Новости раздела

«Американская мечта по-татарски»: как бизнесмен поддержал журнал «Сююмбике» и поссорился с муллами

Купец и меценат Загидулла Шафигуллин. Часть 3: сыновья-компаньоны, приданое дочерям и просветительство

Казанский историк, колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова продолжает цикл публикаций о выдающихся татарских купцах и благотворителях из Акзигитово братьях Шафигуллиных. В сегодняшней своей колонке она рассказывает о семье Шафигуллы-бая, поддержке им национального образования и конфликте с имамами «старой формации».

Семья Загидуллы Шафигуллина

Загидулла Шафигуллин был отцом большого семейства. Стиль ведения коммерческих дел как нельзя лучше иллюстрирует его патриархальные воззрения, где царил идеал большой семьи, состоящей не только из нуклеарной семьи, но и из многочисленной родни в лице зятьев и их родственников, племянников, внуков и т. д. В семье Шафигуллина никогда не возникали имущественные споры или иного рода раздоры. На протяжении всей истории фирмы Шафигуллиных основатель и его последователи стремились к объединению разросшегося рода под крылом одного торгового общества. Кроме младшего брата Шайхуллы, в начале XX века его верными помощниками в торговых делах стали подросшие сыновья.

Всего у Загидуллы-бая было шестеро детей, три сына и три дочери. Они росли в Акзигитово. Няней детей Шафигуллина стала асрау кыз по имени Бибигазиза. Она была родом из соседней татарской деревни Васюково (Бәчек авылы), в доме Шафигуллиных начала работать с 13-летнего возраста. В 1899 году, когда уже дети хозяина подросли, няню выдали замуж за жителя Акзигитово Гафията Мутыгулловича Альмиева (Әлмиев). Он жил по соседству с домом предпринимателя.

Старший сын Хайрулла учился в Акзигитовском мужском медресе. Учившийся вместе с ним писатель Зариф Башири охарактеризовал сына богача Шафигуллина как избалованного ребенка, не отличавшегося ни умственными способностями, ни спокойным нравом. Шакирд Хайрулла был сладкоежкой и всегда носил с собой конфеты и другие сладости. Судя по всему, бедному шакирду Башири не давала покоя хорошая, нарядная одежда Хайруллы, его сытый вид. Писатель отмечал, что у Загидуллы-бая не хватало времени на воспитание старшего сына, укорял его в чрезмерном увлечении, в ущерб собственной семье, идеями национального прогресса. Тем не менее «не отличавшийся ни поведением, ни способностями» Хайрулла Шафигуллин уже спустя несколько лет стал верным помощником дяди Шайхуллы в его коммерческих делах в Иркутске. Пока Ш. Шафигуллин занимался общественно-политическими делами, Хайрулла полностью контролировал семейный бизнес. Позднее к нему присоединились младшие братья — Зиннур и Гарифжан. Они заведовали торговыми делами отца в Красноярске. Но периодически бывали в Иркутске, где жили в доме на улице Кузнецкой (Горной).

Дочери Загидуллы Шафигуллина тоже росли в Акзигитово. По одной из версий, двухэтажный дом в родной деревне предприниматель построил именно для дочерей. Впоследствии, Загидулла-бай двух своих дочерей выдал за предпринимателей, выходцев из Акзегитово. Старшая дочь Шафигуллина была замужем за Вали Самитовым, сыном торговца из Вятки. Шагиахмет Самитов вел крупную торговлю бакалейными товарами в Вятке и Слободском. Известно, что некоторое время семья Самитовых проживала в Иркутске. Внучки Загидуллы Шафигуллина — Зайня и Мариам Самитовы — получили образование в женской мусульманской школе Иркутска, потом они помогали учительницам Акзигитовской женской школы.

Вторая дочь Загидуллы-бая была выдана замуж за Хафиса Ишмеметова, проживавшего в Архангельске. Семья Ишмеметовых происходила из Акзигитово. Отец Хафиса — Закир Ишмеметов вел крупную бакалейную торговлю в Архангельске, Вологде и Великом Устюге. Он тоже живо откликался на нужды родной деревни и поддерживал Акзигитовское медресе и женскую школу. Сам Загидулла Шафигуллин часто бывал в Архангельской губернии, у своих родных. Например, информаторы казанской жандармерии сообщали в 1911 году, что З. Шафигуллин «благодаря своим семейным связям поддерживает сношения со своими единомышленниками, мусульманами, живущими в городах Северной России и Восточной Сибири».

Младшая дочь купца Асьма Загидулловна Шафигуллина тоже жила в Акзигитово. Она получила домашнее образование и отличалась начитанностью, обладала педагогическими способностями. Поэтому до замужества Асьма-туташ преподавала в Акзигитовской женской новометодной школе. Специального разрешения у нее не было, Асьма Шафигуллина числилась помощницей официальной учительницы Зайтуны Харрасовой.

Судя по сохранившейся фотографии, Асьма Загидулловна была статной красавицей, задумчивой и спокойной. Выбор супруга тоже характеризует неординарность ее натуры. В отличие от старших сестер она стала супругой небогатого человека, по сути, обыкновенного мугаллима. Но ее избранник Якуб Халили являлся бывшим преподавателем знаменитого Иж-Бубинского медресе и компаньоном издательства «Юл», был под стать будущей супруге по своему духовному складу. Они были похожи в искреннем стремлении к национальному прогрессу и просвещению. Их свадьба состоялась в конце мая 1913 года, в Акзигитово съехалось большое количество гостей с самых разных концов империи.

После женитьбы общим делом супругов стало издание женского журнала «Сююмбике», это было их детищем, куда вкладывались все средства и духовные силы. Материально супруги не бедствовали, у Асьмы Загидулловны было солидное приданое. Вскоре в семье появилась дочь Назыйха.

Якуб Халили являлся бывшим преподавателем знаменитого Иж-Бубинского медресе и компаньоном издательства «Юл», был под стать своей будущей супруге по своему духовному складу

Для Якуба Халили этот брак стал вторым. К моменту женитьбы на Асьме Шафигуллиной, он был вдовцом и успел многое пережить. В первой семье сначала умер новорожденный сын, потом, не выдержав горя, скончалась и молодая жена. Кстати, ее тоже звали Асьма.

В круг общения Якуба Халили входили многие известные литераторы того времени, среди них был и Габдулла Тукай. Неслучайно, он мечтал издавать литературный журнал. Своеобразным компромиссом стал женский журнал «Сююмбике», где отводилось место не только специфическим рубрикам, но и литературно-публицистическим материалам. По словам внучатой племянницы Я. Халили, его второй брак был очень удачным и счастливым. «Асьма апа была не просто хорошей женой, но и единомышленником и помощником в делах. А еще Асьма апа удивительно по-доброму, по-родственному общалась со всеми Халили. Даже мне она подарила большое китайское блюдо из своего приданого», — отмечала она (ее слова приводятся по публикации А. Ахунова в журнале «Гасырлар авазы — Эхо веков»).

Таким образом, несмотря на субъективные замечания некоторых современников, дети Загидуллы Шафигуллина были воспитаны в лучших традициях просвещенных татарских семей. В жандармских аналитических справках сыновей Шафигуллина называли, как и его самого, «поборниками «мусульманской нации»». Дети Загидуллы-бая освоили главные заповеди отца — это постоянное служение собственной семье, родине, нации и религии.

Просветительство и новометодная система

Еще с 1870-х годов Загидулла Шафигуллин взял под свой контроль дело народного просвещения в Акзигитово. С точки зрения традиционных установок эта была неслыханная дерзость с его стороны, так как будучи сыном неграмотного крестьянина, не имея отношения к роду мулл и ученых людей, он взял под контроль практически священную для любой татарской махалли сферу жизнедеятельности. Его оправдывало только богатство. Но поначалу его действия ограничились лишь ремонтом старого помещения и строительством нового здания для школы. Купец не вмешивался в процесс обучения, дети продолжали учиться по старому методу.

Однако предприниматель Загидулла Шафигуллин много ездил и видел изменения в стране, его кругозор был значительно шире, чем у обычных деревенских мулл. Очевидно, попытки запустить в Казани совместное торговое предприятие с известным купцом города Мухаметсадыком Бурнаевым способствовали различным знакомствам с уважаемыми людьми Старотатарской слободы. Так, в круг общения успешного торговца вошел и Галимджан Баруди, имам 5-й соборной мечети Казани и муддарис знаменитого новометодного медресе «Мухаммадия». Это знакомство оказало сильное влияние на становление реформаторских убеждений Загидуллы Шафигуллина, если до этого он просто строил мечети и поддерживал школы, то с тех пор у него уже оформилась идейная платформа активных действий.

В круг общения успешного торговца вошел и Галимджан Баруди, имам 5-й соборной мечети Казани и муддарис знаменитого новометодного медресе «Мухаммадия». Фото Олега Тихонова

Постепенно Галимджан Баруди и братья Буби стали постоянными советчиками Шафигуллина в деле народного просвещения. Вероятно, «Мухаммадия» и медресе в Иж-Буби были главными примерами для акзигитовского благотворителя.

В 1897 году Загидулла Шафигуллин одним из первых в Казанской губернии перевел обучение в своих медресе и мектебе на новометодную систему. Это стало возможно, главным образом, из-за нового мугаллима Гарифуллы Хайруллина, крестьянина Чистопольского уезда, выпускника казанского медресе.

Это было очень успешное сотрудничество молодого учителя и предпринимателя. Как сообщали аналитики казанской жандармерии, «вокруг этой школы объединяются все «идейные» муллы. Создается библиотека, выписываются газеты (преимущественно левого направления), достают подпольные издания всех партий, устраиваются собрания в которых обсуждаются злободневные вопросы того времени».

Загидулла Шафигуллин хотел, чтобы его медресе стало настоящим очагом просвещения для всех татар. Активно развивающаяся издательская сфера, книги, газеты и журналы на татарском языке, огромный поток информации о необходимости прогресса нации, о невозможности общественного развития без образования и науки еще больше убеждали Загидуллу-бая в нужности сельских медресе нового формата. Шафигуллин с интересом следил за новой татарской прессой. Несмотря на то, что предпринимателя многие считали «малограмотным», очевидно, он уделял время самообразованию. Так, известно, что он читал и выписывал казанские газеты «Баянель-хак», «Юлдуз», а также оренбургскую газету «Вакыт».

По сведениям казанской жандармерии, З. Шафигуллин некоторое время оказывал финансовую помощь редакции газеты «Таң йолдызы» — печатного органа татарских эсеров, делал это он через Гаяза Исхаки. Неизвестно, были ли писатель и предприниматель знакомы лично, возможно, помощь была оказана при содействии учителя Акзигитовского медресе — Гарифуллы Хайруллина, который был, как и Г. Исхаки, уроженцем Чистопольского уезда. Таким образом, проблемы, обсуждаемые на страницах татарских газет, были З. Шафигуллину близки и знакомы.

Конечно, прежде всего он хотел видеть медресе нового формата в родном Акзигитово. «Он мечтал иметь в своей деревне нечто вроде татарского университета. Эта мысль и до сих пор его не покидает, но этого он не достиг», — заключали жандармы. Между тем, Акзигитовское медресе, отличавшееся новизной учебной программы и хорошей технической базой, действительно стало популярным учебным заведением. Поэтому в какой-то степени Загидулла-бай осуществил свою давнюю мечту.

В начале XX века в Акзигитовском медресе обучалось около 300 учащихся. Они приезжали не только из ближайших деревень, но из Свияжского, Тетюшского, Чистопольского уездов. Примечательно, что в 1905—1908 годах здесь не было никаких шакирдских волнений. Стало быть, ученики были довольны и своими бытовыми условиями, и системой обучения.

С введением новометодного обучения учебная программа была существенно расширена, стали преподавать арифметику, географию, историю Востока. Для популяризации нового метода обучения в Акзигитовском медресе устраивались ежегодные публичные экзамены, на которые приглашались и имамы из соседних уездов.

Сначала все складывалось вполне благополучно. Местный мулла 1-го прихода Шакир Халитов состоял в дружеских отношениях с купцом-благотворителем Загидуллой Шафигуллиным. Он поддерживал новую систему обучения, однако постепенно отношения между двумя союзниками окончательно испортились и дошли до состояния откровенной вражды. Все это сопровождалось оскорблениями, кознями, скандалами. Например, очевидцы передавали, что «в окна школы Шафигуллина кидают камни, а учащих и учащихся в этой школе сопровождают на улице непристойной бранью». Расколовшееся надвое деревенское сообщество пыталось внести собственную лепту в конфликт старого муллы Халитова и влиятельного купца Шафигуллина.

Недовольство простого населения вызывало преподавание в Акзигитовском медресе русского языка. Шафигуллин считал, что изучение русского языка жизненно необходимо для татар-крестьян, «живущих среди русского населения и имеющих с ним дела». Однако не все муллы считали так же. Одним из самых ярых противников Шафгиуллина еще в 1901 году стал мулла из д. Айдарово Ново-Ковалинской волости Цивильского уезда Гарифулла Шагиахметов. Дошло до того, что учеников из Айдарово, обучавшихся в Акзигитовском медресе, консервативно настроенный имам вытолкал из своей мечети. Позднее к Шагиахметову присоединились и другие муллы, в том числе Шакир Халитов.

«…Многие из мулл недовольны школой Шафигуллина: одни, фанатики, видят в невежествах ослабление ислама, другие же, хотя и видят пользу, но недовольны тем, что Шафигуллин отбивает у них доход, так как мальчиков обыкновенно обучают муллы, а жены мулл — девочек», — сообщали тайные информаторы казанской жандармерии в 1907 году.

Кроме того, мулла Шакир Халитов не считал необходимым введение русского класса при медресе, противился этому. Но Загидулла Шафигуллин был настроен решительно и намеревался учить русскому языку не только мальчиков, но и девочек.

В Цивильском уезде, кроме Акзигитовских медресе, при поддержке Загидуллы Шафигуллина в начале XX века открылась еще школа в деревне Чутеево. Специальное построенное одноэтажное краснокирпичное здание сохранилось до сегодняшних дней. Фото kaybici.tatarstan.ru

Официальный русский класс в Акзигитовском медресе был организован в 1909 году. Преподавателем русской грамоты стал Ахмадей Гордиев, мариец по национальности, выпускник Бирского инородческого училища. Ему на тот момент было всего 23 года. Вероятно, для того чтобы немного снизить градус недовольства акзигитовцев появлением иноверца-учителя русского языка в деревне, сторонники Шафигуллина подогревали слухи о том, что черемис Гордиев собирается перейти в магометанство. Ахмадей Гордиев был выходцем из д. Тирпили Мензелинского уезда Уфимской губернии, а его «татарское» имя было связано с тюркскими традициями имянаречения в марийской культуре.

В 1910-х годах в медресе преподавали имам 2-й соборной мечети Акзигитово, назначенный на должность в 1891 году, Ахметша Мухаметфатыхов, учитель русского языка А. Гордиев, учитель татарского языка, крестьянин д. Акзигитово Давлетша Ахметшич Мадигулов (р. 1878), окончивший медресе «Мухаммадия» в Казани. Материально медресе поддерживал не только сам Загидулла Шафигуллин, но и его родственник Закир Ишмаметов, сын которого приходился зятем предпринимателю.

В женской школе в Акзигитово учительницей с 1909 года работала Зайтуна Харрасова, уроженка д. Каракаш Бугульминского уезда Самарской губернии. Она была выпускницей женской школы в Чистополе. Зайтуна-ханум заведовала всеми делами школы, а помогали ей младшая дочь Шафигуллина Асьма и две его внучки — Зайня и Мариам Самитовы. Они были неофициальными помощницами, работали бесплатно.

В Цивильском уезде, кроме Акзигитовских медресе, при поддержке Загидуллы Шафигуллина в начале XX века открылась еще школа в деревне Чутеево. Специальное построенное одноэтажное краснокирпичное здание сохранилось до сегодняшних дней. Школа принадлежала второму приходу Чутеево и работала под руководством имама Ш.Т. Баширова. Он отличался прогрессивными взглядами и приветствовал обучение светским предметам. В первый, 1906—1907 учебный год в новом медресе обучались 130 человек. Мулле Баширову в педагогической работе помогал его старший сын Зариф, в будущем поэт и журналист Зариф Башири. Он сам являлся выпускником Акзигитовского мужского медресе. Шафигуллин обеспечил новое медресе не только новым зданием, но и всем необходимым для проведения полноценных занятий. Однако в годы реакции Чутеевское медресе попало в число неблагонадежных учебных заведений, губернские власти посчитали его одним из опасных «рассадников панисламиза», неоднократно пытались закрыть его. В конце концов, 17 октября 1911 года Ш.Т. Баширов был отстранен от исполнения должности имама-хатиба и, соответственно, преподавательской деятельности.

Еще одно медресе нового типа было организовано Загидуллой Шафигуллиным в д. Большие Кушманы Свияжского уезда в 1907 году. В этой деревне был уже один мектеб, новометодная школа открылась в новом 2-м приходе. При этом мулла 1-й соборной мечети Бурганутдин Хайретдинов был недоволен активными действиями Шафигуллина. По его мнению, второе медресе было лишним для этой деревни. Но, тем не менее, настойчивый и решительный Загидулла-бай осуществил задуманное.

В начале XX века Загидулла-бай добился финансовой поддержки для своих школ и от уездного земства. Например, в 1909 году Цивильская земская управа отпускала 75 рублей на отопление Акзигитовского мужского медресе. Позднее З. Шафигуллин просил увеличить это пособие до 200 рублей, а также назначить пособие на содержание учителя русских классов при мужском медресе, а также хотя бы половину суммы на содержание мугаллима. Аналогичной помощи от земства он требовал и для Акзигитовской женской школы и просил назначить пособие на отопление, освещение здания, наем сторожа и жалованье учительнице.

Это прошение датируется 1910 годом, Загидулле Шафигуллину был уже 71 год, и свою просьбу он объяснял солидностью возраста. Он отмечал, что становится стар и не хотел бы оставлять свои школы на произвол судьбы, поэтому «хотя бы под конец своей жизни ему желательно обеспечить и дальнейшее существование школ». Предприниматель признается, что содержание школ становится для него труднее, «так как имущественное состояние его стало уже не то, что было прежде».

Здесь нужно отметить, что «свои школы» Загидулла Шафигуллин не всегда содержал на собственные средства. Он умело подключал к благотворительному делу других предпринимателей, они ему доверяли и помогали. Аккумулируя в своих руках значительные чужие средства, Шафигуллин тратил их на нужды деревенских махаллей — строительство новых школ, содержание существующих мектебов и т. д. Поэтому за глаза его неприятели называли «казначеем». Обычно такого рода деловые соглашения достигались во время Нижегородской ярмарки.

Но с возрастом Загидулла-бай действительно стал меньше ездить и, по всей видимости, решил пойти другим путем — просить заслуженной поддержки у земства. Ведь мусульмане Цивильского уезда были такими же земскими налогоплательщиками, как и православные жители уезда, но чаще всего не получали от земства никакой отдачи в социальной сфере. В 1910-е годы благодаря активности подобных З. Шафигуллину предпринимателей ситуация по всей Казанской губернии начала постепенно меняться, некоторые мектебы получили статус русско-татарских школ. Однако это экономически выгодное сотрудничество с земствами иногда выливалось в конфликты внутри деревенского сообщества, где старые муллы не хотели никакого сотрудничества с иноверцами.

Кроме того, в таком союзе мусульманских школ и земских властей был еще один важный момент: такие учебные заведения оказывались вне всяких подозрений, поэтому не могли быть закрыты просто так (как некоторые медресе). В этом можно усмотреть некий стратегический расчет со стороны Шафигуллина.

Почти 50 лет своей жизни Загидулла-бай посвятил делу народного образования. Предприниматель пытался по-своему решить актуальные проблемы своего народа. Как человек, сам себя сделавший, он хорошо понимал необходимость не только религиозного образования, но и обучения с практическим уклоном.

Окончание следует

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Монография Л.Р. Габдрафиковой «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияОбразованиеБизнесКейс Татарстан
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 06 июня
    Вот это вот великие люди, которые были за свой народ
    Ответить
    Анонимно 06 июня
    гордость берет за таких соотечественников!
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Вторая часть статьи показалось интереснее первой. Первая уж больно родословная. А так, спасибо! Очень интересно было прочитать
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Такая большая работа проделана! Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Вот таких бизнесменов не хватает в наше время. Героев нашего времени.
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Такой дом красивый. Вот умел сам зарабатывать и жить, и других поддерживал
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Вот они старались, учились. Все сделать. И после пришла война....
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Горжусь своими предками! Горжусь своими бабушками и дедушками
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Какая красивая мечеть. Очень достойная судьба и предмет для подражания теперешним коммерасантам и ТОП менеджерам.
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Шикарная статья
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Когда Лиля еще напишет?
    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Сейчас такое нереально.
    Если кто-то захочет повторить эти подвиги, то моментально потеряет бизнес.
    И это в лучшем случае, весьма же вероятно загремит под панфары.

    Ответить
  • Анонимно 06 июня
    Спасибо автору!
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    были люди в наше время...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров