Новости раздела

«Россельхозбанк» меняет на бизнес долги агромагната Раиса Сулейманова

Татарстанский депутат и предприниматель пытается реструктуризировать многомиллиардные кредиты, передавая банку доли в своих ведущих компаниях

«Россельхозбанк» меняет на бизнес долги агромагната Раиса Сулейманова
Фото: kazned.ru

Владелец группы компаний «Агроинвест», влиятельный агромагнат и депутат Госсовета Татарстана Раис Сулейманов, закрыв Нурлатский сахарный завод в феврале этого года, похоже, так и не выкарабкался из долговой ямы. Как стало известно «Реальному времени», связанные с «Россельхозбанком» компании стали соучредителями сразу двух его бизнесов. При этом совокупная кредитная задолженность всех агрокомпаний Сулейманова к началу 2020 года превышала 5 млрд рублей, тогда как лишь одна из них в финансовом отношении не показала катастрофическое снижение прибылей с 2015 года и столь же опасное наращивание объема краткосрочных кредитов. Наша газета пригляделась к положению агроимперии после остановки главного предприятия и узнала, чем вызвано решение о передаче компаний в залог.

Компании «Агроинвеста» в залоге у «Россельхозбанка»

Аграрный король из Нурлата Раис Сулейманов еще недавно был единоличным владельцем своих ключевых активов: ООО «Нурлатагро» и ООО «УК «Агроинвест» (в котором он еще и гендиректор). Ему также принадлежало больше половины долей в нурлатском ООО «Агрофирма «Южная» и аксубаевском ООО «Аксуагро». Однако, как выяснило «Реальное время», в конце сентября в долю двух сулеймановских компаний: «Агрофирма «Южная» и «Аксуагро» вошел «Россельхозбанк». В обеих было обременение долей в РСХБ.

При этом обе компании остаются в залоге у банка, как и две другие фирмы Сулейманова — «УК «Агроинвест» и «Нурлатагро». Любопытный факт: директор татарстанского филиала «Россельхозбанка» депутат Ляля Кудерметова вместе с главой «Агроинвеста» также состоит в аграрном комитете татарстанского парламента.

Основных причин, по которым возможна передача активов компаний в залог любому банку, в принципе, может быть две: попытка реструктуризировать прошлые долги предприятия, либо открытие новой большой кредитной линии. В «Россельхозбанке» на официальный запрос газеты «Реальное время» о том, зачем РСХБ понадобилось входить в уставный капитал двух агрокомпаний Раиса Сулейманова и заключать залоговые договоры, ответить отказались, предложив обратиться напрямую к их клиенту. В УК «Агроинвест», в свою очередь, нам рассказали, что дополнительных кредитных линий компания не открывала и передача имущества в залог связана не с этим.

Аграрный король из Нурлата Раис Сулейманов еще недавно был единоличным владельцем своих ключевых активов. Фото: nurlat-tat.ru

— Один процент доли передан в рамках соглашения о реструктуризации портфеля группы компаний, — уточнили в команде Раиса Сулейманова.

В ответе на запрос «Реального времени» представители УК «Агроинвест», впрочем, не стали называть общую сумму задолженности перед «Россельхозбанком».

«В виду того, что процесс реструктуризации портфеля еще не завершен, не хотелось бы на данном этапе выносить тему в общественное пространство. Кроме того, часть запрашиваемой информации является конфиденциальной, и мы не имеем право разглашать ее без получения согласия партнеров», — объяснили свое решение сохранить величину долга представители Раиса Сулейманова.

Мы все же попробовали сами посчитать величину совокупной кредиторской задолженности переданных в залог банку активов УК «Агроинвест» и величину всего долга агроимперии. Картина получилась примерно следующей.

В залоге компания оказалась по договору от 24 сентября 2020 года. Согласно пунктам договора он прекратится, если заемщик, то есть сулеймановская «Агрофирма «Южная», исполнит свои обязательства по договорам открытия кредитной линии. Фото: nurlat.tatarstan.ru

Агрокомпания с долгом на миллиард

Доля 99% ООО «Агрофирма «Южная» принадлежит залогодателю «Россельхозбанка» — ООО «УК «Агроинвест». В залоге компания оказалась по договору от 24 сентября 2020 года. Согласно пунктам договора он прекратится, если заемщик, то есть сулеймановская «Агрофирма «Южная» исполнит свои обязательства по договорам открытии кредитной линии. В противном случае банк имеет права реализовать это свое залоговое имущество. Еще 1% компании «Южная» 27 октября 2020 года перешел московской «дочке» банка ООО «РСХБ-Финанс» за номинальную стоимость 100 рублей. Ранее этот самый процент принадлежал непосредственно самому Раису Сулейманову.

Несмотря на стабильную выручку в последние лет 10 — примерно на уровне 400—500 млн рублей ежегодно, а в 2019 году оборот даже резко вырос, составив 817,8 млн рублей, — в «Агрофирме «Южная» в кризисные 2015—2016 годы начала существенно снижаться чистая прибыль: с 60 млн рублей до прошлогодних 868 тысяч. При этом, если по своим долгосрочным кредитам, взятым очевидно еще в 2010-х годах в размере 650 млн рублей, компания постепенно расплачивается (на конец прошлого года висел долгосрочный долг в 550 млн рублей), то одновременно агрофирма после кризиса 2015 года начала влезать в краткосрочные долги. Их объем вырос за 5 лет почти в 1,5 раза, составив уже 410,7 млн рублей. Совокупно получается на «Южной» висят долги более чем на 1 млрд рублей.

В залоге и управляющая компания

Под обременением в РСХБ и доля в уставном капитале ООО «УК «Агроинвест». Но пока 100% компании принадлежит Раису Сулейманову, который передал «Агроинвест» банку в залог по кредитному договору от 24 сентября 2020 года. Договор прекратится тогда, когда Сулейманов исполнит свои обязательства заемщика по договорам об открытии кредитной линии.

В управляющей компании тоже проблемы. В кризисные 2015—2016 годы в «Агроинвесте» начала резко снижаться прибыль: за 4 года размер чистой прибыли рухнул с 51,2 млн рублей до 293 тысяч (в 2018 году был даже убыток в размере 2,6 млн рублей). Денежный поток в 2019 году оказался отрицательным — минус 82 тысячи рублей.

Прямо сейчас в арбитраже идет дело по иску ООО «РОПА Поволжье» о взыскании долга с «Агроинвеста» по договору поставки от 13 мая 2019 года на 8,16 млн рублей. Фото: Максим Платонов

Резко снизилась чистая прибыль с 2015 по 2019 год: с 30,2—51,2 млн рублей в 2015—2016 гг. до 293 тыс. (минус 2,6 млн убыток в 2018-м). Денежный поток в прошлом году оказался отрицательным (минус 82 тыс.). По кредитным долгам у «Агроинвеста» проблемы еще существеннее: у компании перевес в сторону краткосрочных кредитов, которые придется отдавать в ближайшие годы — с 2015 года их объем вырос в пять раз, превысив отметку в 840 млн рублей. И это, не считая долгосрочных заемных средств, — примерно на полмиллиарда. Таким образом, долговая нагрузка у «Агроинвеста» превышает 1 млрд рублей, составляя около 1,3 млрд. Это уже второй миллиард кредитов агроимперии, ради которых, очевидно, и пришлось отдать ее часть в залог банку.

Помимо этого, прямо сейчас в арбитраже идет дело по иску ООО «РОПА Поволжье» о взыскании долга с «Агроинвеста» по договору поставки от 13 мая 2019 года на 8,16 млн рублей. И это, увы, сахарное эхо проблем: сама фирма «РОПА» — баварская компания, специализирующаяся на производстве и поставке самоходной техники для уборки сахарной свеклы. Ее российское подразделение совместно с ЗАО «Агроснаб» было создано в 2004 году для «поставки техники мировых производителей оборудования для сельского хозяйства».

Почти на каждой компании долги свыше 1 млрд

Существует обременение доли в уставном капитале ООО «Аксуагро», приходящееся на все того же залогодержателя — АО «Россельхозбанк». 99% «Аксуагро» принадлежит сулеймановской ООО «УК «Агроинвест» (являющейся собственно залогодателем «Аксуагро») на 99%. В залог банку этот актив перешел тоже 24 сентября, и прекратится договор залога только после надлежащего исполнения обязательств заемщика, то есть УК «Агроинвест», по договорам об открытии кредитной линии, либо полной реализацией предмета залога банком — «в зависимости от того, что наступит ранее». 27 октября московская «дочка банка» — ООО «РСХБ-Финанс» вошла в долю в уставном капитале: к ней за номинальные 100 рублей перешел 1% компании ООО «Аксуагро». Ранее этот процент принадлежал самому Раису Сулейманову.

И здесь все те же проблемы. Чистая прибыль в кризисные 2015—2016 годы начала резко снижаться, рухнув с 60,68 млн рублей (в 2015 году) до прошлогодних 704 тысяч. Денежный поток отрицательный третий год подряд. При этом опять же не помог рост оборотов компании «Аксуагро» почти в два раза за 5 лет, достигших в прошлом году уже 955,4 млн. И все дело опять же в необходимости платить по кредитам. В прошлом году компания взяла долгосрочных кредитов, увеличив их объемы почти в два раза, до 614 млн рублей. Одновременно, на начало 2020 года, у компании было еще почти 700 млн рублей краткосрочных долгов. Это третий миллиард кредиторской задолженности агроимперии Раиса Сулейманова, а точнее, 1,3 млрд.

Это, кажется, единственная сулеймановская компания, которая, хотя бы с точки зрения формальных финансовых показателей, может чувствовать себя уверенно. Фото: nurlat-tat.ru

Без долгов, но в залоге

Наконец, под обременением в РСХБ и доля в уставном капитале ООО «Нурлатагро». Пока всей компанией владеет Раис Сулейманов. Залоговый договор был заключен 24 сентября, и аналогичным образом будет прекращен либо после всех выплат по кредитным линиям, либо же банк реализует предмет залога, если компания не успеет вовремя расплатиться. 10 августа 2020 года компания была исключена из реестра субъектов малого и среднего предпринимательства.

Это, кажется, единственная сулеймановская компания, которая, хотя бы с точки зрения формальных финансовых показателей, может чувствовать себя уверенно. За 5 лет оборот «Нурлатагро» вырос почти в 10 раз, составив в 2019 году 816 млн рублей. Хотя чистая прибыль в целом скребется на донышке: в 2016 году был убыток в размере почти 1 млн рублей, затем компания показала прибыль в 1,6 млн рублей — прошлый год «Нурлатагро» закрыл в плюсе, но лишь на 1,37 млн, при этом, в отличии от трех других активов Сулейманова, на «Нурлатагро» фактически не давит большая кредитная нагрузка — долгосрочных кредитов нет вообще, однако в прошлом году компания увеличила объем краткосрочных долгов в восемь раз, но даже этот объем несравним с вышеуказанными цифрами. Всего компания должна была к началу 2020 года 80 млн рублей.

Нурлатский сахарный завод не продан

Формально неплохие показатели были перед закрытием и у Нурлатского сахарного завода Раиса Сулейманова. Выручка превышала 1 млрд рублей все последние 5 лет, но чистая прибыль при этом скребла по донышку, не превышая даже 1 миллиона в год. И в 2019 году на фоне супернизких цен на сахар, сделавших производство малорентабельном вообще в России, ЗАО «Нурлатский сахар» показало убыток сразу в 182,3 млн рублей (между тем еще в начале года Минсельхоз РТ сообщал об убытке лишь в 90 млн рублей, прогнозируя убыток в 2020 году на 200 млн). После чего, собственно, Сулейманов и принял решение о закрытии завода.

Но долги завода никуда не делись: к началу 2020 года на компании висел долгосрочный долг в 207,5 млн рублей, одновременно объем краткосрочных долгов сахарный завод увеличил с 2015 года в два раза — до 1,6 млрд рублей. Это уже четвертый миллиард долга агроимперии Раиса Сулейманова. Совокупно же получается, что на агроимперии к началу 2020 года висело долгов на 5,2 миллиарда рублей: в среднем по 1 млрд рублей на каждой компании.

В марте сам завод продолжал работать в режиме сокращенной, 4-дневной рабочей недели, осуществляя мероприятия по консервации предприятия, работать в текущем сезоне завод уже не собирался. Фото: nurlat-tat.ru

На заводе «проводятся все необходимые мероприятия»

В марте этого года, когда масштабы коронавирусной эпидемии еще не были до конца прогнозируемы, появилась информация, что Нурлатский сахарный завод собираются продать под промышленную площадку, хотя эксперты говорили, что без поддержки властей новый объект будет неэффективен для экономики. Тем более что в Нурлатском районе РТ уже действует промышленная площадка «Тюрнясево», но работает она не так уж и эффективно. Эту промплощадку в числе прочих раскритиковал еще в 2018 году президент РТ Рустам Минниханов. В марте сам завод продолжал работать в режиме сокращенной, 4-дневной рабочей недели, осуществляя мероприятия по консервации предприятия, работать в текущем сезоне завод уже не собирался.

В УК «Агроинвест» газете «Реальное время» дали понять, что пока «сахарный актив» находится в собственности компании Раиса Сулейманова. Хотя в настоящий момент в ЗАО «Нурлатский сахар» производственная деятельность не осуществляется, там «проводятся все необходимые мероприятия, предусмотренные законодательством РФ в таких случаях».

Сколько можно выручить за саму площадку с земельным участком, сказать особенно в сегодняшние кризисные времена затруднительно. В 2007 году Раис Сулейманов, в то время возглавлявший ОАО «Заинский сахарный завод» (тогда оно принадлежало ТФБ, ныне принадлежит холдингу «Агросила» Ильшата Фардиева), имевший небольшую агрофирму в Нурлатском районе и 15 тыс. гектаров земли, покупал его у российского агрохолдинга «Разгуляй» где-то за $30—40 млн, по тогдашнему курсу рубля — это около 900 млн рублей. Завод Сулейманову фактически ушел по дешевке из-за недозагруженности предприятия (она не превышала 50%), говорили тогда на рынке. В действительности рыночная цена такого завода могла доходить до $100 млн, то есть 2,5 млрд рублей. Тогда считалось, что миллиард Сулеймановым был взят у ныне покойного «Татфондбанка», в интересах которого он и действовал: банк якобы тогда активно развивал сахарный бизнес.

Что интересно, комментируя продажу завода холдингом «Разгуляй», на тот момент президент Татарстана Минтимер Шаймиев раскритиковал руководство агрохолдинга Игоря Потапенко: мол, разочаровали республику, так как не занимались выращиванием сахарной свеклы на близлежащих территориях и не вкладывались в переоборудование завода (сахарную свеклу для производства сахара вообще ввозили из Самарской области).

Власти Татарстана выражали уверенность, что новый владелец завода сделает район одним из самых крупных в Татарстане по выращиванию сахарной свеклы. Фото: rt.rbc.ru

Власти Татарстана выражали уверенность, что новый владелец завода «нарастит сырьевую базу в Нурлатском районе и сделает его одним из самых крупных в Татарстане по выращиванию сахарной свеклы, как Буинский и Заинский районы». Сам «Разгуляй» купил завод в 2002 году. Примерно тогда же татарстанские власти продали ему еще четыре агропромышленных предприятия: в числе прочего 100% акций «Бугульминского элеватора» и двух бугульминских хлебоприемных предприятий, а также 60% «Нурлатского элеватора». А власти РТ затем не раз высказывали сожаления и пытались вернуть активы в республиканскую собственность, так как российские инвесторы, купив его за смешные 40 млн рублей, даже не вложили за 7 лет обещанные 1,5 млн долларов в его реконструкцию.

Новый собственник честно пытался развивать сахарное производство

За 13 лет новый собственник, Раис Сулейманов, однако, вложил в обновление производства 680 млн рублей. Мощность по переработке сахарной свеклы с первоначальных 1,2 тыс. тонн в сутки была доведена до 4—4,2 тыс. тонн. Но с кризисом перепроизводства сахара в России он ничего сделать не мог: а перепроизводство привело к падению как оптовых, так и розничных цен на сахар до 19,5 тыс. рублей за тонну в 2019 году (в 2018 тонна стоила 30 тыс.). В итоге правительство РФ приняло решение о сокращении объемов производства продукта и сокращении посевов сахарной свеклы. Одним из первых о закрытии части сахарных заводов принял решение крупнейший сахарозаводчик «Продимекс». И в начале 2020 года уже новые власти РТ вынуждены были поставить на нурлатском проекте точку.

«Это очень больная тема, особенно для тех, кто создавал данное предприятие. Но сегодня завод больше неконкурентоспособный», — заявил тогда президент РТ Рустам Минниханов. Он призвал изучить вопросы дальнейшего использования промышленной площадки завода и привлечения инвесторов. Говоря о поиске инвесторов сам Раис Сулейманов заявлял, что банкротство завода уже неизбежно: «перспектив наращивания сырьевой базы в Нурлатском и соседних районах Татарстана нет», роста цен на сахар он также не ждал. При этом он полагал, что инвестор — покупатель сахарного завода — должен быть крупным: завод Сулейманов считал привлекательной промышленной площадкой, тем более что в комплексе есть несколько земельных участков, ряд объектов недвижимости общей площадью 15 тыс. кв. м, а также коммуникации.

В ведомстве отметили, что урожай 2020 года действительно ниже прошлогоднего, но ни о каком дефиците сахара в России говорить не приходится. Фото: nurlat-tat.ru

Интересно, что в последние дни октября «Русагро» опубликовало информацию об «ожидаемом дефиците сахара в России», а финансовый директор компании Sucden в России Глеб Тихомиров сообщил о грядущем дефиците. ФАС почти сразу в ответ выдала предостережения представителям «Русагро» и Sucden за заявления о дефиците сахара, заявив, что эта информация не соответствует действительности, и подобные заявления могут привести «к росту цен на сахар и к ажиотажному спросу на него». В ведомстве отметили, что урожай 2020 года действительно ниже прошлогоднего, но ни о каком дефиците сахара в России говорить не приходится. ФАС также начала проверку в отношении «Союзроссахара» и некоторых поставщиков сахара из-за роста цен на этот продукт, так как, по данным Росстата, потребительские цены на сахар за период с 20 по 26 октября выросли на 3,8%. Неделей ранее темп роста составлял 4%

Какие направления теперь развивает «Агроинвест»

После закрытия завода у «Агроинвеста» остались производство зерна (собрали в этом году 137,8 тыс. тонн) и мяса (13,6 тыс. КРС произвели 1,8 тыс. тонн). Однако «Нурлатский элеватор», еще один актив империи Сулейманова, показал в прошлом году убыток в 53 млн рублей на фоне кредитов на 650 млн. В настоящий момент «Агроинвест» развивает два направления. Во-первых, растениеводство, из которого выпало в этом году полностью выращивание сахарной свеклы, но осталось выращивание картофеля, возделывание зерновых и кормовых культур. Во-вторых — животноводство (производство и реализация молока и мяса). Оба направления также развивает еще одна компания, входящая в орбиту влияния «Агроинвеста» и принадлежащая родственнику Раиса Сулейманова КФХ А.И. Сулейманов. Ей принадлежат земельные участки на 26,8 гектара. Там расположены животноводческий и молочный комплексы агроимперии.

Еще 20,3 тыс. га у вышеупомянутой «Агрофирмы «Южная» — здесь основные виды деятельности: растениеводство — выращивание зерновых культур, кормовых культур; и животноводство — молочное направление. Помимо стада КРС на 3,3 тысячи тут существует молочный комплекс, введенный в 2012 году. Наконец, 22,8 тыс. га — на балансе ООО «Аксуагро». Ее основные виды деятельности: все те же растениеводство — выращивание зерновых культур, кормовых культур; и животноводство — молочное направление. Здесь существует животноводческий комплекс, введенный в 2011 году, на 3,3 тыс. голов КРС. Что характерно, все эти компании до сих пор занимались в том числе и выращиванием/производством сахарной свеклы. Информация об этом все еще есть на официальном сайте компании.

Сергей Афанасьев
ПромышленностьАгропромЭкономикаБанки Татарстан Кудерметова Ляля РинатовнаАксуАгроАгрофирма ЮжнаяСулейманов Раис Ахтямович

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 02 ноя
    Хороший ход банка
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Очень жаль, что теряются рабочие места
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Столько сахарных заводов позакрывалаось, что сахар в цене возрос
    Ответить
    Анонимно 02 ноя
    да ладно? думаете из-за этого?
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    клан втягивает отделение Россельхозбанк в мутные схемы,отмазывая своего.
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    еще один банкрот
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    баш на баш
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    "Король" взял чужие деньги, и попробовал бизнес делать. Ничего толком не получилось, долги только растут (длинные и короткие на зарплату и гсм). Теперь щеки раздувают, ведь свое-банка имущество отдают. Привыкли на чужие деньги шиковать. Примеры похожие есть в РТ, но конечно по смыслу разные: Менделеевск Азот - ВЭБ, Завод ячеистых блоков Биктон в г.Волжске (Марий Эл) - ВТБ вроде был.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии