Новости раздела

Гендиректор ТЦ «Адмирал»: «Пожарные не пытались тушить огонь, говорили — нет воды и приказа»

Письмо Гахраманова мэру, 78 «семинских» миллионов и обвинения подсудимых в адрес МЧС и прокуратуры

Гендиректор ТЦ «Адмирал»: «Пожарные не пытались тушить огонь, говорили — нет воды и приказа» Фото: Олег Тихонов

Казанский суд допросил ключевых обвиняемых по делу о пожаре в «Адмирале» — гендиректоров компаний «УК «АС Менеджмент» и «Заря». Первая сдала второй в аренду территорию бывшего завода «Серп и Молот», на которой после ремонта в 2013-м открылся рынок «Адмирал». Соблюдение всех норм пожарной безопасности не спасло бы объект, заверил суд топ-менеджер «Зари» Гусейн Гахраманов. По его словам, в начале пожара сотрудники МЧС не желали его тушить даже за вознаграждение. Детали — в материале «Реального времени».

О связи решения суда с пожаром

Сегодня суд по делу о трагедии в «Адмирале» планировал перейти к допросу подсудимой Галии Исаевой — бывшего инспектора Госстройнадзора РТ. Однако в четверг участников процесса оповестили — заседание откладывается. Один из подсудимых все еще находится в больнице.

Судом уже допрошены трое из 12 обвиняемых. Четвертый, Гюльгусейн Наджафов, отказался выступать без переводчика с азербайджанского. Его сын Гусейн Гахраманов, гендиректор ООО «Заря» (арендатор ныне сгоревшего здания), на переводе не настаивал. Его допрос растянулся почти на три часа.

Со слов Гахраманова, он узнал о сдаче в аренду бывшего здания завода «Серп и Молот» и решил — «можно будет открыть торговый центр, который составит конкуренцию рынкам «Новая Тура», «Московскому» и «Вьетнамскому». Собственники здания перенаправили его в ООО «Супермаркет недвижимости» (дочерняя компания «АС Финанс» бенефициара Алексея Семина, — прим. ред.) Поскольку требовались большие вложения, Гахраманов потребовал в качестве гарантий подпись «первого лица». И весной 2013-го подписал договор аренды с ныне подсудимым гендиректором ЗАО «УК «АС Менеджмент» Робертом Хайруллиным (детали его допроса — ниже).

Цену сделки оба на процессе не озвучивали, но подтверждали — часть расходов на ремонт объекта договорились позднее зачесть в счет арендной платы. Однако до пересчета не дошло — рынок сгорел. Предвосхищая вопросы обвинения, Гахраманов сам перешел к истории прокурорской проверки, по итогам которой Кировский суд Казани в июле 2013 года обязал «Зарю» устранить нарушения пожарной безопасности. Оспорить решение Гахраманов не пытался — «приступил к его исполнению», в итоге семь из 18 пунктов нарушений были устранены, еще два находились на согласовании. Дальше Гахраманов сослался на выводы экспертов: «Неисполнение решения не состоит в прямой причинно-следственной связи с пожаром».

«Наличие или отсутствие системы пожаротушения, неисправность или исправность автоматики не могли повлиять на распространение огня по внешней поверхности», — заявил Гахраманов. Фото Романа Хасаева

— Пожар возник на внешней части здания, развивался по плитам обшивки, а здание обрушилось от того, что в течение полутора часов непрерывно горело, — заявил он суду. — Наличие или отсутствие системы пожаротушения, неисправность или исправность автоматики не могли повлиять на распространение огня по внешней поверхности… Обрушение конструкций вызвано истеканием прочности железобетонных стен вследствие горения более предусмотренного времени.

Позже, отвечая на вопросы обвинения, Гахраманов признал — полностью исполнить решение райсуда до пожара «не представлялось возможным ввиду недостаточности времени и средств».

«Отец безуспешно предлагал пожарным вознаграждение»

Также гендиректор «Зари» заявил, что не мог силами администрации рынка предотвратить проникновение торговцев в горящее здание: «Данная задача оказалась не под силу даже оцеплению сотрудников полиции». По словам Гахраманова, он лично вынес несколько человек из здания и помогал тушить огонь.

— Подтверждаю показания потерпевших, что пожарные, прибыв на место, не пытались тушить пожар. Говорили об отсутствии воды и приказа. Мой отец лично предлагал пожарным вознаграждение, чтобы они осуществили тушение, но безуспешно, — обвинил сотрудников МЧС подсудимый.

В какой момент огнеборцы приступили к работе, он не уточнял. Со слов других участников процесса — выжидали те не меньше часа.

Гахраманов также признался — ответственного за пожарную безопасность в ООО «Заря» просто не было. Гособвинителя Ольгу Зарипову очень интересовало, какие обязанности были возложены на Гюльгусейна Наджафова как заместителя директора. «Никаких, — ответил сын. — Он разговаривал с предпринимателями».

— А вознаграждение за это он получал? Зарплату? — уточнила прокурор.

— Вознаграждение — нет. Зарплату — да.

— За какую проделанную работу? — пыталась выяснить Зарипова.

— Сейчас не помню.

Гахраманов обвиняется по восьми эпизодам преступлений, в их числе — злостное неисполнение решения суда, нарушение требований пожарной безопасности, оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей, злоупотребление полномочиями в коммерческой организации, уклонение от уплаты налогов. Сам подсудимый на заседании суда заявил — готов нести ответственность лишь за то, что не проконтролировал оформление заказа-наряда на кровельные работы и использование при их проведении индивидуальных средств пожаротушения. В сговор ни с кем не вступал, об опасности эксплуатации здания не знал, утверждал он на допросе.

Гособвинителя Ольгу Зарипову очень интересовало, какие обязанности были возложены на Гюльгусейна Наджафова как заместителя директора. Фото Ирины Плотниковой

Не согласен подсудимый и с претензиями по налогам — по его словам, вместо налога на прибыль и НДС ООО «Заря» и аффилированные с ней компании («Бриг», «Армада», «Аркада», «Адмирал) платили другой. Более того, «имеется переплата налога по упрощенной системе в сумме 12 млн рублей», сообщил суду Гахраманов, настаивая, что ущерба бюджету нет. На вопрос судьи и гособвинителя — была ли выбрана «упрощенка», чтобы отдавать государству меньше, подсудимый ответил: «Так было удобнее с предпринимателями работать и налоги платить».

На вопрос — знакома ли вам Алпарова (экс-начальник отдела по особым исполнительным производствам УФССП по РТ, — прим. ред.) и каково ее участие в строительстве [«Адмирала»], Гахраманов ответил: «Никакого. Познакомились в Следственном комитете. После пожара где-то год-полтора прошло».

Отдельный блок вопросов был посвящен начинке и перестройке здания до открытия. Гахраманов утверждал — второй и третий ярусы с отдельными кабинетами были в двух залах здания уже на момент получения объекта в аренду.

Брошенный завод мог стать складом

Судья Феликс Сабитов спрашивал всех подсудимых — согласны ли те на прекращение уголовного преследования, если по отдельным эпизодам истечет срок давности? Гахраманов согласился. В отличие от Роберта Хайруллина, гендиректора ЗАО «Управляющая компания «АС Менеджмент». Тот на старте своего допроса назвал все обвинения в свой адрес необоснованными, а утверждение о членстве в орггруппе с Гахрамановым, Наджафовым и Каекиным (еще один замдиректора «Зари», — прим. ред.) вообще абсурдным.

Хайруллин заявил — не совершал ни преступлений против интересов службы в коммерческой организации, ни подделок официальных документов. По его мнению, сдача помещений в аренду юрлицу никак не может расцениваться как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности для потребителей, а требования пожарной безопасности в ТЦ «Адмирал» он никогда не нарушал. Отметим, по этим же четырем эпизодам ранее был заочно арестован сам Семин, с которого позже сняли все обвинения.

Выпускник КГУ Хайруллин начинал работу в сфере ценных бумаг в Казанском депозитарии и регистрационной компании, в 1999-м пришел в возглавляемый Семиным Комитет по банкротству РТ и через полгода занял пост его первого зама. В 2003-м сам стал руководителем территориального подразделения Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству, в 2005-м — гендиректором УК «Единая арендная система», а в 2009-м возглавил УК «АС Менеджмент» в группе компаний ASG.

Хайруллин заявил — не совершал ни преступлений против интересов службы в коммерческой организации, ни подделок официальных документов. Фото Ирины Плотниковой

В ответ на вопрос своего адвоката Рушаны Камаловой Хайруллин пояснил — УК «АСМ» лишь управляла имуществом закрытых казанских инвестфондов — земельного и рентного. Именно ими в управление УК в марте 2009 года было передано здание на улице Цеткин, 8/27 ОАО «Инстрой», попавшего под ликвидацию. Как «Инстрой» заполучил этот бывший завод «Серп и Молот», топ-менеджер суду пояснить не смог. Он рассказал, что на посту гендиректора «Единой арендной системы» в 2007—2008 годах единолично управлял и попавшим под ликвидацию «Инстроем». И что принимал решение своим распоряжением «формально, на бумаге, произвести объединение здания завода», ранее зарегистрированного четырьмя частями, провести в нем текущий ремонт.

Ни о какой реконструкции, по словам подсудимого, речь не шла. Параллельно решались вопросы перевода территории под заводом в зону обслуживания населения со сменой разрешенного вида использования здания на торговое. В 2009 году сотрудники БТИ провели техническую инвентаризацию с выдачей кадастрового и технического паспортов на объект как на единое здание. А в 2015-м Следком признал отсутствие в их действиях состава преступления, прекратив уголовное преследование Галины Улановой, замначальника отдела кадастровой деятельности РГУП «БТИ». В том постановлении СК четко сказано — увеличение площади объекта произошло за счет «сноса ограждающих самонесущих конструкций (перегородок) и включения ранее неучтенного, но существовавшего двухэтажного пристроя».

По словам Роберта Хайруллина, до 2009 года «Инстрой» получал разрешение на реконструкцию здания завода под складской комплекс, проект даже проходил госэкспертизу, однако в связи с отсутствием инвесторов работы так и не начинали. А весной 2013-го арендатором объекта стала «Заря».

Гахраманов — мэру, Хайруллин — прокурорам

По словам гендиректора УК «АСМ», никого из потенциальных арендаторов, в том числе Гахраманова и представителей «Зари», не вводили в заблуждение, что здание представляет собой готовый для торговли комплекс. В договоре с арендатором многократно упомянули о его обязанности провести полный восстановительный ремонт, привести здание в соответствие с требованиями к деятельности арендатора (в данном случае — торговле), привести в порядок инженерные сети, установить систему пожарной безопасности, самостоятельно получить все согласования, разрешения и лицензии. Своими силами УК эти работы и расходы вести не могла — по законодательству об инвестиционных фондах.

— Представители ООО «Заря» после консультации со своим юристом согласились на эти условия. До заключения договора им было известно, что объект является бывшим производственным зданием завода «Серп и Молот». Об этом свидетельствует и письмо Гахраманова мэру Метшину, — рассказывал Хайруллин.

О нарушениях и проверках подсудимый, с его слов, узнал уже после пожара. Фото Романа Хасаева

Письмо это ранее оглашалось в суде. Оно было ответом гендиректора «Зари» на анонимное обращение жителей домов по улице Столярова, напротив которого тогда открылся «Адмирал». Гахраманов недоумевал — чем недовольны люди, если «разрушенное здание с обветшалой крышей» и «катакомбами» на территории в 300-х метрах от жилых домов восстановили, оснастили «всеми необходимыми и положенными по закону средствами защиты».

Претензии к ACM в части отсутствия обязанности контролировать действия арендатора Хайруллин парировал ссылкой: «Запрет на вмешательство в хозяйственную деятельность арендатора со стороны арендодателя прямо предусмотрен гражданским законодательством». А вот сотрудники Госпожнадзора и прокуроры наделены полномочиями для контроля. Однако и те и другие УК «АСМ» о противоправном поведении арендатора не информировали — не привлекали к проверкам, к ответственности по выявленным нарушениям, не запрашивали документы и не сообщали о принятом решении суда. «На тот момент и прокуратура, и Кировский суд Казани совершенно иначе трактовали законодательство о пожарной безопасности, нежели указано в обвинительном заключении», — считает Хайруллин.

О нарушениях и проверках подсудимый, с его слов, узнал уже после пожара. Он вспоминает, как гособвинитель в суде настойчиво выяснял обязанности по контролю арендатора у юриста АСМ Романова, но почему-то не спрашивал у свидетеля-прокурора Дворянского, почему не пресекли нарушения в «Адмирале».

— Создается впечатление, что ответственность за невыполнение своих обязанностей контрольно-надзорными органами государственное обвинение необоснованно пытается возложить на арендодателя, — довел до суда мнение обвиняемый.

«Моя зарплата не зависела от договоров с «Зарей»

На следующий вопрос адвоката Камаловой допрашиваемый рассказал — в 2013 году, когда арендатор приступил к ремонту, от сотрудника ЕАС поступила информация о повреждении каких-то металлических конструкций на объекте. Серьезность повреждения неспециалист оценить не мог. «Я посчитал, что целесообразно провести техническое обследование здания на предмет целостности его конструкций», — объясняет Хайруллин. Подобные исследования компания проводила в ООО «Ремпромстройпроект», туда же направили и Гахраманова. В заключении о техсостоянии объекта говорилось — угрозы жизни и здоровью людей нет, конструкции здания возведены с соблюдением строительных норм, пригодны для эксплуатации.

По словам Хайруллина, никаких преференций и особых условий договор аренды с «Зарей» не предусматривал. «ЗАО «УК «АСМ» лишь получало от ООО оговоренную арендную плату, участия в распределении их прибыли, доходов, мы, естественно, не принимали». Хайруллин также подчеркнул: «Моя зарплата не зависела от заключения договоров аренды с «Зарей».

Хайруллин подчеркивает — в ходе следствия экспертизы по установлению подлинности бланка и печати почему-то не назначались. Фото Ирины Плотниковой

Отдельно подсудимый остановился на обвинении в подделке документов. По его словам, распоряжение 2008 года за его подписью было издано законно и не содержало искаженных сведений, а о справке БТИ 2010 года за подписью начальника отдела Фахреева он до следствия никогда не слышал, доступа к печатям и бланкам БТИ не имел. Хайруллин подчеркивает — в ходе следствия экспертизы по установлению подлинности бланка и печати почему-то не назначались. Он удивляется, что, имея образцы его почерка, не провели и экспертизу по ее сверке с поддельной, как считает следствие, подписью Фахреева.

Также Роберт Хайруллин довел до суда — на компенсацию затрат по ликвидации последствий пожара и на выплаты семьям погибших и пострадавших УК «АС Менеджмент» направила 78 млн рублей. Причем платежи начали переводить еще до заключения соглашения с кабмином РТ.

Судья поинтересовался — когда фактически в здании завода провели снос антресолей и перегородок? «Полагаю, до технической инвентаризации, она была в 2009 году», — отвечал Хайруллин. Позже он уточнил — перегородки были не несущие — на уровне человеческого роста. Судья уточнил — имел ли арендодатель право требовать проект строительных работ у арендатора и производился ли зачет по арендной плате за счет стоимости этих работ. Подсудимый сказал — право было, зачета не было — арендатор просто не представил документы.

«Возможно ли было это здание переделать в торговый комплекс физически?» — этот вопрос председательствующего вызвал протест адвоката Камаловой: «У моего клиента нет спецобразования!»

— Мое мнение — возможно, на основе заключения эксперта 2013 года, — ответил Хайруллин.

— На момент заключения договора [аренды] это заключение было? — продолжил судья.

Адвокат вновь стала протестовать — эксперт Низамеев давал заключения по этому зданию с 2006 года. «Я делаю вам замечание с занесением в протокол. Вы не имеете права отвечать за него», — отреагировал судья.

Далее Феликс Сабитов поинтересовался, мог ли арендодатель расторгнуть договор в случае непредставления проекта строительных работ? И получил ответ: «Теоретически — да».

— А почему не расторгали?

— Потому что у нас не было информации о нарушениях.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесРозничная торговляОбществоВластьЭкономикаБюджетФинансыНедвижимость Татарстан
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 22 марта
    Так и не понял: есть ли акт госкомиссии о приеме ТЦ в эксплуатацию ?
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    такого акта нет... никто в эксплуатацию ничего не принимал, но на торжественное открытие ответственные чиновники приезжали. и претензий к открытию не предъявляли
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Арендодатель не при чем, всем давно понятно
    Ответить
    Анонимно 22 марта
    Как это ни при чем? А кто должен обеспечивать безопасность арендуемых помещений?
    Ответить
    Анонимно 23 марта
    Надзорные органы. Не понравилось - пришли и опечатали.
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    при чем все проверяющие, которые ни за что деньги получают
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    тогда почему их нет на скамье подсудимых ?
    Ответить
    Анонимно 22 марта
    потому что они сами обвинительное утверждают!
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Как не старались? Когда воду даже составами подвозили и вертолёт летал
    Ответить
    Анонимно 22 марта
    вертолет летал много позже... если вы не помните - этот объект тушили несколько дней
    Ответить
    Анонимно 22 марта
    Мы работали неподалеку от Адмирала и видели в первый день возгорания как приезжали цистерны с водой и в этот же день видели вертолеты!
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Спустя столько времени только еще дошли до допросов? Быстро
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Страшна трагедия....
    Ответить
  • Анонимно 23 марта
    Правду не скрыть, прокуроров отмазали и все.
    Ответить
  • Анонимно 25 марта
    Никто не тушил в первые часы
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии