Новости раздела

Игра престолов муфтиятов: примирит ли Рамадан духовных лидеров России и Татарстана

Игра престолов муфтиятов: примирит ли Рамадан духовных лидеров России и Татарстана
Фото: Михаил Козловский

Сегодня, в день начала священного месяца Рамадан, в Казани открывается съезд Духовного управления мусульман республики с участием президента Татарстана — на встрече пройдут выборы муфтия. Важному форуму предшествовал неприятный инцидент, всколыхнувший всю российскую мусульманскую общественность. В конце минувшей недели глава ДУМ России Равиль Гайнутдин написал письмо татарстанскому лидеру Рустаму Минниханову, в котором обвинил муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в «сектантском толковании» Корана. В ответ Самигуллин лишь пожелал оппоненту здоровья и весеннего настроения, а позднее предложил примириться накануне мусульманского праздника. Почему татарстанский муфтий стал объектом нападок со стороны главы ДУМ РФ, и верны ли его обвинения — разъясняет в своей авторской колонке для «Реального времени» Карим Гайнуллин.

«Татарский» ислам никогда не был помещен в линейную систему

В письме муфтий Татарстана обвиняется в связи с турецкими джамаатами, узком и «маргинальном» взгляде на Ислам и ошибочном истолковании Корана в новом тафсире «Калам Шариф», выпущенным татарстанским муфтиятом.

Печально видеть, что религиозные лидеры нашей страны вместо того, чтобы решать свои вопросы в рамках религии и своих институций, обращаются к светской власти для давления друг на друга. Всё это напоминает период так называемой «михны», когда секта мутазилитов, желая навязать свою теологическую точку зрения, использовала административный ресурс и под страхом тюрьмы вынуждала суннитских богословов принимать определенные мутазилитские позиции (в частности, о сотворенной природе Корана).

Особенно меня затронула эта цитата: «Центризм, срединность и умеренность во все века, как в средневековый период, так и в составе России, отличали традицию ислама в татарской среде. Татарский народ никогда не шел за учителями, предлагавшими узкую, маргинальную трактовку ислама». С одной стороны, правильные слова. Но нет ли здесь претензии на то, что мы как татары обязаны следовать какой-то определенной трактовке, которая не кажется кому-то «маргинальной»?

Фото: Олег Тихонов

Ислам, как мне видится, религия многовекторная, внутри Ислама существует целая палитра мнений и позиций по разным вопросам. Нельзя свести их к «узкому консерватизму» или «отступническому модернизму». Я как мусульманин имею право исповедовать то, что считаю сам для себя правильным, не выбирая позицию партии. Каким «татарский» ислам никогда не был — так это помещенным в какую-то линейную систему!

О суфизме Камиля-хазрата Самигуллина

Одной из претензий, предъявленных Камилю хазрату, была его принадлежность к турецкой ветке накшбандия-муджадидия «Исмаил-ага», которая, по мнению Равиля хазрата, не соответствует «татарскому» духу ислама. Прежде всего стоит сказать, что духовная принадлежность к какому-то тарикату никоим образом не выражает лояльность к государству, к которому принадлежит тот или иной шейх. Исламское поле всегда имело надгосударственный характер, а алим определенной местности должен быть выразителем интересов именно своего народа вне зависимости от своих учителей.

Другое дело, насколько действительно накшбандия-муджадидия соответствует «татарскому» исламу? Достаточным будет сказать, что к накшбандии принадлежали такие духовные «короли» татар и башкир, как Зайнулла Расулев, Утыз-Имяни, Шихабуддин аль-Марджани, Габдельнасыр аль-Курсави, Галимджан аль-Баруди. Мурад Рамзи, величайший богослов нашего региона и ученик аль-Марджани, во всём мире известный как переводчик «Мактубата» имама Раббани Ахмада Сирхинди, основоположника муджаддидийской ветви накшбандии — с персидского на арабский язык. И это показатель того, какой глобальной, широкой и не подверженной границам была исламская традиция в Урало-Поволжье, люди могли переводить книги с неродного для себя языка на другой.

Последними шейхами тариката накшбандия дореволюционных веток в нашем регионе были Габделханнан Сафиуллин и Гарифулла Гайнуллин (умерший в 1984 году). Однако традиция сохранилась в Дагестане, где накшбандийские тарикаты чиркейской и костекской ветвей проходят через Сайфуллу-кади Башларова, ученика Зайнуллы Расулева, Мурада Рамзи (того самого переводчика и основателя «муджаддидийской» ветви накшбандии) и Мухаммада-Закира аль-Чистави. Равиль-хазрат также упоминает Дагестан как место противоборства суфизма с салафизмом. Но следует понимать, что суфизм там прямо связан с общероссийской дореволюционной исламской традицией, как к нему не относись.

Махмуд Устаосманоглу аль-Уфи. Фото superhaber.tv

Сразу замечу, что из «аутентичности» суфизма и, в частности, накшбандийской традиции не следует обязательность для всех мусульман принадлежать к какому-то тарикату. Я себя аутентично чувствую и без института тариката, хоть и с уважением отношусь к его приверженцам.

Махмуд Устаосманоглу аль-Уфи, занимающий 36 место в цепи преемственности (силсиля) тариката накшбандия-муджадидия, возглавляет турецкую общину «Исмаил Ага». Эта община в разное время испытывала на себе борьбу с турецким государством, особенно в годы радикального кемализма и гонений на религию. Как бы то ни было, этого шейха нельзя назвать маргиналом: он известен всему миру, включая арабоязычную среду, является автором большого количества работ, включая 18-томный тафсир, который был использован ДУМ РТ при составлении своего.

Также следует заметить, что многие дореволюционные татарские общественные деятели, особенно джадидистского направления, получали образование в Турции. Среди этих имён Юсуф Акчура, Садри Максуди, Фатих Карими, Зия Камали.

Тафсир раздора

Поводом раздора стала сноска в тафсире «Калам Шариф», где были приведены слова ряда классических мусульманских учёных, среди который великий толкователь коранического текста Абдуллах аль-Байдави и великий теолог-рационалист Фахр ад-Дин ар-Рази: «Если вы в своих делах окажетесь в затруднительном положении, то просите помощи у обитателей могил!».

Как пояснил заместитель муфтия, сами эти слова были взяты из комментария к сборнику хадисов «Муснад» Абу Ханифы за авторством великого ханафитского учёного Муллы Али аль-Кари. Этот комментарий к хадису: «Раньше я запрещал вам посещать могилы…».

«Когда вспоминают смерть, разрушительницу наслаждений, облегчаются трудности, поэтому говорят: «Если вы отчаятесь в делах, то просите помощи у обитателей могил».

Фото: Роман Хасаев

Стоит сказать о том, почему эта фраза так ошеломила некоторых мусульман. Дело в том, что она внешне напоминает практику «истигасы» — обращение к умершему с просьбой у него прочитать дуа к Аллаху. Недждийский призыв Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба (известный у нас как «ваххабит») считает эту практику ширком (многобожием), который исповедовали язычники в Мекке. С другой стороны, в традиционных правовых школах, шафиитской и ханафитской, дозволенность этой практики вызывает дискуссии, хоть она и не признается ширком. При этом нет уверенности в наличии способности помогать творению, а также нет факта поклонения умершему.

Однако, этот вопрос не затрагивает разногласия по поводу «истигасы» в современном Исламе. И заммуфтия, и сам муфтий Татарстана подтвердили, что они не призывали к совершению этой практики, но лишь к посещению могил для воспоминания о смертности нашей души: «Мы также знаем о разногласиях относительно данного вопроса. Часть суннитских ученых разрешала ее (истигасу), другая часть запрещала. Мы же считаем, что лучше всего оставить то, в чем есть сомнения и разногласия в пользу практик, в которых нет сомнения».

Муфтий также сказал, что в следующем издании, вероятно, эта сноска будет убрана или ей будет дан соответствующий комментарий.

Как бы то ни было, мне сложно назвать ошибкой прямое цитирование авторитета ханафитского мазхаба — школы, которой придерживаюсь я и придерживались мои предки тысячу лет. Максимум, как это можно обозначить, — трудности локализации. Сомневаюсь, что кто-то после прочтения этой сноски стал бы поклоняться могилам или взывать к духам. Тем не менее со своего «немуфтийского» взгляда считаю полезным в будущем издании сделать пометку о подлинном смысле этих слов.

В заключение скажу, что не считаю ни для себя, ни для мусульман необходимым занимать место в какой-то партии среди муфтиятов. Я с большим уважением отношусь к Камилю хазрату Самигуллину, хафизу Корана, учёному Ислама. Считаю проведённые годы учебы в известных на весь мир учебных заведениях только заслугой муфтия. С большим уважением я отношусь и к деятельности ДУМ РФ, выпуску ими сборников, научных журналов, книг по истории татарского народа и мусульман России.

Надеюсь, что мусульмане будут решать религиозные вопросы внутри общины с участием улемов и духовных авторитетов, а государственные вопросы оставят своим политическим лидерам. Ведь правильная теологическая позиция измеряется силой аргументов, а не тяжестью кошелька или государственного аппарата.

Карим Гайнуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоКультура Татарстан Духовное Управление Мусульман Республики ТатарстанСамигуллин Камиль ИскандеровичМинниханов Рустам Нургалиевич

Новости партнеров

комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 12 апр
    Суть раздора является предстоящий съезд мусульман республики по выбору на следующий срок муфтия.Как всем известно на сеьезд представлен лишь один кандидат на эту должность Самигуллин Камиль Хазрат.Всю мусульманскую уму возмущает то,что он снова выдвигается без альтернативы и тогда у всех возникает вопрос,что это за выборы?Неужели в республике нет больше достойных кандидатов на эту должность.Правильно его критикует верховный муфтий России,так как он на своё усмотрение стал писать всякую ересь.Сам Камиль Хазрат практически не пользуется авторитетом и у нас и за пределами республики и является ставленником руководства республики.В столь уважаемом всеми республике как Татарстан и муфтий должен быть человек умудрённый опытом и пользуешься авторитетом везьде ,а мы все знаем,что нынешний является как все говорят « никудышным» муфтием!
    Ответить
    Анонимно 24 апр
    вы никудышний ученик
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Как подобает настоящему мусульманину имеющему намус наш молодой муфтий Камиль сам должен снять свою кандидатуру и если выдвигаться на эту должность,то выборы должны быть альтернативными,а то получается он как « обнуленный» и каждый раз выдвигается один,зная,что если в списке на эту должность будет несколько кандидатов,то он проиграет стопроцентно!
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Турецкий гамбит. Прям бои
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Надо пример всем показать и примериться
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Это не выборы,а просто фикция и издевательство над верующими мусульманами республики
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Молодежь Татарстана за Камиль хазрата
    Ответить
    Анонимно 12 апр
    я тоже!
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Он должен пользоваться авторитетом у всех слоев населения,но в силу молодого возраста,тогда его надо избрать на должность председателя комитета по делам молодежи и религии
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Безусловно, татарам надо отказаться от арабской тоталитарной идеологии ислама. И молиться нужно на родном языке, а не на арабском. Кряшены.
    Ответить
    Анонимно 14 апр
    Кряшены такое никогда не напишут, тут торчат уши т.н. православнутых татар из Москвы.
    Ответить
    Анонимно 14 апр
    Как бы не пытались скомпрометировать Камиль хазрата, он останется уважаемым муфтием для большинства татар. Равиль хазрат пусть дял начала порядок в Москве наведет.
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Если альтернативы нет, то это не выборы.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии