Новости раздела

Нижнекамск: необъявленная социальная катастрофа на рубеже веков

41 год без собственной воды, или Как в столице химиков решили строить СОВ-НКНХ

Нижнекамск: необъявленная социальная катастрофа на рубеже веков
Фото: oldtat.e-nkama.ru

Только представьте себе ситуацию, когда из крана в вашей квартире день за днем, на протяжении многих лет течет не чистая питьевая вода, а пахнущая хлором желтая или бурая жидкость. И этой «водой», которая, вдобавок ко всему, время от времени исчезает, вам приходится мыться самим и купать в ней детей, стирать одежду и на ней готовить. 41 год целый город с населением в четверть миллиона был вынужден жить именно так. Более того, ситуация со временем становилась лишь хуже. Как качество водопроводной воды влияло на здоровье нижнекамцев? И почему Группа компаний ТАИФ принимала в решении проблемы самое деятельное участие? Все подробности — в материале «Реального времени». Часть 1.

Не вода, а гремучая смесь

— Я живу в Нижнекамске с рождения — ровесница города. Чуть раньше только я родилась, — с улыбкой представилась член общественного совета Нижнекамского муниципального района Елена Гатина. — Когда раньше наполняли ванну водой, вода могла пойти даже по цвету разная: и зеленая, и ржавая, и еще какая-то, — вспомнила она один из главных местных ужасов тех времен.

Это сегодня нижнекамцы могут без кипячения пить воду из-под крана. А еще в начале этого тысячелетия (всего 12 с небольшим лет назад) то, что поступало в квартиры по трубопроводам, питьевой водой назвать можно было с большой натяжкой. Более того, она была небезопасна. И это подтверждает начальник территориального отдела Роспотребнадзора РТ в Нижнекамском районе и Нижнекамске Рустем Изиятуллин, возглавляющий службу с 2005 года:

— Раньше вода требованиям СанПиН не соответствовала. Более того, помню, что в 90-е годы у нас были зафиксированы вспышки инфекционных заболеваний водного характера. Мы расследовали вспышку заболевания и установили, что передача кишечной палочки произошла через питьевую воду. Треть проб воды до строительства и ввода в эксплуатацию СОВ-НКНХ была нестандартной. То есть вода в той или иной мере содержала инфекции: это и кишечная палочка, и условно патогенные микроорганизмы, которые сообщают, что в этой воде могут находиться и дизентерия, и сальмонеллез, и другие бактерии, которые вызывают заболевания инфекционного характера.

Рустем Изиятуллин: «В 90-е годы в Нижнекамске были зафиксированы вспышки инфекционных заболеваний из-за водопроводной воды». Фото Альберта Мулюкова

— Та вода, что текла раньше, — она была все время желтоватой. Мы знали, что она от примесей очищена механически. Но когда постоит — всегда был осадок желтоватый. И по хлорке тоже. Некоторые пациенты даже жаловались, что, когда умывались, даже чихать от хлорки начинали, — поделилась воспоминаниями нижнекамский кардиолог Раиса Мерясева.

— Вода в Нижнекамск поступала из Набережных Челнов по двум линиям водоводов. Они проходили через промзону, где часть воды забирали предприятия, а оставшаяся поступала в город. Но ее не хватало и приходилось смешивать с технической осветленной гиперхлорированной, то есть содержащей больше хлора, водой. Цветность уменьшалась, вода обеззараживалась и, в общем-то, получалась довольно гремучая смесь, пить которую… не рекомендовалось, — в интервью «Реальному времени» напомнил о том, как было раньше, Рустам Ахметов. С весны 2007 года и по начало 2018-го он занимал должность генерального директора СОВ НКНХ. А до этого долгое время работал в Управлении водоснабжения, канализации и очистки сточных вод ПАО «Нижнекамскнефтехим».

Рустам Ахметов: «При смешении челнинской и технической воды получалась гремучая смесь, пить которую… не рекомендовалось». Фото Р.Д. Ахметова

Из «Нижнекамскнефтехима», но уже из комитета по строительству, перешла работать на СОВ и Разиля Хасвеева — одна из тех, кто работает на станции с самого начала. Тогда, 12 лет назад, она занималась технической документацией строящихся объектов станции очистки воды и, как и все нижнекамцы, с нетерпением ждала ее запуска, потому как та вода, что она видела дома, открывая кран, просто пугала:

— Я, когда детей купала, наливала в ванну воду, а она желтая была. Гиперхлорированная, сильно пахучая. В ней и купаться-то было страшно. Как ее можно было пить? — с ужасом вспоминает ветеран предприятия.

Разиля Хасвеева: «В такой воде и купаться-то было страшно, не то что пить ее». Фото Альберта Мулюкова

— Я в 15 лет вместе с родителями в Нижнекамск приехала. В 1967 году. Сначала в поселке жили. Там воду из колодцев брали. Хорошая вода была. Чистая. А потом переехали в Нижнекамск. После училища — в 70-х, я уехала на отработку, вышла замуж, жила в Кирове. Вернулась в Нижнекамск в 90-х, а вода тогда из крана шла — просто ужас! Желтая и хлоркой пахла, — рассказала «Реальному времени» Алевтина Иргалина.

— На стенках ванной, как наливали воду, образовывался налет грязный. И детей было страшно купать, и самим мыться. При стирке белья как в 80-х годах, так и по 2000-е белоснежной чистоты даже при кипячении сложновато было добиться. Но деваться было некуда. Использовали, — рассказала о том, как приходилось жить Файруза Манихова, до марта 2019 года руководившая Нижнекамским педагогическим колледжем.

— С 1974 года живу в Нижнекамске, и никогда воду из-под крана не пила. Нам говорили, что пить такую нельзя — это техническая вода. Она и по цвету от нынешней отличалась. Но другой-то не было. И фильтров тогда не было. Или кипятили, или на родники ездили, — вспоминает о том, как было, нижнекамский старожил Мария Колосова.

Те, у кого были личные автомобили, а тогда такое было редкостью, могли себе позволить привезти больше воды, и чтобы пить без опаски, и чтобы готовить. Иные умудрялись даже доставить домой столько воды, что хватало постирать белье или помыться. Тем, у кого транспорта не было, приходилось полагаться на собственные силы. Старожилы Нижнекамска помнят, как летом грузили фляги и канистры на тележки и велосипеды, зимой — на санки, и отправлялись в вынужденное путешествие за 5—7 километров за родниковой водой. Ключей сравнительно недалеко от города немного — всего три или четыре, и часто бывало так, что очередь к ним выстраивалась, как в магазин за дефицитным товаром. Грозные таблички о том, что пить воду из родников без предварительного кипячения нельзя, люди видели, но эта вода все же была гораздо чище, чем водопроводная. И таких походов за водой приходилось делать несколько в неделю, а то и в день.

— Это сейчас вода — хорошая. Ее многие даже без кипячения пьют. А и в 80-е, и в 90-е, безобразная была вода. Вонючая. Рыже-черная. Такая вода была, что ее надо было сливать по полчаса, чтобы можно было ее хоть как-то употреблять. И все равно ее невозможно было пить. В 2002 году, когда я поступила на работу в Дом ветеранов, мы с бабушками боролись по поводу качества воды. Даже сдавали эту воду на анализ. Приносили банку с набранной водой руководству ЖКХ — под подпись, а они дальше отправляли — в лабораторию. Так она даже когда отстаивалась, только сверху чуть светлела, а ниже была грязная ужасно. И результаты приходили, что она не соответствует никаким стандартам, какие должны быть, — поделилась воспоминаниями Даймя Мещерякова, живущая в Нижнекамске более 40 лет.

Эпидемиологическая ситуация

Отсутствие качественной питьевой воды долгое время было одной из ключевых причин неблагоприятной эпидемиологической ситуации в Нижнекамске. Такая ситуация сохранялась вплоть до 2007 года.

Так, в информационной справке «О санитарно-экологической обстановке в Нижнекамском районе и г. Нижнекамск» за 2004 год, приводятся данные Минэкологии РТ за период с 2001 года: «Общая заболеваемость за 3 последних года возросла на 7,4%, в том числе болезни крови — на 18,4%, стенокардия — на 78%, анемия — на 19%, болезни сердца, инфаркт миокарда, бронхита — в три раза, хронические болезни миндалин и аденоидов — в 2 раза и др. Употребление некачественной питьевой воды привело к росту числа болезней мочеполовой системы на 24%, мочекаменной болезни — на 48%, болезней органов пищеварения — на 12%».

Насколько все было тогда плохо, можно понять из данных за тот же 2004 год, которые легко найти в открытом доступе в интернете: «Качество питьевой воды, подаваемой населению г. Нижнекамска, не отвечает требованиям СанПиН 2.2.1/2.1.1.1031-01 по многим показателям: цветности, жесткости, нитратам, железу, остаточному хлору, окисляемости перманганатной и др. По данным ЦГСЭН, в Нижнекамске в 2004 году 50,8% отобранных проб признаны неудовлетворительными по санитарно-химическим показателям и 6,9% — по микробиологическим показателям».

За сухими цифрами — человеческие судьбы: проблемы со здоровьем, необходимость дорогостоящего лечения, операций, реабилитации, которая опять-таки требует надлежащих условий, в том числе и по качеству воды. Мы — то, что мы пьем. Каждый человек на 80% состоит из воды. И если вода в организм поступает плохая, сложнейшая система, созданная природой, просто выходит из строя.

— Что касается сердечно-сосудистых заболеваний, то прямой связи с водой — нет, а вот желудочно-кишечных заболеваний после запуска станции очистки воды действительно стало меньше. И аллергических — тоже, — поделилась наблюдениями Раиса Мерясева.

Невероятно, но факт

«В 50‑е годы в ТАССР полным ходом шла разработка нефтяных месторождений, в том числе одного из крупнейших в стране — Ромаш­кинского. Но, ни нефтепереработ­ки, ни нефтехимии в республике не было. В 1958 году Совет Министров СССР принял два постановления, определивших создание Нижнекамского промышленного района в северо-восточной части Татарской АССР. Его центром должен был стать крупнейший в Европе нефтехимический комплекс, выпускающий новые виды пластмасс, синтетических каучуков и углеводородного сырья для дальнейшей переработки…» — делится историей образования города нефтехимиков городской сайт Нижнекамска.

Проблема с водоснабжением остро ощущалась еще на начальном этапе строительства, когда со всего Советского Союза в чистое поле близ поселка Нижнекамск на стройку века — нефтехимического гиганта и нового города — начали съезжаться молодежные отряды.

Проблема с водоснабжением остро ощущалась еще на начальном этапе строительства Нижнекамска. Фото с сайта e-nizhnekamsk.ru

«В районе Ахтубы пригодной питьевой воды не было, да и вообще никакой. Ее за 9 км вез трактор из Красного Ключа. Во­довоз курсировал весь день. Чтобы хватило всем, емкости, сваренные поселенцами из фрагментов труб, приходилось наполнять много раз», — вспоминают участники масштабной стройки. Тогда люди думали, что проблемы временные. Но… В это сложно поверить, но ни в 1958 году, когда было принято решение о строительстве Нижнекамска, ни в 1966 году, когда стало понятно, что город, которому предстояло раскинуться на берегу Камы, станет домом для почти четверти миллиона человек, о возведении в городе нефтехимиков собственной станции очистки воды речи даже не шло. Снабжение и производств, и населения водой должно было осуществляться по двум 40-километровым стальным ниткам трубопровода диаметром в 1000 мм, тянущимися от Набережных Челнов — с Белоусовского водозабора.

1967-й год — Нижнекамский нефтехимический комбинат дал стране первую продукцию. 30-е июля вошло в историю, как день рождения «Нижнекамскнефтехима». В стремительно растущем Нижнекамске празднуются новоселья. Открываются школы, детсады, магазины. Город по-настоящему становится жилым, бурлящим событиями. На свет появляются первые коренные нижнекамцы, родившиеся уже на этой земле.

Проблем все больше

С ростом города и мощностей производств дефицит водопроводной воды ощущался все сильнее. Тем более что сталь связывающих Автоград и нефтехимическую столицу трубопроводов ветшала, внутренние поверхности местами забивались ржавчиной и взвесью, местами — прогнивали до свищей и требовали к себе все больше внимания.

— Когда вода транспортировалась по железным трубам, хлор вступал в реакцию с железом и получалось хлорное железо — довольно агрессивное химическое соединение, которое разъедало трубы, — отмечает Рустем Изиятуллин. В итоге: процесс ржавления труб ускорялся, в образующиеся трещины и прорывы попадала земля, часть воды — просто уходила в грунт, а потери ложились на плечи пользователей. А та вода, что все-таки доходила до производств и в дома, оказывалась щедро сдобрена ржавчиной и грязью.

Сталь связывающих автоград и нефтехимическую столицу трубопроводов ветшала. Фото с сайта yandex.ru

«При транспортировке воды от Набережных Челнов до Нижнекамска были большие потери. А кроме того, были серьезные сложности с ремонтом этих сетей. Даже такие моменты имели место, что нам приходилось договариваться за довольно серьезные деньги с собственниками земель на доступ к трубопроводам: мол, «вы сейчас раскопаете, урожай погубите…» В общем, не хватало этих двух веток от Набережных Челнов. Они не могли уже полностью обеспечивать питьевой водой», — вспоминает сложившуюся на рубеже веков и тысячелетий ситуацию Рустам Ахметов.

На определенном этапе пришлось пойти на непопулярные меры. О них опять-таки говорится в открытых источниках: «Вода для обеспечения населения г. Нижнекамск подается из р. Кама через водозабор «Белоус» г. Набережные Челны и технический водозабор по сетям ГУП «Водоснабжение, канализация и энергохозяйство» г. Нижнекамск (предприятием в 2004 г. передано 22,808 млн куб. м воды на водоснабжение города), а также через собственный водозабор на р. Кама «Водоканал» для водоснабжения п. Камские Поляны (передано 1,94 млн куб. м воды). Всего в 2004 г. отпущено населению Нижнекамского района 24,748 млн куб. м воды. В связи с тем, что воды питьевого качества, подаваемой через водозабор «Белоус», недостаточно, пополнение системы питьевого водоснабжения производится также из сетей технического водозабора на р. Кама в объеме 5,9 млн куб. м. В 2004 г. использование технической воды в системе питьевого водоснабжения г. Нижнекамск составило 25,8%».

В связи с тем, что воды питьевого качества, подаваемой через водозабор «Белоус», было недостаточно, пополнение системы производилось из сетей технического водозабора на р. Кама. Фото с сайта transphoto.ru

Это та самая осветленная гиперхлорированная техническая вода. Как известно, ложка дегтя легко испортит бочку меда. А если дегтя от объема — четверть? В попытках решить проблему руководство города и республики рассматривало различные варианты. Так, пытались хотя бы частично решить вопрос снабжения населения города питьевой водой с помощью артезианских скважин. Для этой работы привлекли подразделение бывшего Министерства мелиорации и водного хозяйства ТАССР, пробурили десятки скважин. И это несмотря на то, что добиться разрешения на проведение таких работ в черте населенного пункта было очень сложно, а глубина залегания водоносного слоя на этой территории очень велика. Позже от идеи пришлось отказаться: запасы артезианской воды под Нижнекамском оказались слишком малы, а высокая жесткость делала ее небезопасной. Учитывая низкое качество камской воды (а на ее чистоту оказывали серьезное влияние множество производств выше по течению: мощнейший нефтехимический комплекс в Перми, закрытые производства в Воткинске и Чайковском, мощная промышленность Башкортостана), предлагалось даже приобретение промышленных водоочистительных установок, способных и морскую воду превратить в пресную. Но и этот вариант оказался не только слишком сложным и дорогим в исполнении, но и не решал проблемы. После настолько глубокой очистки, вода, доведенная до состояния дистиллированной, должна быть снова минерализована. Иначе, употребление такой жидкости, может привести к вымыванию из организма полезных микроэлементов, что в свою очередь, способно привести к развитию заболеваний сердца и сосудов, хрупкости костей и снижению выработки гормонов.

Решение принято!

Еще в 1996 году, руководство Нижнекамска приняло решение о проектировании и строительстве станции очистки воды для обеспечения города чистой питьевой водой. Строительство было начато в районе деревни Ильинка. Но из-за нехватки средств и недостаточной организации строительных работ дело стояло. И лишь спустя два с лишним года, при личной поддержке и контроле первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева проблема стала решаться. 28 января 1999 года вышло постановление Кабинета министров РТ «О реконструкции станции очистки воды III водоподъема и системы водоснабжения г. Нижнекамска».

Предполагалось, что в строительстве будут задействованы несколько источников финансирования: 40% был готов взять на себя республиканский бюджет, оставшиеся 60% — предприятия и организации Нижнекамска. Заказчиком должен был выступить входящий в ГК ТАИФ «Нижнекамскнефтехим». Стоит отметить, что постановление республиканского правительства за №32 вышло спустя всего четыре месяца после августовского (1998 год) четырехкратного обвала рубля, то есть в то время, когда не только вести речь, но и думать о начале какого-то нового строительства было, казалось бы, неуместно. Но, тем не менее, это произошло. Было совершенно ясно, что свободных средств, да еще в необходимом для решения задачи такого масштаба, у комплекса не было. Но и дальше откладывать, пожалуй, главный на тот момент для каждого нижнекамца вопрос тоже было невозможно. Это понимали все: и республиканские власти, и руководство города, и бизнес. В ТАИФе решили мобилизовать все возможные ресурсы — финансовые и людские, и выполнить задачу, во что бы то ни стало.

О том, как строился столь необходимый городу объект и какова в итоге оказалась роль Группы компаний ТАИФ и ПАО «Нижнекамскнефтехим» в решении вопроса водоснабжения нефтехимической столицы Татарстана качественной питьевой водой — в следующей части материала.

Арсений Фавстрицкий, Лилия Егорова
ОбществоИсторияПромышленность Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 27 янв
    Не знаю с 1994 го по 2005 год жил в Нижнекамске.Грящной воды не было.Это уж слишком.в детстве ездил в каникулы, в ваный мылись вода была чистая. Толтко пахло хлором. и сейчас пахнет хлором.
    Ответить
    Анонимно 27 янв
    Вы просто не помните, я там живу, так и было
    Ответить
  • Анонимно 27 янв
    Вот тут про воду написано. Да мы живем в Казани, наполняю ванну, вода оставляет жёлтый налёт по краям. Вода у нас очень очень грязная
    Ответить
  • Анонимно 27 янв
    Страшно что вода не только в Нижнекамске такая, но и по всей планете.
    Ответить
  • Анонимно 27 янв
    Ну сейчас очистные сооружения хорошие, мощные
    Ответить
  • Анонимно 27 янв
    Хороший город Нижнекамск.
    И заводы хорошие.
    А люди лучше всех - настоящие герои - столько полезных веществ и материалов синтезируют и делают.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров