Новости раздела

Татарстанские благотворительные организации — двумя руками за «детский» налог на богатых

Три плюса, которые увидели руководители фондов, помогающих больным детям: учет мнения врачей, возможность сотрудничества с чиновниками, правильное распределение финансов

Татарстанские благотворительные организации — двумя руками за «детский» налог на богатых
Фото: Максим Платонов

Президент России Владимир Путин предложил с января 2021-го повысить ставку налога на доходы физических лиц с 13 до 15% для тех, чьи доходы превышают 5 млн рублей в год, — с объема, превышающего 5 млн рублей в год. Предполагается, что в год таким образом удастся дополнительно собирать порядка 60 млрд. Тратить эти средства планируется на лечение детей с тяжелыми редкими заболеваниями и на высокотехнологичные операции. «Реальное время» выяснило, как к этой инициативе относятся в татарстанских благотворительных фондах, которые собирают средства на лечение тяжелобольных детей.

«Врачам надо доверять»

— Детей с орфанными — редкими и тяжелыми — заболеваниями очень много, и я очень рад, что создается государственный фонд, который будет аккумулировать и распределять денежные средства целенаправленно, для них, — говорит председатель правления Регионального общественного благотворительного фонда помощи детям, больным лейкемией, Республики Татарстан имени Анжелы Вавиловой Владимир Вавилов. — Препараты, необходимые им, реально стоят миллионы, например как арфадин.

Очень важно, по мнению Вавилова, что средства нового фонда будут складываться с теми деньгами, что уже выделяет государство, «чтобы родители не бегали с протянутой рукой по благотворительным фондам, а знали, что их дети будут обеспечены лекарством». И также важно, говорит он, что при распределении средств нового фонда будет учитываться мнение врачей, поскольку зачастую родители стремятся любой ценой обеспечить лечение ребенка за рубежом, так сказать, не вполне адекватно оценивая ситуацию:

— Там это бизнес, поставленный на широкую ногу выходцами из России же — я на это насмотрелся в Германии. Далеко не всегда, к сожалению, родители понимают, что это просто бизнес. Врачами должно определяться, кому это надо, кому не надо, и это правильно.

Впрочем, рассуждать об этом, считает Вавилов, преждевременно:

— Начинать надо с лекарств, и это правильно, потому что даже когда речь идет об операции, это все равно в первую очередь — о лекарствах, которые потребуются в любом случае.

«Инициатива своевременная, проблема в том, что помощь носит заявительный характер»

— Я работаю в благотворительном фонде с 2008 года, и каждый день к нам приходят письма — родители, в первую очередь мамы, одинокие мамы, обращаются к нам от безысходности, — рассказала «Реальному времени» директор благотворительного фонда «Ак барс Созидание» Альфия Валиева. — Семьи очень часто для лечения детей вынуждены брать кредиты. Поэтому я считаю, что идея о повышении налога — правильная и своевременная.

Валиева говорит, что в фонд, которым она руководит, и прежде вносили средства состоятельные люди. Это заложено в культуре и традиции нашего народа. Два процента позволят системно, а не дискретно помогать детям улучшить состояние здоровья. Вносят деньги состоятельные люди и без всяких налогов, но не все состоятельные люди понимают, как это необходимо, как важно — их просто не задела беда. А налог станет «спасательным кругом» для многих больных ребятишек.

Но, по ее словам, кроме денег, для спасения многих больных детей нужны перемены в организации помощи. Сейчас, говорит она, любая поддержка носит заявительный характер. И получается: знают родители, что можно воспользоваться квотой на лечение ребенка — этого ребенка лечат бесплатно, не рассказали им этого врачи первичного звена на приеме — они по незнанию идут в платные клиники, едут за границу, продают последнее…

— Эта инициатива очень своевременная! Но если бы при сегодняшних возможностях, когда легко осуществим обмен базами данных между разными ведомствами, была бы разработана система «Единого окна» , которая позволила бы сразу после установления диагноза ребенку построить индивидуальную дорожную карту, эффект был бы более ощутим.

«Родителям нужно действовать в тандеме с благотворительными фондами»

Главный акцент на важности участия врачей в распределении средств от нового налога сделала и директор благотворительного фонда «Альпари» Наталья Гилазева:

— Это очень хорошо, так как очень часто родители детей с онкозаболеваниями просят о лечении за рубежом. А важно учитывать рекомендации специалистов. Ведь зачастую родители, получив на руки результаты первых обследований, начинают действовать, перескакивая через важные этапы. За рубежом лечиться имеет смысл, но далеко не всегда это необходимо. Некоторые родители уверены, что здесь их ребенку не помогут, но в России есть возможности, о которых люди просто не знают. Родителям нужно действовать в тандеме с благотворительными фондами, тогда можно добиться большего.

— А если речь идет о получении лекарств, которые используются за рубежом, но не зарегистрированы у нас, не окажется ли, что деньги фонда не будут «работать» и кто-то останется без помощи? — уточнило «Реальное время».

— Напротив, проблемы возникают тогда, когда родители, собрав деньги, начинают сами покупать и ввозить препараты. Тогда возбуждаются дела, о которых мы читаем в СМИ. А когда закупкой лекарств занимается, к примеру, наш фонд, таких проблем не возникает, потому что мы тесно сотрудничаем с Минздравом.

«Денежный поток увеличится, и мы этому очень рады»

Вопрос, не изменит ли новый налог на богатых их отношение к благотворительности, «Реальное время» задало директору благотворительного фонда «Город добрых людей» Гульнаре Залялютдиновой. В том смысле, что благотворители перестанут проявлять инициативу и помогать больным детям сверх того, что законодатели решат взимать с них в безусловном порядке.

— Нам помогают крупные коммерческие структуры. — ответила она. — Частные пожертвования обычно незначительны — это суммы в 50—100 рублей, которые перечисляют по телефону. — А солидные компании перечисляют миллионные суммы и обычно даже не спрашивают с нас документального подтверждения — куда и сколько потрачено. Думаю, они помогать не перестанут, просто денежный поток увеличится, и мы этому очень рады.

А вот на вопрос, хорошо или нет, что налоги, собранные с россиян, могут утечь в итоге в зарубежные клиники, где часть маленьких пациентов по решению врачей сможет проходить лечение, никто из собеседников «Реального времени» отвечать не рискнул. Все дали понять, что он преждевременный, поскольку не приняты пока окончательно ни решение о введении «детского» налога, ни порядок расходования полученных сумм. Да и неважно это оказалось для тех, чья задача, по выражению Альфии Валиевой, дать шанс ребенку даже в том случае, если он составляет всего один процент из ста.

Инна Серова
ОбществоМедицинаВластьЭкономикаБюджет Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 25 июн
    А много ли тех у кого доход от 5млн в год? Неужели так много людей имеют такой доход?
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    А вот вопрос такой тогда, а если при наличии заработка от 5 млн в год, заниматься благотворительностью, то все равно придется платить данный налог?
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    Благотворительные организации получают довольно много пожертвований и помощи...
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    По телевизору всегда показывают ролики, мол давайте поможем всем миром тому или иному ребенку... А ведь по сути если бы каждый человек в нашей стране скинул хотя бы 10 рублей, то и сумма бы необходимая набиралась
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    Уже не знают какой налог ввести. Прям душат. Я бы допустим, вместо благотворительности повысил заработную плату своим подчинённым. Нежели платить в благотворительность. Не зная куда эти деньги уйдут.
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    Благотворительные организации гаверное за, а сами налогоплательщики?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии