Новости раздела

Алексей Калачев: «Металлургам России хватит запаса прочности — завершить год без убытков»

Аналитик ФГ «Финам» — о положении крупнейших российских металлургических компаний в условиях санкций

Российские металлурги заявили о крупных проблемах — риске убытков при высоких налогах и сильном рубле. Продажи продукции в России падают, а экспортные поставки идут с большим дисконтом, в таких условиях производство стали в стране упадет, а отрасль станет убыточной, предупреждают крупнейшие металлургические компании. Положение в отрасли действительно непростое и господдержка не будет лишней, признает аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев. Тем не менее в авторской колонке для «Реального времени» эксперт поясняет, почему он уверен, что запаса прочности и высокой рентабельности металлургического производства хватит, чтобы компании смогли завершить этот сложный год как минимум без убытков.

Цены развернулись вниз

На рынках практически всех промышленных металлов продолжается коррекция цен. После взлета к новым многолетним максимумам в начале марта на опасениях относительно перебоев поставок после начала Россией специальной военной операции на Украине цены развернулись вниз и фактически уже вернулись на уровни конца прошлого года.

Причина этого может крыться в замедлении динамики деловой активности в мире на фоне поднятия ставок Федеральной системой США, а также за новыми антиковидными мерами в КНР, где на фоне новой волны заболеваемости в рамках политики нулевой терпимости вводятся карантины в многомиллионных провинциях. Кроме того, как выяснилось, санкционные ограничения коснулись далеко не всех компаний и видов продукции российской металлургической отрасли.

Сразу отметим, что такая ценовая динамика в сочетании с неожиданно сильным укреплением курса рубля будет не очень благоприятной для российских производителей, которые в значительной степени ориентированы на экспорт металлов и металлопродукции. Однако мы сможем на конкретных цифрах увидеть это не ранее второй половины года, поскольку статистики сейчас публикуется меньше, Федеральная таможенная служба приостановила публикацию данных по экспорту, а крупнейшие отраслевые эмитенты отказались от публикации квартальной отчетности. Поэтому будем ждать полугодовую.

Сократившийся экспорт стали будет сложно перенаправить на другие рынки

Экспорт составляет критически значимую долю в продажах крупнейших российских металлургов. В предыдущие периоды Россия экспортировала около одной трети производимой стали, более 70% меди и алюминия, более 80% никеля и более 90% металлов платиновой группы. В случае сокращения экспорта у внутреннего рынка очень немного возможностей «переварить» освобождающиеся объемы.

Одной из самых уязвимых оказалась сталелитейная отрасль после того, как ЕС четвертым пакетом санкций ввел запрет на импорт продукции с добавленной стоимостью, прежде всего — основных видов проката. Более прочих пострадала «Северсталь», ориентированная именно на этот рынок. Уже после того, как основного бенефициара «Северстали» Алексея Мордашова внесли в список персональных санкций, компания была вынуждена полностью прекратить экспорт продукции в Европу, который приносил ей более трети выручки.

Сократившийся экспорт стали будет сложно перенаправить на другие рынки. Кроме собственно проблем с логистикой, связанных с большими расстояниями и исчерпанной пропускной способностью железных дорог в восточном направлении, есть проблема спроса. В отличие от сырьевых товаров, нефти, газа, угля или руды, на которые есть спрос в быстрорастущих странах Юго-Восточной Азии, спрос на прокат на этих рынках под вопросом. Дело в том, что как раз Китай, Индия и Япония — это лидеры мировой черной металлургии. Один только Китай производит более половины всей стали в мире, а весь регион, включая Южную Корею, Индонезию и Вьетнам, — более 70%. Производители из этих стран уже сами успешно делят европейские квоты России на поставку проката.

Спрос на металл в России снижается после ухода зарубежных автомобильных брендов

Нереализованные экспортные объемы окажут давление на цены внутреннего рынка металлопродукции. Но в то же время внутренний спрос в России будет снижаться из-за спада в транспортном машиностроении в связи с уходом зарубежных автомобильных брендов. Президент страны предложил поддержать отрасль за счет роста инфраструктурных проектов и поручил принять стратегию развития отрасли до 2030 г. Однако нужно понимать, что это отложенное решение, поскольку дополнительные расходы для поддержания спроса на сталь не заложены в бюджет текущего года.

Менее других сталелитейных компаний рискует НЛМК. Ни компания, ни ее основной владелец Владимир Лисин, контролирующий 79,3% акций, ни основная часть ее продукции не попали под прямые санкции. НЛМК экспортирует в ЕС и США в основном полуфабрикаты — стальные слябы, а они под ограничения не попали. Компания производит прокат ближе к потребителям, имея 23% своих прокатных мощностей в ЕС и 19% — в США. Благодаря удачной конфигурации производственных активов у НЛМК есть хорошие шансы сохранить структуру своего экспорта, в то время как на внутренний рынок России и СНГ приходится только чуть более 40% продаж компании.

В отличие от сталелитейной отрасли производители цветных металлов под прямые санкции не попали, и вероятность этого остается небольшой, с учетом весомой доли российских цветных металлов на глобальных рынках. Существуют, правда, косвенные проблемы, связанные с логистикой и финансами из-за санкций против транспортной отрасли и российской банковской системы. Тем не менее, как мы видим из данных по отгрузке продукции, на фоне того, что отгрузка черных металлов на экспорт в России в апреле сократилась год к году на 6,6%, отгрузка цветных металлов на экспорт, напротив, выросла, причем на 22,6%.

Спрос на металл в России будет снижаться из-за спада в транспортном машиностроении в связи с уходом зарубежных автомобильных брендов. realnoevremya.ru/Максим Платонов

В целом отрасль останется достаточно устойчивой

На этом фоне наиболее надежным выглядит положение «Норникеля». Компания занимает первое место в мире по производству палладия, первое место по производству никеля, четвертое место по производству платины и родия, а также восьмое место по добыче кобальта и 11-е место по производству меди. Обеспечивая мировому рынку более 40% палладия, «Норникель» в меньшей степени рискует попасть под сколько-нибудь серьезные санкции. К тому же, в отличие от «Русала», вынужденного ввозить большую часть сырья, «Норникель» обладает всеми ресурсами внутри страны на десятилетия работы. И как «вишенка на торте», это едва ли ни единственный отраслевой эмитент, который не отказался платить по своим акциям итоговые дивиденды за прошлый год.

Положение «Русала» выглядит не таким надежным. Хотя экспорт российского алюминия имеет минимальные шансы попасть под запрет, у компании существуют риски по части сырья. В марте «Русалу» пришлось остановить работу своего Николаевского глиноземного завода (Украина). Затем Австралия ввела запрет на экспорт в Россию своего глинозема. Это минус 20% от потребностей алюминиевых заводов «Русала». Для обеспечения производства компании придется обращаться к своим китайским конкурентам, и пока непонятно, во что это ей обойдется.

Таким образом, мы видим достаточно неоднозначную картину в российской металлургической отрасли, на фоне которой шансы одних производителей выглядят более, а других — менее предпочтительными.

Тем не менее в целом отрасль останется достаточно устойчивой, запаса прочности и высокой рентабельности металлургического производства хватит, чтобы компании смогли завершить этот сложный год как минимум без убытков. Государственная поддержка отрасли в процессе начавшейся трансформации российской экономики уже заявлена, и она также не будет лишней.

Алексей Калачев
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ПромышленностьЭкономикаИнвестицииБизнес Татарстан

Новости партнеров