Новости раздела

Как «Татагропромбанк» своему водителю долги продавал

Бывшему зампреду кредитного учреждения предъявили злоупотребление по кредиту на 43 млн рублей, в деле фигурирует кипрский офшор

Как «Татагропромбанк» своему водителю долги продавал

В Казани дошло до суда четвертое дело о неправомерных действиях банкиров до и после краха ТФБ. В злоупотреблениях полномочиями с ущербом за 40 млн рублей обвиняют бывшего врио председателя правления «Татагропромбанка» Алексея Федорова. Как выяснило «Реальное время», еще один эпизод дела на 49 млн рублей был прекращен, когда следователи установили — данный актив вернулся в банк до отзыва лицензии.

Первое заявление о преступлениях в ТАПБ приобщили к делу Мусина

Алексей Федоров рулил «Татарстанским аграрно-промышленным банком» в статусе врио председателя правления всего несколько месяцев. После того как 5 декабря 2016 года — перед крахом «Татфондбанка» — пост председателя оставил Айрат Хайдаров. Федоров был его замом.

В апреле 2017-го ЦБ лишил «Татагропромбанк» (ТАПБ) лицензии, в мае суд объявил о его банкротстве. А еще через два месяца Банк России направил в Следственный комитет и МВД первые заявления на возбуждение уголовных дел по шести статьям (включая растрату и мошенничество) по усматриваемым фактам «хищения имущества под видом выдачи кредитов юрлицам, вывода ликвидных активов и возможного преднамеренного банкротства».

В октябре 2017-го полиция не нашла криминала в присланных материалах. Следком же приобщил заявление регулятора к материалам уголовного дела главы «Татфондбанка» Роберта Мусина.

В октябре 2017-го следком приобщил заявление регулятора к материалам уголовного дела главы «Татфондбанка» Роберта Мусина. Фото Максима Платонова

Старт уголовному преследованию банкира Федорова был дан в сентябре 2018-го. Сотрудники четвертого отдела Следкома по РТ заподозрили его в злоупотреблении полномочиями по отчуждению ликвидного имущества банка и причинению ущерба банку в размере 43,7 млн рублей.

А в феврале 2019-го по заявлению АСВ следователи возбудили новое дело в отношении неустановленных лиц банка по факту злоупотребления полномочиями и объединили его с делом Федорова. Впрочем, позже второй эпизод дела прекратили за отсутствием ущерба и события преступления: расследование показало, что активы на 48,9 млн рублей, которые конкурсный управляющий считал потерянными, лишь прошли через цепочку фирм и вернулись в банк — еще до отзыва лицензии. Схема прокрутки кредитов по цепочке связанных компаний широко применялась в ТФБ.

На днях прокуратура РТ утвердила обвинение бывшему врио председателя «Татагропромбанка». Его дело направлено в Вахитовский суд Казани.

Вину банкир Алексей Федоров не признает. Его адвокат в разговоре с «Реальным временем» воздержался от комментариев по линии защиты до старта процесса.

Дело бывшего врио председателя «Татагропромбанка» направлено в Вахитовский суд Казани. Фото Максима Плаотонова

Закат «Зари», однофамильцы Корсаковы и кипрский офшор

На старте расследования у Федорова был солидный козырь — позиция Арбитражного суда Татарстана, который в июне 2018-го отказался признавать недействительными те самые сделки, что сейчас фигурируют в уголовном деле банкира. Но в ноябре того же года юристы АСВ добились в аппеляции решения в свою пользу.

Судами установлено: 28 октября 2016 года казанская рекламная фирма «БиТиЕл» (после реорганизации «БТЛ-Сервис») получила в «Татагропромбанке» 43,7 млн рублей под 18% годовых. Поручителем по кредиту выступил учредитель фирмы-заемщика Андрей Корсаков.

23 января 2017 года врио предправления банка Алексей Федоров заключил договор с компанией «Чистопольская заря» (оптовая торговля мясом и мясными продуктами) о переводе кредитного долга «БТЛ-Сервис», но одновременно с этим банк расторг договор поручительства по тому самому кредиту с Андреем Корсаковым. В результате, по версии Следкома и АСВ, деньги в банк так и не вернулись, право требовать их с гендиректора кредитор потерял, а с «Зари» взять нечего.

На момент обращения в суд «Чистопольская заря» просрочила банку платежи на 36 млн рублей, в компании ввели конкурсное производство. Сейчас она в процессе ликвидации. Тогда как «БТЛ-Сервис» жив.

В АСВ считают: «Заря» была технической компанией, контролировалась руководством банка и «существовала только за счет его кредитов». К слову, учредителем и директором «Зари» выступал водитель «Татагропромбанка» Дмитрий Анатольевич Корсаков (однофамилец директора-поручителя из «БТЛ»).

На суде засветили выписку по расчетному счету, согласно которой, те самые кредитные миллионы «БТЛ» перечислил в ООО «Вирга» за рекламные материалы. «Реальному времени» удалось найти в Казани лишь одну фирму с таким названием, и ее профиль — оптовая торговля фармацевтической продукцией. Вот уже год «Вирга» — в процессе ликвидации, ее единственный учредитель — «Валсис Холдинг ЛТД» на Кипре.

На старте расследования у Федорова был солидный козырь — позиция Арбитражного суда Татарстана. Фото Максима Платонова

АСВ обвиняло участников сделки в сговоре

В арбитражном споре представитель «БТЛ-Сервиса» настаивал: никакого ущерба банку не было, сам кредит не был целевым и мог использоваться для хозяйственной деятельности, а перевод обязательств был нужен для снижения долговой нагрузки компании. Со слов представителя, на тот момент у них были финансовые проблемы — истекали сроки погашения по двум кредитам «ИнтехБанка» на общую сумму 146 млн рублей. Возвращены ли они — в процессе не прозвучало.

В тот период у «БТЛ-Сервис» оказался простой вексель «Чистопольской зари» на сумму 43,694 млн рублей. Как он был выписан — вероятно, отдельная история, ведь за весь 2016-й «Заря» задекларировала выручку в 43 млн и убыток в 1,3 млн рублей. Вексель компания Корсакова получила от марийского ООО «Фирма Смайл», показавшего за тот же год выручку 8 млрд рублей и прибыль 18 млн рублей.

Далее Андрей Корсаков от лица «БТЛ» отдал тот вексель, и еще 1,360 млн рублей сверху «БТЛ» отдал Дмитрию Корсакову как руководителю «Зари» вместе с долговыми обязательствами перед «Татагропромбанком» на 43,7 млн рублей. Таким образом, по мнению представителя «БТЛ», в действиях компании нет злоупотребления правом с целью навредить кредиторам банка, а вывод заявителя о потере ликвидного актива и переводе долга на неблагонадежного заемщика не соответствует действительности.

Представитель АСВ в суде называл технической фирмой не только «Зарю», но и «БиТиЕл» (после реорганизации — «БТЛ-Сервис»), обвиняя в сговоре тех, кто контролировал обе фирмы. Ссылался при этом юрист конкурсного управляющего... на показания свидетелей, что опрашивались в ходе доследственной проверки МВД. В их числе — водитель-директор Дмитрий Корсаков и экс-председатель правления «Татагропромбанка» Айрат Хайдаров.

Айрат Хайдаров оставил пост председателя 5 декабря 2016 года — перед крахом «Татфондбанка». Фото Лины Саримовой

Конкурсный управляющий «Зари» в суде ссылался на нехватку документов, зато представитель «БТЛ» защищал честь компании-партнера, уверяя, что «Заря» не была технической фирмой и проводила крупные сделки с такими компаниями, как «Раевский мясокомбинат», «Башкирская мясная компания» и др. Он просил не верить результатам доследственной проверки в отсутствие вступившего в силу приговора суда и отказать в иске.

Арбитражный суд РТ так и сделал. 11-й Апелляционный арбитражный суд отменил это решение и вынес новое, признав недействительными договор о переводе долга по кредиту и соглашение о расторжении поручительства по нему. Суд постановил — восстановить и задолженность «БТЛ-Сервис» перед «Татагропромбанка», и обязанности Андрея Корсакова по договору поручительства.

Корсаков подал кассационную жалобу, но в феврале 2019-го Арбитражный суд Поволжского округа согласился с решением апелляционной инстанции.

Первый приговор по делу «Татагропромбанка» еще в сентябре 2017-го вынес Набережночелнинский горсуд. Фото Максима Платонова

Первый приговор по делу «Татагропромбанка» был условным

Вероятнее всего, в уголовном процессе защита будет настаивать на отсутствии состава преступления и уже урегулированном гражданском споре хозяйствующих субъектов. Ведь на бумаге сделки аннулированы и ущерб будто бы возмещен.

Первый приговор по делу «Татагропромбанка» еще в сентябре 2017-го вынес Набережночелнинский горсуд. Бывшего начальника допофиса банка Лилию Яруллину обвиняли в присвоении 6,1 млн рублей, однако суд счел эпизод на 2 млн рублей не доказанным, поэтому снизил размер ущерба до 4,1 млн рублей и удовлетворил гражданский иск потерпевшего банка лишь частично.

Яруллина получила 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. Согласно приговору, в июле 2014-го она по фиктивным платежкам зачислила на счет своего мужа-предпринимателя 1,9 млн рублей, хотя в действительности деньги в кассу не вносились. В декабре того же года начальник офиса вынесла из сейфовой комнаты банка 15 650 евро (ущерб оценен в 1 млн 8 тысяч рублей — по курсу ЦБ на день хищения).

В феврале 2015-го Яруллина запросила 1,2 млн рублей у менделеевского подразделения для пополнения кассы челнинского допофиса и получила эти деньги, однако в кассу допофиса не внесла. Ну а в апреле 2015-го во время внеплановой проверки работниками центрального офиса изготовила фиктивные справки по операциям закупки валюты, сфальсифицировав подписи клиентов. В числе одной из липовых покупательниц евро выступила уборщица банка.

В суде банкир заявляла — хищений не было, она всего лишь закрывала долги одних клиентов банка деньгами со счетов других. Суд ей не поверил.

Год банкиров в Вахитовском суде

Для Вахитовского суда Казани 2019-й стал годом подсудимых банкиров — уголовное дело Алексея Федорова уже шестое, четыре поступили из четвертого отдела Следкома по РТ, два — из ГСУ МВД по РТ.

В июне в Вахитовском приговорили экс-главу банка «Спурт» Евгению Даутову к 3 годам и 1 месяцу за фальсификацию отчетности и три эпизода злоупотреблений полномочиями с ущербом 2,9 млрд рублей. Фото Максима Платонова

В июне в Вахитовском приговорили экс-главу банка «Спурт» Евгению Даутову к 3 годам и 1 месяцу за фальсификацию отчетности и три эпизода злоупотреблений полномочиями с ущербом 2,9 млрд рублей. Вину она признала полностью, приговор оспаривает.

Бывших топ-менеджеров «ИнтехБанка» Марселя Зарипова и Елену Наумову также обвиняли в злоупотреблениях полномочиями, но отправили под суд за неправомерные действия при банкротстве с ущербом 874 млн рублей. Их дело Вахитовский суд прекратил за сроком давности. Гражданский иск АСВ банкиры не признают.

В данный момент Вахитовский суд рассматривает уголовное дело главы «Татфондбанка» Роберта Мусина — по шести эпизодам злоупотреблений с ущербом 53 млрд рублей. На процессе гособвинители и потерпевшие заявили — своими действиями Мусин способствовал краху банка. Сам подсудимый не вполне согласен с квалификацией своих действий и заявленным ущербом.

Также в производстве суда — дела беглого управляющего офисом банка «Открытие» Олега Поляха и кассира Натальи Степановой, которые признались в причастности к хищению 220 млн рублей.

Дата первого заседания по делу банкира Федорова судом пока не назначена.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесЭкономикаФинансыБанкиОбществоВласть Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 18 сен
    схематозы Мусина везде
    Ответить
  • Анонимно 19 сен
    год лопнувших надежд
    Ответить
  • Анонимно 29 сен
    Год лопнувших Мусиных.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров