Новости раздела

Летопись дефолтного года: раздача земли крестьянам, «татарские» гражданство и паспорт, суверенное ДУМ

Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь Татарстана до и после первого и единственного экономического дефолта России в 1998 году. Часть 3-я

Летопись дефолтного года: раздача земли крестьянам, «татарские» гражданство и паспорт, суверенное ДУМ
Фото: «Время и деньги», 14 февраля 1998 года

В 1998 году после долгих усилий Минтимера Шаймиева Госсовет РТ принимает эпохальное решение — раздать землю крестьянам, если они хотят приобрести ее в собственность. Помимо собственного и очень либерального среди других регионов Земельного кодекса Татарстан завоевал себе право тогда же на собственное гражданство и эксклюзивный «национальный паспорт» — ответив так на отмену «пятой графы». И создал себе собственное, «суверенное» Духовное управление мусульман. Но год, кажется, пиковый в смысле побед в приобретении суверенных прав Татарстаном, отметился и знаковой оборотной стороной суверенитета: казанский метрострой на несколько месяцев заморозил свои работы, так как на стройку, которую так долго лоббировали власти РТ, внезапно кончились деньги — в одиночку республика многомиллиардный проект не потянула бы. О том, чем жила Россия в 1998 году, — в обзоре «Реального времени».

Как Шаймиев впервые отдал землю РТ «раскрепощенным» крестьянам в собственность

Сегодня помнят, наверное, только старики, что впервые жители колхозов Татарстана, как и всего СССР, начали получать советские паспорта лишь в разгар брежневской стабильности, или, как потом ее называли, «эпохи застоя» — в 1974 году. До этого они полвека, с момента образования СССР, были фактически «крепостными» при колхозах, куда их автоматически записывали в 16 лет и откуда без справки от начальства они не могли надолго уехать.

Причиной этого решения, очень спорного для современных историков, стала необходимость прокорма горожан, которые были заняты индустриализацией и постройкой заводов. Нужен был хлеб, но крестьяне в конце 1920-х годов стали массово бежать в города от вводимой тогда «принудительной коллективизации», тем более что в городах уровень благосостояния советских граждан был выше. Других крестьян, зажиточных «кулаков», миллионами отправляли на Урал и в Сибирь — так СССР лишился самых эффективных своих работников на земле. После краха СССР «раскрепощенные» колхозники вновь оказались фактически ни с чем: колхозы ликвидировались, но земли в собственности толком ни у кого не было, а «задаром» требовать от них выращивать хлеб на чужой земле оказалось неэффективно. На эту проблему накладывалась и долго существовавшая система коллективной собственности и коллективного же хозяйства, надолго отучивших многих от хозяйства индивидуального, фермерского.

Тем не менее в 1990-х города вновь нуждались в хлебе и картофеле, а крестьяне, как мы писали в наших прошлых дайджестах, массово уезжали из села. В итоге Татарстан оказался одним из первых регионов, принявших непопулярное тогда решение о передаче территорий в собственность и аренду. Сама земельная реформа началась еще в 1991 году, а в 1998 году был принят Земельный кодекс РТ, о спорах вокруг которого можно прочитать в нижеследующей заметке. В РТ в итоге, как и в ряде других регионов, приняли одни из самых либеральных кодексов, разрешающих продажу даже иностранным гражданам — тогда как в других к проблеме купли-продажи относились резко негативно (к примеру, в Краснодарском и Ставропольском крае, главных житницах РФ). Ключевая заслуга в принятии кодекса в РТ принадлежит первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву, который не форсировал его принятие, а долго и терпеливо «убеждал людей и в многочисленных интервью, и при личных встречах с сельчанами, которых у него было тогда очень много». Как вспоминал потом в интервью «Реальному времени» депутат Госсовета РТ Марат Галеев, «Земельный кодекс и закон о частной собственности на землю мы приняли раньше всех в России, это заслуга в том числе и Минтимера Шариповича. При этом в начале 1990-х общество было не готово к такой реформе, народ еще не созрел — и в первую очередь те, кто был занят на земле. Он выждал, но потом планомерно это стало разрабатываться и в итоге было принято». А к началу нулевых даже появились первые агропромышленные комплексы, из которых к настоящему моменту крупными выросли три: ОАО «ХК Ак Барс», ООО УК «КВ-Агро» и АО «Агросила».

«Республика Татарстан» от 4 февраля 1998 года

«Родина — на продажу?»
Задача реформирования сельского хозяйства, как известно, родилась якобы из-за недееспособности коллективных хозяйств. Задолженность колхозов, совхозов, других сельхозпроизводителей банкам, поставщикам, прочим кредиторам, долг по налогам, зарплате в общей сложности действительно достигли многих триллионов рублей (в старом исчислении) и продолжают расти. И это на фоне получения богатейшего в истории республики урожая, сравнительно стабильной работы в животноводстве Не нонсенс ли? Ведь могучая хлебная река как раз и берет свое начало на полях коллективных хозяйств, им же принадлежат и фермы, комплексы.
Авторы писем в редакцию основной из причин резкого упадка экономической стабильности коллективных хозяйств называют искусственно созданный реформаторами-западниками пресловутый диспаритет цен. Да и то: сегодня, чтобы одеть, скажем, автомобиль в резиновые «калоши», надо не одну буренку на бойню отправить. А ведь совсем недавно эта буренка на хозяйском дворе главным богатством считалась.
Нина Кожевникова».*

«Паспортная эпопея» длиною в 20 лет: собственное гражданство РТ и «национальная вкладка»

Кстати, о паспортах. Среди татарстанцев в конце 1990-х прокатилась волна слухов о каких-то новых «татарских паспортах», из-за вкладышей в которых они не будут якобы признаваться в других регионах РФ. У страха глаза велики, но в 1998 год Татарстан входил на пике волны стремления к суверенитету по принципу слов президента РФ Бориса Ельцина «Берите суверенитета столько, сколько хотите». И хотя эти стремления постепенно затухали еще и по экономическим причинам (оказаться свободным анклавом внутри РФ могло значить и разрыв экономических связей, а даже добываемую в РТ нефть надо было куда-то как-то транспортировать по российским же трубопроводам), одним из последних его завоеваний стало принятие «Закона о гражданстве РТ».

Фото https://violity.com

В результате даже в Конституции образца 2012 года, когда туда были внесены последние поправки, записано в статье 21: «1. Республика Татарстан имеет свое гражданство. 2. Гражданин Российской Федерации, постоянно проживающий на территории Республики Татарстан, является гражданином Республики Татарстан. 3. Гражданин Республики Татарстан одновременно является гражданином Российской Федерации». Это до сих является правовой коллизией, так как в определении Конституционного суда России от 6 декабря 2001 г. №250-0 отмечается, что «Конституция России не предусматривает гражданство республик и относит гражданство в России к исключительному ведению Российской Федерации». А возможность добавить собственный вкладыш появилась у Татарстана после паспортной реформы в 2001—2004 годах (из других регионов таким дорогостоящим правом воспользовался только Башкортостан). С июня 2001 года по июль 2004 татарстанцам было выдано 3 233 296 паспортов нового образца. Причем почти 82% из них — с национальным вкладышем. То есть с изображением не только двуглавого российского орла, но и герба Татарстана, и с надписями на татарском языке.

Тем не менее граждане, часто выезжающие за пределы республики, еще в 2003 году предпочитали обменивать свой советский паспорт на новый российский без татарстанского вкладыша. И в одно время даже возник дефицит подобных бланков. Татарские власти утверждали, что никаких проблем у паспорта с национальным вкладышем не было: «Чтобы оценить ситуацию, мы отправляли сотрудника по всей России: в Омск, Томск, Новосибирск, на границе с Украиной просто заинтересовались необычным вкладышем, но проблем не возникло. Не было их и в странах СНГ, в которых не требуется загранпаспорт — Таджикистане, Азербайджане».

Впрочем, «паспортная» эпопея подошла к концу уже в 2010-х, когда в Татарстане перестали выдавать паспорта с татарскими вкладышами, а в 2020-х ситуация вовсе перевернулась — получить такой эксклюзивный документ можно, если хорошо попросить, вот только именно такие бланки теперь в дефиците. Так, вкладки для паспортов на татарском языке закуплены республикой на 2 млн рублей, утверждала казанская активистка, получившая его по собственной просьбе.

«Отделяйтесь от России... поодиночке»
Согласно новому законопроекту мы без особых хлопот (о детях и пенсионерах) сможем удвоить, а при желании и утроить население республики. Потому что гражданами РТ смогут стать чуть не все татары на свете.
Нет, в законопроекте так прямо об этом не написано. Боже упаси! Алла сакласын! Но совершенно отчетливо просвечивает стремление осчастливить местным гражданством прямо-таки всех желающих.
Но это еще не все. Как известно, парламент РТ приостановил выдачу новых российских паспортов на территории республики. И тем самым лишил права на их получение всех подряд татарстанцев. В том числе и тех, кто был бы только рад получить новый документ хоть прямо сегодня.
Елена Чернобровкина».**


Как спикер Госдумы РФ в Госсовете РТ российское правительство ругал и высказался за возвращение «пятой графы»

Геннадий Селезнев в самый сложный период 1990-х был, наверное, вторым по влиятельности политиком в России — после президента РФ Бориса Ельцина, с которым он активно конфликтовал, пережив бесконечные отставки правительств и консолидировав в итоге Госдуму РФ. В 1998 год страна входила с далеко не решенными не только экономическими и финансовыми проблемами, которые аукнулись ей в августе, но и политическими. В частности, непонятно было, что делать с «суверенитетами» регионов, губернаторы которых могли ставить палки в колеса Москве, и как решать региональную проблему в федеральной стране, в которой парламенты субъектов федерации противостояли российскому парламенту.

На тот момент в Госсовете РТ регулярно отпускали колкости в адрес Госдумы, депутаты которой активно отправляли шпильки российскому правительству, которому не сильно-то доверяло правительство Татарстана. В этом свете визит Селезнева в Казань можно считать прорывом, как и решение о принятии какого-либо соглашения между двумя парламентами — российским и татарстанским.

Депутатам Госсовета РТ очень понравилось то, как Селезнев в Госсовете активно ругал чиновников правительства, считал, что надо «серьезно подумать» над тем, как привести в соответствие российскую и республиканские Конституции (о противоречиях между ними см. выше), а главное, высказался за сохранение в новых российских паспортах страниц с указанием национальной принадлежности, что вызывало и вызывает бурные споры — к слову, пятую графу, отмененную как дискриминационную в Новой России, так и не вернули. Что, отчасти, и привело к решению властей РТ к введению национальной вкладки в татарстанских паспортах. Но главным образом Татарстан был благодарен Селезневу по финансовым причинам. Так, в последнюю поездку спикера Госдумы в Казань в 2003 году председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин поблагодарил его «за личную поддержку федеральной целевой программы социально-экономического развития Татарстана».

Сейчас нам важнее его визит в Казань в 2002 году, когда состоялись встреча Геннадия Селезнева с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым и семинар в Госсовете РТ с характерным названием «Проблемы совершенствования законодательной базы федеративных и межнациональных отношений».

«Госсовет спикера не обидел»
Известный факт, что федеральное правительство является источником всех российских напастей, был обнародован и нынче. Его деятельность оценивалась Селезневым не слишком-то высоко: «работает, как «скорая помощь», не опирается на Государственную думу, «уводит» из-под ответственности «своих» людей.
Что касается возможного участия в будущей президентской гонке, то Селезнев не счел нужным открывать все свои «карты», скромно заметив, что такую цель перед собой не ставит, а мечтает о том, чтобы добиться максимального укрепления законодательной власти. Тем не менее, прозвучала и такая уклончивая фраза, как «время покажет».
Галина Григоренко».
***

Камиль Самигуллин и Равиль Гайнутдин. Фото: Михаил Козловский

Мусульманские «разДУМья»: как татары создали себе свое, «суверенное» Духовное управление

Какие «суверенные настроения» бродили в умах тогдашних татарстанцев, показывает нижеследующая заметка, между строк которой можно вычитать как раз противоположное заголовку.

Как известно сегодня, именно в 1998 году произошел окончательный «раскол» между двумя духовными управлениями мусульман — российским и татарстанским — и не произойти он просто не мог. Раз уж у нас будет свой паспорт, свое гражданство, то почему бы не сделать и свое ДУМ? Решение совершенно логичное, особенно в свете зарождения непосредственно нового мусульманского движения после 70-летних советских запретов — аккурат на волне движения к суверенитету в 1992 году.

Тогда в сентябре, октябре и ноябре в России прошло сразу три съезда мусульман — в Москве, Казани и Уфе, стороны которых взаимно упрекали друг друга в раскольных действиях. Многолетние попытки объединиться или «размежеваться» привели к решению татар создать собственное ДУМ, которое юридически было основано и зарегистрировано лишь в марте 1998 года (хотя по факту оно было основано еще в 1992 году).

Как отмечают отдельные историки, новые власти РТ «не могли не радоваться по поводу образованию в «независимом Татарстане» независимого ДУМ РТ и «перенесению» столицы российского ислама из Уфы в Казань с образованием ВКЦ (Высшего координационного совета), главой которого стал муфтий Татарстана». А ДУМ РТ с ДУМ РФ регулярно с тех пор ведут вялую «междоусобицу».

Так, в апреле 2021 года глава ДУМ России Равиль Гайнутдин написал письмо татарстанскому лидеру Рустаму Минниханову, в котором обвинил муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в «сектантском толковании» Корана. В ответ Самигуллин пожелал оппоненту здоровья и весеннего настроения. А в январе уже 2022 года первый заместитель председателя Духовного управления мусульман России Дамир Мухетдинов раскритиковал логотип 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, предложенный Духовным управлением мусульман Татарстана. Якобы символ «резко сужает смысловую нагрузку 1100-летнего юбилея до пределов Казани», а простые люди, мол, при первом взгляде на этот знак «видят силуэт, извините, надгробного камня». В ДУМ РТ, куда обратилось «Реальное время», в свою очередь сочли поведение коллег «неправильным и неэтичным».

«Мусульмане Татарстана хотят объединиться»
По словам председателя Совета по делам религии при кабинете министров РТ Рината Набиева, нет ничего необычного в том, что в республике существует два управления мусульман. В Татарстане, как и в России, идет процесс реформирования духовных центров. Появление различных религиозных центров в России в постсоветский период связано с поиском людей своих идеологических ориентиров. В Татарстане же, считает Набиев, среди рядовых верующих существует осознанное желание объединиться при отсутствии каких-либо канонических разногласий и создать единый духовный центр, который бы отражал интересы мусульман, проживающих в республике.
Что же касается обострения отношений между лидерами, то они, по мнению Рината Набиева, связаны с борьбой за власть.
Виктор Смирнов
». ****

Как лоббистская победа властей РТ в Москве по метрострою в Казани тут же наткнулась на денежную проблему

«За просто так вкалывать не намерены, — заявили казанским коллегам, уезжая зимой 1998 года в Москву и Нижний Новгород сразу две подрядные организации, работавшие на строительстве первой станции казанского метрополитена. — Приедем, когда появятся деньги». Татары приуныли. Ведь многолетняя борьба с Москвой за право получения в Казани метрополитена могла пойти псу под хвост. Тем более что незадолго до этого, лишь 27 августа 1997 года, в Казани прошла торжественная церемония, посвященная началу строительства метрополитена в столице РТ: на площади Тукая была сооружена мемориальная ротонда, в которую была заложена капсула с обращением к будущим пассажирам метрополитена.

Увы, но на фоне кризисных явлений 1998 года планы первой линии были сокращены до четырех станций, а все работы были фактически заморожены на несколько месяцев. А всего за три года до этого, в 1995 году, узнав, что строительство метрополитена в Казани в ближайшее время не планируют начинать, президент и правительство Татарстана, а также мэрия Казани обратились в Москву и стали активно добиваться того, чтобы Казань вошла в список городов, в которых планируют строить метро, используя все свои лоббистские возможности для включения города в список, включая и праздник 1000-летия Казани, к которому — в 2005 году — и приурочили открыть первую ветку. Отделочные работы на четырех из пяти станций в авральном режиме производили летом 2005 года (однокурсник автора этих строк, работавший на них, буквально валился от усталости каждый вечер), и, как мы теперь знаем, с трудом, но метро открыли-таки 27 августа того же года.

Строительство станции «Кремлевская». Фото: https://www.mirmetro.net

Напомним, в СССР, да и в новой России была негласная планка в 1 млн жителей населения, после чего город мог претендовать на метро у себя (сами регионы строить его на свои деньги не сильно смогли бы — нужны были союзные, а затем федеральные средства). Миллионный казанец родился лишь в 1979 году, но только в 1983 году был принят план с трассировкой первой линии метро. Полноценный диаметр соединял бы заводы северо-востока с центром и жилыми массивами «Горки». В 1986-м «Метрогипротранс» составил технико-экономическое обоснование первой линии метро. В 1987-м документ был утвержден. Но проводить его в жизнь СССР уже не успевал, а полноценное строительство в Новой России могло быть начато только в сытые 2000-е, и до сих пор оно, как известно, вовсю продолжается. Стоит отметить, что Казанский метрополитен был первым и остается единственным метрополитеном в России, построенным после распада СССР. И очень сомнительно, что республика смогла бы его построить в одиночку: на 1 июля 2005 года было освоено 12,358 млрд рублей, в том числе из федерального бюджета — 7,15 млрд.

«Вечерняя Казань, 10 февраля. «Казанскую подземку заморозят?»
Приостановлены работы и в офисе метрополитена, под который отвели здание сапожной мастерской на улице Свердлова. Как рассказали работники мастерской, метростроевцы долго укрепляли пол на первом этаже. Привезли не одну машину гравия. И весь он ушел, как в пропасть. Наконец, пол забетонировали. Это ли не лишнее доказательство, что под будущее метро выбрано не самое лучшее место — грунтовые воды подступают близко к поверхности. А ведь от офиса до подземки — рукой подать.
Сколько существует сапожная мастерская, отсюда никогда не вывозили мусор. А чего его вывозить, если под полом есть люк, который способен поглотить даже мамонта. Были случаи, когда, натолкав мусора, люк с трудом закрывали в конце рабочего дня. А наутро мусора как не бывало.
Скучают без метростроевцев работники бистро «Мария», куда они каждый день приходили обедать. Бетонный забор, отгородивший бистро от стройплощадки, не был помехой для метростроевцев. Они подгоняли кран к забору и поднимали плиту. А после обеда ставили ее на место. Вот уже третий месяц плиту никто не поднимает.
Ирина Игнатьева». *****

*- «Республика Татарстан» от 4 февраля 1998 года.

**- «Вечерняя Казань» от 4 февраля 1998 года.

***- «Время и деньги» от 14 февраля 1998 года.

****- «Молодежь Татарстана» от 5 февраля 1998 года.

*****- «Вечерняя Казань» от 10 февраля 1998 года.

Сергей Афанасьев. Газетные материалы подготовил Радиф Кашапов
Справка

«Реальное время» выражает благодарность за содействие в подготовке проекта редакциям газет «Вечерняя Казань», «Республика Татарстан», «Молодежь Татарстана» и «Время и деньги», а также руководству и коллективу Национальной библиотеки Республики Татарстан.

ОбществоВластьИнфраструктураБизнесТранспорт Татарстан

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Моя бабушка хорошо помнит как наши добивались суверенитета.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии