Новости раздела

Как конкурсник «Книжного двора» кастинг у Мусина проходил

В суде прозвучало: на плаву казанскую сеть электроники держали фирмы-пустышки, раздувая финотчетность по указке ТФБ

Как конкурсник «Книжного двора» кастинг у Мусина проходил Фото: Ирина Плотникова

Отрицательное заключение рядового специалиста «Татфондбанка» не мешало выдаче гигантских кредитов группы компаний «Домо». Работу этой коммерческой сети контролировал лично предправления Роберт Мусин, проводя собеседования с кандидатами в топ-менеджеры и совещания в банке по развитию «Домо». Меж тем ежегодные убытки флагмана сети — «Бытовой электроники» — достигали полумиллиарда рублей и ради их погашения ТФБ давал деньги взамен на липовые отчеты. Об этом накануне рассказали свидетели в казанском суде по уголовному делу банкира.

Кредиты на «очевидно нереальную деятельность»

Экономист компании «Ак Барс Девелопмент» Резеда Тайчинова получила повестку в Вахитовский суд Казани благодаря прежней должности — специалиста отдела кредитования юрлиц в «Татфондбанке». Там она работала с 2015 года, отвечая за ведение кредитного портфеля пяти фирм из так называемой группы «Домо». «По некоторым компаниям были признаки нереальности деятельности», — свидетельствовала Тайчинова, но дала понять — признаки эти не мешали ни получению новых кредитов, ни реструктуризации долгов.

Детали экономист припомнить не смогла, и гособвинитель Руслан Губаев с разрешения суда огласил интереснейший протокол ее допроса в Следкоме. Из него следовало — в ТФБ существовал «особый порядок кредитования отдельных клиентов», сложившийся задолго до трудоустройства Тайчиновой.

«Группа компаний «Домо» получала кредиты на основании завышенной оценки финансовой отчетности организаций при очевидной нереальности их деятельности», — эту цитату допроса свидетеля представитель прокуратуры повторил дважды. Далее Тайчинова сообщала — «признаки реальной деятельности» среди обслуживаемых ей организаций «Домо» имел лишь «Технорегион», у которого был магазин в Уфе.

Детали экономист припомнить не смогла, и гособвинитель Руслан Губаев с разрешения суда огласил интереснейший протокол ее допроса в Следкоме

«Торгсбыт», «Техника плюс» и «Новая электроника», по ее мнению, предпринимательскую деятельность не вели и лишь имитировали финансовые отношения исключительно внутри ГК «Домо» фиктивными договорами купли-продажи. Тайчинова рассказала, как участвуя в проверке Центробанка, выезжала по адресу «массовой регистрации ГК «Домо» на Спартаковской, 2 в офис одной из фирм — «небольшой кабинет, где, кроме директора, никого не было.

Своих бухгалтеров в этих фирмах не было, отчеты за них составляли и присылали финансисты из ГК, причем с ошибками. «Мною и другими кредитными инспекторами, сопровождавшими ГК «Домо» вносились корректировки отчетности и дебиторской задолженности», — признавалась следователям экс-сотрудница ТФБ. По ее словам, это делалось для оценки будущего кредита по более высокой категории качества и вело к снижению создаваемых резервов на случай невозврата средств.

«Повлиять на сложившийся порядок не могла»

А дальше этот кредит проходил «по цепочке платежей между юрлицами ГК «Домо» по счетам ТФБ, «Интеха» и «Тимер Банка», дробился на более мелкие суммы и сходился в фирме «конечного плательщика процентов по кредиту». Тайчинова уточняла: «Как правило, схемы [движения по счетам] выполнялись от двух-трех дней до недели. Я следила за исполнением сроков, если платежей не было, связывалась с бухгалтерией «Домо» — почему задержался платеж».

Финансовой выгоды схема не имела, но позволяла закрывать старые кредитные долги и проценты по ним, выдавая новые на деятельность «Бытовой электроники». Напомним, за 10 лет такой накачки деньгами сеть под брендом «Домо» подмяла под себя 150 магазинов в 20 регионах России, но к началу 2017-го смогла сохранить лишь девять торговых залов.

Тайчинова уточняла: «Как правило, схемы [движения по счетам] выполнялись от двух-трех дней до недели. Я следила за исполнением сроков, если платежей не было, связывалась с бухгалтерией «Домо» — почему задержался платеж»

Также Тайчинова рассказала о скрытой под видом продления кредитных договоров реструктуризации долгов, имевшей место «по всем фирмам ГК». По словам свидетеля, в согласовании «схемы» участвовали ее непосредственные руководители и директор департамента крупного бизнеса и проектного финансирования ТФБ Роза Якушкина.

После оглашения этих показаний свидетель подтвердила их достоверность суду. А на уточняющий вопрос обвинения, часто ли писала отрицательные заключения на заявки по кредитам ГК «Домо», ответила однозначно — положительных заключений вообще не давала, но кредиты все равно одобряли. «Повлиять на сложившийся порядок я не могла. А в заседаниях кредитных комитетов я не участвовала. Там были Якушкина и Ионова», — констатировала экономист.

«Мусин не юридически, а фактически являлся бенефициаром ГК «Домо»

Бывший бухгалтер «Бытовой электроники» Гульнара Галеева призналась — по предложению своей начальницы Ирины Васильевой стала директором и учредителем одной из технических компаний «Альнаир», когда пообещали прибавку к зарплате в 10 тысяч. Таких компаний «при «Домо» было от 20 до 40, как объясняли людям — они были нужны «для поддержания кредитного портфеля». Сама Васильева рулила сразу пятью фирмами, также в директорах ходили менеджеры и охранники, впрочем, вся их «руководящая работа» заключалась лишь в подписании кредитных договоров при выдаче очередного транша в банке.

— Куда направлялись кредиты? — поинтересовался гособвинитель Динар Чуркин.

— Поступали на расчетный счет и в течение часа через другие компании заходили обратно в «Татфондбанк» в виде погашения процентов или другого кредита. При мне это движение курировала Ирина Данилова. Она создала для этого специальную программу, — отвечала Галеева, отмечая, что как директор «Альнаира» она его деньгами распоряжаться не могла.

Гульнара Галеева призналась — по предложению своей начальницы Ирины Васильевой стала директором и учредителем одной из технических компаний «Альнаир», когда пообещали прибавку к зарплате в 10 тысяч

По мнению экс-бухгалтера «Бытовой электроники» эта фирма еще в 2014 году была прибыльной — на фоне кризиса даже смогла неплохо заработать. При этом за время работы Галеевой с 2010 года в компании сменилось пять гендиректоров, но их ротация на политику кредитования не влияла.

«Вам известно, кто являлся конечным бенефициаром группы «Домо»?» — поинтересовался представитель потерпевшего АСВ Андрей Соколов. «Думаю, «Татфондбанк», весь контроль шел оттуда», — отвечала свидетель.

Следующей к трибуне свидетеля пригласили бывшего главбуха «Глобал Консалтинга» и финансового директора «Бытовой электроники» Ирину Данилову. Ныне она занимает аналогичную должность в другой крупной сети. Данилова призналась — с обвиняемым Мусиным знакома, поскольку он принимал личное участие в деятельности ГК «Домо». «У нас проходили сессии в формате совещаний, где мы отчитывались по результатам деятельности «Бытовой электроники» и ГК «Домо», — сообщила она.

«А почему перед ним, если он не учредитель?», — отреагировал прокурор Чуркин. Данилова уточнила: «Так всегда было, сколько я там работала... Мы отчитывались по бюджету, по планированию на будущий год, обсуждали оптимизацию расходов, вопросы с поставщиками». С ее слов, по результатам отчетов предправления ТФБ «давал предложения и поручения».

— У вас не было ощущения, что Мусин руководит данными компаниями? — продолжил прокурор.

— Роберт Ринатович, в общем-то, был руководителем ГК верхнего уровня, — свидетельствовала бывший финдиректор «Бытовой электроники». В своих показаниях на следствии она была откровеннее: «Мусин не юридически, а фактически являлся бенефициаром ГК «Домо», с ним согласовывался долгосрочный план работы, он требовал от нас достижения определенных показателей».

Данилова подчеркивает: «Выданные средства не расхищались и возвращались обратно в банк. Но стратегически долг перед ТФБ рос»

— Ваша фирма прибыльная или убыточная была? — поинтересовался гособвинитель Губаев.

— На грани рентабельности. Были убытки, но не огромные — когда-то по итогам месяцев была нулевая прибыль, когда-то — минус 10 миллионов...

Данилова призналась, для реструктуризации кредитного портфеля иногда требовалась новая площадка. Поэтому создавались новые фирмы, и через них получался кредит для погашения старых обязательств. Однако для тех же целей использовали и ранее вошедшие в ГК фирмы, путем выкупа которых расширяла свои границы сеть «Домо».

При этом на бумагах каждая компания заключала сделки, например, передавала по цепочке товар, который хранился на складе «Единого закупочного центра». Так имитировалось движение средств. Данилова подчеркивает: «Выданные средства не расхищались и возвращались обратно в банк. Но стратегически долг перед ТФБ рос».

Роберт Мусин, по ее словам, был в курсе схем погашения, ведь отчеты о деятельности ГК раз в месяц и в квартал заслушивали... в его банке.

— Почему ему отчитывались, если учредитель — фирма иностранная (бенефициаром «Бытовой электроники» выступал кипрский офшор G.E. Global Electronic Company LTD, — прим. ред.)? — продолжил допрос представитель прокуратуры.

— Мы понимали, что раз банк выдает кредиты, он контролирует эту деятельность. А Мусин контролировал ГК «Домо».

Адвокат обвиняемого Алексей Клюкин уточнил у Даниловой — действительно ли каждый новый кредит погашал предыдущий с учетом процентов. Получив подтверждение, попросил прикинуть — какую долю из 19 невозвращенных миллиардов рублей могут составлять те набежавшие проценты. «30—40 процентов, наверное, точно. Может, и больше», — оценила та.

Со слов Сабитова, его пригласили с учетом солидного опыта работы арбитражным управляющим в полусотне предприятий

«Убыток снизился до 300 миллионов. До этого был полмиллиарда»

Весьма напряженным выдался допрос последнего гендиректора «Бытовой электроники» Алмаза Сабитова. Компанией он рулил с июня 2015 года и до самого ее краха в марте 2017-го. Со слов Сабитова, его пригласили с учетом солидного опыта работы арбитражным управляющим в полусотне предприятий. В их числе — нечужой для мусинского банка ТД «Книжный двор», а еще «Буинский сахарный завод», агрофирмы «Сосновоборская», «Елабуга-Водоканал» и «Нурлатский мясокомбинат».

Нюанс в том, что вспоминать, от кого исходило приглашение и постановка конкретных задач, свидетель явно не желал. Ограничивался фразами «кто-то из работников «Татфондбанка». И лишь в финале прокурор Динар Чуркин на вопрос, у кого Сабитов проходил собеседование на ключевой пост в «Бытовой электронике», получил четкий ответ: «Собеседование проходил в банке. Был у начальника службы безопасности».

— У Мусина проходили собеседование? — продолжил обвинитель.

— Да, проходил. Какие конкретно были вопросы, я не помню. Это была беседа.

Со слов Алмаза Сабитова, задачи перед ним банкир не ставил, это делали его замы. Свидетель дал понять — с целями справился: «За период моего руководства этой компанией убыток снизился и стал составлять 300 миллионов рублей в год. До этого был где-то полмиллиарда».

По мнению топ-менеджера, сама по себе деятельность «Электроники» была прибыльной, но всю выручку съедали платежи по ранее полученным кредитам. В период их выдачи были «неправильно выстроены некоторые бизнес-процессы», ставилась цель — открытие новых магазинов, в том числе в отдаленных регионах, без просчета затрат на транспорт и склады. «Чтобы конкурировать с местными сетями в других регионах, приходилось снижать цены, а следовательно, и доходность», — рассуждал Алмаз Сабитов на заседании Вахитовского суда.

«Финансовая деятельность была успешная. При мне работали 48 магазинов и с прибылью», — сообщила суду бывший главбух «Бытовой электроники» Гузель Садретдинова, покинувшая компанию в 2016-м

Очередной провал в памяти у свидетеля вызвал простой вопрос — участвовал ли Роберт Мусин в совещаниях по деятельности «Домо». «Несколько раз было, что он заходил, интересовался, но это были не совещания такого рода», — отвечал бывший директор «Бытовой электроники». По его мнению, в ситуацию с убытками глава ТФБ лично не вникал, этот вопрос даже не обсуждался в его присутствии. Какие обсуждались — не помнит.

Год назад на допросе в Следкоме тот же свидетель рассказывал о неоднократных визитах в ТФБ для обсуждения вопросов «Домо» в том числе по отношениям с поставщиками, в которых участвовали Мусин и его замы Насыров, Мингазетдинов, Якушкина.

Вопрос прокуроров к Сабитову как опытному конкурсному управляющему — обладала ли «Бытовая электроника» признаками банкротства, вновь вызвал затруднение. Он заявил — состояние компании было удовлетворительным.

«Финансовая деятельность была успешная. При мне работали 48 магазинов и с прибылью», — сообщила суду бывший главбух «Бытовой электроники» Гузель Садретдинова, покинувшая компанию в 2016-м.

«Штат в «Домо» большой был?» — заинтересовался председательствующий судья Наиль Камалетдинов. Оказалось, не меньше тысячи человек.

Сегодня суд продолжит допрос свидетелей по эпизоду кредитования ГК «Домо». По версии обвинения, деньги эти ГК получала, поскольку Мусин злоупотреблял полномочиями. Всего его обвиняют в шести эпизодах злоупотреблений с ущербом 53 млрд рублей.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБанки Татарстан
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 03 дек
    Женщины зарабатывали, как могли.
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Я думал уже дело с ТФБ закончилось давно
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    Дело по ТФБ и Интехбанку в самом расцвете. Идёт допрос свидетелей, картина набирает цвет, раскручивается цепочка многоуровневой финансовой пирамиды. До верха добраться только СК по плечу.
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    там еще первый эпизод разбирают
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Самое главное срок какой будет Роберту?
    Вон управляющему "Открытия" за 220 млн. шесть лет впаяли...
    А здесь должно быть минимум пожизненное
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Зарабатывали как могли на чужих деньгах
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    На слезах людей зарабатывали
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Как вот такое в наше время могло случиться?
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Фото не Сабитова Алмаза. Сабитов имел тесные связи с ТФБ и Мусиным, был арбитражником по банкротствам под руководством Мусина, а теперь провалы в памяти- не может ничего вспомнить!
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    13:29 посмотри внимательнее. Его фото. Он вчера был
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Сабитов Алмаз Ахатович являлся арбитражным управляющим различных фирм/компаний (член НП СРО "Гильдия Арбитражных Управляющих").

    Вот, например:
    в 2016 году был назначен Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом конкурсным управляющим с зарплатой в 30 тысяч рублей в банкротящуюся ООО «Жемчужина» (гостинично-ресторанный комплекс) в Башкирии.

    В июне 2015 году Сабитов А.А. стал гендиректором компании "Бытовая электроника" с зарплатой 300 000 рублей. Вчера на заседании суда он вначале вспомнить не мог кто ему предложил данную должность и с кем проходил собеседование, однако чуть позже вспомнил, что собеседование проходил у начальника службы безопасности Татфондбанка, а также у самого Мусина Р.Р.

    Какой уникальный тип! Все успевал - быть и управляющим, и ген. директором! Вот только сейчас вдруг наступила амнезия, исчезли сверхспособности, вчера ничего толком даже вспомнить не мог! Имея опыт арбитражного управляющего не заметил в каком состоянии находится "Бытовая электроника" (ну или не хотел откровенно говоря), при этом как-то случайно процедура банкротства "Бытовой электроники" (и еще огромного количества фирм с "номинальными" директорами из числа сотрудников "Бытовая электроника", которые не вели реальной хозяйственной деятельности, но получали многомиллионные кредиты в ТФБ ) совпала с процедурой банкроства Татфондбанка. Эх, не помнит якобы Сабитов ничего, не помнит ... да, и не знал оказывается, что сотрудники Бытовой электроники по совместительству работали "номинальными" директорами за надбавку в 10 000 рублей, в обязанности которых входило лишь подписание кредитных многомиллионных договоров...

    Удивительно, но сами "номинальные" директора фирм во время заседания в сентябре 2019 г. рассказали о том, что руководство ООО «Бытовая электроника» вынудило их стать директорами подставных фирм, которые потом оформляли в ТФБ кредиты на крупные суммы. Фамилия Сабитов при этом озвучивалась!
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Всех свидетелей можно объединить в одну группу - подельники!!! Не надо говорить, что финансисты и бухгалтера ничего не понимали. Номинальные директора погнались за наживой. Но!!!!! Незнание законов не освобождает их от ответственности!!! Привлечь всех к ответственности, к субсидиарной ответственности в том числе! Получал Сабитов 300000...это же уму непостижимо!!!
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Кто-то хотел подработку к зарплате в 10 тысяч рублей, Сабитов А. - 300 тысяч, в итоге обанкротили два крупных Татарстанских банка ТФБ и Интехбанк. Вкладчики одномоментно лишились своих кровные денег, которые годами копили на новые квартиры, учёбы детей и старость. Кто-то подработал, а кредиторы 1 очереди ПАО Интехбанк и Татфондбанк в убытке. Все виновные должны быть привлечены к уголовной ответственности. Мы кредиторы 1 очереди ПАО Интехбанк и Татфондбанк требуем полного возврата своих вкладов.
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    "Лично контролировал Мусин"
    И лично воровал.
    Ответить
  • Анонимно 05 дек
    На фото - не Сабитов
    Ответить
    Анонимно 06 дек
    Т.е. хотите сказать, что вместо Сабитова другой человек пришел?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров