Новости раздела

Рафаэль Хакимов: «В советское время особо следили за независимым Союзом писателей»

«Мозаика воспоминаний» татарстанского историка. Часть 7-я

Рафаэль Хакимов: «В советское время особо следили за независимым Союзом писателей»
Фото: Роман Хасаев

Директор Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов написал книгу «Мозаика воспоминаний». Историк повествует в ней об интересных эпизодах своей жизни и делится размышлениями о современных реалиях. «Реальное время» публикует очередной отрывок из этого сочинения (см. части 1, 2, 3, 4, 5, 6).

Ориентиры

В советское время жизнь была размеренной. Ничего не предвещало бури. После школы я продолжил обучение в Казанском университете на физическом факультете. Этот факультет был самым престижным, но и самым трудным. Потом меня ждала инженерная должность с хорошим окладом на каком-нибудь военном заводе. Естественно, семья и дети. Наконец, надежная пенсия. Все предписано заранее. Однако…

С третьего курса мои интересы сместились в сторону философии физики. На физфаке о марксизме слышали, но в почете был позитивизм. Хотя на других факультетах нещадно ругали буржуазную философию, в библиотеке физфака в открытом доступе, прямо на полках стояли работы позитивистов.

Тогда же я начитался не только позитивистов, но и Ницше, Шопенгауэра, других и даже выступил с докладом о Ницше на кафедре философии. Желающим послушать доклад не хватило мест, они стояли толпой в проходах. Непонятно, за что его запрещали? Вроде, как бы фашисты любили его книги о Заратустре. А я в них ничего особенного не нашел. Его афоризмы были интереснее. Запомнил один из них: «Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает смотреть на тебя». Пригодилось в жизни. У края бездны тормозил.

Прочел я также Фрейда, Троцкого, Бухарина и еще тех, кого не рекомендовали к чтению. Сейчас их можно скачать из Интернета или купить в магазине, а тогда нужно было специальное разрешение, которое, кстати, давали без особых разговоров.

Фридрих Ницше

Я твердо решил идти в аспирантуру на кафедру философии и даже на пятом курсе сдал некоторые кандидатские экзамены. Однако в аспирантуре мест не было, и меня распределили в Транспортное управление разрабатывать автоматическую систему управления (АСУ). Тогда разные АСУ были в моде, только впоследствии выяснилась их бесполезность. Зато я выучил теорию управления, сегодня его называют менеджментом. В жизни мне это пригодилось и как советнику, и как директору института.

Через два года я повторил попытку попасть в аспирантуру, но произошел облом, нашелся «свой» кандидат. Было грустно, но на соседней кафедре научного коммунизма появилась вакансия ассистента. С тем, чтобы не терять время, я решил попытать счастья, хотя был явно неподходящей кандидатурой. Меня встретил Фасеев Камиль Фатыхович:

— Так-так, значит, Хакимов. В горкоме работает Хакимов, не твой родственник?

— Нет. Я сдал все кандидатские экзамены…

Пауза…

— Все сдал на «пять».

— Хорошо. В профсоюзе есть Хакимов, он кем тебе приходится?

— Не знаю такого. Я занимаюсь социальным управлением, очень перспективная тема…

Пауза.

— А вот еще Хакимов…

— Да, нет же… Я сын Сибгата Хакима, — оборвал я мучительные догадки Фасеева.

— Тьфу ты, — не выдержал он, — голову мне морочишь. Иди пиши заявление.

Камиль Фасеев

Жизнь его изрядно побила. Он был председателем президиума Верховного совета ТАССР. Тогда в русских школах татарский язык для татар преподавали в качестве факультатива. Я застал это время и помню, на уроках мне было скучновато проходить азы — мы дома говорили на татарском. Но «до кучи» посещал занятия.

Фасеев предложил ввести экзамен по татарскому языку. Его сняли с работы, влепили строгий выговор по партийной линии, но в КПСС все же оставили. Под него создали кафедру научного коммунизма. Он был терпим к разным мнениям, с ним работать было очень комфортно, бывало, он приходил на кафедру и разгонял нас: «Идите домой, работайте!». Удивительно, он уже тогда понимал, что дисциплина не в просиживании штанов.

Кадры

У Фасеева подбор кадров был своеобразным, он выяснял родословную кандидата, чьих он кровей, насколько родители уважаемые люди. При этом собрал достойную молодежь.

Олег Морозов. Фото chelny-izvest.ru

После меня появился Олег Морозов, затем Наиль Мухарямов. Мы втроем составляли костяк молодежи. Устраивали капустники, посиделки, и про науку не забывали. Все впоследствии возглавили кафедры, деканаты, стали профессорами. Морозов пошел по политической линии, Мухарямов — по научной. Никто не потерялся в этой жизни.

Фасеев полагал, что сын татарского поэта должен писать о роли литературы в национальной жизни. Поэтому я изучил всю татарскую литературу. Тогда я испытал определенное разочарование режимом власти.

На физфаке мы постоянно чертили графики. Я решил посмотреть, как идет «расцвет» татарской нации. На графике разместил количество изданных книг и газет на татарском языке, их тиражи по годам, и, когда закончил работу, был обескуражен. С начала ХХ века шел рост, после революции это продолжалось вплоть до 1929 года. Затем наступил облом — график покатился вниз. Как же так? Значит, вместо «расцвета» идет фактическое обрусение. Помню, в то время один татарский писатель про слияние наций выразился так: «Я знаю, что когда-нибудь умру, но не надо меня живым закапывать в могилу». От отца я слышал, как они почти четверть века пытались учредить молодежный журнал на татарском языке. Все безуспешно. К тому времени в Казани не осталось ни одной полноценной татарской школы. Для расцвета не оставалось никаких шансов.

Наиль Мухарямов

Тогдашний министр просвещения Махмутов Мирза Исмаилович мужественно отбивался от требований Москвы закрывать татарские школы. Он знал несколько иностранных языков, был теоретиком в сфере педагогики, исключительно интеллигентный и просто обаятельный человек. Таких министров образования и просвещения уже больше не было. Все последующие оказались временщиками. Почему-то ставили на эту должность «орговиков». Эта старая обкомовская традиция сохранилась до сих пор — ценить орговиков выше профессионалов. Любой орговик на других смотрел свысока. Этому есть объяснение.

В советское время важно было исполнение указаний партии и правительства, а творческие люди всегда вызывали подозрение. Особо следили за независимым Союзом писателей. Туда входили выдающиеся писатели, вызывавшие у обкома КПСС изжогу. Порой это доходило до абсурда. Мой отец был лауреатом Тукаевской и Горьковской премий, членом обкома, тем не менее был под присмотром.

Мирза Махмутов

Однажды в Шушенском собрались со всей страны отметить очередной юбилей Ленина. Пригласили и отца, у него были популярные поэмы и стихи о Ленине. Он там выступил, а когда приехал домой, его вызвали в обком КПСС и похвалили. Секретарь по идеологии был очень доволен, спецслужбы не нашли ничего предосудительного в его выступлении. Отца такая слежка покоробила. Он прошел войну на передовой. На Курской дуге был дважды контужен, из батальона осталось всего 9 человек, включая его. С боями дошел до Молдавии, был награжден многими орденами, начиная с ордена Боевого Красного Знамени и кончая орденом Ленина, но для обкома был человеком подозрительным.

Продолжение следует

Рафаэль Хакимов, иллюстрации из книги «Мозаика воспоминаний»
ОбществоИстория Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 29 дек
    Очень интересно и узнаваемо.
    Спасибо автору и РВ.
    Ответить
    Анонимно 29 дек
    Да, действительно очень интересно и познавательно.
    Замечательные фотографии.
    Прекрасный русский язык и великолепный стиль изложения.
    Спасибо уважаемому автору за доставленное удовольствие.

    Но есть и о чём подискутировать.

    Например:
    «В советское время особо следили за независимым Союзом писателей»
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/161978-mozaika-vospominaniy-rafaelya-hakimova-chast-7-ya

    Что значит "независимый" Союз писателей?

    Союз писателей СССР и его региональные "филиалы" создавались как "боевые органы" марксистской и коммунистической партии - ВКП(б) и КПСС.

    И финансировался Союз писателей в целом и его члены и членши в частности из "партийной кассы" и "спец." органов - НКВД и КГБ.
    То есть изначально Союз писателей был полностью ЗАВИСИМЫМ от партийных и карательных органов.

    Из Википедии:

    "Из Устава Союза писателей в редакции 1934 года (устав неоднократно редактировался и изменялся): «Союз советских писателей ставит генеральной целью создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм коммунистической партии. Союз советских писателей ставит своей целью создание художественных произведений, достойных великой эпохи социализма».

    Согласно уставу в редакции 1971 года, Союз писателей СССР — «добровольная общественная творческая организация, объединяющая профессиональных литераторов Советского Союза, участвующих своим творчеством в борьбе за построение коммунизма...
    ...
    В структуре СП существовали различные подразделения, осуществлявшие функции управления и контроля.
    ...
    При правлении СП СССР действовал Литературный фонд СССР, региональные писательские организации также имели свои литфонды. В задачу литфондов входило оказание членам СП материальной поддержки (соответственно «рангу» писателя) в форме обеспечения жильём, строительства и обслуживания «писательских» дачных посёлков, медицинского и санаторно-курортного обслуживания, предоставления путёвок в «дома творчества писателей», оказания бытовых услуг, снабжения дефицитными товарами и продуктами питания.
    ...
    Исключённым из Союза писателей отказывалось в издании книг и публикации в журналах, подведомственных СП, практически они были лишены возможности зарабатывать литературным трудом. За исключением из Союза следовало исключение из Литфонда, влекущее за собой ощутимые материальные затруднения.
    ...
    Правящая в СССР КПСС контролировала деятельность правления Союза писателей СССР. Члены правления Союза входили в учетно-контрольную номенклатуру ЦК КПСС[5]
    ...
    Номенклату́ра (лат. nomenclatura, обозначающего «роспись имён, перечень, список») — правящий класс, власть имущие, политическая элита. Номенклатурой в странах Восточной Европы называют группу граждан, занимающих ключевые позиции в политической системе и являющихся опорой общественного строя[1][2].
    В государственном управлении и партийном строительстве в СССР и ряде других социалистических стран номенклатура — один из инструментов осуществления руководящей роли правящей партии и проведения кадровой политики. В делопроизводстве представляет собой перечень важнейших должностей в государственном аппарате, хозяйственных и общественных организациях, назначение на которые было подконтрольно партийным органам.
    ...
    Советские писатели и кинематографисты в своём творчестве неоднократно обращались к теме СП СССР.

    В романе «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова под вымышленным наименованием «Массолит» советская писательская организация изображена, как объединение приспособленцев.
    Пьеса В. Войновича и Г. Горина «Кот домашний, средней пушистости» посвящена закулисной стороне деятельности СП. По пьесе К. Воинов снял кинофильм «Шапка»
    В очерках литературной жизни «Бодался телёнок с дубом» А.И. Солженицын характеризует СП СССР как один из главных инструментов тотального партийно-государственного контроля над литературной деятельностью в СССР.
    ...
    Писатель Михаил Пришвин, побывавший в ноябре 1932 года на пленуме оргкомитета, писал в дневнике, что будущая писательская организация «есть не что иное, как колхоз»[8].

    В мае 1934 года основные работы, связанные с подготовкой мероприятия, были возложены на Андрея Жданова[9]. Тогда же секретно-политический отдел ГУГБ НКВД СССР начал собирать информацию о настроениях в литературном сообществе и готовить характеристики будущих делегатов[10].
    ...
    Как вспоминала участница съезда Елена Хоринская, у делегатов была возможность в любой момент заказать машину для поездки по личным нуждам и бесплатно получить билеты на любые спектакли или концерты. Питание писателей было организовано в ресторане, расположенном неподалёку от Колонного зала[71].
    ...
    Фраза Леонида Соболева о том, что «партия дала писателю все права, кроме права писать плохо», стала одной из самых популярных; как вспоминал [[|Шварц, Евгений Львович|Евгений Шварц]], в коридорах её повторяли на все лады[80].
    ...
    Пафосную обстановку мероприятия нарушали разговоры в кулуарах. Сотрудники НКВД зафиксировали реплики Бабеля о том, что «съезд проходит мёртво, как царский парад», и поэта Михаила Семенко, сказавшего, что из-за гладкой атмосферы ему хочется бросить в президиум «кусок дохлой рыбы»[6]. Корней Чуковский впоследствии вспоминал о том, какую тоску в нём вызвал «этот съезд»[83].
    « Выбрали правление, одобрили устав. Горький объявил съезд закрытым. На следующий день у входа в Колонный зал неистовствовали дворники с мётлами. Праздник кончился[84].
    ...
    Обслуживанием зарубежных гостей занимался «Интурист». Политбюро рекомендовало этой структуре, находившейся под контролем НКВД, не только «обратить особое внимание на качество работы гидов, обеспечив при проведении экскурсий с интуристами толковые, исчерпывающие и политически выдержанные объяснения», но и «отменить по всей системе приём чаевых»[86].
    ...
    У литераторов появилась возможность продвинуться по номенклатурной стезе и улучшить своё материальное положение: должностные оклады сотрудников Литфонда в 1935 году варьировались в диапазоне от 300 (секретарь правления) до 750 (директор) рублей[88][89].

    Съезд наметил разделение литераторов по ранжиру. Главным писателем страны стал Горький; ведущим детским поэтом — Маршак; на роль основного поэта «прочили Пастернака»[74]. По словам представителя ленинградской делегации Вениамина Каверина, поводом к появлению негласной табели о рангах послужила фраза Горького о том, что нужно «наметить 5 гениальных и 45 очень талантливых» писателей; остальных литераторов докладчик предлагал включить в число тех, кто «плохо организует свой материал и небрежно обрабатывает его»[90]. Публицист Михаил Кольцов откликнулся на слова Горького фразой:
    « Я слышал, что уже началась делёжка. Кое-кто уже осторожно расспрашивает: а как и где забронировать местечко если не в пятёрке, то хотя бы среди сорока пяти[90]? »
    ...
    Финансовые итоги показали, что на эксплуатацию здания за две недели было потрачено 54 000 рублей. Питание одного делегата обходилось организаторам в 40 рублей (общая сумма — 300 000 рублей). Отдельная статья расходов была связана с подарками участникам, фотографированием, бесплатной подпиской на газеты и журналы — на эти нужды ушло более 34 000 рублей. В ситуации, когда средняя зарплата советского рабочего составляла 125 рублей, совокупные затраты на проведение съезда писателей превысили 1,2 миллиона рублей[88].

    Вскоре после мероприятия в регионы начали поступать директивы о подготовке к выходу социально значимых произведений. По линии секции драматургов были направлены рекомендации более чем пятидесяти литераторам «о создании драматургических произведений, достойных великой даты 20-летия Октября»[92]. Секретно-политический отдел ГУГБ НКВД СССР, отслеживая настроения писателей после возвращения домой, констатировал, что в регионах реакция на итоги съезда вялая, и литераторов больше интересуют собственные бытовые проблемы, нежели общественные вопросы[88]".

    И несмотря на полный контроль со стороны марксистской и коммунистической партии советским писателям все же удавалось создавать поистине гениальные художественные произведения.
    Вспомнил некоторые из них.

    Ещё раз спасибо уважаемым автору и РВ за интеллектуальное пиршество.
    Тексты академика Р.С.Хакимова всегда вызывают новые мысли и размышления.

    Пошёл искать книгу публикуемых воспоминаний.
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    И продолжают следить
    Ответить
    Анонимно 29 дек
    Это нормально.
    Так и в США, и во Франции, и в Японии и др.
    Другое дело, что в СССР при марксистах и коммунистах со слежкой и доносами был явный перебор.
    Ответить
    Анонимно 29 дек
    В Красной России и СССР за "гуманитариями" был более щёсткий контроль, чем за "естественниками".
    И это понятно - марксизм хоть был самой "научной" теорией в СССР, но все же относился к "гуманитарным" наука.
    Отсюда и оплата труда преподавателей "гуманитариев" была наравне с "естественниками", а преподаватели "научного коммунизма", "марксистско-ленинской философии" и других подобных лже-наук получали даже надбавку.
    Во всем остальном научном и образовательном мире представители естественных наук - физики, химии, биологии и др. получали и получают в 2-3 раза зарплату выше, чем представители гуманитарных наук - историки, социологи, философы и др.
    И это понятно.

    Уважаемый академик Р.С.Хакимов прекрасно показал, что контроль за физиками был не такой жесткий (а может более скрытный?), чем за представителями "марксистско-ленинской философии" и "научного коммунизма".
    И это тоже понятно.

    Хорошие воспоминания - правдивые и Исторические.
    Воспоминания, кстати. являются одним из видов Исторических источников.
    Спасибо автору.
    Ответить
    Анонимно 29 дек
    Королев и Сахаров - за ними не следили? Они гуманитарии?
    Ответить
    Анонимно 29 дек
    Следили за всеми - но особо пристально за представителями марксистской "науки" - марксистско-ленинской философии, "научного" коммунизма и др. и гуманитарных наук их обслуживающих - от истории и политэкономии до союзов писателей.

    В плане научного творчества физики были более свободны, чем гуманитарии.
    Но контроль был тотальный.
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    Отличные воспоминания - правдиво отражают реалии эпохи.
    Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 30 дек
    это интересно. в выходные будете продолжать публиковать?
    Ответить
  • Анонимно 30 дек
    Интересный взгляд изнутри этой системы.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров