Новости раздела

Как Уфа и Екатеринбург бьются за усадьбу Зия Камали

Градозащитники и девелоперы выясняют, есть ли у дома исламского реформатора ценность

Как Уфа и Екатеринбург бьются за усадьбу Зия Камали
Фото: facebook.com

Битва за усадьбу Зия Камали в Уфе продолжается: на сайте Управления по государственной охране объектов культурного наследия опубликована экспертиза, согласно которой дом не имеет мемориальной ценности. А значит, его можно снести — и застроить пятачок 28-этажками. Градозащитник Эльза Маулимшина уже подала возражения — она ждет другую экспертизу, которую считает «независимой».

Битва экспертиз

В начале февраля член Совета по правам человека при главе Республики Башкортостан, руководитель местного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) Эльза Маулимшина сообщила, что на месте усадьбы знаменитого богослова и писателя Зия Камали в Уфе, на улице Мажита Гафури, 89, могут построить 28-этажные жилые высотки.

Зыяитдин (Парвазетдин) Ямалетдинович Камалетдинов — мусульманский просветитель, общественный деятель, богослов, реформатор ислама и писатель. В его медресе «Галия» учились Шайхзада Бабич, Сайфи Кудаш, Хасан Туфан. Сам Камали был ректором медресе и имам-хатыбом в Третьей соборной мечети Уфы. В его доме жили Сайфи Кудаш, Мажит Гафури, Галимджан Ибрагимов.

Тогда Маулимшина указала, что в квартале, где стоит усадьба, компания ООО «ИСК «Агидель-ИнвестСтрой» собирается построить несколько 28-этажных домов. Между тем еще в марте 2020 года усадьбе присвоили статус объекта культурного наследия как памятника истории конца XIX — начала XX века.

Камали был ректором медресе и имам-хатыбом в Третьей соборной мечети Уфы. Фото: bashkortostan02.livejournal.com

В администрации Уфы заявили: Управление по госохране объектов культурного наследия Башкортостана внесло усадьбу в перечень выявленных объектов культурного наследия, а застройщик должен внести изменения в проект планировки и проект межевания территории с учетом границ усадьбы.

Между тем Маулимшина решила сама организовать государственную историко-культурную экспертизу, которая либо повторно подтвердит историческую ценность здания с дальнейшим включением его в Единый госреестр объектов культурного наследия народов РФ с установлением охранной зоны памятника, либо признает малоценным с лишением здания охранного статуса. Она заключила договор на проведение экспертизы с Московской экспертной компанией, проводящей независимые экспертизы для Министерства культуры РФ, Министерства строительства РФ, и собрала через Сеть сумму в 120 771,97 рубля.

Как Союз писателей РБ не защитил Мажита Гафури

Пока ее экспертиза завершается, появилась другая. Заказчик — Людмила Долгова, руководитель компании «Юпитер» (вид деятельности — подготовка к продаже собственного недвижимого имущества)

Ее выполняла старший научный сотрудник научно-исследовательского сектора Уральской государственной архитектурно-художественой академии Людмила Токменникова. Как видно по приложению, она пользовалась материалами, предоставленными директором омского научно-производственного центра «Сибирская Скифия» Михаилом Сафаровым. Ранее он признал не несущими ценности два других дома в Уфе — усадьбу Гурылева и Дом Шепелева (второй снесен после лишения охранного статуса, на месте первого может появиться парковка).

Во дворе усадьбы Зия Камали в Уфа запечатлен в кругу своей семьи Мажит Гафури. Фото из архива Анвара Гафури / facebook.com

Эльза Маулимшина подала в Управление по государственной охране объектов культурного наследия Башкирии возражения на экспертизу. В частности, она указывает на следующее.

Токменникова считает, что Зия Камали не жил в этой усадьбе, что это его доходный дом, а это противоречит, считает Маулимшина, данным Всесоюзной городской переписи 1923 и 1926 годов и дореволюционных справочных книг по Уфе.

Токменникова указывает, что проживание с 1917 по 1923 года писателя Мажита Гафури не образует мемориальную ценность дома. Мулимшина напоминает, что Гафури написал здесь поэмы «Кеше ашаучылар» («Людоеды») и «Рабочий», рассказы «Дикий гусь», «Наемник», «Золотоволосая» («Алтынчач»), «Солдатская вдова», не считая стихов. Гонорар от сборника «В когтях у голода» он перечислил в фонд голодающих. В это время ему присвоили звание Первого народного поэта республики, он получил в подарок золотые часы и усадьбу на улице Гоголя, 28.

Также Маулимшина указывает, что в экспертизе нет указаний на поиск исторических документов, в частности переписки с Национальным архивом РБ, зато с екатеринбургским экспертом об отсутствии ценности согласился председатель Союза писателей Республики Башкортостан Заки Алибаев.

Письмо от председателя Союза писателей РБ

Заказчик экспертизы Людмила Долгова вступила в спор с Маулимшиной на ее странице в соцсети «ВКонтакте»: «Оценивается не только и не столько историческая ценность объекта, а его состояние на сегодняшний день и целесообразность «реставрации», это же очевидно, что он весь прогнил и развалился, что там хотите, новые наличники, новый сруб, новые двери, новые полы, новую крышу? А мы ждем свои новые квартиры, и прекрасные деятели культуры прошлого века сами бы сейчас помогли нам снести эту развалину».

— Наша экспертиза еще делается, — ответила «Реальному времени» Маулимшина, — инженеры с участком работают, делают проекты зон охраны памятника. Сегодня я уточняла в Москве, там надеются, что на следующей неделе экспертиза будет готова. Ее делают основательно, с описанием даже выходов печных труб и тому подобного в доме. Исторические документы уже давно все собраны, кроме исторического описания должны быть описания всех предметов охраны у здания, а также — почему именно эти элементы необходимо сохранить. То есть доказательная часть должна быть с документами, а не эмоциями. С одной стороны это — контрэкспертиза, с другой — она реально независимая. В отрицательной экспертизе много чего не исследовалось, исследователи элементарно даже внутрь дома не заходили и не оценивали, что сохранилось, а что нет. А мы заходили, договаривались с жителями.

Любопытно, что на фоне этих страстей позавчера в Курултае Башкортостана прошло заседание экспертного совета с участием застройщиков на тему сохранения объектов культурного наследия в Уфе. В частности, руководитель Башкультнаследия Олег Полстовалов предложил, говоря о памятниках, находящихся в плохом состоянии: «Давайте мы вам все памятники передадим», — обратившись к заместителю министра земельных и имущественных отношений Рустаму Гизатуллину, пояснив, у Башкультнаследия есть уже реальные инвесторы на эти здания: «Но желания у них остается все меньше и меньше».

Радиф Кашапов
ОбществоИстория Башкортостан

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 26 мар
    Почему "исламский реформатор"?
    Разве З.Камали стал известным как исламский деятель?
    Он - выдающийся просветитель, философ, мыслитель, один из родоначальников новой системы образования в татарском мире.
    Ответить
    Анонимно 26 мар
    То есть медресе Галия - это не реформа?
    Ответить
    Анонимно 27 мар
    Реформа, но не исламская.
    Ответить
  • Анонимно 26 мар
    Лучше поздно, чем никогда.
    Ответить
    Анонимно 26 мар
    Какая выгода то?
    Ответить
    Анонимно 26 мар
    Напрямую "выгоды", т.е денег нет.

    Но сохранение Памяти позволяет надеяться, что человек останется Человеком.
    Иначе превратится в исчадие Ада, готовое за деньги на любые преступления.
    Ответить
  • Анонимно 26 мар
    Какая фотография хорошая чб
    Ответить
  • Анонимно 26 мар
    Одним выгодно снести, другим сохранить историческое наследие. Посмотрим кто в этой борьбе одержит верх
    Ответить
  • Анонимно 27 мар
    Для выдающихся просветителей, поэтов, писателей и прочих знаменитостей культурными памятниками для народа остаются плоды их просветительской деятельности. Некоторые не чистоплотные активисты за сохранение обьектов культурной ценности на подобных "шумных", резонансных событиях просто спекулируют, создают шумиху вокруг этого события и на этом ловят себе "хайп". Конечно, в Уфе достаточно много таких прогнивших, развалившихся обьектов, и их желательно снести и построить новое красивое современное сооружение. Видимо, что так будет лучше для всех, а не только для одной Э. Маулишиной.
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Э. Маулишина пусть живет в этом доме, вот из за нее других не сносят из таких же хижин. Мы живем на ул гафури и хотим чтоб нас снесли, а она бесит своими экспертизами.
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Никакой ценности усадьба не представляет. Тем более, что сам Камалетдинов её не строил и там не жил. Да и немного странно, почему старый бревенчатый дом называют усадьбой? Возможно, раньше, он в совокупности с землёй и постройками был усадьбой. Но сегодня это просто рухлядь. И даже если статус историко-культурной ценности сохранится, думаю он надолго останется в таком же состоянии как и все остальные дома-памятники. У города нет ни денег, ни желания их реконструировать.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии