Новости раздела

Последнее слово осужденного Хайдара Халиуллина: «Я такими грязными и тупыми действиями заниматься не мог»

Технический срыв не дал Верховному суду Татарстана огласить решение по делу «Лизинг-гранта»

Последнее слово осужденного Хайдара Халиуллина: «Я такими грязными и тупыми действиями заниматься не мог»
Фото: Ирина Плотникова

Сегодня в Казани может вступить в силу приговор осужденным за распил субсидий Минэкономики Татарстана на поддержку предпринимательства. Всего 10—15 минут не хватило накануне Верховному суду РТ, чтобы дочитать решение апелляционной тройки по жалобам экс-главы бизнес-ассоциации РТ Хайдара Халиуллина и других фигурантов. На самом интересном месте оборвалась видеосвязь с СИЗО-1 Оренбурга, куда ранее выслали супругу Халиуллина. Кто из осужденных ждет освобождения уже этой весной, почему прокуратура твердит о законности приговора, а защитники часами перечисляют его «пороки» — в материале «Реального времени».

Когда семеро одну ждут

«Пока мы здесь сидим, столько всего в мире происходит! Кто-то умирает, кто-то выживает» — «Уже президента Америки поменяли», — такой диалог состоялся накануне в Верховном суде РТ между осужденным экс-главой Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса республики Хайдаром Халиуллиным и действующим вице-президентом данной организации Робертом Закировым. Первый сетовал из камеры СИЗО-1 Казани, подключенной по видеоконференцсвязи, второй находился в зале заседания.

Под стражу Халиуллина и еще семерых обвиняемых по делу «Лизинг-гранта» взяли в ноябре 2019-го после оглашения приговора Вахитовского суда Казани. Апелляционные жалобы на этот приговор Верховный суд начал рассматривать 5 месяцев назад. За это время осужденную к 6 годам колонии Марину Халиуллину успели отправить в СИЗО Оренбурга ввиду дефицита мест в изоляторах Казани, а гособвинитель по делу Степан Спиридонов ушел в отставку, так и не дождавшись итогового решения.

«Пока мы здесь сидим, столько всего в мире происходит! Кто-то умирает, кто-то выживает» — «Уже президента Америки поменяли», — такой диалог состоялся в Верховном суде РТ

Одновременное подключение сразу двух разных СИЗО Казани и первого СИЗО Оренбурга и раньше сопровождалось проблемами. Вчерашний сбой не удалось решить и за несколько часов. Уже утром стало известно, что вышел из строя один из каналов защищенной связи с Оренбургом. Поэтому заседание по апелляционной жалобе осужденного казанского бизнесмена Рависа Хузина вчера в Верховном суде РТ так и не началось, участникам объяснили: «Обрыв на линии». А ближе к 13 часам вышел из строя и второй оренбургский канал, который связывал осужденную Халиуллину с залом, где решалась судьба фигурантов дела о хищениях бюджетных субсидий Минэкономики.

Обрыв произошел в самый кульминационный момент, когда апелляционная тройка вышла из совещательной комнаты, отказала в жалобах двух осужденных, которым райсуд после вынесения приговора ограничил и срок ознакомления с материалами дела. Далее началось оглашение самого апелляционного определения по жалобам на приговор. Однако суд остановился на середине вводной части решения, до резолютивной не дошел, поскольку с монитора в зале пропала «ссыльная» Халиуллина. Попытки вернуть ее не удались, не помог решить техническую проблему в Оренбурге и полуторачасовой перерыв. В надежде, что за сутки сотрудники ФСИН восстановят связь, апелляционные чтения в Казани отложили на 15 часов сегодняшнего дня. Не стали нарушать права одной осужденной из восьми участвующих в заседании.

Технические срывы бывали в Верховном суде Татарстана и раньше. Так в 2017-м отключили электричество во время заседания по жалобам полицейских, арестованных по делу о суициде Ильназа Пиркина. В августе 2019-го часть процессов была сорвана в отсутствие связи с СИЗО-2 Казани — учреждение полностью обесточили на период прохождения грозового фронта.

Суд остановился на середине вводной части решения, до резолютивной не дошел, поскольку с монитора в зале пропала «ссыльная» Халиуллина

«В 72 года должен выйти из колонии замечательным и правильным человеком»

Уходу судей в совещательную комнату предшествовали затяжные прения, которые растянулись на три судебных заседания. Оправдания просили реально лишенные свободы Хайдар и Марина Халиуллины; директор фирмы «Мерлин», дипломированный юрист Александр Минько; механик ООО «Восток-Транс» Андрей Поповнин, упаковщик Константин Деринг, ИП Михаил Проскуряков и наказанный условным сроком экс-директор ООО «Белый хлеб» Денис Храмцов. Храмцов и Проскуряков утверждают, что о преступной схеме узнали лишь после начала следствия, полагали, что субсидии получат на законных основаниях и не знали о фиктивности представленного Аюповым как сотрудником ЛК «Восток-Лизинг» гарантийного письма лизинговой компании о готовности поставить оборудование.

«Я — серьезный человек, и такими грязными и тупыми действиями, которые проделал мошенник [Тимур] Аюпов (экс-помощник президента АМСБ, заключивший досудебное соглашение по делу «Лизинг-гранта», — прим. ред.), заниматься просто не мог», — настаивал на невиновности Хайдар Халиуллин. В прениях апелляционной инстанции он вновь повторил: «Никто мне взятку не приносил, и я никому их не носил. Всю жизнь помогал людям, старался им приносить пользу».

По словам бывшего президента АМСБ РТ, вся его деятельность была прозрачной и публичной. 30 лет работал преподавателем, с 1991-го параллельно стал заниматься предпринимательской и общественной деятельностью.

По словам бывшего президента АМСБ РТ, вся его деятельность была прозрачной и публичной

— Меня и Халиуллину Марину Павловну арестовали и осудили по оговору и клевете некоего молодого парня — мошенника Аюпова, который бессовестно врал, написал про нас полный бред. Мы обязательно на него должны подать в суд за заведомо ложные показания. И, что удивительно, Аюпову дали 5 лет условно, а мне — совершенно невинному человеку — 7 лет лишения свободы, — продолжил Халиуллин.

Попутно он удивлялся позиции суда, который поверил именно Аюпову, а показания уважаемых членов Ассоциации отверг. «Я бы тоже с удовольствием подписал договор о сотрудничестве [со следствием], если бы знал, в чем сотрудничать, — поделился ВИП-осужденный. — Я говорю чистую правду. Аюпов льет про нас грязную ложь, чтобы себя оправдать. Непонятно, как районный суд не мог разобраться в этом».

Халиуллин напомнил судьям о своих болезнях, включая онкологию. С его слов, заболевание было выявлено еще в 2019-м, когда председательствующий судья Вахитовского суда Наиль Камалетдинов ушел в совещательную комнату, и уже тогда медики приняли решение о проведении операции через 2 месяца. Прошло больше года. «До сих пор ничего не делали. Но я еще продолжаю жить. Как могу — борюсь... В последнее время ощущаю сильные боли», — поделился осужденный.

— Еще раз утверждаю: я не преступник и не был им никогда, — продолжил Халиуллин. — Посадили меня в клетку и думают, что в стране от этого что-то изменится. Через 7 лет мне 72 года будет — должен выйти из колонии замечательным и правильным человеком... Наверное, если бы суд приговорил меня на пожизненное, я все равно бы не понял, за что меня посадили, не смог бы придумать и объяснить мою виновность. Ваша честь, прошу меня полностью оправдать и отпустить домой лечиться!

Прения растянулись на три судебных заседания

Обвинение против себя бизнес-лидер считает сфабрикованным. Напоминает: осужденные директора фирм-получателей грантов знакомы с ним не были (за исключением Проскурякова), и по девяти эпизодам мошенничества и покушения на мошенничества райсуд его оправдал, еще 14 в деле остались. «Меня осудили только за то, что я участвовал время от времени в работе конкурсной комиссии и кого-то якобы просил поддержать какие-то проекты время от времени», — констатировал Халиуллин. Всего в ту комиссию входило 25 человек (больше половины — чиновники), и часть на суде признавали — каждый кого-то лоббировал, но не из корысти.

Версия защиты: будущего досудебщика «сдал» Халиуллин

Адвокат экс-президента АМСБ Павел Мазуренко заявил в прениях, что при анализе приговора создается впечатление, будто «на месте Халиуллина мог оказаться любой другой из комиссии по выдаче субсидий, так как его роль не определена вообще, действия не расписаны». В то же время райсудом «сделан вывод о злоупотреблении полномочиями» со стороны других членов комиссии, но «сравнения их действий и действий Х.Х. Халиуллина не проведено».

Защитник подробно остановился на хронологии привлечения к уголовной ответственности бизнесмена-компьютерщика Тимура Аюпова, который был помощником Халиуллина в Ассоциации и также входил в состав той самой конкурсной комиссии. 4 октября 2016-го МВД Татарстана возбуждает дело о хищениях субсидий в 1—3 млн рублей на оплату лизинговых договоров тех, кто начинает и развивает свое дело. Через два дня Аюпова задерживают в офисе АМСБ. «Он приехал туда по звонку от Халиуллина. Получается, Халиуллин сам выдал своего главного соучастника, чтобы его задержали», — пояснил Мазуренко. Он подчеркивает — обыск в Ассоциации проводится «при участии и активной помощи» его клиента, ну а Аюпова суд отправляет в СИЗО.

21 октября с телефона Ермакова, друга семьи Аюповых, в адрес Проскурякова (ныне осужденного) приходит СМС: «Привет, нужно чтобы ты давал показания против ХХ. от Ю». В суде Проскуряков открещивается от этого сообщения, но говорит, что подвозил Юлию, жену Аюпова, и та могла воспользоваться его телефоном. Именно 21 октября Тимур Аюпов начинает давать показания против Халиуллина и продолжает это делать в январе — марте 2017-го, и после такого «содействия правоохранительным органам» выходит под домашний арест, отметил защитник бизнес-лидера.

В апреле, через неделю после очной ставки между подозреваемым Аюповым и президентом Ассоциации, последнего задерживают, предъявляют обвинение и везут в суд. Через пять дней после водворения Халиуллина в СИЗО Аюпов ходатайствует о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с прокуратурой и следствием, обещая изобличить Халиуллиных, Мирзагалямову, Проскурякова и Матвееву. А главное — указать местонахождение похищенных денежных средств. Это обещание так и не было выполнено. Однако досудебку никто расторгать не стал.

Адвокат экс-президента АМСБ Павел Мазуренко заявил в прениях, что при анализе приговора создается впечатление, будто «на месте Халиуллина мог оказаться любой другой из комиссии по выдаче субсидий, так как его роль не определена вообще, действия не расписаны»

В июле 2018-го Аюпов, полностью признав вину в хищениях на 21,8 млн рублей (через 2 года райсуд сократил ущерб до 17 млн, частично оправдав фигурантов основного дела), подделке документов и легализации средств, получил мягкий приговор о пятилетнем условном сроке. А в прошлом году он просил суд досрочно погасить эту судимость со словами, что его «личный ущерб» составляет только 400 тыс. рублей, да и тот не погашен.

По мнению Мазуренко, приговором Аюпову и доказательствами по основному делу «Лизинг-гранта» в суде четко установлено: именно досудебщик подыскивал фирмы и частных предпринимателей для подачи от их имени конкурсных заявок, вел переговоры, готовил экономическое обоснование проектов, внося в документы заведомо ложные сведения о реализации бизнес-планов, получал от предпринимателей и бухгалтера Вероники Мирзагалямовой деньги. А еще рвался участвовать в заседаниях конкурсной комиссии, был знаком с ее членами и «имел устойчивые связи с чиновниками Минэкономики и правоохранительных органов», подчеркивает адвокат со словами, что чиновники к уголовной ответственности не привлечены.

О «старых штанах и развалюхе-машине» Аюпова

Остановился защитник и на благосостоянии двух фигурантов дела:

— У Аюпова вместо старенького автомобиля «ЗАЗ-Шанс» появляется Mazda CХ-5. Согласно приговору, у него в собственности два гаража, квартира в Казани в собственности и доли еще в двух. По показаниям Закирова, Аюпов в этот период вел роскошный образ жизни, одевался в дорогих магазинах, по два-три раза в год ездил отдыхать на курорты.

Далее Мазуренко процитировал часть показаний вице-президента АМСБ РТ: «Он пришел к нам в потертых старых штанах, приезжал на развалюхе-машине. Через некоторое время — не узнаю: одевается в шикарном магазине, ездит на новой иномарке, успел купить квартиру и два-три раза ездит отдыхать за границу. Для нас это было странно...»

По мнению защиты, столь резкая разница в доходах в период совершения преступлений лишь подтверждает получение незаконных доходов. А ведь по версии обвинения, основная часть денег передавалась Халиуллину. Благосостояние последнего в тот же период никак не улучшилось: «Он по-прежнему платил ипотеку и кредиты, ездил на старом автомобиле, купленном в 2012 году в кредит», — сообщил Павел Мазуренко и сослался на приобщенную следствием справку о доходах в 280 тыс. рублей, заработанных его клиентом с середины 2015-го по середину 2016 года.

Защитник также считает, что ради свободы Аюпов дал обвинительные показания и против Халиуллина, и против Дилюса Шавалиева — куратора проекта «Лизинг-грант» от Минэкономики, позже занимавшего посты директора Гарантийного фонда РТ и советника премьер-министра Дагестана. «О давление на подсудимых и свидетелей для получения нужных показаний следствием и оперативными сотрудниками заявлял [осужденный] Проскуряков, [свидетель] Байгильдеева и другие», — добавил адвокат.

С его слов, Халиуллина атаковали вопросами: «Кому вы носили деньги?», но он «отказался давать ложные показания в отношении невиновных лиц и оказался в роли руководителя преступной группы». Аюпов же рассказал о неких конвертах и свертках с деньгами, которые передавал, не пересчитывая. Впрочем, уголовное дело в этой части даже не возбуждалось, и в суде от своих показаний о передачах конкретному лицу досудебщик отказался.

Роль самого Аюпова в совершении преступлений судом не исследовалась. Хотя в показаниях Мирзагалямовой звучало, что он ей озвучивал такой расклад: «30% — сотруднику Минэкономики РТ, 50—55% — директору фирмы, на которую оформлялись субсидии, 7% — учредителю «АртГрупп» за вывод средств, остальные — распределялись между Аделем и Тимуром». Позднее Мирзагалямова сообщала силовикам об ином раскладе, где доля Аюпова выросла до 50%. Осужденный предприниматель Михаил Проскуряков вспоминал, что Аюпов за свою помощь на заседаниях конкурсной комиссии просил 30% от гранта. Защитник Мазуренко процитировал показания того же осужденного, что «предложенная фирма-поставщик и деньги исчезли, а когда Проскуряков стал настаивать на возврате средств, Аюпов начал угрожать ему проблемами с министерством экономики и правоохранительными органами».

Согласно приговору, выводы следствия о создании преступной группы под руководством Хайдара Халиуллина основаны исключительно на показаниях Тимура Аюпова и достаточным доказательством не являются. «Получается, в одном случае суд не верит Аюпову, а в другом считает, что у него нет оснований для оговора… Хотя оговаривает Аюпов не только Хайруллина, но и Шагивалеева, и других сотрудников Минэкономики», — комментирует адвокат Мазуренко.

«Получается, в одном случае суд не верит Аюпову, а в другом считает, что у него нет оснований для оговора… Хотя оговаривает Аюпов не только Хайруллина, но и Шагивалеева, и других сотрудников Минэкономики», — комментирует Мазуренко

Записка «ХХХ», самооговор и поддельные печати

В финале своей речи защитник Халиуллина остановился на важном доказательстве обвинения — записке с отметками «ХХХ» напротив названий рекомендуемых для голосования комиссии фирм. Из показаний члена комиссии Галямова следовало, что данную записку ему ранее перед голосованием передал именно Халиуллин, а Галямов выдал ее представителям Минэкономики на совещании в 2014 году.

«Эту же записку он передал следователю во время допроса 16 марта 2016-го, а затем эта же записка изымается у Галямова протоколом выемки от 20 марта 2017-го. Все это вызывает самые серьезные сомнения в ее происхождении, авторстве и использовании в качестве доказательства чего-либо», — рассуждал в Верховном суде РТ Павел Мазуренко. А еще подчеркнул, что все три указанные в записке организации отношения к уголовному делу не имеют, из них двум конкурсная комиссия отказала. Можно ли в этом случае говорить о лоббистских возможностях осужденного экс-лидера общественной организации?

Мазуренко просил признать записку недопустимым доказательством.

Осужденный к 3 годам и 3 месяцам механик ООО «Восток-Транс» Андрей Поповнин признал вину, но не согласился с наказанием. Его адвокат Галина Куликова напомнила, что в прениях гособвинитель запрашивал для Поповнина условный срок: «Наказание не должно носить сугубо карательный характер», — считает она.

Приговоренный к 3,5 года Александр Минько пояснял суду: его фирма не была фиктивной, а субсидия нужна была для поставки в лизинг реальной техники, часть из которой компания приобрела за собственный счет. А еще заявил, что в приговоре искажены его показания, якобы 500 тысяч рублей он передавал в качестве незаконного вознаграждения для сотрудников Минэкономики. «Я такого никогда не говорил, эти деньги из собственных средств предназначались для оплаты услуг посредника по приобретению оборудования», — сообщил он.

Признавшая вину Вероника Мирзагалямова очень просила суд о снисхождении и замене реального срока в 4 года условным. Она утверждала, что соглашение с досудебщиком, который обязался ее изобличить, было заключено значительно позже ее показаний о его роли: «Самого Аюпова все-таки изобличила я, а также факты получения субсидий и привлечения фирм».

Халиуллина упрекнула суд в механическом копировании доказательной базы: «Совпадают даже допущенные орфографические ошибки»

Оправдания просила у суда Марина Халиуллина, осужденная к 6 годам колонии. «Неправомерны выводы суда, что я занималась изготовлением поддельных бухгалтерских документов. Не было назначено ни одной экспертизы, не указано в приговоре — где, когда и при каких обстоятельствах я подделывала вышеуказанные документы», — сообщила она. Показания Аюпова и Мирзагалямовой бывшая супруга Халиуллина считает противоречивыми, отмечая, что по части эпизодов судом «был установлен факт самооговора Мирзагалямовой».

— Также хотела бы сказать спасибо свидетелю Байгильдеевой за то, что она нашла в себе силы и дала в зале суда правдивые показания в отношении меня, — сообщила осужденная из СИЗО Оренбурга. — В ходе предварительного следствия под давлением сотрудников правоохранительных органов, которые угрожали арестовать ее, если она не даст нужные — прошу заметить, нужные следствию показания — она оговорила меня. В суде Байгильдеева указала, что я не обращалась к ней с вопросом изготовления поддельных печатей.

Благодарность от Марины Халиуллиной в зале суда получили осужденные Минько, Васильев и Проскуряков, которых тоже просили «закрепить» ее причастность к преступлениям. А еще она упрекнула суд в механическом копировании доказательной базы: «Совпадают даже допущенные орфографические ошибки».

О «пороках» приговора почти три часа рассказывал в прениях адвокат Валерий Лазарев в защиту условника Дениса Храмцова. По его мнению, одним из грубых нарушений закона стало то, что райсуд вменил в вину Храмцову предоставление в Минэкономики не только фиктивного гарантийного письма, но и фиктивного договора лизинга. В последнем его не обвиняли и, соответственно, фигурант дела был лишен возможности представить доказательства своей невиновности в свою защиту.

— До декабря 2014-го Храмцов ничего не знал о противоправности получения субсидии, — настаивает защитник. — Только когда Аюпов принес ему остатки субсидии, захваченной путем угроз о преследовании правоохранительными органами, он пояснил, что 450 тысяч рублей — это, оказывается, вознаграждение [за его услуги], и что гарантийное письмо поддельное. Это было через месяц после того, как деньги ушли со счета Минэкономики и преступление было окончено.

Лилия Цеханович в прениях апелляционной инстанции она поддержала и отказ суда от квалификации действий подсудимых по подделке документов и легализации средств, и оправдание по ряду эпизодов афер и покушений на хищение

Прокурор: «Халиуллин преследовал не благие намерения, а корыстную цель»

Представитель прокуратуры РТ Лилия Цеханович напомнила, что дело рассматривалось в Вахитовском райсуде 1 год и 9 месяцев. «За это время суду удалось принять верное и обоснованное решение», — считает она. В прениях апелляционной инстанции она поддержала и отказ суда от квалификации действий подсудимых по подделке документов и легализации средств, и оправдание по ряду эпизодов афер и покушений на хищение.

Зато не согласилась с претензиями осужденных Аделя Мухаметхазипова, Вероники Мирзагалямовой и Андрея Поповнина о чрезмерной суровости их наказания. «Доводы Поповнина, что суд неправомерно отклонил предложение гособвинителя о назначении ему условного наказания, считаем несостоятельными», — сообщила Цеханович. С ее слов, суд не согласился с позицией обвинения об условном сроке этому фигуранту, посчитав мизерным его частичное возмещение ущерба бюджету.

Позицию остальных не признавших вину фигурантов сторона обвинения считает несостоятельной. В том числе доводы, что они сами стали жертвами криминала. По мнению прокурора, все осужденные заведомо знали о недостоверности гарантийных писем от лизинговой компании, предоставляемых вместе с заявками в конкурсную комиссию. Также «с ведома и согласия осужденных» средства переводились для обналичивания в организации, контролируемые Мирзагалямовой, Аюповым и Халиуллиной, считает Лилия Цеханович. А предприниматели-соучастники «знали, что оборудования, для приобретения которого якобы предназначались эти средства, они никогда не получат».

Доказательством осведомленности осужденных Цеханович назвала и факт их необращения с заявлениями в правоохранительные или судебные органы. Кстати, этот довод в репликах вызвал самый большой поток критики.

Роль Хайдара Халиуллина в получении субсидий прокурор отметила как важную: «Без его участия в комиссии было бы невозможным или затруднительным получение средств». «Халиуллин пытался оправдать свои действия тем, что агитировал членов комиссии поддержать представителей предпринимательского сообщества. Но ни один из осужденных не входит в возглавляемое им сообщество. Следовательно, он преследовал не благие намерения, а корыстную цель», — добавила она.

В ответ прозвучали ссылки на устав АМСБ, который предусматривает поддержку не только для членов Ассоциации.

Каким будет решение Верховного суда РТ — узнаем сегодня. Если наладят связь. Срок отсидки Мухаметхазипова истекает уже в марте.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджет Татарстан Министерство экономики Республики ТатарстанХалиуллин Хайдар ХайрулловичВерховный Суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 28 янв
    Сатана там правит бал,
    Люди гибнут за металл.
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Наказание невиновных, награждение непричастных
    Ответить
    Анонимно 28 янв
    почему не виновных то?
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Все таки суд разобрался
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии