Новости раздела

«Вы поручали убить меня?»: экс-сенатора из Татарстана допросили в суде

Свидетель Сергей Батин ответил на вопросы по делу о покушении на убийство

«Вы поручали убить меня?»: экс-сенатора из Татарстана допросили в суде

Участником судебного видеодопроса стал сегодня бывший мэр Зеленодольска и сенатор от Татарстана Сергей Батин. Из суда Уфы он свидетельствовал Зеленодольскому горсуду по делу о покушении на убийство оппозиционного депутата Алексея Соловьева. В преступлении 2011 года обвиняют бывшего полицейского Марий Эл, потерпевший считает — его заказали сразу после негативной для главы публикации. Впрочем, ВИП-свидетель сегодня признался в любви к тем, кто его критикует.

У Батина — статус свидетеля защиты

Повестку на допрос Зеленодольского горсуда бывшему главе и члену Совета Федерации Сергею Батину прислали в Уфу. Сейчас он занимает пост операционного директора — заместителя гендиректора АО «Уфимское приборостроительное производственное объединение» (УППО). В повестке свидетелю предлагалось явиться сегодня к 9.00 по московскому времени в Кировский райсуд Уфы.

И Батин пришел, в костюме, белых перчатках и маске. Предъявил уфимскому судье паспорт, дал подписку об уголовной ответственности и занял место за свидетельской трибуной — держать ответ перед Зеленодольским горсудом. В котором с учетом карантинного дресс-кода собрались участники процесса по делу о покушении на убийство девятилетней давности. Напомним, дело с декабря 2019-го рассматривает судья Олег Семенов.

На скамье подсудимых — 31-летний экс-оперативник и инструктор по боевой подготовке Звениговского отдела МВД Марий Эл, ныне юрист фирмы «Мир детства» Виталий Мельник. Его обвиняют в покушении на убийство активиста Алексея Соловьева в Зеленодольске 21 октября 2011 года «из личных побуждений», но в «составе организованной группы». По версии следствия, группу создали «неустановленные лица» после соловьевских публикаций в Сети и жалоб на бизнесменов и чиновников и «вовлекли Мельника» в преступление, снабдив его и ломиком для нападения, и адресом жертвы.

На скамье подсудимых — 31-летний экс-оперативник и инструктор по боевой подготовке Звениговского отдела МВД Марий Эл, ныне юрист фирмы «Мир детства» Виталий Мельник. Фото Ирины Плотниковой

Мельник с обвинением не согласен — настаивает, что никаких связей с зеленодольскими бизнесменами, чиновниками, силовиками сроду не имел, а вечер нападения провел за большим столом в Волжске, отмечая выписку сестры из роддома. Защищают подсудимого казанские адвокаты Тимур Беляков и Александр Клюкин. Ранее первый высказывал большие сомнения в возможности опознания кандидата в подозреваемые. Последнего, напомним, нашли и допросили в 2017-м с помощью фоторобота и рисунков художника-криминалиста, а задержали и предъявили обвинение лишь спустя два года.

Потерпевший уверен — опознал кого надо. «Я ведь ему оказывал активное сопротивление. Когда он сзади ломом ударил, я упал на спину и на миг потерял сознание. Он нагнулся добить, а у меня рукой получилось перехватить лом. Я нанес ему ногой удар в лицо и хорошо его разглядел», — рассказывал ранее глава комиссии по социально-экономическому развитию и бюджету Зеленодольского горсовета и замруководителя инвестиционного центра «Зеленый Дол» Алексей Соловьев.

Заметим, что Сергей Батин в материалах дела фигурирует в качестве свидетеля защиты. Однако первым вопросы ему задавал прокурор.

Вопросы с подвохом — про связи с ОПГ и фальсификацию

С потерпевшим свидетель знаком, но встреча была единожды. «Соловьев представил в исполкоме проект развития территории островов, я ее выслушал», — отвечал бывший глава Зеленодольского района на первый вопрос гособвинителя Анвара Шакирова. Дал понять — ни дружеских, ни рабочих отношений не было. О нападении на активиста узнал из сводки УВД района.

На целый блок вопросов Сергей Батин отвечал отрицательно. В том числе такие: «Знаете, кто организовал нападение на Соловьева?», «Возникали ли между вами конфликтные ситуации?», «Знаете ли подсудимого?».

Потерпевший переключился на коттедж самого свидетеля в Атлашкино, информацию о котором он лично размещал на сайте 20 октября 2011-го — за день до покушения

Большую часть вопросов в Уфу задал сам потерпевший депутат. Он интересовался: знаком ли свидетель с местным бизнесменом Грузковым (ответ: «да»), когда в последний раз с ним созванивался («не могу сказать»), работал ли ранее в КМПО («да»), помогал ли Грузкову приобрести здание КМПО в Зеленодольске и построить там торговый центр «Мир» с автовокзалом («нет»).

Часть вопросов потерпевшего предполагала ответы на некие непредъявленные обвинения. Впрочем, свидетель был невозмутим, выдерживал паузу, порой просил повторить «непонятный вопрос» и ни разу в процессе не высказал личного отношения к этой истории.

Отрицал какие-либо контакты с членами ОПГ «Татарский двор» в Казани и ОПГ «Гасановские» в Марий Эл и вообще знакомства в соседнем с Зеленодольском городе Волжске.

— Вам известно, что вашими подчиненными были сфальсифицированы мои градостроительные документы (что стало основанием для иска исполкома о сносе)? — поинтересовался Соловьев.

— Мне не известно. Насчет подчиненных не совсем понятно... Это не полномочия главы.

Дальше потерпевший переключился на коттедж самого свидетеля в Атлашкино, информацию о котором он лично размещал на сайте 20 октября 2011-го — за день до покушения. На вопрос: «Ваш участок находился в государственном лесном фонде?» — топ-менеджер КРЭТ ответил молчанием. А вот защита подсудимого молчать не стала, требуя снять вопрос как не имеющий отношения к покушению на убийство. Судья вопрос снимать не стал, Соловьев повторил его, но Батин снова не ответил. А на третью попытку заявил: «Не понимаю, о чем разговор». Лишь после нового вмешательства судьи с экрана прозвучало: «Я покупал свой дом, а земля находилась в аренде, она была в коллективной собственности».

Со слов Батина, конфликта с потерпевшим по этому дому и участку не было: «Я этот объект недвижимости не скрывал, публиковал в соответствии с законодательством, что он у меня имеется в собственности».

Со слов Батина, конфликта с потерпевшим по этому дому и участку не было

«Так вы просили начальника УВД найти [нападавшего] или не найти?»

Завернул судья Олег Семенов вопросы о ВИП-соседях Батина в Атлашкино и его назначении в Совет Федерации. Однако на заседании Соловьеву удалось высказать свои подозрения в заказе:

— Поручали ли вы Дмитрию Г. или иным лицам убить меня?

— Нет, — отвечал свидетель.

— Давали указания либо делали намеки руководителям Зеленодольского ОВД, что меня следует проучить либо как-то наказать?

— Нет.

Дальше с разрешения суда Соловьев процитировал комментарий Сергея Батина из материала казанского журналиста Марины Юдкевич «В Зеленодольске ломик стал орудием политики» от 26 октября 2011 года:

«Я попросил начальника УВД: «Пожалуйста, найдите тех людей, которые это сделали с ним!» Есть информация, что повреждения мог нанести себе сам Соловьев или лица по сговору с ним. Степень вреда, который причинен здоровью этого человека, 10 ударам ломом никак не соответствует».

— Давали это интервью, — поинтересовался судья.

— Сейчас просто не помню, — ответил Батин.

— А откуда у вас информация, что якобы избил себя сам? — недоумевал Соловьев.

— У меня такой информации нет.

— Вы говорите, что лично просили начальника УВД найти преступников. Хочу вас проинформировать, что они сделали — уничтожили отпечатки пальцев и потожировые следы с лома, который я смог отобрать у напавшего... Так вы просили начальника УВД найти или не найти? — уточнил потерпевший.

— Найти.

Далее судья снял вопрос о том, предоставлялись ли при Батине бесплатно четыре участка земли двум руководителям УВД, и передал слово защите.

Адвокат Тимур Беляков уточнил — часто ли свидетеля критиковали на занимаемых им постах главы Авиастроительного района Казани, мэра Зеленодольска, сенатора. Сергей Батин отвечал утвердительно. Фото Романа Хасаева

Батин: «Я всех люблю»

Адвокат Тимур Беляков уточнил — часто ли свидетеля критиковали на занимаемых им постах главы Авиастроительного района Казани, мэра Зеленодольска, сенатора. Сергей Батин отвечал утвердительно.

— Были негативные статьи от других лиц, кроме Соловьева? — продолжил защитник.

— Да.

— И вы всех их любите или нейтрально относитесь?

— Я всех люблю, — согласился с адвокатом свидетель

— Остальные живы-здоровы?

— Мне об этом неизвестно.

Свое добровольное согласие на детектор лжи в Следкоме Сергей Батин сегодня объяснил так: «Потому что я невиновен. Хотел сказать, показать, доказать, что кто-то пытается цинично использовать меня по этому случаю».

— А если бы вы чисто теоретически были виноваты — пошли бы на детектор? — задал Беляков контрольный вопрос.

— Нет.

Далее в суде огласили результаты того самого исследования на полиграфе о том, что психофизиологические реакции свидетеля позволяют предполагать, что он обладает информацией о деталях двух нападений — в октябре 2011-го на Соловьева, а через год — на следователя-криминалиста СКР Александра Туганова. Последнее остается нераскрытым.

Комментировать выводы экспертов судья сегодня не стал. Зато допросил еще трех свидетелей защиты и отложил процесс на 10 июня.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыНедвижимостьПромышленность БашкортостанТатарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 03 июн
    Вот таких кристальных людей назначают сенаторами.
    Ответить
  • Анонимно 03 июн
    но-но... не привлекался он. в отличие от пойманного на посредничестве взятке главе МВД Коми, по которому и здесь нары плакали
    Ответить
  • Анонимно 03 июн
    Батину не верю!
    Ответить
  • Анонимно 03 июн
    А остальные кто вас критиковал, живы? - "Мне это не известно.".
    Сильный ответ. Мурашки по коже....
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии