Новости раздела

От купца Садовского до купцов Крестовниковых: татарская часть Кабана

Прогулка по набережной Шигабутдина Марджани. Часть 2-я

От купца Садовского до купцов Крестовниковых: татарская часть Кабана
Фото: pastvu.com

За несколько лет набережная Нижнего Кабана превратилась в пешеходный маршрут, заполненный публикой по вечерам. Мы уже писали о той ее части, что идет вдоль Суконной и Архангельской слобод. Сегодня «Реальное время» представляет вторую часть гида по набережной водоема — по Старо-Татарской слободе.

Татарстан, 3/2

До 1930 годов по этому адресу в Казани стояла внушительных размеров церковь Четырех Евангелистов. В честь нее и улица Татарстана называлась Евангелистовской. Строить храм начали в 1769 году на деньги Ивана Шемякина. Как раз в это время Екатерина Вторая приезжает в Казань и разрешает строить мечети, способствует появлению указа Синода о веротерпимости. Один из двух приделов храма стал носить имя Святой великомученицы Екатерины. В 1877 году церковь стала единоверческой, то есть ее посещали старообрядцы, находящиеся под юрисдикцией Русской Православной Церкви. В конце XIX века это был уже огромный комплекс с богадельней, общежитием и высоким каменных забором. Снесли памятник архитектуры в апреле 1939-го, на его месте построили дом для специалистов валяльно-фетровой фабрики имени Михаила Разумова, секретаря Татарского обкома ВКП(б).

Источник: pastvu.com

Марджани, 4

Петр Садовский, которому принадлежал дом 1868 года, был купцом первой гильдии. Садовский числится среди благотворителей, вложившихся в постройку Покровской церкви (на ул. Большая Красная), также он был ктитором (лицом, финансировавшим возведение и обустройство) церкви Четырех Евангелистов.

Еще у него был дом на Лево-Булачной, 52, который во второй половине XIX века перешел в руки отставного поручика гвардии Николая Баратынского, одного из семи детей известного поэта Евгения Баратынского. Женат он был, кстати, на дочери востоковеда Александра Казем-бека Ольге.

Четвертый дом в 2011 году купила компания «Симург» за 7,5 млн рублей, а потом вложила еще десятки миллионов в восстановление особняка. В 2018-м суд признал его владельца Самада Хакимова банкротом.

Марджани, 8

Во второй половине XIX века этот дом построил Хамит Сабитов, поднявшийся на продаже мануфактуры и азиатских головных уборов. Интересно, что в конце жизни он числился уже мещанином, а дом его перешел к сыну Хайрулле. В это время, в 1908—1910 годах, сюда из номеров «Болгар» переехал «Восточный клуб», в котором появившаяся татарская интеллигенция могла проводить концерты, спектакли, литературные вечера, лекции. В мае 1918 года здесь располагался штаб Первого мусульманского социалистического полка.

Источник: maps.google.com

Марджани, 10

Пример отсутствующего непримечательного средового дома, о котором, похоже, помнит только гугл.

Марджани, 16

Ныне называющаяся «Домом Вали-бая» усадьба построена в 1820-х годах Александром Шмидтом по заказу мещанина Ядыгара Ишимова, торговавшего кожей, и перестроенная в конце XIX века. Его сын Давыд продал дом купцу Валиулле Гизетуллину, приехавшему в Казань из нынешнего Арского района. Гизетуллин торговал азиатскими коврами, бакалеей, у него были магазины на Сенной площади и Рыбнорядской улице (часть ул. Пушкина). Также его называли Вали-Аты. Его сын Хабибулла с купцом Сулейманом Аитовым купили мыловаренный завод Исхака Арсланова, который выпускал популярное мыло под маркой «Арслан» с львом на этикетке.

В 2016-м здание пострадало от пожара, тогда погиб мужчина, поставлявший в местное кафе посуду.

Во дворе у Вали-бая. Источник: pastvu.com

Марджани 18

Дом Садреддина Назирова авторства Петра Романова (еще не один раз мы эту фамилию здесь увидим). Назиров предпочитал жить в Уфе и торговать мануфактурой. А деньги он вложил, в частности, в строительство медресе «Галия» — напомним, за дом его руководителя, Зия Камали, сейчас бьются девелоперы и градозащитники.

Марджани, 24 и 26

Миссионерская школа с практическим уклоном, Казанская учительская инородческая семинария занималась тем, что в течение трех лет готовила учителей для сел, причем среди учеников были представители всех народов Поволжья и Приуралья. Также они могли стать священнослужителями. Позже здесь открылся приготовительный класс. В семинарии учили переводу, пению (на родном языке), переплету, кузнечному, столярному и слесарному делу. Всего из нее вышли более 1 500 человек.

Источник: pastvu.com

Марджани, 28

Апанаевское медресе («Касыймия» и «Приозерная») такое же древнее, как и мечеть, изначально находилось в районе, где сейчас стоит Бурнаевская мечеть. А это здание построили в 1877 году по проекту Петра Романова (также проектировал медресе «Марджания»). Деньги на него дали купцы Ахметзян Рахматуллин (он жил неподалеку) и Ибрагим Юнусов (он руководил Татарской ратушей Казани). Здесь преподавали Шигабутдин Марджани, Ахмед-Заки Валиди, Гафур Кулахметов, Хади Максуди, а учились Захир и Муса Бигиевы, Гаяз Исхаки, Садри Максуди, Каюм Насыри, Галимджан Баруди, Галиаскар Камал.

Любопытно, что Марджани считал его консервативным, но, к примеру, в 1876 году здесь преподавали русский язык, позднее медресе перешло на новометодное обучение.

Марджани, 38 и 40, Сафьяна, 3 и 5

Угол с Сафьян — сплошь владения купеческой семьи Апанаевых. К примеру, на месте корпуса 12-й школы на Насыри, 37 до 2012 года стояла их усадьба. Здание Министерства молодежи и префектуры — также апанаевские. К примеру, угловой дом Гарун-аль-Рашида Апанаева строили Мухаметзакир и Абдрахман Апанаевы, сыновья Абдулкарима — все это купцы второй гильдии.

Источник: pastvu.com

Марджани, 42

Дом начала XIX века купца Ахметзяна Рахматуллина в 1872 году после пожара был полностью перестроен. Третий этаж, кстати, советская надстройка. Позже дом купил оренбургский миллионер Ахмед Галеевич Хусаинов. Он родился в знаменитой Татарской Каргале, заработал на торговле мелочным товаром и сырьем с братьями Махмудом и Гани, спонсировал открытие новометодного медресе «Хусаиния» (среди учеников — Гаяз Исхаки, Шариф Камал, Фатих Карими, Муса Бигиев, Сагит Рамиев, Муса Джалиль). В Казань переехал в 1896 году, поддерживал здесь медресе «Мухаммадия» и Общество пособия бедным мусульманам, в конце жизни завещал на нужды национального образования почти полмиллиона рублей, заключенных в вакуфном имуществе.

Марджани, 44

Шигабутдин Марджани, имам Первой соборной мечети, известный богослов и реформатор, был женат трижды. И этот дом, который строил все тот же Романов в 1873 году, его жене Биби-Фатиме подарил отец. После его владелицей стала дочь Марджани Биби-Хава, вышедшая замуж за муллу Старобазарной мечети Габдуллу Апанаева, который до возвращения в Россию учился в Турции и Египте, а после реформировал местное медресе, в котором преподавал Ахметхади Максуди, а учился Гаяз Исхаки. Этот дом, пострадавший в пожаре 2017 года, купили Тимур Бекмамбетов и Наталия Фишман-Бекмамбетова в прошлом году.

Источник: tatcenter.ru

Ахтямова, 1

Здание «Татстроя» также вошло в историю. В феврале, посмотрев концепцию развития территории Старо-Татарской слободы (как указывают эксперты, одну из множеств, появившихся за последние 30 лет), президент Татарстана Рустам Минниханов предложил советскую 9-этажку снести.

Марджани, 97

Здание бывшего пивоваренного завода Петцольда, на котором варили пиво с конца XIX века и до Первой мировой, когда Николай Второй ввел в России сухой закон (император с болью воспринимал критику прессы, что казна пополняется за счет спаивания народа). Позднее здесь работал пивзавод «Красный Восток», а в последние годы о нем говорят, как о перспективном креативном пространстве — правда, кроме разовых мероприятий, вроде фестиваля уличной культуры Uram Fest, движения пока не видно. Рядом — заброшенное здание Плетеневской бани, названной в честь Плетеневской слободы, в которой, собственно, мы и находимся (в советские годы — баня №4).

Габдуллы Тукая, 113

Здание паевого фабрично-торгового товарищества «Братьев Крестовниковыx», основавших в 1855 году в Казани стеариновый и мыловаренный заводы и превративших город в «мыльную столицу». Как писало «Реальное время», в 2023 году помещение планируется превратить в многофункциональный комплекс — однако пока что внешне здание не меняется. Но как стало известно, процесс идет — к примеру, ресторанный холдинг Bulldozer Group планирует разместить в нем фудхолл на манер московского «Депо».

Завод Крестовниковых. Фото: Максим Платонов
Радиф Кашапов
ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 31 май
    Интересные истории.
    Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    Как раньше красиво строили, с душой, видно это. А сейчас коробки одни, человейники
    Ответить
    Анонимно 31 май
    доходные дома - такие же человейники были уж.
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    История. Память. Благодарю
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    Даже в Татарскую слободу умудрились церковь воткнуть (итак весь центр в Казани утопает в гигантских пустых церквях), очень некомфортно ходить под этими огромными крестами
    Ответить
    Анонимно 31 май
    Не показывайте публично свою необразованность и хамство.
    Вы просто смешны со своими отрицательными эмоциями.
    Или Вы обычный провокатор?
    "Детский"?
    Или "экономический"?
    Христиане и церкви "с одной родными крестами" внесли огромный вклад в развитие Казани, чтобы она стала '"узнаваемой" в мире - от науки Н.Лобачевский, А.Бутлеров и др.) до культуры (Л.Толстой, Ф.Шаляпин и др.).
    Не говоря уж об экономическом и промышленном развитии.
    Ответить
    Анонимно 31 май
    Да и в Болгаре- мусульманском комплексе - воткнули церковь- вообще не к месту
    Ответить
    Анонимно 01 июн
    это было в совершенно другое время, зачем вы нынешних людей в этом вините?
    Ответить
    Анонимно 31 май
    Воткнули, чтобы не забывали, кто в доме хозяин
    Ответить
    Анонимно 31 май
    ее снесли почти сто лет назад, если что.
    Ответить
    Анонимно 31 май
    Воинствующие богоборцы-марксисты.
    Они же сносили мечети и синагоги.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии