Новости раздела

Орел Чингизтау: как в «казахстанской столице» Оренбурге зажглась звезда Мухтара Ауэзова

Татарское и башкирское влияние на казахскую литературу. Часть 1

Орел Чингизтау: как в «казахстанской столице» Оренбурге зажглась звезда Мухтара Ауэзова
Фото: pushkinlibrary.kz

С 1920 по 1925 годы столицей Казахстана (в то время Киргизская АССР) был Оренбург. Именно в этом городе появились крупные фигуры политического и культурного олимпа казахского народа. Казанский писатель Лирон Хамидуллин в колонке, написанной для «Реального времени», рассказывает о формировании среднеазиатских республик и подробно останавливается на биографии литератора Мухтара Ауэзова. Наш колумнист уверен, что заметное влияние на творчество казахских прозаиков и поэтов оказали татары и башкиры.

Оренбург — первая столица Казахстана

Когда-то город Оренбург был выстроен на восточной окраине России на месте старинного кыпчакского города Актюба как форт-крепость на границе с казахскими ханствами. В период установления советской власти этот город с 1920 года являлся столицей Киргизской АССР в составе РСФСР, а с 1925 по 1936 год — Казакской АССР в составе РСФСР (в 1936 году она была переименована в Казахскую АССР, а затем преобразована в Казахскую ССР).

Река Урал протекала тогда по южной окраине этого городка. Сейчас же река уже течет по центру города, который сильно разросся. Вдоль ее берегов выстроены трех-четырехэтажные дома с побеленными стенами. И, видимо, поэтому одну прогулочную улочку между рекой и домами часто называют «Беловкой». Говорят: «Пойдем-ка, прогуляемся по Беловке». А на пересечении этой пешеходной улицы с одной из центральных магистралей города — улицей Советской, на самом возвышенном месте берега Урала стоит памятник одному из первых летчиков страны Советов — Валерию Чкалову. В первые годы советской власти здесь он, как впоследствии и Юрий Гагарин, окончил летную школу.

Стоит мне оказаться на той части Оренбурга у Урала-реки, где выстроились белоснежные дома, как перед глазами встают фигуры видных классиков казахской литературы и знатных общественных деятелей: Сакена Сейфуллина (1894—1938), Мухтара Ауэзова (1897—1961), Сабита Муканова (1900—1973), Габита Мусрепова (1902—1985) и Габидена Мустафина (1902—1985). Когда-то ведь они — основатели казахской советской литературы, чьи имена вписаны в историю казахской культуры золотыми буквами — ходили по улицам этого города, этой самой Беловки, воодушевленно смотрели с этого крутого берега, поросшего кустами благоухающей сирени, на стремительные воды реки Урал и степные просторы Зауралья. Здесь они вместе думали о будущей судьбе казахского народа — жили мечтами перестроить жизнь степи, ведь в это время они еще были больше заняты не литературой, а делом установления и укрепления на казахской земле новых порядков, новой власти. А украшением этой части города тогда было трехэтажное величавое белое здание — это штаб первого казахского Советского правительства…

В конце июня 1925 года, когда Киргизская АССР была переименована в Казакскую АССР, столица республики была переведена в Кызыл-Орду, до революции именовавшуюся Ак-Мечеть и являвшуюся городом-крепостью Кокандского ханства. В 1927 году столицей стала Алма-Ата, а 5 декабря 1936 года статус Казахской АССР был повышен до союзной республики, и она была выведена из состава РСФСР.

В период установления советской власти этот город с 1920 года являлся столицей Киргизской АССР в составе РСФСР, а с 1925 по 1936 годы — Казакской АССР в составе РСФСР. Фото orenweek.ru

Среднеазиатские республики

Вкратце остановимся на истории образования автономных республик. 100 лет назад одними из первых они возникли в Средней Азии. Туркестанская АССР, включившая в свой состав южную часть современного Казахстана, большую часть Киргизии и северные районы Узбекистана, была создана 30 апреля 1918 года. А северные и восточные районы Казахстана вошли чуть позже в Киргизскую автономию, ведь, как мы знаем, в царской России казахов именовали «киргиз-кайсаками», а самих киргизов (кыргызов) – «черными киргизами».

После установления Советской власти на этих местах такое поспешное образование автономных республик было, конечно же, результатом произошедшего в 1916 году крупного восстания среднеазиатских народов, недовольных национальной политикой царского правительства. Чуть позже на месте завоеванного в августе 1920 года одноименного эмирата возникнет еще и Бухарская народная советская республика.

Первым руководителем Туркестанской Республики был участник указанного восстания Турар Рыскулов, принятый в 1917 году в партию большевиков. Позже он был назначен одним из заместителей Народного комиссара СССР по делам национальностей И.В. Сталина; в 1938 году репрессирован как участник «группы Мирсаита Султангалиева». А вот секретарем ЦК партии большевиков первой автономии стал наш человек, бывший шакирд оренбургского медресе «Хусаиния», будущий посол СССР в арабских странах Карим Хакимов. Столицей республики был объявлен город Ташкент.

А Оренбург, как я писал выше, был определен столицей Казахской автономной республики. Это произошло потому, что этот город еще со времен налаживания первых контактов русских с казахскими ханами и эмирами превратился в своеобразный центр близкого общения, а затем и управления степным краем. При царском правительстве отсюда проложили первые тропы торговые караваны, направляющиеся на казахские и узбекские города. Отсюда же в 1851 году один торговый караван с татарскими купцами был направлен и в Индию. Отчет его руководителя Исмагила Бикмухаммедова был опубликован позже в татарском журнале «Шура». Да, именно из Оренбурга царское правительство в течение почти одного века управляло жизнью степного населения. Ему на смену пришли советские власти.

Ректор Казахского института народного просвещения С. Сейфуллин среди учителей и студентов. Кызыл-Орда. 1922 год. Фото seifullin.ru

Казахский сокол Сакен и его «птенцы»

Центральный исполнительный комитет молодой автономной республики Казахстан в течение пяти лет размещался в двухэтажном угловом и в том белом трехэтажном домах на Беловке. Первыми руководителями этой автономии были активные участники восстания 1916 года и Гражданской войны в этих местах Алимбек Джангильдин (член компартии с 1915 года) и Сакен Сейфуллин (член компартии с 1918 года). Молодой талантливый поэт (первые книги которого были изданы в Оренбурге и в Казани в 1910, 1914 годах) и пламенный революционер Сакен (Садуакас) Сейфуллин в 1922 году был назначен председателем Совета народных комиссаров. И до этого в его ведении находились дела просвещения, печати и культуры, подбором кадров для этих отраслей он занимался с первых дней работы в Оренбурге. А одним из первых он пригласил сюда другого молодого писателя, недавно окончившего учительскую семинарию Мухтара Ауэзова. Затем и остальные выше перечисленные личности очутились в Оренбурге.

Находясь в указанном трехэтажном здании на берегу Урала-реки, они управляли своим «самостоятельным государством» до лета 1925 года. Мечтали о том, как поднять уровень образования, авторитет своего народа. Думали, как организовать выпуск учебников, как создать новые газеты и журналы на родном языке.

Для выполнения этих задач в Оренбурге были почти все условия: налаженная работа трех типографий с арабскими шрифтами, большой опыт издания газет на татарском, башкирском и казахском языках. Последняя, под названием «Казах» («Қазақ»), выходила здесь с февраля 1913 года. Но из-за финансовых трудностей у издателей этой газеты тираж ее был небольшой. А сейчас нужны были издания, доступные каждому жителю республики. Да, почему бы не назвать одну из газет «Еңбекші қазақ» («Трудовой казах»)?.. И газета с таким названием была набрана вскоре в известной типографии Рамиевых «Вакыт».

Наверное, прогуливаясь по этой самой Беловке, Сакен Сейфуллин сотоварищи думали и об этом, и о будущих своих произведениях…

Да, стоит только мне увидеть эти места на берегу Урала, встают перед глазами эти «глыбы-великаны» родственного нам казахского народа. Вот первым шагает статный человек в шинели — непокоренный сокол казахского народа Сакен Сейфуллин (репрессирован в 1938 году как националист). А рядом с ним идет широколобый, с гордым орлиным взглядом казах из гряды Чингизтауских гор (по-казахски Шыңғыстау) Мухтар Ауэзов. А за ними — вчерашние шакирды различных медресе Сабит, Габит, Габиден и их сверстники…

На обширной территории советского Казахстана они будут открывать новые школы, подбирать руководителей и учителей этих школ. Будут издавать книги, газеты и журналы (как в центре — в Оренбурге, так и на местах). Привлекут к этой работе и многих наших соотечественников-татар, в большом количестве проживавших тогда и проживающих ныне в тех краях (я сам вырос в татарской деревне в Оренбургской области, будучи уроженцем Ульяновской области). Например, период работы Мусы Джалиля в Орске (ныне Оренбургской области, на берегу р. Урал) совпадает с периодом вхождения этого города в состав Казахской АССР. Там он часто общался и с казахами. Как и он, многие татары — работники издательств и журналисты — также активно сотрудничали не только с татарскими, но и с казахскими изданиями.

После выхода в свет первой книги-романа Мухтара Ауэзова «Абай» в 1949 году ему была вручена Сталинская премия первой степени. Фото odb-abai.kz

Звезда Мухтара Ауэзова

…Впоследствии Мухтар Ауэзов станет одной из ярчайших звезд на многонациональном небосклоне советской литературы. Его творчество первым из литераторов, писавших на тюркских языках, было удостоено самой высокой награды страны Советов — Ленинской премии (в 1959 году). А до этого, после выхода в свет первой книги-романа Мухтара Ауэзова «Абай» в 1949 году ему была вручена Сталинская премия первой степени. Притом, помимо известной на всю огромную страну писательской деятельности, он был еще и личностью, вложившей много сил в изучение истории казахской литературы, ученым, доктором филологических наук, за свои труды в этой области еще в 1946 году достигшим звания действительного члена Академии наук Казахской ССР.

В то же время Мухтар Ауэзов был видным общественным деятелем своего времени — членом Советского комитета защиты мира и Комитета Ленинской премии СССР, и т. д. Был одним из тех, кто заложил основу объединения, которое начинали организовывать в целях укрепления дружбы и единства прогрессивных писателей стран Азии и Африки. Несколько раз избирался депутатом Верховного Совета Казахской ССР.

Мухтар Омарханович Ауэзов (Мұхтар Омарханұлы Әуезов) родился 28 сентября 1897 года на востоке казахских земель — у Алтайских гор. В небольшом ауле, кочевавшем у подножия горы Чингизтау, Чингизского уезда Семипалатинской области (по преданию, в пределах этой горы когда-то Темучин был провозглашен Чингисханом). Его дед Ауэз взялся с пяти-шести лет обучать Мухтара грамоте по рукописи, оставшейся от поэта Абая, который приходился им родственником.

Мектебов и медресе в ближайшей округе не было. Согласно установленному в царское время порядку, начальные школы и медресе можно было открывать только при мечетях, а в казахских аулах, где люди вели кочевой образ жизни, как вы понимаете, мечетей практически не было. Правда, в городе Семипалатинске работало знаменитое медресе, открытое просвещенным татарским муллой Ахметом Ризой. Если бы не безвременная кончина отца, наверное, и Мухтара бы отвезли в это медресе, расположенном в областном центре. Ведь в этом медресе обучался когда-то и Абай, и первые стихи он начал сочинять именно там.

Но после смерти отца в 1908 году Мухтар остался на попечении дяди Касимбека. А дядя в ту же осень отдал его в пятиклассную казенную русскоязычную школу Семипалатинска. Так Мухтар после недолгого домашнего обучения у деда по рукописям Абая сразу же перешел на изучение русского алфавита и языка.

Способный к учебе Мухтар не ограничился образованием, полученным здесь, и позже успешно закончил Семипалатинскую семинарию, где готовили учителей для местных национальных школ. Фото pravsobor.kz

Позднее сам знаменитый прозаик и драматург писал об этом: «Мой дядя Касимбек, не считаясь с проклятиями своего учителя Камалетдина хазрата, когда-то тоже бросил медресе и получил образование в русской школе. И меня устроил туда же за счет стипендии Чингизовского уезда. Это пятиклассное училище готовило из местного населения переводчиков или других мелких чиновников, пригодных к царской службе. Народ облагался дополнительным налогом на содержание этого учебного заведения. Но люди относились к этой школе неодобрительно, считалось, что она открыта в целях крещения народа, и детей туда старались не отдавать. Поэтому учеников туда набирали в принудительном порядке, иногда отцу ребенка даже платили «откупные» суммы… Естественно, наш дед услышал немало укоров от соплеменников из-за того, что позволил своим детям и внукам учиться в этой школе».

Способный к учебе Мухтар не ограничился образованием, полученным здесь, и позже успешно закончил Семипалатинскую семинарию, где готовили учителей для местных национальных школ. И во время обучения там написал свою первую поэтическую пьесу, основанную на примерах фольклора и эпосах-поэмах казахского народа.

Казахский соцреалист

В то лето, когда Мухтар окончил семинарию, жизнь в степи пережила очень сложный период. Время крутых перемен. В 1919 году в этих краях особенно усилилось противостояние «белых» и «красных». В большей части Средней Азии уже существовала Туркестанская автономная республика. Но в пределах Семипалатинской губернии пока властвовали местные беи, которые пока не подчинялись большевикам. Да, влияние большевиков не добралось еще до окрестностей Семипалатинска, потому-то здесь пока в начальниках сидели представители партии Алаш-Орды (председатель Алихан Букейханов), мечтающие построить самостоятельное казахское национальное государство. Но период их правления уже приближался к концу, оставались только недели. Вскоре революционные силы добились победы в губернии, и весной 1919 года в Семипалатинске установилась советская власть. Порядки времен «Белого царя» были отменены.

С этого времени раскрылась способность Мухтара Ауэзова к общественной деятельности — его взяли на работу в Исполком областного Совета. Он, засучив рукава, приступил к делу просвещения своего народа. Впрочем, и его сверстники, представители первой волны молодой интеллигенции казахского народа — вроде Сакена Сейфуллина, Беимбета Майлина, Алимбека Джангильдина — все были в первых рядах борьбы за новое устройство жизни в своих губерниях-областях, успели прославиться тем, что устанавливали принесенные ураганом революции новые порядки в своих уездах-губерниях.

Мухтару тогда не было еще и 22 лет, а его назначили на ответственную работу в исполнительный комитет Семипалатинского губернского Совета. Несмотря на то, что времена были очень опасные, он разъезжал из уезда в уезд, из деревни в деревню, помогал обустраивать там новую жизнь. Вскоре на него возложили работу по исполнению подобных обязанностей уже, можно сказать, на уровне всего Казахстана: он был направлен в ведение Центрального исполнительного комитета — в Оренбург.

Мухтару тогда не было еще и 22 лет, а его назначили на ответственную работу в исполнительный комитет Семипалатинского губернского Совета. Фото 7palat.kz

Позднее он вспоминал об этом периоде так: «После учебы в городе еще сильнее бросались в глаза старые обычаи степной жизни, классовое неравенство, угнетенность женщин… Эти темные стороны отсталой жизни были еще настолько сильны, что и после установления в Казахстане Советской власти пришлось еще сильно побороться с баями, беями и беками родов и племен, цеплявшихся за устарелые взгляды…»

Именно в эти дни он, основываясь на увиденном во время пребывания среди народа, используя свойственные начальному периоду творчества Максима Горького, Шарифа Камала приемы настоящего реализма, написал свои первые рассказы, потрясающие читателей до глубины души, — «Сиротская доля», «В тени прошлого», «Погаснуть и разгореться», «Барымта», «Женитьба», «Сирота» и др. (рассказ «Өйләнү»/«Женитьба» из этой серии был переведен и издан мною в 1970-х годах).

Здесь, во время работы и проживания в Оренбурге, Мухтар Ауэзов продолжил писать и драматические произведения. Как уже было упомянуто, он еще во время учебы в семинарии написал поэтическую драму «Енлик-Кубяк», основанную на казахском народном эпосе. Главные герои пьесы Кубяк-батыр и Енлик, подобно известным Кузы-Курпячу и Баян-сылу, Айману и Чулпан, заявили о своем несогласии с традиционными противоречиями феодализма, бесправием женщин. Они вскоре гибнут, борясь за свою свободу. Таким образом, пьеса хоть и была написана на основе древних эпосов, воспринималась как произведение, отражающее дух борьбы тех дней, в которых жил Мухтар.

Окончание следует

Лирон Хамидуллин
Справка

Лирон Хайдарович Хамидуллин — писатель, публицист, переводчик, заслуженный работник культуры ТАССР (1982).

  • Родился 22 октября 1932 года (10 ноября 1932 года — по документам) в селе Старая Тюгальбуга ныне Новомалыклинского района Ульяновской области.
  • В 1967—1983 гг. — директор Татарского отделения Литературного фонда Союза писателей СССР.
  • В 1985—1994 гг. — редактор Татарского книжного издательства.
  • В 1998—2005 гг. — сотрудник Института Татарской энциклопедии АН РТ.
  • Автор сборников очерков и рассказов: «Юлда» («В пути», 1968), «Дала иртәсе» («Степь пробуждается», 1972), «Офыктагы рәшәләр» («Миражи», 1990), «Ак төннәр хәтере» («Белые ночи памяти», 2002), «Күңелдә калганнар» («Раздумья», 2007), «Кичке шәфәкъ» («Вечерняя заря», 2009), «Барыбыз да көрәштек» («Все мы воевали», 2010), «Буранлы төндә» («В метельную ночь», 2012); повести «Дала иртәсе» («Степь пробуждается», 1971), фотоальбома «Дэрдменд» (2003), документальных книг «Зарница на небосклоне» (2009), «Дэрдменд» (2010), «Амирхан Еники» (2013), «Победа досталась дорогой ценой» (2015) и «Җиңү җиңел бирелмәде» («Победа досталась дорогой ценой», 2015), «Зарницы на горизонте» (2017).
  • Лауреат премии Союза писателей и Министерства культуры Республики Татарстан им. Г. Исхаки (2011) и Дж. Валиди (2017). Награжден медалью «В память 1000-летия Казани» (2005) и благодарственным письмом председателя Госсовета РТ (2016).

ОбществоИсторияКультура

Новости партнеров

комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 05 мар
    Интересно.
    Спасибо уважаемым автору и РВ.
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Солидная статья. А когда будет продолжение?
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Лерон ага бу теманы яхшы белә
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Имеет ли отношение Лирон Хамидуллин к историкам Булату Хамидуллину и Салавату Хамидуллину?
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    не знал, оренбург был столицей казахов.
    Ответить
    Анонимно 05 мар
    Если копаться дальше в истории, то можно еще много чего интересного узнать!
    Ответить
    Анонимно 06 мар
    что еще?
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Сам Лирон Хайдарович вам пишет... Молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Очень интересно! Жаль, что продолжения теперь ждать...
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Рахмет!
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Раньше гора Маяк (Маячная) у места слияния рек Урал и Сакмара у Оренбурга носила название «Ак Тюба», что в переводе с татарского (тюркского) означало «Белый верх; белый стан». По мнению географа и историка Петра Рычкова («История Оренбургская», «Топография Оренбургская», «Описание города Оренбурга») именно на горе Маяк находилась ханская ставка: «В Татарии был нагайской хан именем Басман... Он, оставя прежнее свое жительство, в семнадцати тысячах кибиток перешел к реке Яику и близ Сакмарскаго устья на горе, в разстоянии от Оренбурга шесть верст, где ныне поставлен маяк, построил город и поимяновал его Актюба, то есть «Белой стан», отчего та гора и поныне Актюбой называется и некоторыя на ней развалины видны. Тут оной хан имел обыкновенное свое пребывание, а кибитки ево кочевкою располагались вверх и вниз по Яику и по другим степным рекам, а именно по Берде, по Сакмаре, по Салмыше, по Юшатыре, по Оре, по Таналыку, по Кизилу и по протчим рекам. А зимою оныя кибитки, переходя Уральские горы, кочевали по рекам Белой, Сокале, Ашкадару, Куганаку, по Шкадру и по Деме, где места лесистыя и теплыя...»
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Спасибо автору! Не знал этой истории!
    Ответить
  • Анонимно 05 мар
    Таких людей, как Лирон абы, хорошо знающих историю, литературу, культуру тех далеких лет, уже почти не осталось. Многих людей он ведь знал лично, общался с такими, как Амирхан Еники и Мухтар Ауэзов... Мало внимания этим старикам... Здоровья Вам Лирон абы и Дание Ибрагимовне!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    казахи-киргизы до сих пор считают оренбург своей столицей
    Ответить
  • Анонимно 18 апр
    Бик кызыклы магълумэт. Рэхмат сина Лирон ага.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии