник объявит Чингиз-хана татарином, а ариев - татарами.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Пока до этого додумались только башкирские сказочники.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Вся разница в том, что башкиры называют мифы сказками, а татары - "научными фактами"
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Башкирские сказки ничем не отличаются от татарских сказок.
    И от русских сказок.
    Если они народные, а не псевдо-научные.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Мы уже почитали здесь Хакимова, который рассказывает, как татары стали викингами, научили японцев верховой езде, металлургии и подарили им самурайские мечи. По субботам этот сериал идет. Уже не знаю, куда дальше его фантазия заведет.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Русская народная сказка о ковре-самолёте стала былью.
    Даже аэропланы у русских называются "само-лётами".

    Да и "всевидящий хрустальный шар" из русских народных сказок воплотился в виде всевидящего интернета.

    Так что народные сказки несут в себе не только творческие фантазии народа, но и имеют под собой прочный физико-химический фундамент.

    "Молодильные яблоки" из русских народных сказок помните?
    А знаете, что бизнес на "омоложении" женщин гораздо выгоднее, чем торговля нефтью?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Приглашать таких как Хамидуллин и ко бессмысленное занятие. О чем можно разговаривать с теми чья доказательная база строится по большей части на народном фольклоре (шэжере)? С таким же с успехом вы могли бы пригласить Толкиена.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Обратите внимание, это журналист тут его зазывает. А историк просто поддакивает.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Думаю конечно казанская сторона не будет приглашать упомянутых этномиссионеров, они же ученые, поэтому пригласят ученых. А этих хамидуллинных-юсуповых-саитбатталовых пусть журналисты или общественники приглашают
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Да пускай приезжают, не жалко. Попробуют наш чак-чак, попьют чайку и сами задумаются, не стать ли им татарами.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Время покажет
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Впереди нас ждут интересные времена! Сколько интересного, нового мы узнаем о себе с помощью этого института! Аллага шокэр, что институт создали, что он в таком прекрасном состоянии , что его не объединили!
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Если объединили бы тогда что? Просто Хакимов ушел бы на всегда, а все остальные научные сотрудники как работали так и продолжили бы работать, а так только много шума было, результат-то прежний, так как по утверждению нового и.о.директора :«Рафаэль Сибгатович будет по-прежнему генерировать идеи».
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Интересное интервью! Хотелось бы поподробнее узнать и о других направлениях работы Института, помимо изучения истории татар в эпоху Средневековья и этногенеза татар. Оказывается, таковые тоже есть.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Особенно интересует история чувашей, марийцев, удмуртов. Про них нет ничего. А то получаетя татар изучают, и как они утверждают изучают русских, хотя на сайте интитут нет ни одной книжки в свободном доступе про русских.
    Про башкир у них одни мифы про мифическое "башкирское сословие", которого судя по всему не было.
    Когда они начнут писать про "татарское сословие"?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    15:35 Не пиши глупости. История чувашей, марийцев, удмуртов, естественно русских есть почти во всех изданиях ИИ. Посмотри хотя бы 7-томную "Историю татар с древнейших времен" - там представлена история всех народов, проживающих ныне на терр. Среднего Поволжья и Приуралья.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Нету там про них. И про татарское сословвие не написали.
    Ответить
  • Анонимно 17 июн
    Татары европейцы и славяне- он все правильно сказал! А мы башкиры Азиаты! Жду не дождусь, когда сядут обе стороны за стол. Но, увы. Татарские псевдоисторики никогда не сядут. Так как понимают что им сказать будет нечего против башкирских историков. Вся правда на стороне башкир. Но, мы башкиры все равно не бросим наших младших татарских братишек в беде.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Не те ли это башкирские историки которых заждались на Comic-Conе?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    Мне кажется, это от имени башкир написал какой-то провокатор.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    И даже можно предположить кто из казанцев.
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    кто?
    Ответить
  • Кадерле Имаметдин 17 июн
    А как с продолжением выпуска второй и третьей книг "Истории приуральских татар", или нам, татарам не разрешают наши великие братья-башкиры?
    Ответить
    Анонимно 17 июн
    А при чём здесь башкиры?
    РФ свободная демократическая страна - пишите, что хотите - хоть фэнтези, хоть научные труды.

    Ответить
    Анонимно 17 июн
    кадерле, у тебя какие-то комплексы в отношении башкир?
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    Наоборот, у башкир какие то комплексы в отношении К.Имамутдинова.
    Ответить
    Анонимно 21 июн
    Башкиры даже не знают какого-то Имаметдинова, чтоб еще говорить о комплексах.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Да там и в первом томе не было ничего научного, так, фолкхистори. Особенно позабавило как татаристы из остяков сылвенско-иренского поречья сделали башкир. Эти остяки, которые являлись манси, между прочем предки сылвенско-иренских татар. Сылвенско-иренские татары это основная часть пермских татар.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Эти вопросы очень проблематичны,хормэтле Кэдерле абый ! Кто этим будет заниматься.Сотрудники Института боятся работать и в Восточном Татарстане и Западном Башкортостане.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Ничего они не боятся. Они же пишут, что на севро-западе Башкирии нет башкир, что там все деревни таатарские. Я сам из северо-запада и в моем районе нет ни одной деревни основанной татарами.
    Так что они бессовесные сказочники.
    А недавно они деревню Кичучатово сделали татарской, хотя она по всем докам была башкирской. И это лишь на основе того, что её основали предки Р. Фахретдина, которып были из деревни Ширданы, типа башкиры не могли жить в Ширданах.
    Если башкиры не могли жить в Ширданах, то что там делали потомки башкирского тархана Шагали Шакмана? У его потомков в Ширданах были поместья. То есть получается башкирские тарханы были в сословии служилых татар и имели поместья рядом с Казанью, причем многие их получили ещё с ханских времен, поступая на службу к казанским ханам.
    Поэтому Фахретдин вполне мог быть потомком башкир получивших там поместья.
    Ответить
  • Анонимно 18 июн
    Непонятное возбуждение по взаимоотношению татар и башкир в комментариях. Сказано же в интервью, что не нужны крайние точки зрения, что наши историки будут продолжать изучать историю татар Башкортостана, писать объективно. Настоящие учёные примут эту объективность, а публицисты в этом вопросе не нужны.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Так первый том не был объективным там башкирофобские статьи Хакимова, Исхакова, Аксанова, которые переврали данные источников совершая невообразимые кульбиты, лишь для того, чтобы развить идею другого башкирофоба Ахметзянова, о том что якобы башкиры не жили в Башкирии до 17 века, а жили в Сибири и были уграми, а потом оттуда пришли на Урал и сделали бедных "татар" башкирами.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Так неудивительно, эти трое имеют к науке самое отдаленное отношение...
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Прямо как башкирские фантасты во главе с Хамидуллиным.
    Ответить
    Анонимно 18 июн
    Так они же действительно были уграми. Если вас раздражают исторические факты то не нужно злится на Книги и ах авторов которых вы обвиняете в необъективности!
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    Башкиры были тюркоязычными, выходцами из огузо-печенежской среды, потом пришли на Урал в 9 веке, где частью вытеснили мадьяр, частью ассимилировали их.
    По-моему Масуди писал, что у Аральского моря произошла война между двумя коалиция тюркских народов. С одной стороны были печенеги, башкиры, бурджаны, с другой, кимаки, огузы. Башкиры, печенеги, бурджаны были вытеснены из Средней Азии, и часть их осела на Урале, часть ушла в Европу.
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    Так что исторический факт, что тюркоязычные башкиры жили в Средней Азии и сновой волной кочевников оказались на Урале и в Европе
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    Хамидуллин пишет, как раз научные труды, основанные на исторических источниках, и являются продолжением и дополнением классических работ Кузеева. Кузеев создал непротиворечивую и научную историю этногенеза башкир и других народов Волго-Уральской этнографической области.
    А названные выше четыре персонажа хикимовы, исхаковы, аксановы, ахметзяновы занимаются антибашкирской работой.

    Знаю вы ополчиличь на башкирских историков из-за того, что они придерживаются мнения Исхакова, о том что предки казанских ттатар назывались чувашами. Что поделаешь это исторический факт. Исхаков пишет, что чувашами называлось тюркоязычное ясачноп население Казанского ханства, и что они были потомками булгар.
    Как известно и современные чуваши потомки булгар. Получается булгары по какой-то причине стали называть себя чувашами. То есть это был общий этноним, как для предков казанских татар, так и современных чувашей. Но потом этот чувашский народ разделился на две части, одна из которых привела к возникновению казанских татар, а другая часть сохранила этноним и язык и до сих пор существует как народ чувашей.
    И вот теперь главная цель исторической науки выяснить когда произошло это разделение, почему булгары стали называть себя чувашами.
    И судя по всему сами казанские татары отказались от этнонима "чуваш" совсем недавно - в 18 веке: в опубликованной недавно персоязычном хикаяте, написанном самим представителем предков казанских татар, они названы казанскими чувашами. Этот хикаят как раз написан в 18 веке.
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    А что, разве они неправы, называя башкир ханты- мансийцами???
    Ответить
    Анонимно 19 июн
    Ты на карте посмотри где находится Ханты-Мансийская область и Башкирия. Потомки хантов и манси это пермские и сибирские татары.
    Ответить
    Анонимно 21 июн
    Генетики не нашли родства между народами хантов, манси и башкирами. Зато ханты и манси оказались родственниками сибирских "татар".
    Ответить
    Анонимно 25 июн
    Надо генетику сылвенско-иренских татар изучить. Было бы интересно посмотрееть к кому они близки, к хантам или манси
    Ответить
    Анонимно 29 июн
    "Как известно и современные чуваши потомки булгар. Получается булгары по какой-то причине стали называть себя чувашами..." и т.п. - бред, фантазии умалишенного человека. Чуваши НЕ булгары, то что в интернете проскакивает информация о том, что чуваши булгары - это фальсификация, НЕ правда и это подтверждают ученые, историки, исторические факты и документы. Чуваши - прежнее племя "веда" и у них язык вообще не булгарский и никогда на нем не разговаривали. Булгарский ("татарский") язык схож с балкарским, карачаевским (народы Кавказа, потомки сына Кубрат хана - Бат-Баяна). Чувашей к тюркской группе притянули за "уши". Никто из тюркоязычных народов не понимает чуваш. К монголоязычным татарам больше подходят чуваши, так как у чувашей монголоязычие проявляется больше, чем у других волжских народов. Кембриджский университет провел глубокое исследование в анализе тюркских языков в языках народов славян и финно-угорских языковых семей. Выводы ошеломили ученых: при подсчете тюркизмов в украинском языке насчитали 4000 тюркских слов-заимствований, а у чувашей оказалось всего около 700 тюркских слов-заимствований. Более того, в чувашском языке более 900 монгольских слов, фонетика монгольская, в морфологии – монгольские элементы. Здесь мы видим, что монгольских слов в чувашском языке намного больше чем тюркских слов. Очевидно, что чуваш ошибочно отнесли в тюркскую группу. Получается, что даже украинцы больше тюрки и ближе булгарам (т.н. ложным именем "татары"), чем чуваши. «Язык современных татар является естественным и прямым продолжением языка булгар» - Латыф Заляй (1894-1966), д.фил.н., профессор, ученый-тюрколог. Я. Кузьмина-Юманиди, П. Кулешова: «...после того как были обнаружены подлинно булгарские письменные памятники и выяснилось, что булгары говорили не на чувашском, а на обычном западно-тюркском языке, пришлось отказаться и от этой «болгарской» гипотезы, тем более что и новейшие археологические данные тоже не позволяют признать чувашей наследниками булгар. Иными словами, булгары и чуваши — это совершенно разные этносы, и их невозможно отождествлять ни по материальной культуре, ни по языку, ни по религиозному верованию, что и вынудило отказаться от этой гипотезы».
    Ответить
    Анонимно 30 июн
    Оп-оп-оп булгаристы подкатили)))
    Ответить
    Анонимно 30 июн
    Хочешь я приведу цитаты из работ современных лингвистов, где они пишут, что чувашский язык есть единственный потомок булгарского?))))
    И я тебе открою секрет, что монголизмы есть во всех тюркских языках, ровно как тюркизмы есть в монгольских языках. Просто тюрки и монголы издавна контактировали между собой, да ещё существует гипотеза о том, что они имеют одинаковые истоки. Это так называя алтайская гипотеза.
    Ответить
  • Анонимно 18 июн
    Спасибо за интервью! Хочется сказать, что далеко не все вообще-то зациклены на этнической истории, хотя она, безусловно, важна.
    Многим интереснее история 19-20 веков. Вот например, когда идешь по улицам "старой" Казань, там почти на каждом доме мемориальные таблички с очень известными фамилиями, аж удивляешься. И эти люди самых разных национальностей. Так интересно узнать подробнее, как они жили в Казани и работали. Хочется увидеть научные исторические работы и в этом направлении, так как краеведы не всегда вызывают доверие
    Ответить
  • Анонимно 18 июн
    В обсуждении острых вопросов должны участвовать специалисты самого широкого профиля
    -----
    Хотелось бы узнать мнения также С. Хамидуллина, Юлдаша Юсупова, Искандера Саитбатталова. Будут публикации с их участием?
    Ответить
    Анонимно 21 июн
    Тоже было бы интересно, что-то перестали их публиковать здесь. Уже год нет их публикации. А бредовые статьи татаристов считающих все народы татарами, а татар высшей расой продолжают публиковать
    Ответить
    Анонимно 21 июн
    Хамидуллин, ау! Тебя тут призывают!
    Ответить
  • Анонимно 21 июн
    Сегодня увидел на БО интервью с Салиховым. У вас полнее и вопросы интереснее. И сделали вы на 4 дня раньше.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии