Новости раздела

Девочку с жалобами на сексуальные домогательства в приюте «Акчарлак» могут вернуть родным

После огласки скандала ребенок стал жертвой буллинга, воспитанницу перевели в учреждение другого района

Девочку с жалобами на сексуальные домогательства в приюте «Акчарлак» могут вернуть родным
Фото: из личного архива Екатерины Сафиной (kazan.aif.ru)

Десятилетнюю дочь лишенной родительских прав жительницы Казани, по заявлению которой возбуждено уголовное дело по подозрению в насильственных действиях сексуального характера неустановленных лиц в социальном приюте «Акчарлак», могут отдать под опеку бабушке — Ирине Гавриловой. Сотрудники отдела опеки и попечительства Приволжского района накануне провели обследование ее квартиры на предмет наличия условий для проживания внучки. Подробности истории о том, как девочка, находившаяся в одной сложной ситуации, попала в другую, не менее сложную, — в материале «Реального времени».

Прописали «лещей»

После того, как дочка Екатерины Сафиной, помещенная в детский социальный приют «Акчарлак» в Рыбно-Слободском районе, пожаловалась матери под видеозапись на домогательства инструктора по труду, а та передала это видео в правоохранительные органы, и началось расследование, ребенок попал под жесткий прессинг со стороны старших воспитанников приюта.

В распоряжении редакции имеется аудиозапись рассказа девочки о том, что старшие дети по чьему-то распоряжению дали ей «одиннадцать «лещей» — сильных ударов по лицу, при этом угрожали: если видео с ее признаниями не будет уничтожено, некие люди «из Суконной слободы» найдут ее и ее мать и «испинают», когда она приедет в Казань, и ей будет «хана». Она называет имена других детей, которых также били старшие, и имена тех, кто бил, и уточняет, что расправу над ней устроили в комнате, где нет камеры видеонаблюдения.

Ночью в приюте с детьми, по утверждению девочки, оставалась только «апайка» — нянечка, которая «ходила за ней и следила» — чтобы та не рассказывала о происходящем в приюте матери по телефону. Мать, выслушав это, вновь вызвала в приют полицию.

Фото: скриншот видео

«Забота» в глуши

Спасая девочку от травли, социальная служба перевела ее в другой приют — «Забота». Он расположен еще дальше от Казани, чем «Акчарлак» — в поселке Алексеевское. По словам Екатерины, у девочки перед отъездом старшие дети отобрали зарядное устройство от телефона — как она предположила — чтобы дочка осталась без связи с близкими. В новом приюте, как сообщила Сафина, девочку никто не трогал и не запугивал.

А причину, по которой ребенок в итоге оказался еще дальше от близких, чем был в «Акчарлаке», «Реальному времени» объяснили в пресс-службе Минтрудсоцзащиты. Оказывается, сегодня в миллионной Казани нет ни одного социального приюта для детей и подростков, и поэтому, если дело доходит до изъятия из семьи, всех оказавшихся в трудной жизненной ситуации маленьких горожан отправляют на периферию.

«Детей изъяли, родным не передали»

Пока правоохранительные органы и следствие разбираются в том, что на самом деле происходило в детском приюте в Рыбно-Слободском районе, «Реальное время» выяснило, как дело дошло до изъятия детей из семьи. Озвученная ранее в СМИ и интернете версия о том, что органы опеки лишили мать родительских прав за долги по квартплате, оказалась, мягко говоря, не вполне достоверной.

Как следует из судебных решений, текстом которых располагает наше издание, Приволжский райсуд Казани 20 апреля 2018 года лишил Екатерину Сафину родительских прав на двух малолетних дочерей по иску прокуратуры — в связи с тем, что она «устранилась от выполнения родительских обязанностей <…>, ведет аморальный образ жизни, официально не работает, злоупотребляет спиртными напитками» и часто конфликтует со своей матерью, у которой она проживает. При вынесении решения суд руководствовался материалами, собранными прокуратурой, свидетельскими показаниями и результатами проверки отдела ПДН, а также материалами о привлечении Сафиной к административной ответственности, данными о том, что ее дочь часто пропускает школу.

Приволжский райсуд Казани 20 апреля 2018 года лишил ее дочь Екатерину Сафину родительских прав на двух малолетних дочерей по иску прокуратуры. Фото kazan.aif.ru

Доводы Сафиной о том, что она уже длительное время не употребляет алкоголь, суд отверг, в проведении соответствующей экспертизы отказал, довольствовавшись справкой из наркодиспансера о том, что наличие стойкой ремиссии у пациентки на данный момент установить невозможно, так как она длительное время не наблюдалась в медучреждении. А тот факт, что Гаврилова, в квартире которой проживали ее дочь и внучки, уже длительное время не платила по счетам за ЖКУ, стал дополнительным доводом в пользу прокуратуры.

Мать Сафиной Ирина Гаврилова рассказала корреспонденту «Реального времени», что когда судебное решение вступило в законную силу, она обратилась в органы опеки с заявлением — попросила передать внучек ей:

— Это было бы правильным решением, ведь я дочь и старшую внучку забрала от зятя, когда девочке было 6 месяцев. Они жили у меня, я помогала дочери содержать и воспитывать вначале старшую. А потом и младшую девочку. Алименты от зятя, отца старшей, она не получала. Несмотря на наличие судебного решения — приставы его не исполнили, ничего с него не взыскали. Внучки были членами моей семьи, но мне их отказались передать. Не рассматривался и вопрос о передаче старшей дочери зятю, хотя он родительских прав тогда еще не был лишен.

«Подсказать было некому»

В августе 2018 года младшую девочку изъяли из семьи и передали в детское отделение горбольницы №18, где содержатся «отказники». Некоторое время назад, по данным бабушки, девочку передали на удочерение в один из районов республики и соответствующее судебное решение состоялось. В настоящее время бабушка пытается оспорить его через суд.

Ирина Гаврилова рассказала, что когда судебное решение вступило в законную силу, она обратилась в органы опеки с заявлением — попросила передать внучек ей. Фото Рината Назметдинова

Старшую же внучку, говорит бабушка, она не отдавала до последнего, надеясь, что добьется права стать ее опекуном.

— В органах опеки мне сказали, что я, чтобы получить опекунство, должна выписать дочь из квартиры, — пояснила она «Реальному времени». — Катя со мной не живет, а обе внучки жили у меня практически с рождения, я младшую сама «Нутрилоном» выкармливала, когда у дочки пропало молоко. Я сделала, как советовали в опеке — обратилась в суд с иском о выселении, однако суд неправильно решил дело…

Действительно, в ноябре 2018 года суд отказал Гавриловой в иске о выселении дочери — на том основании, что бабушка «не вправе заявлять требования в интересах несовершеннолетних внучек без установления опеки над ними». А опеку ей не дали установить, сказано в решении суда, из-за того, что «необходимых документов для установления опеки <…> не поступало».

Источник «Реального времени» в органах опеки уточнил: для оформления опекунства Гаврилова по закону должна была представить подлинники справок о здоровье — о том, что она не состоит на учете в наркологическом и психиатрическом диспансерах, а она предоставила лишь ксерокопии этих справок, что недостаточно.

— Я была на приеме в отделе опеки 4 декабря 2018 года, хотела подать заявление — чтобы меня включили в число кандидатов в опекуны, — сообщила Ирина Гаврилова «Реальному времени». — Со мной были все справки в подлиннике, я заполнила бланк заявления, но у меня его не приняли и справок не спрашивали. Сказали, что это я заполнила «на будущее». И я ушла. А потом копии справок по почте я отсылала, потому что денег на юриста у меня не было, а бесплатно никто не консультировал — и подсказать, что и как следует делать, было некому.

«Копии справок по почте я отсылала, потому что денег на юриста у меня не было, а бесплатно никто не консультировал — и подсказать, что и как следует делать, было некому», — объясняет Ирина Гаврилова. Фото Рината Назметдинова

«Нарушений выявлено не было»

«Екатерина Сафина была лишена родительских прав в апреле 2018 года на основании решения Приволжского районного суда Казани, — сообщили «Реальному времени» в пресс-службе горисполкома. — С иском в суд обратился прокурор Приволжского района, в соответствии с материалами о лишении родительских прав, собранными отделом полиции №9 «Сафиуллина».

Согласно материалам отдела полиции, Екатерина Сафина официально не работает, устранилась от выполнения своих родительских обязанностей, не заботится о детях, материально их не содержит, злоупотребляет спиртными напитками. С 2013 года состоит на учете в ГАУЗ «Республиканский наркологический диспансер Министерства здравоохранения РТ». За ненадлежащее исполнение родительских обязанностей неоднократно привлекалась к административной ответственности (ч. 1, ст. 5.35 КоАП). С апреля 2017 года состоит на учете в полиции как неблагополучный родитель, неоднократно обсуждалась на комиссии по делам несовершеннолетних, однако выводов для себя не сделала.

После решения Приволжского районного суда города Казани судебное разбирательство по апелляции в июле 2018 года проводил также Верховный суд Республики Татарстан. Решение нижестоящей инстанции было оставлено без изменений.

В июле того же года прокуратура Приволжского района направила в администрацию Вахитовского и Приволжского районов поручение организовать и обеспечить исполнение судебного решения, а также решить вопрос о дальнейшем устройстве несовершеннолетних девочек — младшей М.В. и старшей М.И.

В своем ответе представители исполкома особо отметили, что «заочным решением Вятскополянского районного суда Кировской области отец младшей М.В. в апреле 2019 года был лишен родительских прав и несовершеннолетняя была помещена в ГБУ «Лаишевский детский дом». В настоящее время ребенок передан на воспитание в семью граждан РФ».

«Старшая М.И. не посещала школу в 2017—2018 учебном году и частично в 2019 году, — говорится также в официальном ответе на запрос редакции. — Сотрудники отдела опеки и попечительства искали девочку вместе с судебными приставами и сотрудниками полиции. По адресу, где она зарегистрирована вместе с бабушкой и лишенной родительских прав матерью, никто не открывал дверь, хотя, по словам соседей, все они жили в квартире. В октябре 2019 года ребенок был помещен в социальный приют. 10 января 2020 года отец старшей М.И. заочным решением Ново-Савиновского районного суда города Казани также лишен родительских прав.

Когда в августе 2018 года Гаврилова И.А. обратилась на установление опеки, ей была направлена информация — какие документы необходимо предоставить, чтобы получить заключение, что она может стать кандидатом в опекуны. В декабре 2018 года посредством электронного документооборота от нее поступило заявление с приложением документов. Однако согласно действующему законодательству, от граждан требуется предоставление оригиналов, о чем она была информирована.

В декабре 2019 года Гаврилова И.А. представила в отдел опеки оригиналы документов, а в январе наступившего года написала заявление о выдаче заключения как кандидата в опекуны и передаче детей под опеку. В связи с этим 21 января 2020 года специалисты провели обследование жилищных условий заявителя — это обязательное требование при рассмотрении таких обращений. Заключение о возможности Гаврилова И.А. быть кандидатом в опекуны будет подготовлено в ближайшее время».

«Осенью 2019 года прокуратура проверяла действия отдела опеки в связи с невозможностью предоставления данной услуги Гавриловой И.А. (назначении опекуном), — уточняется в ответе исполкома. — Нарушений выявлено не было».

Старшую внучку бабушка не отдавала до последнего, надеясь, что добьется права стать ее опекуном. Фото Рината Назметдинова

В заключении об отказе фигурируют долги и соседи

А дочь Гавриловой Екатерина Сафина предоставила «Реальному времени» заверенную копию заключения, выданного 25 декабря 2018 года органом опеки и попечительства по месту жительства бабушки ее дочерей, где, в частности, говорится:

«Кандидат в опекуны медицинских противопоказаний к принятию ребенка в семью не имеет», имеет доход в виде пенсии, превышающий величину прожиточного минимума, однако «по имеющейся информации, представленной председателем ЖСК «Казанка 15» (в управлении которого находится ее дом. — прим. ред.), по месту жительства характеризуется отрицательно, с соседями находится в неприязненных отношениях, является должником за жилищно-коммунальные услуги (долг на 01.12.2018 составляет 184 847 руб. 08 коп.). Собственники квартир дома категорически против передачи детей И.А. Гавриловой под опеку. На основании вышеизложенного Гаврилова Ирина Алексеевна не может быть кандидатом в опекуны».

С надеждой на лучшее

— Я не знаю, какие выводы сделали о моей квартире и обо мне представители опеки сегодня, — говорит Ирина Гаврилова. — Уходя, они мне сказали, что ознакомиться с актом обследования я смогу, когда приду к ним, а пока он не готов, на месте никаких документов не составлялось. Надеюсь на лучшее. За право на опекунство над младшей дочкой я сужусь, но пока суды не на моей стороне.

По словам Гавриловой, частично устранено еще одно препятствие в установлении опекунства. Почти половина огромного долга за ЖКУ погашена: судебные приставы ежемесячно списывают с ее пенсионного счета половину пенсии, и взыскали, как она утверждает, уже более 80 тысяч рублей.

В квартире Гавриловой восстановлены электроснабжение и газоснабжение (ранее свет и газ на длительное время отключили за долги).

«Я не знаю, какие выводы сделали о моей квартире и обо мне представители опеки сегодня», — говорит Ирина Гаврилова. Фото Рината Назметдинова

Расспросив нескольких встреченных во дворе жителей подъезда, в котором проживает Гаврилова, — от молодой мамы до пенсионеров — корреспондент «Реального времени», услышала, что люди, с которыми кандидат в опекуны, по данным опеки, находится в неприязненных отношениях, ничего ни о ней, ни о ее дочери и внучках не знают — даже не представляют, как члены этой семьи выглядят. Председатель ЖСК «Темп 15», с которым корреспондент издания попросила ее связать жительницу дома, ответила той по телефону, что не хочет обсуждать вопросы об этой семье с представителями СМИ.

Инна Серова
ПроисшествияОбществоВластьОбразованиеМедицина Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 22 янв
    Это же какими "людьми" надо быть за место того чтобы дать нормальное детство ребенку, так над ней измываться....
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Тяжелое детство у детей.. В этой ситуации очень жаль девочек... а таких "мамаш" сажать надо....
    Ответить
    Анонимно 22 янв
    таким мамашам денег прибавили, нехай дальше плодят
    Ответить
    Анонимно 22 янв
    Не сажать , а лечить.
    А судьи тоже хороши и опека, могли бы бабушке отдать.
    Все так противно, все гнилые и общество и госаппарат.
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    В этой ситуации очень жаль девочек. А с приютами пусть хорошо разбираются, не просто так ребенок жалуется
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Неужели в приюте сексуальное насилие?
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Провести полное расследование!
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Может, и к лучшему, что младшую девочку другие люди удочерили?
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Государство помогите детям и бабушке!!!!!
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Мамаша пьет, бабушка целый год не может документы принести. Складывается впечателние, что внучки бабушке нужны только для пособия, который выплачиваются опекунам. Действительно бы любила, принесла бы документы, дочь отселила на съемную - и воспитывала бы внучек сама
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии