Новости раздела

Экспедиция историков в Германию: немецкие тюркологи, места памяти Джалиля и Татарская башня XIII века

Возвращение памяти: Институт истории им. Ш. Марджани начал изучать мемориальное наследие татарских солдат в Европе

Экспедиция историков в Германию: немецкие тюркологи, места памяти Джалиля и Татарская башня XIII века Фото: архив Эстервегена

На этой неделе группа казанских ученых из Института истории им. Ш. Марджани по заданию президента Татарстана Рустама Минниханова съездила в ФРГ. Главная миссия поездки историков — выявить и изучить захоронения татар в Европе. Также они провели презентацию сборника «Золотая Орда в мировой истории» (The Golden Horde in World History). Колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова, посещавшая Германию в составе делегации, недавно вернулась из-за границы и специально для нашей интернет-газеты написала колонку по итогам первого этапа научного вояжа.

Рука об руку с немецкими исследователями

21 апреля 2017 года, скромный зал ратуши маленького немецкого городка Гарделегена. Сотрудники ратуши Руперт Кайзер и Габриэла Винкельман в окружении местных журналистов ждут гостей из Татарстана. Многие из них впервые слышат о татарах и с трудом записывают татарские слова. Между тем земля Гарделегена, впрочем, как и многие другие уголки Германии, хранят память о татарских солдатах разных войн. Когда-то в зале ратуши Гарделегена висело 12 деревянных люстр. В 1916 году их сделал военнопленный — некий казанский татарин Насибулла. То ли по своему желанию, то ли по указанию заказчика его имя было вырезано на люстрах. Пронзительная тоска по Родине даже через сто с лишним лет будто прорывается через эти деревянные узоры. Мы можем предположить, что это мог быть Гамаетуллин Насибулла — рядовой 14-й роты 138-го Болховского полка, пропавший без вести в июне 1915 года. Полный список потерь этого полка опубликован в нашей совместной с Халимом Абдуллиным монографии «Татары в годы Первой мировой войны (1914—1918 гг.)». Неизвестно как сложилась дальнейшая судьба мастера Насибуллы, вернулся ли он на Родину после репатриации в 1920-е годы или же его последней обителью стала германская земля. Но среди захоронений Вюнсдорфского лагеря недалеко от Цоссена, где он содержался, нет ни одного Насибуллы.

В двух мировых войнах XX века погибло более полумиллиона солдат-татар, многие из которых были захоронены на территории государств Европы. К сожалению, до последнего времени специальных исследований по учету таких захоронений не проводилось. В России братские могилы и воинские кладбища находятся под особой защитой общества и государства. В то время как о мемориальных местах солдат, в частности из числа татар, за пределами России имеется скудная и отрывочная информация. Поэтому в 2017 году Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ под руководством академика Рафаэля Хакимова начал реализацию масштабного проекта по выявлению и изучению мемориального наследия в Европе. По итогам этой работы планируется подготовка и издание Сводного каталога кладбищ и захоронений воинов, призванных из Казанской губернии и ТАССР.

В апреле этого года начались полевые исследования по данной программе. Истинные масштабы задуманной работы выяснились уже на месте. Для первого этапа были выбраны районы Нижней Саксонии, Саксонии-Анхальта и Бранденбурга. Здесь практически в каждой местности имеются военные некрополи (Kriegsgräberstätte), иногда захоронения солдат можно найти на общегородских кладбищах. Почти на каждом кладбище мы встречали татарские имена. За этими могилами в силу своих возможностей ухаживают местные жители. Сохранение памяти о жертвах войны — это неотъемлемая часть национальной идеологии Германии. Неслучайно в эти мероприятия активно вовлекают школьников. Это и акт покаяния, и вложение в гуманистическое будущее страны, где одна из задач воспитания подрастающего поколения — формирование уважения к личности. Здесь нет перекладывания ответственности за ужасы истории на мифическую власть — это сделал конкретный человек и его поддержали такие же люди. Поэтому многочисленные музеи и мемориалы на местах бывших лагерей ищут ответа на неудобные вопросы прошлого.

К проекту Института истории им. Ш. Марджани активно подключились и местные исследователи: сотрудники научных центров, музеев и архивов, а также просто неравнодушные люди. Мы благодарны голландскому историку Корнелиусу Адмиралу, который сопровождал нас по району Эмсланд. В годы Второй мировой войны здесь существовало 15 лагерей, где содержались как немцы (противники режима), так и военнопленные. По его словам, в этой местности изучение лагерного прошлого получило особое развитие именно в последние годы, и проводится огромная работа по увековечиванию исторической памяти. Действительно, различные информационные стенды, скульптурные группы можно увидеть не только на кладбищах или в местах лагерей, но и там, где работали военнопленные. Например, на бывших торфяных разработках вдоль северо-южной трассы Германии.

Одним из ключевых мемориальных объектов на северо-западе Германии является музей в Эстервегене. Директор музея Курт Букк поражает своим энтузиазмом. Он не только администратор и хранитель музейного фонда, но и фанатичный исследователь. Поэтому приезд татарских ученых, увлеченных аналогичной идеей поиска, он встретил с большим воодушевлением. Даже поверхностное ознакомление с документальным фондом музея Эстервегена выявило сразу несколько уроженцев Татарстана. Например, Мотыг Кафиатуллин, (Казань), Епифан Контрабаев (Казань), Сафа Валиуллов, Хадий Ситдиков (Пестречинский район). Безусловно, в окончательном реестре эти данные будут опубликованы уже в полном виде.

Вюнсдорф, мемориал индусов-мусульман

По следам Мусы Джалиля и Абдуллы Алиша

Пожалуй, самый знаменитый татарский узник времен Второй мировой войны — это Муса Джалиль. Мы не могли не посетить и места памяти, связанные с ним. Это специальное помещение с театральным занавесом в тюрьме Плётцензее в Берлине (часть музеифицирована, остальная часть тюрьмы и ныне действует). Здесь же казнили другого татарского писателя — Абдуллу Алиша (сейчас по его сказкам созданы татарские мультфильмы). Эти бедные деревенские парни, следуя эху дореволюционного джадидизма, выучились грамоте и писали татарские стихи и сказки для детей. Но их публично казнили как страшных государственных преступников (объявления о готовящихся казнях публиковались в газетах). В холодном помещении с торчащими в потолке крючками эта горечь истории ощущается особенно сильно.

Последние месяцы жизни Джалиля и его соратников прошли в маленьком городке Вюстрау. Директор местного музея истории Бранденбург-Пруссии Штефан Тайлиг показывает нам зал в частном здании, где собирались джалиловцы. Пропагандистский лагерь находился на берегу небольшой речки. В этом месте, как и в том зале, еще нет мемориальных табличек. Штефан определяет место лагеря, сопоставляя его со старыми фотографиями. Высокие деревья все те же, что и 73 года назад, а среди дикой зелени на берегу той самой речки пробился красный тюльпан. Почти как красная ромашка из стихотворения Мусы Джалиля

Штефан Тайлиг, как и его коллега Мисте Хотопп-Рике, не просто историки, они еще и татароведы. В отличие от немецких журналистов, хорошо представляют историю татар: от Золотой Орды вплоть до татарских военнопленных времен двух мировых войн. Свои научные интересы они объединили вокруг Института кавказских, татарских и туркестанских исследований (ICATAT) в Магдебурге. Именно по их инициативе в конце мая этого года в Музее исламской культуры в «Кул-Шарифе» планируется проведение выставки, посвященной мусульманскому наследию в Бранденбурге. Та самая люстра Насибуллы из ратуши Гарделегена также будет экспонироваться на этой выставке.

Вюнсдорф, буквы — обозначения татарских могил

К первой мировой и средневековым войнам

Если на северо-западе Германии были сконцентрированы в большей степени лагеря времен Второй мировой войны, то в Бранденбурге немало мест, связанных и с Первой мировой войной. Именно здесь на кладбище пропагандистского лагеря Вюнсдорф (г. Цоссен) сохранился памятный знак, установленный самими татарскими военнопленными в 1916 году в честь своих умерших товарищей. Первые смерти среди военнопленных этого лагеря датируются апрелем 1915 года (Ахметлатиф Ахметзянов, Хабибулла Файзуллин). Люди умирали в лагере и после окончания войны, так и не дождавшись репатриации — разрешения на возвращение. 19 декабря 1920 года здесь скончался Халиулла Сейфуллин.

Конечно, захоронения Вюнсдорфского лагеря составляют далеко не полный список потерь татарского народа в военном плену. Но здесь сохранилось наибольшее количество могил (более 1000). На этом кладбище хоронили не только российских мусульман. Обращают на себя внимание ухоженные ряды надгробий мусульман-индусов. Мемориал был устроен британским правительством. Имена же татарских солдат увековечены на общем памятном столбе. Сами могилы имеют лишь буквенные обозначения, там нет имен. Но их можно сопоставить с тем самым списком на столбе и устроить отдельные памятники. Данная практика реставрации довольно распространена в Германии: мы видели отдельные надгробия или мемориалы, устроенные как разными правительствами (например, Польши, Голландии), так и частными лицами — потомками военнопленных. К слову, некоторые страны (например, Франция) перенесли останки своих солдат на родину, а на месте гибели оставили лишь памятные знаки.

Вюнсдорф, общий памятник

Надо отметить, что не только войны начала XX века привели татарских солдат на территорию Европы. В Германии сохранились и более древние военные захоронения татар, поэтому исследователям предстоит открытие и этих пластов истории в этой стране. Неслучайно сохранившаяся часть городской стены Магдебурга носит название Татарская башня (Tatarenturm). Она была возведена еще в 1241 году. Местные жители в страхе ждали наступления воинственных кочевников с другого берега Эльбы. Спустя столетия потомкам тех, кто стоял по разные стороны стены, предстоит изучение нашей общей истории. Поэтому большой интерес вызвал у научной общественности Германии выход монографии «Золотая Орда в мировой истории» (The Golden Horde in World History) на английском языке (издана при поддержке группы компаний «ТАИФ»). В рамках поездки презентация издания прошла в Магдебурге (ITACAT) и Берлине (Национальная библиотека).

Лилия Габдрафикова, фото предоставлено автором
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конец XIX — начало XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Круто съездили)
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    А есть ещё фото? Сами кладбища?
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Зачем вам? Думаю, не принято вот так вот фоткать все подряд захоронения, это все-таки личное
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Лилия, супер! Оперативно пишете
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Она красотка, не правда ли?
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    правда, но не это главное
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Р.Р. и Марат тоже красавчеги! Наша история нам нужна!
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Ещё какая, и умница
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    она замужем, имейте в виду)
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    вот только на таких энтузиастах, как Курт Букк, всё и держится
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Так в любой сфере
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Для меня тоже записать татарские слова - большой труд))
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Меня вообще удивляет, как немцы бережно относятся к могилам. Даже в Россию приезжают их правнуки, реставрируют памятники над захоронениями их предков и родственников-военнопленных. У нас же кладбища - участки безобразия.
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    это воспитание и характер. увы, мы другие в этом плане, хотя многие чтят ушедших в мир иной - например, молятся за них
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Новая для меня информация про Татарскую башню
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Где-то еще планируется презентация книги Золотая Орда в мировой истории?
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Собрать каталог кладбищ - очень нужное дело
    Ответить
  • Damir Nabi 30 апр
    В Германии сохранились и более древние военные захоронения татар, поэтому исследователям предстоит открытие и этих пластов истории в этой стране. Неслучайно сохранившаяся часть городской стены Магдебурга носит название Татарская башня (Tatarenturm). Она была возведена еще в 1241 году. Местные жители в страхе ждали наступления воинственных кочевников с другого берега Эльбы.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/63801-kolonka-o-tatarskih-zahoroneniyah-v-germanii
    Как хотите так и думайте, но татарам в величии своей национальной Истории никто не может отказать, но много стремящихся хотя бы ущемлять... они с советско-большевистских времен, они еще не скоро сойдут с арены своей антитатарской борьбы...
    Ответить
  • Анонимно 22 июл
    Лилия, вероятно, неверное понимание языка, на котором вы общались со Штефаном, позволило вкрасться серьезной и досадной ошибке в вашу публикацию: Джалиль и Алиш, равно как и все остальные участники группы "Курмашев и другие" последние месяцы НИКАК не могли томиться в Вустрау. В Вустрау был специальный лагерь для подготовки национальных кадров для работы в Восточных легионах, Джалиль находился там зимой 42-43 годов, после этого, в первых числах марта, он уже был направлен на работу (как пропагандист) в легион (чем и воспользовался, чтобы создать с Курмашевым подпольную группу). А вот последние месяцы, после имперского трибунала в Дрездене, все джалильцы находились в тюрьме в Шпандау, откуда их и привезли в Плётцензее. Кстати, на казни джалильцев зрителей не было. Об их последних часах рассказала палач, которого схватили в 45 году. Вы много поработали с материалами, но пока чувствуется большая путаница фактов, а деле истории факты - вещь упрямая и очень чувствительная.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров