Новости раздела

Версия обвинения: как Роберт Мусин выводил деньги из подконтрольной «Аиды и Д»

Прокурор по делу экс-главы «Татфондбанка» раскрыл собранные следствием выписки со счетов

Версия обвинения: как Роберт Мусин выводил деньги из подконтрольной «Аиды и Д»
Фото: Максим Платонов

В Вахитовском райсуде Казани продолжается оглашение письменных доказательств по делу экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина. В этот раз рассмотрели улики по эпизоду с ущербом в 133 млн рублей. По версии следствия, на эту сумму ТФБ в течение нескольких лет кредитовал подконтрольную фирму «Аида и Д», позже ликвидированную. Как полагает обвинение, Мусин завладел частью этих кредитных денег. В ходе заседания прокурор Руслан Губаев озвучил схемы движения средств по счетам «мусинских» фирм, зачитав выписки операций самих «Аиды и Д» и экс-главы «Татфондбанка», «Новой нефтехимии», а также протоколы осмотра документов, изъятых у «конкурсника» «Аиды и Д» Сухроббека Басырова. Подробнее — в материале «Реального времени».

Токсичные отношения с «дочкой»

Особые отношения «Татфондбанка» с компанией «Аида и Д», названной, как считается, в честь старшей дочери Роберта Мусина Аиды Гилязовой, начали складываться в 2014 году, полагает следствие. В декабре фирма кредитовалась в ТФБ, под 14% ей был одобрен и выдан заем на сумму порядка 133 млн рублей, причем, как и остальным «дружественным» банку компаниям, без поручительств и залогов.

Сумма поступала на счет «Аиды и Д» траншами в 2014—2015 годах, при этом деньги почти сразу же переводились на счета других аффилированных с Мусиным компаний. В частности, в деле фигурирует ООО «Новая Нефтехимия» как организация, регулярно принимающая от «Аиды и Д» платежи по договору о выпуске векселей. Впоследствии часть кредитных денег — по версии обвинения, около 80 млн рублей — и вовсе поступила на личные счета Роберта Мусина, он обналичил их в офисе своего же банка.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», компания была владельцем другой близкой к Мусину сети — «Белый Ветер Цифровой». С 2017-го «Аида и Д» находится в процедуре банкротства. Инициатором стал «Тимер Банк». Еще в июле 2019-го конкурсный управляющий фирмы Сухроббек Басыров отчитался о продаже долгов Роберта Мусина на общую сумму 157,3 млн рублей перед обанкротившейся фирмой некоему Александру Скуратову из Калининграда, при этом сумма сделки составила лишь 7,5 млн рублей.

Кредитные деньги, получаемые «Аидой и Д» от «Татфондбанка», «растворялись» в воздухе

Как кредитные миллионы ТФБ оседали у Мусина и возвращались в банк под видом депозита

Наглядно продемонстрировать позицию следствия, а именно то, как кредитные деньги, получаемые «Аидой и Д» от «Татфондбанка», «растворялись» в воздухе, в ходе заседания призваны были многочисленные выписки операций по счетам «Аиды и Д», «Новой нефтехимии», а также самого экс-главы ТФБ. Документы, запрошенные у «Татфондбанка», «ИнтехБанка» и «Ак Барс Банка», озвучивал прокурор Руслан Губаев. «Реальное время» «скомпилировало» их в хронологическом порядке:

Первый транш: от «Аиды и Д» до обнала и расчета с «Банной усадьбой»

  • 25 декабря 2014 года на расчетный счет «Аиды и Д» в ТФБ были перечислены 60 млн рублей — первый транш от банка по кредиту.
  • В тот же день, 25 декабря 2014 года, «Аида и Д» перечисляет полученные 60 млн рублей на расчетный счет ООО «Новая нефтехимия» в «Ак Барс Банк» в счет оплаты по договору выпуска векселей.
  • В этот же день, 25 декабря 2014-го, «Новая нефтехимия» возвращает 60 млн рублей ООО «Аида и Д», но уже на расчетный счет ПАО «ИнтехБанк». Основание платежа — оплата по договору процентного займа. Таким образом, средства возвращаются в «Аиду и Д».
  • В этот же день «Аида и Д» перечисляет на расчетный счет ООО «Банная усадьба», открытый в филиале «АТБ банка», 20 млн рублей, основание платежа — оплата по договору процентного займа.
  • Также в этот же день «Аида и Д» перечисляет на расчетный счет в «Татфондбанк» лично Мусину Роберту Ренатовичу 40 млн 3 тысячи рублей с основанием платежа — «по договору займа».
  • 26 декабря 2014 года было осуществлено снятие этих 40 млн рублей со счета Мусина — наличными.

Вторая часть кредита: от «Аиды и Д» до счета Мусина

  • 14 января 2015 года на счет «Аиды и Д» в ТФБ перечислены еще 40 млн рублей — в качестве второго транша от банка по кредиту.
  • В тот же день, 14 января 2015 года, на счет ООО «Новая нефтехимия» в «Ак Барс» банк поступает 40 млн рублей от «Аиды и Д», с назначением — в счет оплаты по тому же договору выпуска векселей.
  • В тот же день, 14 января 2015 года, «Новая нефтехимия» переводит 40 млн рублей ООО «Аида и Д» также на расчетный счет ПАО «ИнтехБанк». Основание платежа — оплата по договору процентного займа. Второй кредитный транш следом за первым возвращается в «Аиду и Д».
  • В этот же день «Аида и Д» перечисляет на расчетный счет в «Татфондбанк» лично Мусину Роберту Ренатовичу 40 млн 3 тысячи рублей с основанием платежа — «по договору займа». Таким образом, второй кредитный транш полностью оказывается у Мусина.

Третий транш: от «Аиды и Д» до вклада в ТФБ

  • 19 марта 2015 года на расчетный счет «Аиды и Д» в ТФБ были перечислены 33,7 млн рублей — финальный транш по кредиту от «мусинского» банка.
  • В тот же день, 19 марта 2015 года, на счет ООО «Новая нефтехимия» в «Ак Барс Банке» поступают те же 33,7 млн рублей «в счет оплаты по договору выпуска векселей».
  • В тот же день «Новая нефтехимия» переводит 33,7 млн рублей ООО «Аида и Д», также на расчетный счет в ПАО «ИнтехБанк» в качестве оплаты по договору займа.
  • Также 19 марта 2015 года «Аида и Д» со своего счета в «ИнтехБанке» перечислила на свой счет в «Татфондбанке» те же 33,7 млн рублей. Основанием стал депозит на договор банковского вклада.

«Сестринские» векселя и займы «Аиды и Д» и «Новой нефтехимии»

Проиллюстрировал прокурор и воссозданные следствием обстоятельства, благодаря которым полученные от ТФБ кредитные деньги «получили право» курсировать между «Аидой и Д» и «Новой нефтехимией».

В день получения первого кредитного транша от «Татфондбанка», 25 декабря 2014 года, между «Новой нефтехимией» и «Аидой и Д» был заключен договор выпуска векселя на 133 млн 700 тыс. рублей (который и стал в последствии «основанием» для перечисления 60 млн «Новой нефтехимии»). Векселедателем выступила «Аида и Д», взяв обязанность оплатить вексель переводом суммы на счет «Новой нефтехимии» в «Ак Барс Банке».

Тем же числом теми же лицами был подписан также договор займа на аналогичную сумму: «Новая нефтехимия» взяла у «Аиды и Д» те же 133 млн 700 тыс. рублей. Причем, согласно условиям сделки, возвращать их необходимо было частями, по аналогии с получением кредитных траншей от ТФБ: 60 млн должны были вернуться (и их возвратили) 25 декабря 2014 года, 40 млн — 17 января 2015-го, оставшиеся 33 млн 700 тыс. — 20 марта 2015 года.

Подшиты к уголовному делу оказались также все акты приема-передачи векселей и договоры о «взаимозачете» между компаниями.

Подшиты к уголовному делу оказались также все акты приема-передачи векселей и договоры о «взаимозачете» между компаниями

«Прошу решить оперативно»

Суть финансовых сделок «Татфондбанка» с «Аидой и Д» в суде проясняют и протоколы осмотра документов, изъятых у экс-главы департамента крупного бизнеса и проектного финансирования ТФБ Розы Якушкиной. Среди них заявление директора «Аиды и Д» (также номинального, по версии следствия) Алексея Зиновьева к банку о рассмотрении возможности выдачи очередного кредита, на документе надпись «от руки» председателя правления ТФБ Наили Тагировой: «Прошу решить оперативно». Тагирова, как полагает следствие, и была «правой рукой» Мусина, лично отвечавшей за ускоренные выдачи необеспеченных займов.

Зачитали в ходе заседания также протокол осмотра документов, изъятых в 2017 году инспекцией Банка России в ТФБ, в том числе решение о признании деятельности «Аида и Д» реальной, численности работников компании — один человек, а также анализ расходуемых фирмой денежных средств, в котором указано, что порядка 13 млн рублей, перечисленные 28 сентября 2016 года, были использованы в тот же день на уплату процентов по другим открытым кредитам.

Почти под занавес прокурор Руслан Губаев еще раз ознакомил суд с решением «арбитража» в марте 2017 года, когда «Аида и Д» была признана банкротом. Сразу после этого обвинитель зачитал длинный список займов, которые в течение последних 3 лет перед банкротством ТФБ выдавал ООО «Банная усадьба» под 0,1%, общая их сумма — свыше 30 млн рублей. Банкротства фирмы, по данным сервиса sbis.ru, АСВ как конкурсный управляющий ТФБ потребовало в начале 2019 года.

Решением арбитража в марте 2017 года «Аида и Д» была признана банкротом. Фото Максима Платонова

Как сложились 53 млрд рублей ущерба от действий Роберта Мусина?

Как писало ранее «Реальное время», всего эпизодов в деле экс-главы ТФБ шесть, все были классифицированы по части 2 статьи 201 УК РФ — злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия. Оставшиеся пять эпизодов значительно «дороже» отношений ТФБ с «Аидой и Д», вкупе они и сформировали ущерб в 53 млрд рублей.

  1. Самый «дорогой» эпизод оценивается в 27,1 млрд рублей — выдача необоснованных кредитов «дружественным» компаниям на 7,1 млрд рублей и принятие незаконных решения о выводе залогового имущества стоимостью 20 млрд, которым были обеспечены эти кредиты. Речь идет о компаниях ООО «Грит Плюс» и ООО «Ягодинская Слобода», ООО «Урман», ООО «Траверс компании», «Дрожжановский элеватор» и ООО «ТДК-Актив».

    По версии обвинения, кредиты им «Татфондбанк» выдавал под кратно превышающий рыночную цену залог. Чтобы создать иллюзию благополучия перед проверяющими из ЦБ, Мусин в апреле — мае 2016-го договорился о поручительстве с Госжилфондом РТ, Зеленодольским заводом им. Горького, ПСО «Казань» и Казанским хлебозаводом №3. Их имущество в 20,5 млрд рублей — ипотечные земли, права на депозиты, акции (в том числе «Ак Барс Банка») — и стало залогом по обязательствам компаний. Как полагает следствие, залоговые договоры просто расторгались либо заключались дополнительные соглашения к ним, предполагающие вывод залогового имущества, и все это — задним числом. При этом на момент вывода залогового имущества организации имели перед банком миллионные непогашенные задолженности и очень скоро банкротились.

  2. Второй по «стоимости» эпизод дела Мусина оценивается в 19,1 млрд рублей — именно на такую сумму компаниям ГК DOMO, как считает следствие, аффилированным с Мусиным, выдавались необеспеченные беззалоговые кредиты. Возвращены они не были, компании обанкротились сразу после краха ТФБ. Обвинители настаивают, что полученные от ТФБ кредитные средства в дальнейшем курсировали по счетам компаний группы, движения денежных потоков не имели никакого экономического смысла и были реализованы лишь для отвода глаз: долги одних компаний ГК гасились средствами все новых кредитов других, оформляемых в «Татфондбанке». Большинство фирм ГК DOMO следствие считает номинальными, в реальности никогда не ведшими хозяйственную деятельность и не имевшими фактического имущества.
    Фото Дамиры Хайрулиной
  3. Фиктивный залог по кредиту Банка России на 3,1 млрд рублей лег в основу третьего по цене эпизода дела Мусина. Кредит был выдан «Татфондбанку» 28 сентября 2016 года уже под высоколиквидный актив — кредитные обязательства на 4 млрд рублей, которые, как полагают в Следкоме, на момент сделки казанскому банку уже не принадлежали. Когда ТФБ лопнул, Центробанк остался ни с чем.

  4. Еще один яркий эпизод дела Мусина связан с отношениями банка с ООО «Московская инжиниринговая группа» (МИГ) — эта «травматичная» связь в уголовном деле потянула на 2,7 млрд рублей. В декабре 2016 года, за день до «первых ласточек» скорого падения ТФБ, банк Мусина в спешке оформлял и подписывал договор переуступки прав требований, по которому кредитные обязательства ООО «Автомакияж», «Сувар-Отель», «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент» перед «Татфондбанком» (всего 32 договора) были реализованы МИГ, а затем переданы «Бинбанку».

    Также через МИГ параллельно ТФБ выкупил у «Бинбанка» свои собственные облигации, которые, как считают следователи, на тот момент уже ничего не стоили на Мосбирже, так как ТФБ к моменту заключения сделки уже объявил технический дефолт.

    По версии следствия, ТФБ от расставания с кредитными обязательствами «Сувара» достался убыток в 2,7 млрд рублей, а сама МИГ была лишь прикрытием для передачи долгов «Бинбанку». Неоднозначность операций между ТФБ, МИГ и «Бинбанком» по долгам «Сувара» в ходе допросов не раз подтверждали свидетели — сотрудники «Бинбанка» и ТФБ, занимавшиеся оформлением документов.

  5. Наряду с «Аидой и Д» самым дешевым эпизодом дела Мусина стал «уплывший» в кипрский офшор кредит ОАО «Казанская сельхозтехника» на 256,9 млн рублей. По версии следствия, целевой заем «на приобретение ценных бумаг» был выдан в 2013 году «Татфондбанком» без обеспечения. Через ООО «Траверз компани» и TFB Investment LTD (Республика Кипр) деньги осели на счете BARG AG в швейцарском банке. Конечным бенефициаром двух зарубежных компаний является сам Мусин, полагает обвинение. В Россию с этих сумм возвращались проценты по кредиту.
Ольга Голыжбина
Происшествия Татарстан АК БАРС БАНКПСО КазаньТатфондбанкМусин Роберт РенатовичКазанский хлебозавод 3Зеленодольский завод им. А.М.ГорькогоГосударственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 19 авг
    Аида и д ещё тут всплыло
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    И снова Мусин и снова истории о Татфондбанке.... когда уже все это закончится?
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Мне вот интересно, мусин реально виновен?
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Как меня напоягает его выражение лица
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Высшая мера??????
    )))
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Вт это действительно реально настоящая ОПГ и Мусин ее организатор. и Судить надо по этой статье.
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    и щечки Роберта лоснились.
    Ответить
  • Анонимно 22 авг
    1. жоржик. Держись, Роберт Ренатович! 2. проффи есть проффи. 3. плохо то, что и какое то учреждение потеряет квалифицированного специалиста. При наших то зарплатах. Интересно, . 4. государство у нас вот так относится к проффи с той они стороны или с этой. 5. а кадры решают всё. Так что держись Роберт Ренатович - за одного битого, двух не битых дают... 6. интересно, а где мы все были когда рождался фундамент данного развития событий? Вот тут всё и скрыто в "как правильно: "где МЫ все были", или закрыться за "где ВСЕ мы были"?? Так что держись Роберт Ринатович..
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии