Новости раздела

Месть «Татсоцбанка» должнику или дорожный конфликт?

В Казани стартует суд по делу об организации поджога главой юрслужбы банка Колесовых

Месть «Татсоцбанка» должнику или дорожный конфликт? Фото: Роман Хасаев

Дошло до суда беспрецедентное для Казани дело о заказном поджоге иномарки непокорного должника «Татсоцбанка» — владельца «Галереи вин». Спасти честь банка способно лишь оправдание главного фигуранта по делу — начальника правового управления «Татсоцбанка» Артема Ильдеяркина. В том случае, если удастся разбить свидетельские показания либо сами свидетели их изменят. И еще до старта процесса следователи МВД Татарстана дали защите своего рода карт-бланш: оставили под арестом тройку признавших вину, отпустив из СИЗО единственного не признавшего — Ильдеяркина.

Версия следствия: юрист ТСБ нанял судимых за 20 тысяч

Четверка обвиняемых в умышленном уничтожении автомобиля Volkswagen Tiguan предстанет перед Вахитовским райсудом Казани 2 июля. Рассмотрение дела поручено судье Лилии Галимовой, которая в свое время отправила в колонию французского афериста Франка Пиксиоли и амнистировала концертного директора Надежды Бабкиной.

В организации поджога обвиняют 41-летнего начальника правового управления АО «Татсоцбанк» Артема Ильдеяркина. Какой мотив преследовал сотрудник банка — следователи не раскрывают, однако считают: для совершения преступления он привлек 33-летнего знакомого Рузеля Гиниятуллина, ранее отсидевшего девять лет за двойное убийство, пообещал ему вознаграждение в 20 тысяч рублей и передал информацию о модели, регистрационном знаке и местонахождении машины, которую просил сжечь. О том, что владелец «Галереи вин» лишь пользуется этим авто, но уже не является собственником, Ильдеяркин, по мнению сотрудников УВД Казани, не знал.

По версии обвинения, Гиниятуллин подключил к делу двоих знакомых по работе в центре реабилитации для наркоманов — 33-летнего Дамира Хисматуллина, дважды получавшего условные сроки за грабеж, а также 19 краж и покушений на таковые, а еще 22-летнего наркозависимого Михаила Котова, ранее судимого за незаконный оборот наркотиков. А далее они втроем 18 января на Mitsubishi безработного Хисматуллина съездили на улицу Жуковского, 23 (по этому адресу находится бутик «Галерея вин») и убедились — Volkswagen с нужным номером находится на парковке. Дальше троица, как полагают следователи, отправилась в поселок Алтан, где Гиниятуллин взял авто матери — Nissan Almera, предварительно скрутив номера. На этой машине к месту преступления поехали Гиниятуллин с Котовым, Хисматуллин на своем авто отправился вперед, чтобы предупредить о постах ГАИ.

Бензин залили в бутылку на заправке на Минской. До того убедились, что ацетон, купленный для поджога, не горит. Исполнителю — Котову — заранее объяснили, куда именно нужно лить бензин, и он, прибыв на место после полуночи, справился за несколько минут — облил, чиркнул зажигалкой, убежал. А на следующий день получил за поджог 5 тысяч рублей, считает следствие. Причем, по версии обвинения, деньги эти были выплачены из тех обещанных 20 тысяч рублей, которые Ильдеяркин 19 января вручил сотруднику залогового отдела банка Юрию Перфилову и попросил передать тому, кто позвонит.

Пожарные прибыли и потушили иномарку довольно быстро, но моторный отсек, салон и кузов получили значительные повреждения. Фото пресс-службы МВД по РТ

Явка с повинной от «болельщика» в СИЗО

Сигнал о горении иномарки на Жуковского пожарные получили в 00.53, прибыли и потушили довольно быстро, но моторный отсек, салон и кузов получили значительные повреждения. А еще от воздействия высокой температуры пострадал припаркованный рядом Chery Tiggo. Уголовное дело было возбуждено в тот же день. Главной версией стал поджог. Первым делом проверили владельца авто — не сделал ли это он сам ради страховки. Машина была не новой, выкупалась у лизинговой компании за 700 тысяч рублей, а застраховали ее на 1 млн 400 тысяч рублей. Версия о самоподжоге подтверждения не нашла.

Собственник погоревшего «немца» — юрист ООО «Фирма «Галерея вин» Артур Ахмадуллин на следствии рассказал, что купить Volkswagen ему предложил владелец компании Цейнштейн, поскольку из-за финансовых проблем оплачивать лизинговые платежи компания уже не могла. Ахмадуллин согласился, правда, с его слов, новой собственностью пользовался редко — лишь для поездок за город, а потому на машине обычно ездил, как и раньше, сам Цейнштейн. Именно поэтому потерпевшими от поджога признали и Ахмадуллина, и Цейнштейна, посчитав, что первому был причинен материальный, а второму — моральный вред.

Нераскрытым это преступление оставалось довольно долго. Несмотря на изъятые с окрестных улиц записи камер наблюдения, которые записали в черно-белом цвете и крайне невысоком качестве и преступление, и исполнителя. Разобрать его лицо на записи было невозможно — оно было замотано шарфом, как позже выяснилось, шарфом болельщика ФК «Рубин». В этом признался 22 февраля Михаил Котов. Причем явку с повинной он написал, уже находясь в СИЗО по новому делу, в начале февраля его приговорили к 3 годам и 4 месяцам колонии за кражу, включив в наказание неотбытый условный срок за незаконный оборот наркотиков.

В организации поджога обвиняют 41-летнего начальника правового управления АО «Татсоцбанк» Артема Ильдеяркина. Фото Александра Артемьева

Следствие о передачке и давлении

Дальше полиция пошла по цепочке собирать доказательства и устанавливать всех фигурантов дела. В начале марта были задержаны Гиниятуллин и Хисматуллин. В начале апреля — Ильдеяркин и Перфилов. Последнего в итоге освободили и перевели в статус свидетеля.

Показания против приятеля из «Татсоцбанка» Гиниятуллин дал лишь после его задержания. До этого утверждал — задумал преступление сам, чтобы отомстить водителю иномарки, который его подрезал. Однако полицейские получили показания свидетелей, что после ареста Гиниятуллина юрист Ильдеяркин сначала приходил к его матери — очень интересовался, как тот «попался полиции«, что рассказывает о поджоге и не нужен ли ему адвокат, а затем организовал щедрую — на 10 тысяч рублей — передачу Гиниятуллину в СИЗО через подчиненного из «Татсоцбанка».

А еще, по данным следствия, Гиниятуллина в СИЗО навещал некий адвокат, с которым у того не было никаких договорных отношений. Близкие фигуранта расценили это как попытку давления, правда, судя по материалам обвинения, личность адвоката следователи устанавливать не стали, как не сделали ничего для привлечения к ответственности организаторов явно незаконного «свидания» из числа сотрудников изолятора. Возможно, потому что сам Гиниятуллин делиться этой информацией не стал.

Между тем вышеназванные действия следователь УВД Казани называл попытками давления, когда 6 марта ходатайствовал перед судом об аресте Ильдеяркина. Тем удивительнее выглядит решение полицейских следователей: отпустить начальника из «Татсоцбанка» под подписку 21 мая, через пять дней после того, как суд в очередной раз продлил ему арест. Парадокс в том, что Ильдеяркин — единственный из фигурантов, кто так и не признал вину, но получил свободу до суда. Хисматуллин и Гиниятуллин остаются под домашним арестом, Котов — под стражей.

Ильдеяркин — единственный из фигурантов, кто так и не признал вину, но получил свободу до суда

Версия Ильдеяркина: «Оговорили»

Узнал о поджоге машины «Галереи вин» только из СМИ, с Цейнштейном были только рабочие отношения, никакой неприязни и конфликтов, делился на одном из допросов Ильдеяркин. Говорил, что никаких денег Перфилову для передачи третьим лицам не давал, с Котовым и Хисматуллиным не знаком, а Гиниятуллина не припоминает. Впрочем, на повторном допросе подозреваемый юрист вспомнил такого человека, рассказав, что тот неоднократно обращался к нему за помощью в судебной тяжбе с бывшей супругой, но получил отказ. А обида могла быть мотивом для оговора.

Впрочем, на одном из заседаний по аресту защитник не признающего вину Ильдеяркина заявлял о погашении ущерба. По данным «Реального времени», супруга обвиняемого отправила денежный перевод в 500 тысяч рублей на имя потерпевшего Ахмадуллина по системе «Колибри», а мать Котова послала ему же 200 тысяч. Впрочем, Ахмадуллин утверждает — денег не получал и согласия на погашение ущерба не давал.

Адвокат Ильдеяркина до суда воздержался от комментариев. В самом «Татсоцбанке» заняли такую же позицию.

Версия потерпевшего Цейнштейна: юрист исполнял волю банка

«Это освобождение — нонсенс!» — комментирует ситуацию потерпевший Яков Цейнштейн. С его точки зрения, получив показания против Ильдеяркина, следователи не потрудились установить его мотивы лишь по одной причине: «Мы с самого начала заявляли — за этим стоит банк. Никакой личной неприязни между нами не было. Он чисто человек команды!». Из показаний владельца «Галереи вин» следует, что никаких дорожных конфликтов ни с кем у него не было, а вот психологическое давление и угрозы были со стороны представителей «Татсоцбанка». Он утверждал, что те требовали подписать договоры личного поручительства по кредитам и отозвать платежные поручения по выплате налогов и зарплаты — чтобы все поступающие на счет «Галереи вин» средства получал банк, а Ильдеяркин будто бы говорил при этом, что человек смертен.

«Это освобождение — нонсенс!» — комментирует ситуацию Яков Цейнштейн. Фото vk.com

Со слов Цейнштейна, слова банкиров его напугали, и он подписал, что те требовали. А теперь считает: «Поджог автомобиля мог быть организован кем-то из числа руководства «Татсоцбанка»… И после него он понял, что это угроза и следующим может быть его жизнь и жизнь членов его семьи». Напомним, Цейнштейн считает, что в отношении него и его бизнеса были совершены и иные преступления, цель которых — забрать по нулевой стоимости всю имеющуюся недвижимость, а долги оставить на учредителях «Галереи вин». При том что объем имущества превышает размер задолженности. О таком же подходе к должникам в полицию заявили представители еще двух компаний, усматривая в действиях сотрудников банка признаки мошенничества.

О неких угрозах в рамках дела о поджоге сообщал следствию и владелец поврежденной иномарки Ахмадуллин. По его словам, матери один раз звонил сотрудник банка, требуя представить информацию, каким образом ее сын участвует в выводе средств организации Цейнштейна. А потом был другой звонок из банка с претензией — почему сын так и не сообщил в банк об обстоятельствах банкротства фирмы, где работает. Никаких конфликтов, по словам потерпевшего, у него не было. Более того, никто из близких, кроме матери, даже не знал, что машина Volkswagen находится в его собственности.

По данным «Реального времени», 2 июля на предварительных слушаниях по делу потерпевшие намерены просить о замене меры пресечения главному фигуранту. В свое время в МВД его освобождение объясняли так: все следственные действия проведены, никакого давления на данном этапе Ильдеяркин оказать не может. Так ли это — покажет суд.

Ирина Плотникова
ПроисшествияОбществоБизнесЭкономикаБанкиФинансы Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 30 июня
    Главного организатора и отпустили...
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Методы варварские. Это те самые черные коллекторы уж!
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    полиция удивляет. подмазали их что ли?
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Эх, Изаак, на тебя была надежда...
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Снова этот Татсоцбанк
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Добро пожаловать в девяностые
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Такое ощущение что вернулись на 20 лет назад...неужели у нас так и будут решать все такими методами...
    Да и органы власти похоже подмазанные
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Все дела зимы начали активизироваться
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Татсоцбанк крупно замазался. Теперь 100 раз подумаю прежде чем связываться с ними
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Странные совпадения
    Ответить
  • Анонимно 30 июня
    Какие то странные дела и события происходят
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии