Новости раздела

В крахе «Адониса» не виновны — бывшие топы компании избежали «субсидиарки»

Арбитражный суд РТ «оправдал» экс-директоров и владельца старейшего текстильного предприятия

В крахе «Адониса» не виновны — бывшие топы компании избежали «субсидиарки»
Фото: adensya.ru

Как стало известно «Реальному времени», конкурсный управляющий известного с советских времен татарстанского предприятия по выпуску мужской верхней одежды и костюмов ОАО «Адонис» и кредитор ПАО «Татфондбанк» в лице управляющего, Агентства по страхованию вкладов, попытались привлечь к субсидиарной ответственности двух его бывших директоров и бенефициара. Им вменяли в вину то, что они вовремя не подали на банкротство и подписали сомнительный с экономической точки зрения договор аренды. Впрочем, Арбитражный суд РТ счел вину каждого из трех «фигурантов» в крахе предприятия недоказанной.

Своевременно не подали на банкротство

Арбитражный суд РТ рассмотрел заявления конкурсного управляющего ОАО «Адонис» Виктора Машанова и его конкурсного кредитора ПАО «Татфондбанк» о привлечении к субсидиарной ответственности как контролирующих должника лиц Ильдуса Мингазетдинова, Олега Муслахова и Эдуарда Абайдуллина. Сумма требований, как ранее сообщало наше издание, составила 172,2 млн рублей.

Бывший предправления «Татфондбанка» и совладелец «Интехбанка» Мингазетдинов владел ОАО «Адонис» (через ООО «Артуг-Финанс»). Согласно «СПАРК-Интерфакс», в 2013—2014 годах он также был председателем его совета директоров. Муслахов руководил этим предприятием с 25 июля по 7 декабря 2016 года. Его предшественником на этой должности с 22 апреля 2014 года был Абайдулин, пока его полномочия досрочно не прекратил совет директоров.

И конкурсный управляющий, и кредитор подали в арбитраж самостоятельные заявления, где фигурировали трое упомянутых «фигурантов». Их иски объединили для совместного рассмотрения. В качестве основания и тот и другой заявители в первую очередь называли неисполнение обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом.

Как известно, руководитель обязан сделать это, если предприятие не способно исполнить свои обязательства перед кредиторами больше трех месяцев. Истцы полагали, что в случае с «Адонисом» такое заявление должно было быть составлено не позднее 31 января 2015 года, поскольку предыдущий год ОАО закончило с 10,5 млн рублей непокрытого убытка.

По состоянию на 31 декабря 2014 года у «Адониса» не было признаков неплатежеспособности. Фото: Дмитрий Резнов

Сохраняло платежеспособность

Впрочем, суд с этими выводами не согласился. Согласно отчетности, на конец 2014 года стоимость условно-ликвидных активов «Адониса», которые можно было бы направить на покрытие кредиторской задолженности, равнялась 87,3 млн рублей, убыток же исчислялся 12,9 млн (или 14,8% от стоимости активов). А это значит, что платежеспособность можно было восстановить за короткий срок. В том числе за счет оборотных активов, которые оценивались в 80,2 млн рублей.

Даже с учетом убытка капитал ОАО составлял 7,9 млн рублей. Эта сумма соответствовала размеру чистых активов. Как вывод: по состоянию на 31 декабря 2014 года у «Адониса» не было признаков неплатежеспособности. В первом квартале 2015 года размер активов предприятия оценивался уже в 114,4 млн рублей, тогда как убыток снизился до 7,1 млн. Даже с учетом суммирования с убытком прошлого года он был равен 17,6 млн рублей, а это лишь 14,5% от суммы активов акционерного общества.

Временные трудности, которые были устранимы

К концу 2015 года предприятие и вовсе стало безубыточным. У Абайдуллина не было обязанности подавать на его банкротство. По мнению суда, ОАО просто испытывало временные финансовые трудности, которые были устранимы. Кроме того, «Татфондбанк» выдавал ему кредиты. А, значит, видел в нем на тот момент надежного заемщика.

И ОАО, как свидетельствует бухгалтерский баланс, действительно располагало необходимыми для работы и преодоления временного упадка активами. Так, на 30 июня 2015 года они подросли уже до 117,7 млн, а к 30 сентября до 121,8 млн.

Машанов и АСВ считали, что с учетом того, что отчетность за первый — третий квартал 2015 года показала убыток, Муслахову надлежало инициировать процедуру несостоятельности. Однако арбитраж в противовес этому отметил, что по итогам 2015 года «Адонис» получил прибыль в размере 3,8 млн рублей. При этом его чистые активы оценивались в 17,08 млн. Оценить, есть ли основания объявлять себя неплатежеспособным. Муслахов мог только по результатам за 2016 год. Но когда на предприятии подбивали эти итоги, он уже не стоял у его руля. Одним словом, суд решил, что по этому основанию привлечение к ответственности Абайдуллина и Муслахова не доказано.

К концу 2015 года предприятие стало безубыточным. Фото: vk.com

Были бы необходимы долгосрочные финансовые вливания

Еще одной причиной для привлечения к субсидиарной ответственности был назван заключенный 27 ноября 2015 года между ОАО «Адонис» и ООО «Реал Групп» договор купли-продажи. Его предметом стали производственные площади швейной фабрики с земельными участками под ними.

Как ранее сообщало наше издание, недвижимость швейного предприятия в центре Казани была продана вновь созданной компании, контролируемой зятем Роберта Мусина. Тот же Машанов отмечал, что после этой сделки предприятие осталось в тех же помещениях. Он сделал вывод, что недвижимость просто перешла внутри корпорации из одних рук в другие. Для «Адониса» эта сделка фактически была безвозмездной. «Реал групп» через поручительство получил кредит. При этом сам продавец остался должен ТФБ эти заемные 60 млн рублей. И, больше того, лишился арендных платежей от сдачи помещений — их начал собирать «Реал Групп». За 2 года от сдачи имущества в аренду поступило 24 млн рублей, что составляет почти половину суммы сделки.

Тем не менее арбитраж также посчитал недоказанным, что эта сделка причинила убытки должнику и кредиторам, ведь 2015 год оказался для предприятия, как уже говорилось выше, не самым худшим. Да и Абайдуллин в суде пояснял, что если бы имущество осталось на балансе фабрики, были бы необходимы долгосрочные финансовые вливания для того, чтобы поддерживать производственные помещения в необходимом состоянии. Немалые средства понадобились бы и в случае их капитальной реконструкции. Продажа же имущества привела к уменьшению затрат на его содержание и возможность перейти на новые производственные площади.

Продажа имущества привела к уменьшению затрат на его содержание и возможность перейти на новые производственные площади. Фото: Ринат Назметдинов

Банкрот, да не тот

Только в августе «Реальное время» информировало о результате рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности троих лиц, контролировавших ООО «Швейная фабрика «Адонис». Согласно базе данных «СПАРК-Интерфакс», это общество было создано в 2014 году, заявленный вид деятельности — «производство верхней одежды для мужчин и мальчиков».

Абайдуллин также был директором ООО «Швейная фабрика «Адонис». Он возглавил предприятие в 2014 году, на фоне резкого падения его финансовых показателей. Судя по его заявлениям, при нем начался переезд фабрики из исторического здания в центре Казани на свободные производственные площади фабрики «Спартак». Продолжился этот процесс уже при Олеге Муслахове.

Не в пример ООО «Швейная фабрика «Адонис» ОАО «Адонис» было учреждено в 1993 году (вероятно, тогда предприятие было приватизировано). Сфера деятельности та же — производство верхней одежды. Владельцем ОАО на конец 2017 года значилось ООО «Артуг-Финанс», а ранее, с декабря 2009 года по апрель 2017 года им был Ильдус Мингазетдинов. Адрес у обоих предприятий совпадает: Казань, ул. Мусы Джалиля, 19. Судя по всему, владелец — тоже.

Вероятно, акционерное общество и есть наследник старейшего советского швейного предприятия, выделившего производство в середине 2000-х годов в отдельное юрлицо. А вот активы в виде недвижимости оно оставило на своем балансе. Поэтому и ранее упомянутую сделку с «Реал групп» заключало именно ОАО.

ООО «Швейная фабрика «Адонис» было создано в 2014 году, заявленный вид деятельности — «производство верхней одежды для мужчин и мальчиков». Фото: Ринат Назметдинов

Ответит наследник

Самый первый конкурсный управляющий ООО «Швейная фабрика «Адонис» Тимур Семенов еще в ноябре 2019 года заявлял претензии к управляющей обществом компании «Шуз Концепт» и двум соучредителям общества — зятю Роберта Мусина Айрату Гилязову и сыну Ильдуса Мингазетдинова Рафаэлю. Оба в 2016 году вошли в состав учредителей ООО «Швейная фабрика «Адонис». В октябре 2020 года к «конкурснику» присоединился и «Татфондбанк» в лице его управляющего — госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов».

Им ставили в вину заключение договора аренды площадей «Спартака». «Адонис» в июне — сентябре 2016 года арендовал у обувной фабрики «Спартак» на улице Спартаковской, 2 свыше 3,7 тыс. квадратных метров для размещение своего швейного производства. Сделка была подписана в рамках исполнения плана по переносу производственной площадки. Суд тогда пришел к выводу, что было дважды арендовано одно и то же помещение. Более того, швейная фабрика по условиям договора должна была за свой счет отремонтировать площади обувного предприятия. На эти цели было потрачено 23,6 млн рублей.

Юристы Гилязова и Мингазетдинова уверяли, что в аренде был экономический смысл. Так, по их словам, было решено модернизировать производство. В помещении же, которое предполагалось использовать в будущем, был необходим ремонт. Затраты на него шли в зачет арендной платы. Но татарстанский арбитраж констатировал, что шаги, предпринятые в связи с планируемым переносом производственной площадки, привели «к окончательной утрате возможности реабилитации швейного предприятия». Вместе с тем план по переносу производственной площадки начал исполняться еще до того, как Гилязов с Мингазетдиновым стали совладельцами предприятия. Полномочия единоличного исполнительного органа «Адониса» на тот момент были переданы ООО УК «Шуз Концепт» (как, впрочем, и ОАО «Обувная фабрика «Спартак»).

По этой причине арбитраж заключил, что ответить за то, что фабрика лишилась шанса на выживание, должна управлявшая тогда «Адонисом» компания «Шуз Концепт» во главе с директором Юрием Шрайнером. А так как последний 13 февраля прошлого года скончался, татарстанский арбитраж привлек в ответчики его наследника и родного брата Александра Шрайнера. Дело было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

За два года от сдачи имущества в аренду поступило 24 млн рублей. Фото: Ринат Назметдинов

Не установлена причинно-следственная связь

В случае же с двумя бывшими директорами и бенефициаром ОАО «Адонис» Арбитражный суд РТ пришел к выводу о том, что не установлена причинно-следственная связь между их поведением, связанным с неподачей заявления о банкротстве, заключением сделки и наступлением объективного банкротства ОАО. Иначе говоря, оснований для удовлетворения заявления «конкурсника» и АСВ нет. Отметим, что в сентябре прошлого года Арбитражный суд Татарстана уже привлек Мингазетдинова в числе других руководителей к субсидиарной ответственности по долгам «Татфондбанка» на сумму в 140 млрд рублей.

Как ранее рассказывало «Реальное время», и казанская обувная фабрика «Спартак», и швейная «Адонис» пали жертвой финансового краха «Татфондбанка». После полугодовой агонии в июле 2017 года известный производитель массовой обуви подал заявление о своем банкротстве. Одновременно с ним последовали заявления о банкротстве ООО «Швейная фабрика «Адонис» и ее сбытовой структуры ООО «Торговый дом «Адонис». На «полуживых» к тому моменту предприятиях ждали запуска конкурсного производства и полной распродажи оставшихся активов.

О роковой неизбежности банкротства двух «народных» предприятий заговорили сразу же, как только рухнул «Татфондбанк»: оба входили в его финансово-промышленную группу, а сам банк кредитовал «Спартак» и «Адонис» через управляющую компанию «Шуз Концепт».
Последняя объявила о своем банкротстве еще в феврале 2017 года, фактически став спусковым механизмом для череды массовых банкротств ФПГ «Татфондбанк».

Если обувная фабрика, набравшая долгов на 3,2 млрд рублей, сама инициировала свою несостоятельность, то швейников «резали» кредиторы.

О роковой неизбежности банкротства двух «народных» предприятий заговорили сразу же, как только рухнул «Татфондбанк»: оба входили в его финансово-промышленную группу. Фото: Ринат Назметдинов

На банкротство ООО «Швейная фабрика «Адонис» и его сбытовых структур ООО «Торговый дом «Адонис» и ООО «Реал Групп» подало как раз ОАО «Адонис».

Любовь Шебалова
ЭкономикаПромышленностьБизнес Татарстан ТатфондбанкАдонисОбувная фабрика СПАРТАКАрбитражный суд Республики ТатарстанИнтехбанк

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 02 ноя
    Страшно подумать, что и как всё банкротят налево и направо. Столткотрабочих мест, столько человеческих судеб
    Ответить
    Анонимно 02 ноя
    не просто так банкротят
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Теперь все стало понятно. Спартак также обанкротилась?
    Ответить
    Анонимно 02 ноя
    Спартак - это Мусин, Мусин - это Татфондбанк
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    И обувь у нас делали, и костюмы шили, ничего не осталось - все разбазарили
    Ответить
    Анонимно 02 ноя
    вы видели их костюмы? это ж смех
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии