Новости раздела

«Я понимала, идет взаимозачет» — экс-сотрудница «Бинбанка» о «мутных» сделках с ТФБ

Вахитовский суд Казани заслушал показания еще трех свидетелей по делу Роберта Мусина, среди них — «конкурсник» фирмы «Аида и Д» и бывшая протокольщица банка

«Я понимала, идет взаимозачет» — экс-сотрудница «Бинбанка» о «мутных» сделках с ТФБ
Фото: Ольга Голыжбина

«Для меня это была первая подобная сделка», — заявила сегодня во время дачи показаний по делу Роберта Мусина бывшая сотрудница «Бинбанка», пытаясь объяснить странную переуступку долгов на 2,7 млрд рублей между «Татфондбанком» и «Бинбанком» через компанию-посредника — МИГ. На суде Алла Гамер подтвердила, что все это выглядело как «взаимозачет», обратной стороной которого была покупка ТФБ собственных облигаций. Подробнее — в материале «Реального времени».

«Конкурсник» «Аиды и Д» не увидел участия Мусина в управлении обанкроченной «дочкой»

В Вахитовском суде Казани продолжаются допросы свидетелей по делу «Татфондбанка» и экс-председателя правления Роберта Мусина. Для дачи показаний сегодня явились трое свидетелей. Первым допрошенным стал конкурсный управляющий ООО «Аида и Д» Сухроббек Басыров, а ключевым эпизодом, интересующим гособвинителей, соответственно, отношения Мусина и обанкроченной фирмы, предположительно, подконтрольной бывшему главе ТФБ и даже названной им в честь дочери.

По версии следствия, через «Аиду и Д» Мусину удалось вывести из «Татфондбанка» порядка 80 млн рублей на личные счета. В 2014 году фирма кредитовалась в ТФБ, под 14% ей был одобрен и выдан заем на сумму порядка 134 млн рублей, причем, как и остальным «дружественным» банку компаниям, без поручительств и залогов. Кредит переводился на счет «Аиды и Д» частями в 2014—2015 годах, при этом деньги почти сразу же переводились на счета других аффилированных с Мусиным компаний, а впоследствии часть из них, около 80 млн рублей, поступала на личные счета экс-главы ТФБ.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», компания была владельцем другой близкой к Мусину сети — «Белый Ветер Цифровой», а с марта 2017 года ООО «Аида и Д» находится в состоянии банкротства. Инициатором процедуры стало ПАО «Тимер Банк».

С марта 2017 года ООО «Аида и Д» находится в состоянии банкротства. Инициатором процедуры стало ПАО «Тимер Банк». Фото rt.rbc.ru

С «Аидой и Д» связан и еще один эпизод дела Мусина. Экс-глава ТФБ был должен компании свыше 120 млн рублей. Эти деньги, предположительно, были переведены на счет Мусина по договору купли-продажи ценных бумаг, которые фактически «Аиде и Д» переданы не были и на балансе у нее никогда не состояли.

В июле 2019 года конкурсный управляющий «Аиды и Д» отчитался о продаже долгов Роберта Мусина на общую сумму 157,3 млн рублей перед обанкротившейся фирмой некому Александру Скуратову из Калининграда, при этом сумма сделки составила лишь 7,5 млн рублей.

Отвечая на вопросы гособвинителей во время процесса, Сухроббек Басыров пояснил, доказательств того, что ценные бумаги были переданы Мусиным, в его распоряжении нет. Есть лишь договор купли-продажи и платежные поручения. Свидетель подтвердил, что если бы ценные бумаги были переданы Мусиным, у него в руках оказался бы и акт приема-передачи, из чего можно сделать вывод, что бумаги Мусин не передавал.

На сегодня дебиторская задолженность «Аиды и Д» составляет порядка 700 млн рублей, кредиторская, по словам свидетеля, около 900 млн рублей. Басыров также свидетельствовал, что фактов искажения бухгалтерской отчетности в ООО «Аида и Д» он не обнаружил, но экс-директор фирмы Алексей Зиновьев передал «конкурснику» не всю документацию, за что уже был привлечен к ответственности.

Указывая на расхождения в показаниях Сухроббека Басырова, гособвинители озвучили показания, данные им во время предварительного следствия. В 2018-м Басыров говорил о 680 млн рублей дебиторской задолженности «Аиды и Д» и 800 млн — кредиторской.

«Мне неизвестно, какое участие принимал бывший председатель правления ПАО «Татфондбанк» Мусин в управлении ООО «Аида и Д». Известно только то, что между Мусиным и «Аидой и Д» был заключен ряд соглашений», — свидетельствовал тогда Басыров.

По версии следствия, через «Аиду и Д» Мусину удалось вывести из «Татфондбанка» порядка 80 млн рублей на личные счета. Фото Михаила Козловского

Сотрудники «Бинбанка» готовили документы по переуступке долгов от ТФБ в МИГ

Второй свидетельницей стала Елена Махмутова, с 2013 по 2016 год исполнявшая обязанности начальника протокольного отдела «Татфондбанка». В обязанности Махмутовой входило сопровождение заседаний коллегиальных органов банка — ведение протоколов, стенограмм, кураторство протокольщиков.

Правда, как стало ясно из ее показаний, участия в заседаниях большого и малого кредитных комитетов ТФБ, на которых принималось решение о выдаче или невыдаче кредита тому или иному юрлицу, Махмутова и ее отдел не принимали. ООО «Московская инжиниринговая группа» (МИГ), интересующее гособвинение, свидетельница также не вспомнила. Поскольку дело Мусина во многом завязано именно на выдаче банком займов фиктивным, связанным с Мусиным компаниям, допрос протокольщицы был очень коротким.

Вопрос об отношениях с ООО «Московская инжиниринговая группа» (МИГ) поднимался и на прошлом заседании. Как сообщало «Реальное время», в декабре 2016 года, за несколько дней до первых публичных заявлений о скором падении ТФБ, банк Мусина в спешке оформлял и подписывал договор переуступки прав требований, по которому кредитные обязательства ООО «Автомакияж», «Сувар Отель», «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент» перед «Татфондбанком» (всего 32 договора) были реализованы МИГ, а затем переданы «Бинбанку».

Что получил «Татфондбанк» взамен своих прав на долги фирм ГК «Сувар» — так и осталось неясным. По версии следствия, ТФБ от расставания с кредитными обязательствами «Сувара» достался убыток в 2,7 млрд рублей, а сама МИГ был лишь прикрытием для передачи долгов «Бинбанку».

Елена Махмутова с 2013 по 2016 год исполняла обязанности начальника протокольного отдела «Татфондбанка». Фото Ольги Голыжбиной

На прошлом заседании эту информацию косвенно подтвердила другая свидетельница — Екатерина Волокитина, с 2015-го по 2018 год занимавшая должность специалиста отдела кредитования юридических лиц ПАО «Татфондбанк». Волокитина по прямому распоряжению своей непосредственной начальницы Регины Латыповой как раз и занималась подготовкой протокола заседания кредитного комитета, на котором утверждалась передача долгов «Сувара» от ТФБ. Впоследствии Волокитина лично отвозила пакет документов в «Бинбанк».

При этом «сделка», по словам Волокитиной, «по требованию сверху» оформлялась в сильной спешке, а изначально во всех подготовленных документах фигурировала не МИГ, а «Бинбанк», и только уже в ходе подготовки документации, опять же по прямому указанию Латыповой, Волокитина переделывала договоры, в качестве цессионера указывая «Московскую инжиниринговую группу».

Сегодня спорность операций между ТФБ, МИГ и «Бинбанком» по долгам «Сувара» подтвердил еще один свидетель — уже со стороны «Бинбанка». Директор операционного офиса банка «Открытие» Алла Гамер с 2014 по 2017 год работала в «Бинбанке», в последние годы — в должности директора центра кредитования Поволжья. В декабре 2016-го она участвовала в спорной «сделке».

По словам Гамер, в декабре 2016-го ее непосредственные руководители — московские кураторы Галина Максименкова и Ирина Танцева передали ей распоряжение председателя правления «Бинбанка» Михаила Шишканова — принять в качестве переуступки прав требований 32 кредитных договора ООО «Автомакияж», «Сувар Отель», «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент» с «Татфондбанком».

— Моя задача была принять документы, сверить комплектность документов, этим я и занималась. Сначала мне поступила таблица с данными, в которой были перечислены наименования заемщиков, номера договоров, сумма задолженности, по-моему, процентная ставка. Сотрудники «Татфондбанка» привезли документы в коробке. Там еще были дата окончания и дата завершения договора, соответственно, моей задачей было увидеть, что в тех договорах, которые нам передали, — там стоят те суммы договоров, которые указаны в таблице, те сроки выдачи и сроки погашения, которые указаны в таблице. Я приняла эти документы, — поясняла Гамер, отвечая на вопросы гособвинителя.

Допрос свидетелей по делу Роберта Мусина Вахитовский суд Казани продолжит завтра. Фото Ирины Плотниковой

Свидетельница еще раз подтвердила догадку следствия о том, что документы по спорной сделке оформлялись и подписывались в непривычной спешке. «Подгоняли» Гамер из Москвы те же Галина Максименкова и Ирина Танцева. Со стороны «Татфондбанка» по вопросу переуступки долгов «Сувара» Гамер, по ее словам, общалась с зампредседателя правления ТФБ Вадимом Мерзляковым и начальником кредитного отдела ТФБ Розой Якушкиной.

Имена сотрудников «Татфондбанка», лично передававших ей документы по сделке, свидетель вспомнить не смогла. С трудом, но все же вспомнила Гамер и другого топ-менеджера ТФБ, часто фигурирующего в деле Мусина, Ирину Ионову, правда, без подробностей.

После прояснения обстоятельств подготовки сделки гособвинители попытались выяснить у свидетеля, как сотрудники «Бимбанка» воспринимали странные операции с передачей права требования долгов «Сувара» вначале от ТФБ — МИГ, а только затем «Бинбанку», а также почему сотрудники «Бинбанка» в принципе занимались оформлением и контролем сделок сторонней организации, МИГ, с ТФБ.

— Вот эти вопросы вам, наверное, лучше задать моему руководству, господину Шишканову, который принял (решение). Я просто оказалась в Казани на тот момент, и все, — заявила свидетель. — Я не знаю, какая практика была нормальной в «Бинбанке», для меня это была первая подобная сделка.

Отвечая на вопросы гособвинителей, упомянула Гамер и о покупке ТФБ своих же облигаций у «Бинбанка» через тот же МИГ, которую предполагает следствие, однако подробности «невозможной» сделки свидетель почерпнула из СМИ. Лично же смогла лишь сказать, что официально эта информация до нее не доводилась, но «по слухам и в разговорах» она понимала, что сделки по переуступке долгов «Сувара» и движению облигаций ТФБ связаны — «идет взаимозачет».

Допрос свидетелей по делу Роберта Мусина Вахитовский суд Казани продолжит завтра, 18 декабря.

Ольга Голыжбина
ПроисшествияЭкономикаФинансы Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 17 дек
    Однако.
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    За переданный кредитный портфель тфб получил свои облигации. А делали это через миг, чтобы у конкурсника не было возможности развернуть данную сделку. Миг тоже скорее всего бинбанком обанкрочен. Мусин возвращал долги тфб перед бином, люди то в бине уважаемые.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии