Новости раздела

Рустам Минниханов: «Если идут замечания, значит, на местах на это внимания не обратили!»

Среди городов лидерами рейтинга деловой активности стали Зеленодольск и Альметьевск, а среди районов — Сарманово и Балтаси

Рустам Минниханов: «Если идут замечания, значит, на местах на это внимания не обратили!» Фото: Ринат Назметдинов

«Историю надо показывать в целом — какая у нас ситуация, как она менялась, — подчеркнул сегодня на XIII расширенном заседании Совета по предпринимательству при президенте Республики Татарстан Рустам Минниханов. — Если в наш адрес есть критика, ее надо воспринимать, но надо видеть всю картину». Почему почти каждый четвертый татарстанский бизнесмен считает, что бизнес-климат в республике ухудшился, отчего разоряются сельские предприниматели и что делать, чем предпринимателям заманить работников — в репортаже «Реального времени» с заседания совета.

Центростремительное движение

Совещание началось с доклада о «замерах оценки бизнесом деловой активности», который представила и.о. бизнес-омбудсмена РТ Венера Камалова. Сидевший рядом с президентом Татарстана экс-уполномоченный по правам предпринимателей Тимур Нагуманов на этот раз в дискуссии не участвовал.

Камалова рассказала, что «замер» проводился с июня по сентябрь 2019 года методом телефонного опроса и онлайн-анкетирования предпринимателей через мобильное приложение «Услуги РТ». Из 16 тысяч анкет отобрали 4800 — по этой репрезентативной выборке и оценивали ситуацию.

Всего, по словам Камаловой, в Татарстане сейчас насчитывается 162,9 тысячи субъектов малого и среднего бизнеса — 85,5 тысячи индивидуальных предпринимателей и 77,4 тысячи юрлиц. 78% из них сконцентрированы в пяти самых крупных городах республики, а почти половина — 48% — в Казани. При этом 96% предприятий классифицируются как микробизнес (с оборотом до 60 млн рублей в год), и львиная доля из них — 53,7% — специализируется в сфере услуг, а еще 35% — торговые предприятия.

Производством в Татарстане занимаются всего 10,9% малых и средних предприятий, однако именно в этой области у предпринимателей сегодня наблюдается наибольшая готовность инвестировать в предприятия. Исследование показало, что индекс деловой активности в среднем по РТ составляет около 44%, тогда как в идеале он должен быть выше 50% — такие цифры свидетельствовали бы, что бизнес развивается.

Рост прибыли, по выражению и.о. бизнес-омбудсмена, связан со «значительно ужесточившимся налоговым администрированием» — растет не столько реальная прибыль, сколько налогооблагаемая масса

«Потребитель тоже должен быть защищен»

— Начиная с последнего кризиса в 2014 году количество предприятий растет, — сообщила Камалова. — С мая 2018 года по май 2019-й стало на 1200 предприятий больше, и этот прирост составил 1,3 процента. За этой, казалось бы, небольшой цифрой скрывается большая подвижность всего сектора малого и среднего бизнеса. За этот же период в республике открылось 36 тысяч новых предприятий (а закрылось свыше 34 тысяч, — прим. ред.), то есть за год база предпринимателей обновляется примерно на 20 процентов… С другой стороны, анализ прекративших деятельность предприятий в таком большом количестве позволил бы муниципалитетам качественно выявить проблемы, критичные для бизнеса.

Средняя выручка с поправкой на инфляцию в 2016 году, по словам спикера, заметно упала, но Камалова отметила парадокс: в последнее время цифры свидетельствуют о наметившейся тенденции к приросту и выручки, и прибыли, но предприниматели в опросах сообщают об их снижении. То есть рост прибыли, по выражению и.о. бизнес-омбудсмена, связан со «значительно ужесточившимся налоговым администрированием» — растет не столько реальная прибыль, сколько налогооблагаемая масса.

Как сообщила Камалова, по мнению самих предпринимателей, больше всего бизнес страдает от административных барьеров (за это высказался 31% опрошенных), при этом главным административным барьером 77% опрошенных считают недостаточность действий власти, направленных на поддержку предпринимательства, а 52% — слишком частые проверки. При этом 93% участвовавших в опросе предпринимателей считают основной проблемой, мешающей развитию инфраструктуры, слишком высокую стоимость аренды.

— Выводы определенных предпринимателей могут быть ошибочными, относиться только к одной какой-то территории. Я бы попросил, чтобы главы администраций обратили внимание на замечания, — подытожил выступление и.о. бизнес-омбудсмена президент Татарстана Рустам Минниханов. — Если мы не умеем работать с предпринимателями и в наш адрес идут такие замечания, значит, на местах люди на это внимания не обратили!

А что касается проверок, которыми недовольны бизнесмены, то с упрощениями в этой области, заметил президент, надо быть осторожнее: «Потребитель тоже должен быть защищен».

«Выводы определенных предпринимателей могут быть ошибочными, относиться только к одной какой-то территории. Я бы попросил, чтобы главы администраций обратили внимание на замечания», — подытожил Рустам Минниханов

На встрече также привели рейтинг деловой активности, разделенный по крупным городам и районам. В первой части лидерами стали: Зеленодольский, Альметьевский, Елабужский, Нижнекамский районы, Набережные Челны и Казань. Без учета крупных городов лидерами рейтинга оказались Сармановский, Балтасинский, Тюлячинский, Лаишевский и Сабинский районы.

«А у нас пускают газ каждый год, как в первый раз»

Гендиректор ООО «Народная аптека» Ильдар Гильманов заговорил о необходимости упростить для бизнеса процедуры подключения к газу, которую предпринимателям — собственникам помещений, использующим бытовые газовые котлы, приходится проходить ежегодно — в начале каждого отопительного сезона. Для иллюстрации остроты проблемы участникам заседания Совета по предпринимательству показали видеоролик, в котором сообщалось, что в Чистополе на все предусмотренные газовиками 25 этапов подключения к газу у собственников помещения в этом году ушло около месяца! И подчеркивалось, что проблема усугубляется из-за отсутствия перечня необходимых документов и информации о сроках.

Гильманов сообщил, что только в Чистополе, где процедуру подключения газа ежегодно проходят более 400 ИП и ООО, на этом теряется «минимум 1200 условных рабочих дней и около пяти миллионов рублей в год»:

— Эти временные и финансовые ресурсы могли быть использованы более эффективно для бизнеса, а значит, для экономики района! Рустам Нургалиевич, просим поддержать нашу инициативу.

— На мой взгляд, эти инструкции и правила были [актуальны] на этапе, когда у нас были примитивные котлы, — заметил президент.

— После встречи с предпринимателями мы услышали их справедливые нарекания в наш адрес, — взял слово гендиректор ООО «Газпром трансгаз Казань» Рустем Усманов. — Особенно в части больших временных затрат… Мы проанализировали весь процесс и, ни в коей мере не снижая требований безопасности, смогли сократить время подачи всех документов — я считаю, эта процедура в данный момент может занимать не более двадцати минут. Для этого мы на нашем сайте разместили специальную ссылку «Сезонный пуск газа»…

Заявления на пуск газа теперь, по заверению Усманова, будут приниматься по электронной почте, а рассматриваться — не дольше пяти дней

Заявления на пуск газа теперь, по заверению Усманова, будут приниматься по электронной почте, а рассматриваться они будут не дольше пяти дней. А пуск газа, если документы не вызвали вопросов, «будет осуществляться в тот же момент». По его словам, этот порядок уже опробован и хорошо зарекомендовал себя в Зеленодольском районе, а сейчас будет распространяться на всю территорию республики.

«Ничья» земля

Следующий предложенный вниманию участников заседания Совета по предпринимательству видеоролик иллюстрировал одну из главных проблем предпринимателей на селе — невозможность вовлечь в бизнес-оборот заброшенные земли и фермы.

Например, в Алексеевском районе из 1969 земельных участков и 11691 объекта капитального строительства выявили 6797 участков и 3142 объекта, о которых отсутствуют сведения о правах. При этом из 334 заброшенных — то есть по документам «ничейных» — ферм 133 нелегально использовались, а 28 объектов были в хорошем состоянии и могли быть предоставлены в аренду на льготных условиях. Но оформить их на других бизнесменов нельзя — вдруг найдется законный владелец? При этом участие в различных госпрограммах, которое помогло бы «поднять» там бизнес, невозможно.

— Я столкнулся с невозможностью оформить право на имущество, которым я пользуюсь и которое фактически принадлежит мне, — проиллюстрировал проблему живым примером директор и собственник ООО «Агросоюз» Сергей Полянских из Тетюшского района. — Я приобрел это строение у конкурсного управляющего по договору купли-продажи. Строения были на учете как бесхозные. В планах у нас было восстановить их и получить право собственности. Одно здание построили, вложили большие средства. Сделали современную ферму. Хотели ремонтировать второе здание, но чтобы участвовать во всевозможных программах, нужно было иметь право собственности на эти строения. Деньги вложили, а процедура оформления оказалась сложной и невыполнимой. Ситуация такова: я не могу взять не только кредит под залог этого строения, но и получить кредит на покупку скота, так как у меня нет документов, подтверждающих право собственности на объект, куда я могу поставить этот скот… В этом году я не попал в программу восстановления фермы. Проще было бы все разрезать и сдать в металлолом!

С предложениями к микрофону вышел глава Алексеевского района Сергей Демидов.

— Это твой долг по прошлой работе, я считаю, — улыбнулся докладчику Рустам Минниханов.

Демидов до февраля 2012 года работал первым заместителем министра земельных и имущественных отношений республики.

Сергей Демидов до февраля 2012 года работал первым заместителем министра земельных и имущественных отношений республики

Государственный выход из «законодательной ловушки»

Глава Алексеевского района сообщил, что этот вопрос из раза в раз поднимается на всех встречах с предпринимателями района. Он рассказал, что в районе в рамках инвентаризации проверили около 20 тысяч земельных участков и более 12 тысяч объектов — и «выяснилось, что треть из них не оформлены надлежащим образом». От оформления объектов, расположенных в населенных пунктах, теперь, по словам главы района, ожидается около 1 миллиона рублей прибавки имущественных доходов. А фактические собственники примерно 300 сельских объектов, 153 из которых, несмотря ни на что, используются, «попали в законодательную ловушку»:

— Они не могут оформить права на землю, так как законодательством не предусмотрено оформление земли с объектом, не оформленным на этом участке, а объект не могут оформить, так как нет земли…

В настоящий момент существуют два способа выхода из этой ситуации — признание права собственности через судебную процедуру, которая является дорогостоящей, так как требует подключения квалифицированных юристов, и непредсказуемой, так как судебная практика по таким делам не сформирована. Второй способ — через судебное признание земли бесхозяйной — тоже таит опасность для бизнесмена, который уже вложился в участок или объект: в результате объект уйдет в муниципальную собственность и будет реализован на торгах.

— У нас есть такая практика, что торги выигрывают не совсем те люди, которые занимаются сельхозпроизводством, — заметил Демидов и предложил давать на такие объекты документ, обеспечивающий предпринимателям некое подобие «дачной амнистии» и дающий им гарантии в суде.

— А может, нам в целом по республике оприходовать их в нашу лизинговую компанию? — предложил Рустам Минниханов. — Чтобы проходил путь не каждый отдельно?

— Тогда нужно решение суда, — уточнил Демидов.

— Если это бесхозные вещи и есть люди, готовые это взять, надо найти путь, как им это отдать! — возразил президент. — Мы не ставим задачу заработать деньги. Мы ставим задачу узаконить и отдать этим людям! Если пойдем каждый участок межевать, это такие деньги! Надо каким-то документом все это оприходовать. Государство приведет все в порядок и потом передаст предпринимателям, которые хотят там что-то делать. Я вам просто путь показал, дальше сами думайте.

«Нам нужно готовить кадры, в том числе и для малого и среднего бизнеса», — уверен Рустам Минниханов

Учиться учить

Последний вопрос, который был озвучен на заседании совета, касался кадров для бизнеса. Персонала просто не хватает, а тот, что есть, — в основном некомпетентен. На борьбу с дефицитом кадров в Татарстане только в 2019 году потратили 1,3 млрд рублей.

— Есть проблема: молодежь хочет получать деньги, но работать, к сожалению, не хочет, — считает руководитель проекта «Детский город «Кидспейс» Елена Тихонова.

— Деньги хотят, а работать не хотят, — подал реплику Рустам Минниханов. — Ну, я так думаю, не все.

— Проблема не упирается в низкие заработные платы, как думает большинство, — сообщила директор альметьевского ТРЦ «Тандем» Ульяна Мухамадиева. — Дело не в низкой квалификации. Самая большая проблема — это время, которое мы затрачиваем на поиски сотрудников, — сотрудник нужен здесь и сейчас. Намного проще и быстрее привезти сотрудника из большого города. Нужно создать более адаптированную и эффективную площадку для более быстрого поиска.

Заметив, что переманивать кадры нехорошо, Рустам Минниханов все же поддержал идею создания электронной площадки. Но добавил:

— Люди научились что-то делать, и они бросают вас и открывают свои учреждения и зарабатывают. Мы эту проблему можем решить только подготовкой кадров.

— Мы готовы обучать, — подтвердила Мухамадиева.

— Бурганов здесь? — поинтересовался президент. — Есть целая система профтехобразования. Мы очень серьезно каждый год выделяем средства… Нам нужно готовить кадры, в том числе и для малого и среднего бизнеса. Может быть, нам более подробно посмотреть, какие кадры нам нужны? Необязательно два-три года учиться. Вы будете обучать, мы дадим субсидию.

— Помимо нашей штатной подготовки, у нас по 900 краткосрочным программам, два, три, четыре месяца, за год еще 21 тысяча человек обучается, — отреагировал министр образования.

А директор ООО «Домашняя столовая» Равиль Сабиров отметил обратный эффект от работы центров занятости:

— Люди, которые туда идут, не мотивированы получить работу, они мотивированы на получение отказа. Чтобы продолжать получать пособие.

1/32
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
Инна Серова, фото Рината Назметдинова
ЭкономикаОбществоБизнес Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 15 окт
    У меня такое замечание: почему в богатом Татарстане компенсация при переводе на цифровое телевидение в 5 раз меньше, чем в постановлении Медведева?
    По Медведеву компенсация выдается до 5 тыс руб, а у нас только 1 тысяча; по Медведеву компенсацию подлежит и стоимость приставки, и стоимость антенны, а у нас - только приставка; по Медведеву компенсация положена всем пенсионерам, а у нас - только тем пенсионерам, которые одиноки, и которые старше 70 лет; по Медведеаву компенсация выдается тем, у кого средний доход меньше 20 тыс на сел, а у нас - ничего не упоминается об этом.
    И непонятно, почему на все компенсации выделили всего навсего 4 млн руб!
    На все 4-млнное население!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров