Новости раздела

Ни два, ни полмиллиарда: как Равиль Зиганшин отбивает претензии по стадиону «Самара Арена»

Скандально известный субподрядчик по строительству спорткомплекса рвется в реестр кредиторов «Татдорстроя»

Ни два, ни полмиллиарда: как Равиль Зиганшин отбивает претензии по стадиону «Самара Арена»
Фото: citytraffic.ru

Участники строительства стадиона «Самара Арена», где на монтаже купола «потеряли» 2,5 млрд рублей, до сих пор выясняют отношения в суде, хотя уже и находятся в статусе банкротов. Между собой «бьются» конкурсные управляющие подмосковного «Стальмонтаж-Электросталь» — бывшего субподрядчика стройки и подрядчика СК «Татдорстрой», подконтрольного Равилю Зиганшину. Несмотря на то, что татарстанская компания заявила о воровстве этих средств «субчиком» и выступила инициатором возбуждения уголовного дела, с нее пытаются взыскать сумму, которой тогда недосчитались, в арбитраже.

Пропавшие миллиарды ищут в суде

Как стало известно «Реальному времени», громкая скандальная история трехлетней давности, возникшая при строительстве стадиона «Самара Арена», когда его участники недосчитались более 2,5 млрд рублей, перекочевала в арбитраж.

В ноябре 2017 года стало известно о том, что основной подрядчик строительства арены — принадлежащий Равилю Зиганшину «Татдорстрой» — подал в правоохранительные органы заявление на гендиректора субподрядчика ООО «Стальмонтаж-Электросталь» Сергея Уласевича, обвиняя его в хищении средств. По информации «Татдорстроя», эта компания получила от него более 2,6 млрд рублей, а акты о выполненных работах представила только на 87,8 млн.

В результате этих заявлений в марте прошлого года Бабушкинский суд Москвы заочно арестовал Уласевича, который, по сообщениям СМИ, на тот момент проходил лечение за границей (по некоторым данным, не задержан до сих пор). Ему вменили в вину сокрытие денег/имущества организации в особо крупном размере и невыплату зарплаты сотрудникам более чем за два месяца. В пресс-службе генподрядчика мегастройки, ПСО «Казань», тогда заявили, что компания Уласевича сорвала сроки выполнения работ по монтажу основных металлоконструкций. Чтобы уложиться в график, генподрядчику пришлось привлекать дополнительные силы.

Колин Смит пояснял, что отставание по темпам строительства самарского стадиона (на отдельных этапах работ до полутора месяцев) связано со сложной конструкцией крыши. Фото: Дмитрий Резнов

СМИ сообщали: в конце сентября 2017 года директор департамента FIFA по проведению соревнований и мероприятий Колин Смит пояснял, что отставание по темпам строительства самарского стадиона (на отдельных этапах работ до полутора месяцев) связано со сложной конструкцией крыши. ООО «Стальмонтаж-Электросталь» должно было в мае завершить монтаж металлоконструкций купола, но работы удалось доделать только в начале августа. В том же месяце компания вошла в начальную стадию банкротства — наблюдение.

В ПСО «Казань» считали, что ООО «Стальмонтаж-Электросталь» специально инициировало свое банкротство, чтобы снять с себя ответственность за срыв сроков по монтажу металлоконструкций, уйти от гарантийных обязательств и не расплатиться по долгам перед государством, подрядчиками, поставщиками и своими сотрудниками.

Кто кому остался должен?

Сам директор и собственник компании Сергей Уласевич называл банкротство реальным, отмечая, что в условиях неплатежей с июня 2017 года ООО «Стальмонтаж-Электросталь» было не в состоянии вести нормальную хозяйственную деятельность.

Он отрицал обвинения в хищении средств, грозясь привлечь своих оппонентов к ответственности за ложный донос. Субподрядчик утверждал, что все деньги, полученные от казанского подрядчика, освоил по назначению: на изготовление и монтаж металлоконструкций. Работы были выполнены: металлоконструкции общим весом более 13 тыс. тонн на «Самара Арену» поставлены и смонтированы, хотя и с нарушением графика. В подтверждение этого он предлагал провести комплексную строительную экспертизу.

В просрочках он винил «Татдорстрой»: тот якобы умышленно уклонялся от приемки выполненных работ и отказывался подписать акты, подтверждающие объемы. Так, по словам Уласевича, татарстанская компания, вопреки заявлениям ПСО «Казань», не закупала металлоконструкции напрямую, а действовала через «Стальмонтаж-Электросталь».

Работы были выполнены: металлоконструкции общим весом более 13 тыс. тонн на «Самара Арену» поставлены и смонтированы, хотя и с нарушением графика. Фото: Анар Мовсумов/vstrg.info

Как утверждает субподрядчик, в августе «Татдорстрой» сдал ПСО «Казань», а тот конечному заказчику ФГУП «Спорт-Ин» 7,3 тыс. тонн смонтированных металлоконструкций на строящемся стадионе и получил за это 11,2 млрд рублей. Тем самым казанская компания якобы присвоила результат выполненных субподрядчиком работ, а также сами металлоконструкции, не приняв их у него. При авансе в 2,29 млрд рублей «Стальмонтаж-Электросталь» закупил их на 2,12 млрд рублей. «Татдорстрой», уверял Уласевич, еще остался должен им за фактически выполненные на самарском стадионе работы...

Стоимость металлоконструкций в цену работ не входила

Известно, что подмосковское ООО «Стальмонтаж-Электросталь» еще в июне 2015 года подрядилось на строительство самарского стадиона на 45 тысяч зрителей. К слову, ГК «Стальмонтаж-Эл», в которую входит ООО «Стальмонтаж-Электросталь», ранее уже участвовала в реализации крупных проектов в стране. К ним можно отнести корпоративный университет Сбербанка в Московской области, торговый дом «Кэш энд Керри» в Москве и стадион «Фишт» на 40 тысяч зрителей в Сочи.

В частности, компания подписала договор на выполнение работ «по укрупнительной сборке и монтажу кондукторов для установки закладных деталей пирамид и монтаж закладных деталей», а также строительно-монтажные работы с подрядчиком строительства ООО «Свиягастрой», контролируемым известным татарстанским строителем Равилем Зиганшиным. Заказчиком нерядовой стройки выступало Министерство спорта РФ в лице ФГУП «Спорт-Ин».

Строителям из Подмосковья предстояло смонтировать без малого 610 тонн закладных деталей и установить 512 анкеров. Цена была оговорена в 32 тыс. рублей за монтаж одной тонны металлоконструкций или 19,5 млн, включая 18-процентный НДС. Впрочем, эта цифра была ориентировочной: стороны условились уточнить ее после выхода чертежей и по факту выполненных работ. Стоимость СМР была определена в 580,06 млн рублей. Затем «ценник» увеличился еще на 193,8 млн за счет изготовления, доставки, разгрузки, монтажа и демонтажа временных поддерживающих конструкций. При этом стоимость самих металлоконструкций в цену работ не входила.

4 марта 2016 года на самарской стройплощадке подрядчика ООО «Свиягастрой» сменило ООО «СК «Татдорстрой», впрочем, имеющее отношение все к тому же Зиганшину. Фото: Максим Платонов

В мае 2015-го к общей стоимости добавили 12,2 млн (за некие допработы). Еще 500 тыс. подрядчику «накинули» в апреле 2016 года за приемку уже упомянутых металлоконструкций, проверку качества их изготовления, в том числе сварных соединений и т. п.

В опровержение поговорки «коней на переправе не меняют» 4 марта 2016 года на самарской стройплощадке подрядчика ООО «Свиягастрой» сменило ООО «СК «Татдорстрой», впрочем, имеющее отношение все к тому же Зиганшину. Эти изменения стороны закрепили в трехстороннем соглашении.

До октября 2017 года ЗАО «КурганСтальМост», ставший партнером компании «Стальмонтаж-Электросталь», поставил на стройку металлоконструкций на 2,12 млрд рублей. Однако ни подрядчик («Татдорстрой»), ни генподрядчик (ПСО «Казань»), как указывала компания Уласевича, их не оплатили. В связи с этим у последней возникли серьезные финансовые трудности.

Возвратить имущество «в натуре» на тот момент не представлялось возможным (металлоконструкции уже были смонтированы, из них возвели купол стадиона), более того, результат работ был сдан заказчику, поэтому подрядчик 18 декабря 2018 года ограничился в адрес партнеров претензией. В ней содержалась просьба в 30-дневный срок солидарно оплатить 2,14 млрд рублей. Большую часть этой суммы составило неосновательное обогащение (2,11 млрд), остальное проценты за пользование чужими денежными средствами.

Требования к ПСО «Казань» истец объяснял тем, что оно фактически давало указания «Татдорстрою» как и что предпринять в рамках заключенного им со «Стальмонтаж-Электросталь» договором. Фото: Роман Хасаев

Не представил надлежащих доказательств

Никакого ответа на претензию не последовало. И компания Уласевича обратилась в суд с иском к СК «Татдорстрой» и ПСО «Казань». Речь по-прежнему шла о неоплате металлоконструкций, использованных при строительстве стадиона.

Требования к ПСО «Казань» истец объяснял тем, что оно фактически давало указания «Татдорстрою» как и что предпринять в рамках заключенного им со «Стальмонтаж-Электросталь» договором. В том числе по перечислению средств за поставленные металлоконструкции. Кроме того, якобы именно ПСО принимало спорные стройматериалы по актам приема-передачи, Поэтому, мол, и должно нести ответственность, несмотря на то, что у него нет прямого договора с подрядчиком.

Однако в претензиях к ПСО «Казань» суд отказал. Эта компания обязательств по оплате металлоконструкций перед «Стальмонтаж-Электросталь» не принимала. А сам по себе факт аффилированности ответчиков, по мнению служителей Фемиды, не достаточное основание для того, чтобы заставить производственно-строительное объединение платить по счетам родственной компании.

Кроме того, суд пришел к выводу, что истец не представил надлежащих и бесспорных доказательств, подтверждающих факт поставки второму ответчику металлоконструкций на спорную сумму. Как и фактов, которые бы подтверждали вину ПСО «Казань» в возникновении задолженности, равно как умышленное причинение ущерба с тем, чтобы аффилированный «Татдорстрой» смог избежать ответственности.

Требования же к самому «Татдорстрою» суд тогда и вовсе оставил без рассмотрения. Дело в том, что 3 сентября 2018 года в отношении этой компании было возбуждено дело о банкротстве. Она добралась до конкурсного производства примерно на месяц раньше, чем суд первой инстанции вынес решение по этому делу. Апелляция 22 октября прошлого года оставила решение татарстанского арбитража без изменения.

Апелляция 22 октября прошлого года оставила решение татарстанского арбитража без изменения. Фото: Максим Платонов

Должник в товарных накладных не фигурирует

Конкурсный управляющий компании «Стальмонтаж-Электросталь» Владислав Кротов 6 сентября прошлого года попытался разобраться с предполагаемым долгом уже с самим «Татдорстроем». А именно: войти в реестр банкротящегося партнера по строительству стадиона, но с более скромной суммой 501,7 млн рублей.

Она была указана как задолженность в связи с поставкой металлоконструкций. В подтверждение того, что они им действительно были приобретены, а затем поставлены на объект, он предоставил договор от 15 сентября 2015 года с ЗАО «Курганстальмост». Последнее же выложило акт сверки расчетов и товарные накладные, свидетельствующие о транспортировке им металлоконструкций в адрес истца в 2015—2017 годах. Однако, как отметил суд первой инстанции, во всех них грузополучателем значится «Стальмонтаж-Электросталь». Должник в накладных не фигурирует.

Зато в материалы дела были представлены платежки, подтверждающие факт перечисления фирмой «Свиягастрой», а в последующем и «Татдорстроем» средств в адрес «Курганстальмоста», причем в назначении платежа было указано: аванс на строительно-монтажные работы по договору от 15 сентября 2015 года за «Стальмонтаж-Электросталь». Как ранее поясняли в ПСО «Казань», поставщику металлоконструкций «Татдорстрой» платил напрямую.

Кроме того, в качестве доказательств своей правоты оппоненты приводили сообщение самого Кротова на ЕФРСБ о результатах инвентаризации имущества «Стальмонтаж-Электросталь»: дебиторской задолженности «Татдорстроя» по упомянутым договорам подряда в ней нет. Иначе говоря, сам кредитор не учитывал ее в составе своих активов.

Определение по этому поводу суд вынес только 3 сентября нынешнего года: отказать, «принимая во внимание отсутствие в материалах дела первичных документов, подтверждающих поставку товара». Накладные для этого не подошли. Само ПСО «Казань» также ссылалось на то, что требования не подкреплены надлежащими доказательствами.

Кроме того, суд указал, что все обстоятельства дела были исследованы в предыдущем процессе. 2 ноября Одиннадцатый арбитражный апелляционный, куда конкурсный управляющий Владислав Кротов подал жалобу, тоже не нашел оснований для его отмены. Хотя подрядчик ссылался на то, что суд первой инстанции неполно выяснил обстоятельства дела. Что дальше?

В ноябре 2017 года Уласевич в комментариях СМИ обвинял «Татдорстрой» в том, что тот с весны 2017 года соглашался платить только заработную плату непосредственно работникам его компании, занятым на стройке. Фото: volga.news

«Люди больше трех лет не получают зарплату!»

«Идет судебный процесс. Чем он закончится, будет видно», — сообщил нашему изданию Владислав Кротов. Он отметил, что, несмотря на то что во взыскании требуемой суммы отказали, «есть еще кассация, есть Верховный суд РФ». Конкурсный управляющий подтвердил, что продолжит судиться: «В любом случае «Татдорстрой» задолжал более 40 млн рублей. Как вы думаете, надо или нет людям выплатить зарплату, которую они не получают больше трех лет?». По его словам, речь идет об оплате работ при строительстве самарского стадиона.

В ноябре 2017 года Уласевич в комментариях СМИ обвинял «Татдорстрой» в том, что тот с весны 2017 года соглашался платить только заработную плату непосредственно работникам его компании, занятым на стройке, по распределительным письмам предприятия: налоги платить отказывался. Затем и эти выплаты прекратил.

Сейчас директор и собственник компании, по информации «конкурсника», продолжает оставаться заочно арестованным. «В этом вопросе пусть разбираются следственные органы, Мое дело: взыскать деньги и выплатить работникам. То, что руководство «Татдорстроя» уклоняется от своей прямой обязанности, это на его совести», — говорит он.

Кстати, управляющий «Стальмонтаж-Электростали» сообщил, что компания уже вошла в реестр «Татдорстроя» с суммой порядка 600 млн рублей. За более детальными пояснениями обстоятельств «судебных баталий» между двумя компаниями Кротов посоветовал обратиться к конкурсному управляющему «Татдорстроя» Михаилу Павлову.

А борьба идет действительно нешуточная. Не далее как 5 октября Кротов требовал отстранить Павлова от исполнения обязанностей из-за его бездействия: тот якобы не провел финансовый анализ должника. Отказ обжаловал в апелляции. Этот вопрос назначен к рассмотрению на 25 ноября. Интересно, что Павлов в качестве одного из аргументов тогда сообщил: выяснилось, что в рамках подготовки к проведению ЧМ по футболу-2018 «Татдорстрой» построил два многоквартирных дома в Саранске. Документов на них не было. «Конкурсник» уже зарегистрировал право собственности компании на жилье.

Согласно материалам арбитражного суда, «Стальмонтаж-Электросталь» является конкурсным кредитором «Татдорстроя» с требованием в размере 586,7 млн рублей. Фото yandex.ru

«Эта сумма высосана из пальца»

«Считаю, что эта сумма была просто высосана Кротовым из пальца, — в свою очередь сообщил «Реальному времени» Михаил Павлов. — Поэтому мы убедили суд, что она не подлежит включению в реестр». «Если посмотреть внимательно, это все одно и то же дело, — комментирует он, имея в виду прошлогодний спор. — Они поменяли сумму: с 2 миллиардов на полмиллиарда». Что же касается возможного продолжения судебной тяжбы, по мнению Павлова, «это право» оппонентов.

«Вы же понимаете, что юрлицо должно платить заработную плату своим работникам само? Какую зарплату [Кротов пытается взыскать]? Если он считает, что «Татдорстрой» ему что-то должен, он вправе обращаться в арбитражный суд и решать вопросы о взыскании задолженности. А дальше распределять эту сумму, если он ее когда-то получит, в соответствии с законом «О банкротстве».

Согласно материалам арбитражного суда, «Стальмонтаж-Электросталь» является конкурсным кредитором «Татдорстроя» с требованием в размере 586,7 млн рублей. Ни одна из сторон разбирательства не стала комментировать, что это за сумма.

В материалах банкротного дела «Татдорстроя» «Реальному времени» удалось найти такие данные: 219,5 млн рублей из этой суммы составила задолженность за строительно-монтажные работы по стадиону в Саранске, где партнером казанцев также выступал «Стальмонтаж-Электросталь». А 306,6 млн (из них 293,3 млн рублей — основной долг) за металлоконструкции на том же объекте, которые так же, как и на самарской стройке, подмосковная компания приобретала самостоятельно.

Любовь Шебалова
НедвижимостьСпортБизнес Татарстан ПСО КазаньЗиганшин Равиль Хабибулович

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 20 ноя
    Симпатичная такая арена... была бы
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    Как можно работать там, где не платят 3 года?!
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    может по-черному платили...
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    и тут Зиганшин
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    надоели миллиардами разбрасываться
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии