Новости раздела

Образовательный дом Алафузова: как купец создал библиотеку, школу и систему пособий

Казанский фабрикант заботился о духовном наследии

Образовательный дом Алафузова: как купец создал библиотеку, школу и систему пособий
Фото: pastvu.com

Одно из самых примечательных зданий Ягодной слободы на улице Гладилова в Казани — старинный особняк, в котором расположена общественная организация «Созвездие-Йолдызлык». В прошлом здесь размещался ТЮЗ имени Кариева, а изначально — Алафузовский образовательный дом. О нем рассказывают в книге «Фирма Алафузова» (вторая половина XIX — начало XX века): греческая мечта на российской земле» историки Лилия Габдрафикова, Бахтияр Измайлов и Радик Салихов. С разрешения авторов фрагмент этого безусловно заслуживающего внимания рассказа публикует «Реальное время».

Большим событием как в жизни работников казанских предприятий торгово-промышленного общества Алафузовых, так в целом и города Казани стало открытие в 1900 году Алафузовского образовательного дома. На его открытии 17 сентября присутствовали казанский губернатор П.А. Полторацкий, попечитель Казанского учебного округа М.М. Алексеенко, представители городских и земских учреждений, местные жители, рабочие и служащие предприятий. Руководство фирмы представлял главный доверенный в городе Казани — П.Т. Чесноков. Лидия Андреевна и Николай Иванович Алафузовы к тому времени постоянно проживали в Санкт-Петербурге и поэтому не смогли приехать на торжественное открытие. Они прислали поздравительные телеграммы.

Строительство дома началось еще 18 июля 1898 года. По словам наследников Алафузова, проект создания образовательного дома для фабрично-заводских работников в какой-то мере был продолжением заветов Ивана Ивановича. В честь открытия образовательного дома были выпущены специальные жетоны с надписью «Общество Алафузовских фабрик и заводов. Образовательный дом в Казани 1900 года». Памятные жетоны были эмалированными, зеленого и синего цветов. Руководство образовательного дома дарило их и через несколько лет после торжественного открытия. Например, артистам-любителям Алафузовского народного театра за их безвозмездную работу.

Культурно-просветительское учреждение Алафузовых по документам именовалось как «Александровский образовательный дом», в честь императора Александра II. Но в народном обиходе большее распространение получило названия Алафузовский народный театр, Алафузовский образовательный дом. Состоял дом из двух этажей и полуподвального помещения. По некоторым данным автором проекта здания является архитектор Л.К. Хрщонович.

Александровский образовательный дом. Фото: из фондов Национального музея РТ

На строительство многофункционального красивого здания предприятием было потрачено более 200 тысяч рублей. То есть практически треть ежегодной чистой прибыли фирмы Алафузовых. Вокруг дома был разбит сад. Интересно, что он и в годы советской власти и сегодня используется как культурное учреждение. После 1917 года в нем находился Дом культуры Казанского льнокомбината им. В.И. Ленина, сегодня там работает Казанский татарский государственный театр юного зрителя им. Г.Кариева. Что еще раз свидетельствует о том, сколько труда и любви было вложено при создании проекта и строительстве этого здания, ведь его архитектурные изыски и внутренняя проектировка отвечает современным эстетическим и техническим требованиям.

В начале же XX века в Алафузовском образовательном доме разместили фабрично-заводскую школу, открыли в ней ясли для детей рабочих, клуб для служащих, библиотеку. Кроме того, в нем была оборудована театральная сцена и зрительный зал на 900 мест. Именно этот момент привлек больше всего внимание общественности. Театрально-концертный зал был организован с целью открытия здесь народного театра, демонстрации спектаклей и концертов, проведения просветительских лекций. Для того времени создание народного театра, тем более при промышленном предприятии, стало весьма прогрессивным и необычным шагом. Поэтому и образовательный дом в газетах чаще именовали как Алафузовский народный театр.

«Сегодня в час дня предстоит редкое торжество открытия первого в Казани народного театра», — сообщала в день открытия образовательного дома газета «Казанский телеграф» 17 сентября 1900 года.

В честь торжественного открытия народного тетра были приглашены профессиональные актеры из казанской оперной труппы. Они спели отдельные акты из спектаклей «Жизнь за царя» М. Глинки и «Русалка» А. Даргомыжского. Между тем показали свой талант и актеры-любители из числа служащих. Они спели русский гимн. Большинство фабрично-заводских рабочих в этот день впервые слушали оперу. В целом открывшийся образовательный дом во многом способствовал их культурному развитию и просвещению, расширению кругозора.

Вид на Алафузовские владения. Фото: pastvu.com

Безусловно, учреждение служило и как развлекательный центр. Очевидно, что предприниматели Алафузовы понимали, какое важное место в жизни человека играет свободное времяпрепровождение. Тяжесть и монотонность фабрично-заводской жизни приводили к тому, что многие рабочие и даже служащие превращались в своеобразных роботов, выходные дни которых ограничивались спиртными напитками и азартными играми (карты, домино и т. д.). Данная ограниченность социокультурных запросов отражалась в какой-то мере и на производственной деятельности, на трудовой этике (опоздания, прогулы, кражи, дерзость и т. д.). Рабочие умудрялись даже при посещении народной аудитории образовательного дома, что-нибудь ломать, например, в туалете, уносить какие-то детали сантехнических устройств собой и т. д.

«Вчера вечером 22 января, во время спектакля, кто-то из приходящей публики в нижнем мужском отделении училищного ватер-клозета снял у бачка цепь с ручкою и унес ее. О чем имею честь уведомить Вас и прошу заменить ее другою. После каждого спектакля в училищных ватер-клозетах замечаются крайне нежелательные беспорядки, против которых прошу Вас, Леонид Львович, принять меры предосторожности», — сообщал механику завода Л.Л. Хрщоновичу заведующий Алафузовским училищем В.С. Коротков 23 января 1912 года.

Механик подтверждал жалобу учителя и также отмечал, что почти после каждого спектакля «ватер-клозет оказывается испорченным». Низкий культурный уровень рабочих, особенности их менталитета были устойчивыми явлениями и достаточно трудно поддавались коррекции. К слову Леонид Львович Хрщонович являлся сыном архитектора Льва Казимировича Хрщоновича, по проекту которого и был построен Алафузовский образовательный дом.

Открытием образовательного дома Алафузовы старались направить свободное времяпрепровождение своих служащих и рабочих в наиболее благоприятное русло, где присутствовали книги, просветительские лекции, концерты и спектакли. Где было место и собранию служащих с интеллектуальными беседами и светскими раутами, и социокультурным программам, предназначенным для более широкого круга работников и их детей.

«Цель устройства этого дома — доставить фабрично-заводским рабочим разумно и с пользою проводить праздничные дни», — отмечали сами руководители предприятия.

Здание управления Торгово-промышленного общества алафузовских фабрик и заводов. Казань, 1890-е гг. Фото: из фондов Национального музея РТ

Через 2 месяца после открытия образовательного дома, 14 ноября 1900 года, в нем начала работать библиотека-читальня. Всего 136 наименований книг. Среди них большую часть составляли произведения А.С. Грибоедова, А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, В.А. Жуковского, И.А. Крылова, Н.М. Карамзина, М.Ю. Лермонтова, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, А.К. Толстого, Д. Байрона, И. Гете, М. Сервантеса, Ф. Шиллера, П. Бомарше, Ж. Мольера, Данте, В. Гюго, А. Дюма, Ж. Верна, Ч. Диккенса, М. Твена и других авторов. В 1900 году выписывались журналы «Нива», «Живописное обозрение», «Север», «Русский паломник», «Деревня», ежемесячное издание для детей «Игрушечка», «Техническое образование», «Электротехнический вестник», «Практическая медицина», «Ремесленная газета», «Технический сборник и вестник промышленности». Библиотекарем «изъявил желание» стать инженер-технолог Бернард Андреевич Веселовский. Открывалась читальня по вечерам. В будни с 19:30 до 21:30, в праздники и выходные дни: с 18 до 21 часа.

Вскоре фонд библиотеки составил 363 тома, комплектовался он из личной библиотеки семьи Алафузовых. На содержание читальни, выписку книг и журналов ежегодно фирмой выделялось до 400 рублей. Постепенно число книг увеличилось и к 1916 году составляло до 2500 томов книг духовно-нравственного, общеобразовательного и беллетристического содержания на русском и татарском языках. Книги в библиотеку жертвовались и разными частными лицами. Например, более сотни томов на татарском языке подарил ахун Шарафетдин Абызов. 11 июня 1906 года на базе подаренных им книг для рабочих-татар открылось мусульманское отделение библиотеки. На церемонии открытия присутствовал главный доверенный П.Т. Чесноков. Ахун Ш. Абызов в память об усопших рабочих-мусульман, работавших на фабрике, прочитал суры из Корана. По сообщению татарской газеты «Казан мухбире», мусульманский священнослужитель отметил, что человек состоит из двух начал: материального и духовного. И если для поддержания первого нужны столовые, то для духовного развития — библиотеки. Работники предприятия Минхадж Шагиахметов и Зариф Галиев от имени всех рабочих объявили особую благодарность за открытие мусульманской библиотеки управляющему фабрикой П.Т. Чеснокову и ахуну Ш. Абызову. Интересно, что в это время по всей Российской империи только начали открываться мусульманские библиотеки. Они стали свидетельством культурного прогресса татарского народа и реализации идей мусульманской реформации.

Служащие и рабочие, ученики фабрично-заводской школы охотно посещали библиотеку-читальню. По данным 1916 года, только за один год посетителями библиотеки-читальни было прочитано около 7 600 книг. Рядом с библиотекой размещался также физический кабинет для наглядного ознакомления с предметами по разным отраслям науки и музей производств.

Интересно, что в 1908 году Собрание служащих при Алафузовских фабрике и заводе в Казани решило учредить в образовательном доме собственную библиотеку. Очевидно, специалисты фирмы хотели для себя более обособленное интеллектуальное пространство. Эта была инициатива председателя Собрания, инженера-технолога Ивана Григорьевича Богданова. Ответственным заведующим, как уже отмечалось выше, был избран Леонид Иванович Алафузов.

И.И. Алафузов (в центре в белом) среди родственников и сотрудников. Казань, 1890-е гг. Из фондов Национального музея РТ

Мероприятия Собрания служащих также были закрытыми. На них не допускались рабочие. Проводились маскарады, танцевальные, музыкальные, и литературные вечера, ставились театральные постановки. Также в клубе служащие играли в различные игры: карты, домино, шашки, шахматы, лото, бильярд. На танцевальные вечера приглашались жены и родственницы членов Собрания служащих. Литературные вечера могли посещать их дети, старше 12 лет.

В декабре 1900 года фабрично-заводская школа переместилась из старого помещения в новое здание образовательного дома. Там же была открыта и библиотека. Курс обучения теперь был расширен, из трехгодичного он превратился в четырехгодичный. Для вопроса о вероучителе, который в 1887 году стал одной из причин закрытия фабрично-заводской школы, в начале XX века было найдено компромиссное решение. В училище было два отдела: русский и татарский. И при каждом отделе имелся свой вероучитель — православный и мусульманский. Учителями русско-татарских классов Алафузовского фабрично-заводского училища работали выпускники Казанской татарской учительской школы 1898—1899 годов. На рубеже XIX—XX веков детей татарских рабочих и служащих учил Гафур Кулахметов. Тогда еще никому не известный молодой человек в будущем стал знаменитым татарским писателем и общественным деятелем. В годы первой русской революции он начал активно публиковаться на страницах татарских газет. С 1906 года должность учителя русско-татарских классов занял выходец из Белебеевского уезда Уфимской губернии Искандер Саитгареевич Сакаев.

С переходом 28 августа 1900 года в образовательный дом фабрично-заводская школа была расширена и обставлена всем необходимым школьным инвентарем, число обучающихся в старом здании было около 100 человек, в новом месте количество учеников возросло до 300 человек — православных 250 человек и 50 мусульман. Педагогический состав училища состоял из 11 преподавателей. Четырехлетний курс обучения состоял из закона божьего, русского языка, арифметики, географии, истории, естествоведения, чистописания, пения, рисования, рукоделия. Учащимся бесплатно выдавались книги и ученические пособия (тетради, карандаши, чернила, грифели и т. п.). Например, перед началом учебного года в 1912 году заведующий училищем В.С. Коротков отправил прошение в фабрично-заводскую контору купить одних только тетрадей для чистописания 800 штук. Кроме того, в заказе содержались тетради для рисования, чернила, карандаши, классные журналы и другие учебные предметы.

Вид на заводские корпуса со стороны реки Казанка (90-е годы XIX века). Фото: history-kazan.ru

Для поощрения наиболее талантливых и усердных учащихся в 1901 и 1907 годах были учреждены три стипендии имени Н.И. Алафузова. В этот насыщенный для истории Алафузовской фабрично-заводской школы период ее заведующим являлся Василий Степанович Коротков. К моменту работы у Алафузовых В.С. Коротков уже имел солидный педагогический стаж — почти 25 лет учительства. Ранее он работал в городском начальном училище в городе Царевококшайске Казанской губернии. 19 апреля 1891 года за усердную педагогическую службу был награжден серебряной медалью на Александровской ленте. Супруга его, Мария Федоровна Короткова, являлась учительницей начальной школы и в 1906 году присоединилась к педагогическому коллективу Алафузовской школы. Василий Степанович к этому времени уже 3 года руководил училищем, очевидно, она с детьми ждала, пока он обустроится на новом месте. Супруги жили полностью за счет жалованья и квартирных денег, которые выделяло фабрично-заводское руководство. Например, в 1912 году В.С. Коротков как заведующий школой получал 840 рублей в год, а учительница М.Ф. Короткова — 456 рублей. В семье воспитывались четыре дочери. К сожалению, через 13 лет службы у Алафузовых, в 1916 году, Василия Степановича разбил паралич, заведующей на его место назначили Марию Федоровну Короткову.

В Алафузовском фабрично-заводском училище, помимо общеобразовательной работы, была предусмотрена и программа для внешкольного развития. Например, устраивались различные ученические экскурсии в сопровождении учителей. К 1916 году расход на содержание фабрично-заводской школы увеличился до 8 000 рублей в год. Основная масса выпускников училища вливалась впоследствии в фабрично-заводской коллектив. Но часть их них поступали в городские училища и даже в гимназии.

С 1912 года Алафузовское училище начало получать казенное пособие на «улучшение материального положения учителей». Выделяемые ежегодно 390 рублей руководство предприятия должно было распределить среди учителей по старшинству службы. При этом Министерство народного просвещения предписывало всем своим ведомствам назначать жалованье учителям начальных школ размером не менее 360 рублей в год. У Алафузовых же основные преподаватели получали в год зарплату от 456 до 540 рублей, жалованье ниже 360 рублей выплачивалось лишь учителям вспомогательных предметов, вроде рисования, пения, рукоделия. Таким образом, по сравнению с большинством учителей, их положение было более благополучным, хотя зарплаты педагогов фабрично-заводской школы уступали жалованьям приказчиков или конторщиков среднего звена.

В Алафузовском образовательном доме постоянно выступали различные драматические труппы, в том числе образовавшиеся после революции 1905 года татарские театральные труппы. Например, в 1909 году в совет старейшин комитета образовательного дома обратился известный татарских артист и режиссер Габдулла Кариев от лица Товарищества мусульманских артистов города Казани. Он просил разрешить им «устроить спектакль на татарском языке» в Алафузовском театре в честь «большого мусульманского праздника» вечером 4 или 5 октября. Артисты готовы были устроить театральный показ и утром, если вечера заняты. В итоге мусульманской труппе дали разрешение на вечерний спектакль.

Павильон Алафузовых на ярмарке в Нижнем Новгороде. Фото: history-kazan.ru

Еще одним важным направлением деятельности образовательного дома была организация просветительских лекций. Некоторые из них проводились с применением «волшебных фонарей», то есть с проекцией различных картин. Такая форма подачи материала была наиболее доступной для простых слоев населения. Именно в такой форме еще с конца XIX века устраивались просветительские лекции для широкого круга зрителей городскими и земскими органами самоуправления, общественными организациями.

В Алафузовском образовательном доме неоднократно выступал для рабочих известный казанский театральный критик Н.Ф. Юшков. Его лекции вызывали интерес у слушателей, поскольку среди них многие служащие и рабочие участвовали в работе Алафузовского народного театра и устраивали любительские спектакли. Театральные постановки артистов-любителей из числа фабрично-заводских работников устраивались не только на русском языке, но и на татарском. Например, субботним днем 10 февраля 1907 года артисты-любители представили татарский спектакль «Уят» или «Стыд». Интересно, что по сюжету пьесы главным героем являлся фабрикант Ильяс. Среди действующих лиц были также управляющий, бывший приказчик, рабочие и другие персонажи. Очевидно, что данная пьеса режиссером Ю. Гафуровым была выбрана неслучайно, она напоминала будни самих артистов — фабричных работников.

Также здесь был организован собственный хор певчих и оркестр. На их содержание фирмой ежегодно расходовалось около 2 000 рублей.

Просветительские лекции духовно-нравственного характера на религиозные темы проводили студенты Казанской духовной академии. Они также применяли для иллюстрации своих рассказов «туманные картинки», которые демонстрировались при помощи проектора — «волшебного фонаря». На организацию чтений и бесед, в том числе на оплату услуг лекторов, руководством фирмы Алафузовых расходовалось до 500 рублей в год.

Алафузовский народный дом занимал важное место в повседневности жителей Ягодной слободы. По замечанию корреспондента газеты «Камско-Волжская речь» в 1909 году, «всякий более или менее культурный слобожанин ясно и отчетливо сознавал, какую роль за последние 10 лет играл в его жизни Алафузовский театр». Действительно, однообразные выходные и вечера после работы, которые скрашивали в лучшем случае походы в слободские кабаки и пивные, с открытием этого культурно-просветительского учреждения значительно изменились. У рабочего человека появилась альтернатива питейным заведениям. «И вот на фоне этой обывательщины появляется Алафузовский театр. Правда, назначение этого театра было вовсе не то, чтобы он обслуживал слободу, но так это случилось — вскоре вокруг него стало группироваться все, что было лучшего в слободе, он остался им и до последнего времени. Спектакли, доступные раньше только для немногих зажиточных слобожан, сделались близкими для широкой слободской публики, и тот серый обыватель, который раньше не знал театра, теперь сделался его постоянным посетителем», — констатировал сторонний наблюдатель в 1909 году. Алафузовский народный театр действительно стал центром притяжения для жителей слободы. Однако, помимо культурно-развлекательных мероприятий, он привлекал и как место всевозможных сборов, в том числе революционных кружков. Здесь проходили собрания и митинги рабочих, в которых звучала критика управленческой работы Алафузовского общества. Таким образом народный дом послужил и для консолидации рабочих сил, которые в конечном итоге начали действовать против администрации фабрики и завода.

Алафузовская мануфактура. Сайт pastvu.com

Несмотря на «побочные эффекты» своей социальной политики, руководство предприятия продолжало вести работу в области просвещения работников и их детей. Просветительская деятельность семьи Алафузовых в области просвещения не ограничивались лишь организацией и содержанием начального училища для детей. Немало внимания уделяли они и развитию взрослых рабочих. В это время в Европе особую популярность приобрели «народные университеты», которые предполагали обучение отдельной области знаний или усвоение конкретных навыков. По этому поводу в Алафузовском образовательном доме в 1907 году была организована даже специальная лекция, которую читал В.Н. Ивановский. Он изложил свои мысли максимально простым языком, без особых терминов, что очень понравилось слушателям. В зале Алафузовского театра собрались около 400 человек.

«Просто изложенная <…>, обоснованная обыденными, житейскими фактами с отсутствием иностранных выражений, лекция произвела на собравшихся слушателей (в количестве около 400 человек) сильное впечатление», — отмечал корреспондент газеты «Казанский телеграф».

В лекции говорилось о развитии «народных университетов» в Западной Европе и, самое главное, сообщалось об открытии подобных курсов для взрослых в Казани. Они должны были начаться осенью 1907 года, предполагалось открыть курсы по медицине, математике, механике, общественным и естественным наукам, литературе, истории.

При этом данная идея была не новой для руководства казанскими предприятиями фирмы. В конце 1902 года торгово-промышленное общество Алафузовских заводов и фабрик выступило перед Казанским губернским присутствием по фабричным делам, а потом и перед другими органами власти с инициативой об открытии вечерних технических курсов для фабрично-заводских рабочих. В них предполагалось ознакомить рабочих с основами арифметики, физики, химии, технологии волокнистых веществ, механики и черчения. Занятия планировалось проводить три раза в неделю, с продолжительностью 1-2 часа. Руководствовалось предприятие Высочайше утвержденным 18 марта 1902 года мнением Государственного совета о технических и ремесленных учебных мастерских и курсах. Прошение поддержали и другие промышленники — И.К. Крестовников, В.А. Свешников.

Технические курсы планировали открыть в аудитории Алафузовского образовательного дома. Заведующим назначался служащий завода Иван Константинович Лисовский, он же должен был преподавать механику и черчение. И для ведения остальных предметов руководство фирмы Алафузовых хотело привлечь собственный технический персонал. Инженер-технолог Бернард Андреевич Веселовский вызвался вести арифметику и технологию волокнистых веществ, Иван Григорьевич Богданов — физику и химию. Все эти предметы были тесно связаны с фабрично-заводским производством и могли бы значительно повысить профессиональный уровень рабочих. Но благая идея не была реализована, традиционные российские бюрократические барьеры приостановили ход этого общеполезного просветительского дела. Казанское губернское присутствие по фабричным делам на очередном обсуждении вопроса об открытии технических курсов, вынесло вердикт о том, что еще не получены рекомендации по поводу упомянутого мнения Государственного Совета от Министерства финансов. Поэтому и открытие такого рода курсов посчитали преждевременным. В конце 1903 года Торгово-промышленное общество Алафузовых вновь обратилось к казанскому губернатору с просьбой разрешить открытие технических курсов. Наконец начальник губернии уже в феврале 1904 года отправил запрос в учебный отдел Министерства финансов, чтобы получить рекомендации по поводу открытия этих курсов.

Вид на Адмиралтейскую слободу. Конец XIX — начало XX века. Иллюстрация из книги Р. Салихова, Б. Измайлова «Адмиралтейская слобода»

Судя по документам, руководству Алафузовских заводов и фабрики через некоторое время все же удалось открыть курсы для взрослых, но, очевидно, они не имели столь обширной программы обучения, как в проекте технических курсов 1902 года. Так, 2 октября 1909 года рабочие-мусульмане, посещающие курсы для взрослых при фабрично-заводской школе, обратились с просьбой в комитет Алафузовского образовательного дома с просьбой продлить им срок обучения. Они посещали курсы по вечерам с 1908 года, но хотели продлить срок обучения и на 1910 год. В числе просителей было 17 человек. Судя по всему, татарские рабочие на этих курсах обучались русскому письму.

При этом идея о необходимости открытия вечерних курсов для рабочих на государственном уровне была закреплена еще в 1888 году в «Положении о промышленном образовании». В нем имелся пункт об устройстве воскресно-вечерних классов и курсов для рабочих для «поднятия их общего уровня образования». Однако практическая реализация данного положения на местах затруднялась различными бюрократическими барьерами.

Еще одним направлением просветительской работы фамилии Алафузовых стало учреждение в 1916 году Просветительного фонда имени Лидии Андреевны и Николая Ивановича Алафузовых. Инициатором создания фонда выступило Общество потребителей при Алафузовских фабриках и заводах города Казани. Решение это было принято в заседании 30 сентября 1916 года и приурочено к их 25-летней деятельности в делах фирмы. На образование просветительного фонда отчислен капитал в сумме 2 000 рублей из прибылей Общества за 1915—1916 год. Из этого капитала планировалось ежегодно отчислять 250 рублей на стипендии ученикам — детям членов Общества потребителей — служащих и рабочих, которые обучались в трех учебных заведениях города Казани — мужском и женском коммерческих училищах (по 100 рублей ) и во втором Городском Высшем начальном училище (50 рублей). Кандидатов утверждали Лидия Андреевна и Николай Иванович. При отсутствии учащихся в коммерческих училища и городском высшем начальном училище, стипендии предоставлялись лучшим выпускникам фабрично-заводской школы Алафузовых.

Просветительская деятельность семьи Алафузовых и руководства предприятия, возглавляемого им, была разноплановой и продолжалась на протяжении почти шести десятилетий. В данной работе придавалось большое значение не оказанию разовой помощи, а системной поддержке нуждающихся.

Поэтому практически с первых лет основания фирмы была организована фабрично-заводская школа, открылись долгосрочные стипендиальные программы, а в начале XX века выстроен многопрофильный Алафузовский образовательный дом. Реализация данного проекта в полной мере демонстрировала те социокультурные изменения, произошедшие в среде промышленных служащих и рабочих на рубеже XIX—XX столетий. В этот период увеличилось количество рабочих, которые представляли собой класс пролетариев: оторванные от своих крестьянских наделов они окончательно обосновались на промышленных окраинах городов. В эпоху технического прогресса наибольшую остроту приобрел вопрос о профессиональной квалификации работников, об их общем культурном уровне, ведь соблюдение трудовой этики также влияло на ход производства.

Здание мастерских и кузница. 1890-1990-е гг. Иллюстрация из книги Р. Салихова, Б. Измайлова «Адмиралтейская слобода»

Технические курсы для рабочих, открытие библиотеки-читальни, где была представлена и техническая литература, развлекательные мероприятия в Алафузовском народном доме — все это было частью свободного времяпрепровождения служащих и рабочих. С помощью этих мер, руководство фирмы пыталось изменить повседневный уклад своих работников, где зачастую рабочие будни сменялись весьма однообразными выходными с горячительными напитками. Систематичная просветительская деятельность Алафузовых расширила кругозор рабочих и служащих, изменила стиль мышления и открыла новые горизонты для реализации возможностей. Существование на алафузовских фабриках и заводах политических кружков среди рабочих говорило не только об их общем недовольстве своим материальным положением, но и об определенном культурно-образовательном уровне, когда работник мог осознавать свою гражданскую позицию и сформулировать собственные требования.

Лилия Габдрафикова, Бахтияр Измайлов, Радик Салихов
ОбществоКультураИстория Татарстан Институт истории им. Ш.Марджани АН РТСалихов Радик РимовичГабдрафикова Лилия РамилевнаИзмайлов Бахтияр Искандерович

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 10 дек
    Интересные страницы истории города, промышленности и культуры.

    Бурно развивалась Казань на рубеже 19-20 веков.
    Жаль, марксистская Катастрофа октября 1917 года остановила это развитие и погубила миллионы жизней.
    Ответить
    Анонимно 10 дек
    Не согласен, революция дала новый толчок
    Ответить
    Анонимно 10 дек
    "Толчее" чему дала "революция"-переворот?
    Гибели миллионов людей?
    Если бы не марксистская Катастрофа октября 1917 года промышленность, образование,наука и культура России развивались бы значительно быстрее.
    И без колоссальных жертв мирного населения.
    Ответить
  • Анонимно 10 дек
    А теперь только заброшка и осталась
    Ответить
    Анонимно 10 дек
    Там находится Фабрика Алафузова
    Ответить
  • Анонимно 10 дек
    А через некоторое время это здание снесут и будут говорить мол "ах как жаль такое старинное здание пропало"
    Ответить
  • Анонимно 10 дек
    и здание прекрасное, и место прекрасное. Спасибо всем тем, кто занимается поиском информации и восстановлением этой человеколюбивой атмосферы.
    Ответить
    Анонимно 10 дек
    И памятник Алафузовым надо установить у Образовательного дома, ими построенного.
    Ответить
  • Анонимно 10 дек
    Что мог изменить один Алафузов? 2-3% грамотных в стране, занимавшей 1/6 часть суши. Ни царь не думал о народе, ни те, кто пришёл к власти после него.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии