Новости

07:08 МСК
Все новости

Василий Лихачев: «Мария Захарова из МИД стала общественным символом России, спорить никто не будет»

Как бывший вице-президент Татарстана сравнил современную дипломатию с татарским пирогом губадия

Василий Лихачев: «Мария Захарова из МИД стала общественным символом России, спорить никто не будет» Фото: Максим Платонов

Сегодня в России отмечается День дипломатического работника. В современном изменяющемся мире появляются и новые формы дипломатии. Какие новые тренды наблюдаются в международных отношениях? Кто из татарстанцев отличился на дипломатическом поприще? Станет ли Россия спонсировать ПАСЕ? На эти вопросы корреспондента «Реального времени» ответил известный уроженец Татарстана, государственный деятель (ныне член ЦИК РФ) и дипломат Василий Лихачев.

Новые тренды дипломатии

— Василий Николаевич, МИД России возглавляет Сергей Лавров, яркие слова которого стали афоризмами. Нет ли ощущения, что язык дипломатии трансформируется от обтекаемых фраз к экспрессивной лексике?

— Язык дипломатии перешел не только к экспрессии лингвистического свойства, но и к экспрессии действий, причем разных — демонстративных, полутона, глубоко спрятанные мысли. Язык современной дипломатии такой многослойный, сложный. Вы удивитесь, я современную дипломатию сравниваю с татарским пирогом губадия: там есть и тесто, которое может быть жестким, там есть и рис, там есть и кое-что сладкое в виде корта или изюма. И дипломатия, реагируя на современные тренды, многоаспектные, с такой серьезной критической массой, типа терроризма, не может не меняться.

Есть и классические вещи, которые идут из века в век — переговоры, заключение договоров. Есть и многие интересные вещи, которые сегодня появляются. Есть такое понятие «цифровая дипломатия» — использование интернет-ресурсов. У меня создается впечатление, что существует много подвидов — энергетическая дипломатия, экологическая, региональная. Должен сказать, что в развитие региональной дипломатии Республика Татарстан вносит очень серьезный вклад.

И не только визитами Минниханова, который только что был в Саудовской Аравии, но и через такую интересную форму, как реализация на региональном уровне каких-то общефедеральных задач — в области внешней политики, внешнеэкономической деятельности, торговли. Я хочу сказать, что мир дипломатии очень разнообразный. Там увеличилось количество акторов (субъектов) — государственных и негосударственных. Особо хочу сказать, что большую роль играют средства массовой информации. Моя убежденность в том, что сегодня без информационного сопровождения многих дипломатических инициатив Российской Федерации очень трудно достигать конкретных результатов. А то, что Мария Захарова стала общественным символом Российской Федерации, спорить никто не будет.

«Сегодня без информационного сопровождения многих дипломатических инициатив Российской Федерации очень трудно достигать конкретных результатов. А то, что Мария Захарова стала общественным символом Российской Федерации, спорить никто не будет». Фото tvc.ru

— Кстати, о Захаровой. Следите ли за ее высказываниями, постами в соцсетях и публичными заявлениями?

— Конечно. Во-первых, мы знакомы. У нас хорошие товарищеские отношения. Особенно во время кампании по выборам в Государственную думу Российской Федерации, в рамках которой я отвечал за организацию голосования за рубежом, международные наблюдения. Мы с ней очень много советовались, использовали ресурсы и площадки. Вместе работали по такому сюжету, как дискриминация наших дипломатов во время выборов в Соединенных Штатах Америки, когда в ряде штатов их близко к участкам не подпускали. Поэтому сегодня есть другая черта современной дипломатии. Есть официальная государственная, которую проводит президент, Министерство иностранных дел России во главе с Сергеем Лавровым, которая сочетается с деятельностью других видов и подвидов.

Должен подчеркнуть, что на сегодняшнем этапе официальная дипломатия России связана с той работой, которую проводит наш парламент — Госдума и Совет Федерации, с той работой, которую проводит Центральная избирательная комиссия Российской Федерации. Совершенно закономерно, что мир заинтересован в проведении каких-то актов, конкретных действий с привлечением регионального потенциала. Неслучайно при министре иностранных дел существует совет регионов, в котором активно участвуют и представители Республики Татарстан. И там решаются по-настоящему государственные вещи. Неслучайно Концепция внешней политики, которую господин Путин подписал 30 ноября 2016 года, включает такой аспект, как дипломатия — региональная деятельность регионов.

Наши в МИДе

— Насколько мне известно, вы попали в мир дипломатии из региональной политики. Труден ли был такой переход?

— Если опираться на мой опыт, он для меня нестрашен. Это был тот период, когда Татарстан активно действовал на поле формирования нового федеративного устройства, выступал за новую динамику федеральной организации России. Был такой опыт и в сфере международной. При моей инициативе в аппарате президента Минтимера Шариповича был образован департамент внешних связей. Активная работа шла по линии Министерства экономики и экономического развития Республики Татарстан. Появилась целая сеть представительств Татарстана — во Франции, Турции, даже Австралия была охвачена. Практически в каждой стране постсоветского пространства есть представитель Татарстана, который неформально очень активно работает.

Фикрят Табеев в советское время был послом в Афганистане. Фото Михаила Козловского

Еще один хороший пример: Фарит Мухаметшин, который был постпредом Татарстана в Москве, сегодня он полномочный и чрезвычайный посол в Республике Молдова. Могу назвать и другие фамилии выходцев с Татарстана, которые занимали высокие дипломатические посты. Фикрят Ахмеджанович Табеев — в 60—70-е годы первый секретарь Татарского обкома партии, который был послом в советское время в Афганистане. Камиль Шамильевич Исхаков был представителем Российской Федерации в ОИК (Организация Исламская конференция).

Когда мне Борис Николаевич Ельцин предложил вместе с Евгением Максимовичем Примаковым в конце 1997 года поехать в Брюссель нашим представителем при Европейском сообществе, я, конечно, согласился, я был подготовлен. У меня и образование было очень хорошее: я закончил Казанский университет, а в Казани хорошая школа международников не только в Российской Федерации, но и в Европе. Поэтому опыт существовал, опыт надо было приземлять к условиям европейской действительности. Были конкретные результаты, за которые мне не стыдно.

— Сейчас много ли выходцев из республики работают в российском дипкорпусе?

— Много ребят, которые работают в разных департаментах центрального аппарата, список достаточно большой. Когда я приезжаю в командировки за рубеж, приходят люди и говорят, что закончили авиационный институт (КАИ), КХТИ, Казанский университет. Наши вузы дают таких выпускников. Есть наши специалисты, которые закончили юридический факультет, исторический, географический, языковые подразделения нашего университета. Линия на подготовку высококачественных специалистов, в том числе для сферы внешних сношений, международной деятельности, Казань выполняет до сих пор.

— Вы упомянули Камиля Исхакова. Удалось ли ему стать дипломатом?

— Дипломатические должности можно условно подразделить на такие, где работают чисто кадровые дипломаты, а есть так называемые политические выдвиженцы. Мы с Камилем из этой категории. Наш опыт показывает, что это работа на позитив. К большому сожалению, о сути дипломатической профессии мало что известно. Есть такое примитивное представление, что они каждый день ходят в бабочках, пью шампанское, каждый вечер на раутах, приемах, концертах и так далее. Это очень тяжелая 24-часовая работа по сбору информации, общению, анализу, составлению специальных телеграмм, разного рода информации для центра. Трудная работа, которая требует и физического хорошего состояния, и интеллектуального. Как раз политические такие выдвиженцы — это люди, которые наделяются особой экономической ответственностью. На них делается ставка, потому что они по ряду направлений, критериев более опытные, более подготовленные к жизни, чем чистые кадровые специалисты.

«Дипломатические должности можно условно подразделить на такие, где работают чисто кадровые дипломаты, а есть так называемые политические выдвиженцы. Мы с Камилем из этой категории». Фото Михаила Козловского

С ПАСЕ не получилось

— Василий Николаевич, правда ли, что в МИДе существуют кланово-родственные отношения. Трудно ли влезть туда извне?

— Сейчас более демократическая процедура, но и более ответственная. В мои времена достаточно было знания одного иностранного языка. Сейчас же требуют знания двух-трех языков — такая нынче планка. Такие «родственники» действительно есть — представители нескольких поколений. Но люди в этой цепочке абсолютно несут более высокую ответственность, они понимают, что они в этой «семье». Был покойный Игорь Рогачев — длительное время (15 лет) проработал в Китайской Народной Республике. Его сын занимает серьезные позиции в направлении международной безопасности. Он работал в нашем представительстве при ООН в Нью-Йорке. Великолепный специалист.

Не могу не вспомнить близкого мне человек Андрея Карлова, который трагически погиб в Турции. Его отец и сын — это дипломаты советского и российского времени. Ни у кого не повернулся язык сказать, что они по блату проникли и пользуются этой фамилией. Они принимают эстафету друг от друга и несут ее дальше.

— Вы некоторое время представляли Россию в ПАСЕ. Какой эта организация была во время вашего прихода и что она представляет сегодня, после 2014 года?

— Я входил в официальную делегацию, я был депутатом Парламентской ассамблеи Совета Европы от России. Наша делегация была до 30 человек. Но вы, наверное, имеете в виду тот период, когда мы с Евгением Максимовичем (Примаковым –прим. ред.), Валентиной Матвиенко, Владимиром Лукиным подписывали 29 февраля 1996 года документы о вступлении Российской Федерации в эту старейшую гуманитарную организацию.

Интерес к России был весьма позитивный, конструктивный. Было большое желание работать с Российской Федерацией сразу по нескольким направлениям: подготовка общеевропейских документов, гуманитарная сфера, оказание помощи беженцам, гендерное равенство мужчины и женщины, защита детей. Обстановка, конечно, начала меняться. Европейский союз фактически является каким-то управляющим звеном для многих делегаций, которые представляют Запад в ПАСЕ. Они действительно не самостоятельны, в том числе и партии, которые присутствуют в Страсбурге.

И сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что политическая самостоятельность, политическая воля, способность договариваться с Россией утрачена в этой организации. Нельзя говорить о проблемных вопросах современной российской дипломатии, и это направление одно из самых сложных. Новый состав Государственной думы и Совета Федерации подготовили объединенную делегацию. Ее возглавил Петр Толстой, известный журналист, вице-председатель Госдумы. Мы ждали, что зимняя сессия, которая завершилась недавно в Парламентской ассамблее в Страсбурге, даст хоть какие-то здоровые симптомы. Не дала, несмотря на то, что новый председатель ПАСЕ, господин Аграмунт (испанец), неоднократно приезжал в Москву, имел большое желание с рядом представителей других партий пойти нам навстречу. Не получилось.

Вот эта инерция, вызванная русофобией, которая привела к тому, что не просто политическая воля снижена на позитив, но она и привела к болезни под названием «русофобский психоз». Исправлять эту ситуацию надо, в том числе путем реального сокращения наших взносов на содержание Парламентской ассамблеи Совета Европы. Это парадокс, который длится несколько лет, и надо в этой истории ставить точку. Почему же за наши деньги, это примерно 32 млн евро, мы становимся таким пугалом для антироссийских русофобских сил Европы?

— Спасибо за ваши ответы. С профессиональным праздником!

Тимур Рахматуллин
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 10 февр
    Горько и больно за страну у которой такие общестаенные символы...
    Ответить
    Анонимно 10 февр
    согласен. поэтому я уже 5 лет живу во Франции
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    С праздником!
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    всегда были пугалом и будем, с праздничком, коллеги!
    Ответить
    Анонимно 10 февр
    отвечай за себя, друг
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    Это наглядно говорит о интеллектуальном уровне утверждающего.
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    Приятно, что РВ и Лихачев вспомнили таких людей, как Табеев, Исхаков, Мухаметшин. Наши, татарские люди.
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    А что полезного сделала Захарова,что стала символом РФ?
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    Что женщина неплохо! Как женщина говорю. А еще я просто доверяю Лихачеву!!!
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    русофобский психоз надо вовремя пресечь на корню
    Ответить
    Анонимно 10 февр
    Каким образом? Что посоветуете?
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    Какое удачное сравнение с губадией))
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    Мы провинция, и дипломатия у нас соответственно провинциальная
    Ответить
    Анонимно 10 февр
    неправда, мы давно уже не провинция!
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    в США наших не особо любят, это точно
    Ответить
  • Анонимно 10 февр
    из ВУЗов Казани много успешных выходцев
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии