Новости раздела

«Видел его в вузе два раза в год»: по делу ректора КХТИ допросили его соперника по выборам

Первый свидетель обвинения — о возможности фальсификации выборов вуза, подписях Юшко и «курьерах» в ИПТ «Идея»

«Видел его в вузе два раза в год»: по делу ректора КХТИ допросили его соперника по выборам
Фото: Ирина Плотникова (на фото — свидетель Нургалиев)

«Когда он стал ректором, он мог подписать документы задним числом», — таким предположением поделился сегодня с Вахитовским райсудом Казани директор Института управления, автоматизации и информационных технологий КНИТУ-КХТИ Рустам Нургалиев. Бывший начальник, коллега и конкурент Сергея Юшко на вузовских выборах свидетельствовал: в 2010—2017 годах декан Юшко был в вузе редким гостем, но под напором защиты признал, что фиксировать его появления в здании на Сибирском тракте, находясь в центре Казани, просто не мог. Подробности — в репортаже «Реального времени».

Свидетель обвинения рассказал о прогулах «нужного» ректору человека

Обвиняемый ректор Сергей Юшко получил предложение выступить с лекцией перед студентами об источниках энергии будущего. Об этом он сам рассказал сегодня своим адвокатам перед заседанием Вахитовского райсуда. Где и когда состоится лекция — не сказал, добавив, что данный вопрос еще согласовывается. До приглашения в зал обсудил с отсылками к Карлу Марксу налоговую политику в сфере добычи ресурсов.

На прошлых заседаниях по инициативе защиты были вскрыты и исследованы доставленные в суд вещдоки из камеры хранения 2-го отдела Следкома по РТ. Часть из них — как раз ту, что приобщалась по ходатайствам адвокатов, — силовики предоставили лишь со второго раза.

После изучения документов московский адвокат подсудимого Александр Погодин подчеркнул — всего исследовали 29 протоколов заседаний ученого совета и лишь два прошли без участия его клиента. Также участники процесса изучили планы работы кафедры инженерной компьютерной графики, которой командовал подсудимый, и экзаменационные ведомости с подписями Юшко напротив фамилии каждого студента. Отдельно исследовали заключение вузовской комиссии по оценке деятельности кафедры Юшко, по результатам которого его допустили к очередным выборам в 2016 году.

Адвокаты Олег Шемаев и Александр Погодин

Сегодня эти доказательства были предъявлены первому свидетелю обвинения — директору Института управления, автоматизации и информационных технологий доценту Рустаму Нургалиеву. В 2017-м он в числе еще шести кандидатов претендовал на главный пост в КНИТУ-КХТИ, в результате победил Юшко.

Нургалиев рассказал — знаком с подсудимым с 1998 года, но работать по одному направлению начали с 2010-го, когда совмещавший работу в КХТИ с основной должностью в КФУ Нургалиев был назначен директором института в технологическом университете, а в состав его института вошли два факультета, включая факультет информационных технологий, где деканом был Юшко. Одновременно этот декан занимал и должность заведующего кафедрой в составе своего факультета.

— Студентов было мало — доходило до 30, — сообщил о численности учащихся факультета Юшко свидетель. Через час, после предъявления документов, был вынужден констатировать ошибку — на пике, в 2018-м, на дневном отделении факультета числились 50 студентов, еще 51 учился на «заочке».

Со слов Нургалиева, декан и завкафедрой Юшко на рабочем месте появлялся нечасто: «Он был занят на другой работе — разъезды, командировки. Сколько раз я его видел на работе? Ну пару раз в год точно, обычно в конце года, когда документы подписываются». Дальше свидетель уточнил — в выборный год явления занятого коллеги случались чаще.

— А основную массу работы по факультету кто выполнял? — уточнил старший помощник прокурора Казани Руслан Габитов.

— Думаю, Зарипов, — сообщил Нургалиев, а далее уточнил — эти функции на декана другого факультете в ходе устного разговора возложил проректор по учебной работе Александр Кочнев (ныне осужденный по делу об аферах в КХТИ, — прим. ред.). Что до Юшко, то в отсутствие больничного и документов об отсутствии «считалось, что человек был на работе». Никаких рапортов о прогулах в отношении обвиняемого никто никогда не составлял.

Старший помощник прокурора Казани Руслан Габитов

— Вопросы ректору по его отсутствию задавали? — продолжил допрос Габитов.

— Вопрос три раза возникал на моей памяти. Сначала [ныне] покойный Илнур Абдуллин эту тему поднял. Ему сказали — человек работает. Потом в 2014-м была проверка финансовая, и там был задан вопрос — почему премиальная часть выплат деканам одинаковая, хотя на одном факультете под тысячу студентов, а на другом — 20. Тогда проговорили с Дьяконовым, и вопрос тоже ушел, — вспоминал свидетель. — Третий раз поднимал [вопрос], кажется, профессор Харлампиди — почему человек, которого он не видел, избирается на должность декана? Ему сказали — потому что человек нужен...

Также свидетель припомнил устный разговор с ректором Германом Дьяконовым (ныне осужденным к 7,5 года колонии): «Он пояснил, что Юшко не трогали, что это полезный для вуза человек».

Напомним, отстраненному от должности ректору КНИТУ-КХТИ Сергею Юшко вменяют два мошенничества с ущербом на 11 млн рублей. Вину по обоим он не признает. Фабула обвинения выглядит так:

  • Эпизод 1. «Фиктивное трудоустройство и зарплата за 13 лет»: обвиняемый вошел в доверие к двум ректорам КХТИ Сергею и Герману Дьяконовым и в феврале 2004 года «фиктивно трудоустроился на должность завкафедрой инженерной графики, обязанности не исполнял», поскольку был занят на полную ставку в ЗАО «Инновационно-производственный технопарк «Идея», но незаконно получил из бюджета в 2004—2017 годах в качестве зарплаты завкафедрой, профессора и декана 9 млн 778 тысяч рублей. Лишь заняв пост ректора, Юшко ушел из «Идеи».
  • Эпизод 2. «10-кратная переплата за семинар»: В декабре 2013-го аффилированная с обвиняемым фирма ЧОУ ПО «Образовательный центр «Идея» повышала квалификацию сотрудников КХТИ путем проведения семинара «Современные системы автоматизированного проектирования (САПР) одежды из полимерных материалов» с минимальными затратами в 129 тысяч рублей и без привлечения указанных в техзадании иностранных специалистов, за что вуз заплатил 1 млн 396 тысяч рублей.
Сергей Юшко

Версия Нургалиева: «Мог подписать задним числом»

По данным свидетеля Рустама Нургалиева, табели рабочего времени появились в вузе в 2013 году, однако подписи под этими документами ставили сами заведующие кафедрами — в данном случае Юшко. На вопрос, выполнял ли подсудимый свои обязанности на постах командующего кафедрой и декана, одновременно руководя инновационным технопарком «Идея», свидетель ответил однозначно — полторы ставки в вузе предполагают постоянное присутствие на месте.

«Если нужно было срочно документы подписать, люди бегали к нему в технопарк «Идея», созванивались, подписывали», — сообщил он. А также добавил — что на заседании ученого совета Института управления, автоматизации и информационных технологий вместо Юшко участвовал его неофициальный зам: «Он просто расписывался вместо Юшко — писал его фамилию. И мы понимали — информацию о заседании он Сергею Владимировичу передаст».

Допрос ключевого свидетеля стороной защиты был вдвое дольше. Адвокатов Александра Погодина и Олега Шемаева интересовали все нюансы процедуры выборов на руководящие должности в вузе, обязанности завкафедрой и декана, оценка их деятельности. В частности, выяснилось, ректор вуза лишь издавал приказ по итогам выборов, а само голосование было тайным, причем двухуровневым — поддержкой нужно было заручиться на кафедре и затем на заседании ученого совета вуза. Чему предшествовала проверка работы кандидата и его подразделения, включая объем средств научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, представленных к защите диссертаций, опубликованных научных статей и пр. В 2016-м комиссия попеняла на отсутствие пятилетнего плана работы факультета и низкую долю сотрудников до 30 лет.

Нургалиев подтвердил — с этим отчетом знаком и согласен. Кроме того, он сообщил — кафедра инженерной графики Юшко обучала не только своих студентов — читала свои курсы «почти всему университету», «количество студентов исчислялось сотнями».

На вопрос, читал ли сам подсудимый лекции студентам, свидетель заявил: «Обязан был читать — у него полная нагрузка 850 часов, около 400 часов должна быть реальная учебная нагрузка».

«Вы сказали, что кафедра Юшко находилась в корпусе Д. Это где?» — уточнил адвокат Шемаев. Свидетель ответил: данный корпус находится в районе Сибирского тракта, на улице Пионерской. «А вы где работали?» — «В корпусах А, Б и В — на Карла Маркса».

— Как, находясь в корпусе А, вы можете видеть, что находится на Сибирском тракте? — атаковал адвокат свидетеля, напомнив его слова «про явления Юшко дважды в год».

— Однозначно не могу. Проводил ли он лекции — я сказать не могу. Могу сказать о тех моментах, когда проводили ученые советы, — отвечал свидетель обвинения.

Кроме того, Нургалиев подтвердил уже засвеченный защитой факт — у Юшко были и свои аспиранты.

Вещественные доказательства по делу Юшко

Изучив по предложению защиты рабочие программы кафедры Юшко с подписями, свидетель не смог утвердительно ответить — кто на них расписался: «Подписи Юшко похожи, но я не эксперт». А дальше уточнил, что вместо Юшко в таких базовых документах Зарипов и не мог расписываться, зато в период сессии массово подписывал разрешения на пересдачу. «Это сотни и тысячи документов!» — уверял он. На вопрос адвоката, знакомили ли свидетеля с этой кипой в ходе предварительного следствия, ответ был отрицательным.

— Как вы можете объяснить подписи Юшко в протоколах ученого совета вуза и ваши слова о его присутствии лишь на двух заседаниях? — поинтересовался адвокат Погодин.

— Подписать могли и потом… Может, кто-то мог прийти к секретарю и задним числом расписаться.

— Вам такие факты известны?

— Нет.

Из уточняющих вопросов-ответов выяснилось — процедуры голосования проводились почти на каждом заседании ученого совета, и, согласно приобщенным документам, Юшко каждый раз получал бюллетень для голосования. А поскольку голосование было тайным, установить, кто именно и как голосовал, нереально.

— Вам известны факты фальсификации голосования? — продолжил допрос Погодин.

— Фальсификаций таких прямых нет... Во-первых, мы и не видим подсчет. В счетную комиссию входят четыре-пять человек — там сложно [сфальсифицировать], — рассуждал свидетель. — Внизу подводится общий итог — сколько человек присутствует, сколько получило бюллетени и сколько бюллетеней — цифры должны совпадать.

А о несовпадениях Нургалиеву ничего не известно. Впрочем, на допросе у следователей он делился еще одной версией появления подписей Юшко в экзаменационных ведомостях и иных документах: «Думаю, когда стал ректором вуза, мог подписать задним числом».

Представитель потерпевшего вуза: «Гражданский иск — это наше право»

Вчера в суде допросили официального представителя потерпевшего вуза. Эльвира Баландина возглавляет в правовом управлении КНИТУ-КХТИ отдел претензионно-исковой работы. «С позицией следствия я согласна. Гражданский иск [к подсудимому] — это наше право, он пока не заявлялся», — сообщила она на заседании и добавила, что в вузе уже сложилась практика подачи исков к бывшим коллегам после вынесения приговора.

Официальный представитель потерпевшего вуза Эльвира Баландина

Напомним, в настоящее время КХТИ хочет взыскать 42 млн рублей с бывшего ректора Дьяконова и его команды. Ну а Дьяконов ждет рассмотрения жалобы своего адвоката в Верховном суде РФ, продолжая настаивать на невиновности.

Баландина перечислила все вехи карьеры обвиняемого в КХТИ начиная с марта 1997 года. Его общий педагогический стаж — 21 год и 2 месяца. До выдвижения в ректоры Юшко шесть раз участвовал в выборных процедурах — трижды на пост завкафедрой и столько же на пост декана, сообщила представитель вуза.

На вопросы защиты, читал ли обвиняемый лекции студентам в интересующий следствие период и были ли случаи срывов лекций по его вине, юрист КНИТУ сказала, что ей об этом неизвестно. Зато известно о приеме экзаменов им же и работе с тремя аспирантами.

По второму эпизоду обвинения защитник интересов потерпевшего вуза сообщила кратко: «Были привлечены иностранные педагоги, которые должны были провести семинар и лекции, а вместо них приехали другие — по-моему, из Ростовской области». Дальше Баландина расписалась в отсутствии информации — кем готовился контракт между «Идеей» и КНИТУ по семинару 2013 года, кто составлял техзадание, оплачен ли данный контракт и производился ли возврат излишне перечисленных средств. По ее мнению, эти вопросы лучше переадресовать сотрудникам отдела закупок.

Завтра судебный процесс продолжится.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьОбразованиеЭкономикаФинансыБюджет Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 30 сен
    На предположениях обвинение не должно основываться
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    очередной длиннющий процесс
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    И это профессора?
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    Как видите
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    Ну на удаленке ректор работал) это тренд такой
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Доказать, что на удалёнке, не получилось!
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    Ирина Плотникова! Ну когда про адвокатов что то напишите? Или уже не хочется?
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    деятельность Юшко идет корнями от контрреволюционной деятельности меча и орала Остапа Сулеймановича
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии