Новости раздела

«Американская мечта» по-татарски: как прогрессивный купец искал в Сибири золото и построил мечеть

Купцы и меценаты братья Шафигуллины. Часть 2: Шайхулла-бай в Иркутске, строительство мечети, доносы оппонентов и аресты

«Американская мечта» по-татарски: как прогрессивный купец искал в Сибири золото и построил мечеть

Казанский историк, колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова продолжает цикл публикаций о выдающихся татарских купцах и благотворителях из Акзигитово братьях Шафигуллиных. Сегодняшний ее рассказ — о Шайхулле-бае и его деятельности в Сибири.

Шайхулла Шафигуллин и Сибирь

А сейчас нужно обратить внимание на несколько подзабытую историческую фигуру, младшего брата Загидуллы-бая — Шайхуллу Шафигуллина. В отличие от старшего брата, после отъезда в далекие края он бо́льшую часть жизни провел в Иркутске и отдавал все силы развитию семейного дела, а также просвещению, прогрессу и благополучию сибирских мусульман. Но свой жизненный путь Шайхулла начинал как акзигитовский крестьянин. Поэтому очевидно, что жизненные ценности и характер он выработал еще в родной деревне.

Шайхуллу в Иркутске ждала уже вполне определенная перспектива, где имелось налаженное торговое дело и поддержка старшего брата. Он был почти на 13 лет младше Загидуллы. Родился в 1853 году, отца едва помнил. Поэтому безусловным авторитетом для него являлся старший брат. Но до переезда в Иркутск Шайхулла успел пройти своеобразную школу жизни в царской армии. Он служил в Санкт-Петербурге в качестве рядового 2-й Гвардейской артиллерийской бригады. Эти 3 года были очень важными для становления молодого акзигитовского крестьянина. На период его службы пришлась русско-турецкая война, участником которой стал и солдат Шайхулла. Среди его наград были знак отличия Святого Георгия 4-й степени и медаль участника Русско-турецкой войны.

Полученный опыт он использовал в будущей коммерческой и общественной деятельности. Шайхулла стал не только правой рукой Загидуллы, но и активным участником общественной жизни татарской общины города Иркутска. В этом городе он обзавелся семьей, его супруга Нафиса был такого же крестьянского происхождения. В некоторых источниках ее имя указывали как Фоина Мухаметовна. Возможно, именно семейными связями в сибирском городе объяснялась быстрая интеграция акзигитовца Шайхуллы в жизнь местной мусульманской общины.

Надо отметить, что история Иркутской мусульманской общины освещается главным образом в работах Г.И. Бобковой.

В 1887 году именно на имя Шайхуллы Шафигуллина был куплен земельный участок в Иркутске на Саломатовской улице, на котором впоследствии была выстроена первая мечеть этого города. В 1891 году братья Шафигуллины пожертвовали этот участок местной махалля.

Сначала была построена деревянная мечеть, при ней работало медресе. В 1902 году рядом было возведено каменное здание для мечети, после этого медресе перевели в здание старой деревянной мечети. Шайхулла Шафигуллин являлся почетным блюстителем этого учебного заведения. Кроме мужского училища, семья Шафигуллиных организовала и постоянно поддерживала новометодную школу для девочек.

Иркутская соборная мечеть. Фото начала XX века

Изменился и характер торговой деятельности братьев Шафигуллиных. Помимо фруктов, галантереи, пушнины и мехов, они стали торговать еще готовым платьем. В сентябре 1894 года два брата из Акзигитово учредили в Иркутске торговый дом «Братья Шафигуллины». Основной их специализацией оставалась торговля пушниной и мехами. Кроме Иркутска они создали сеть магазинов в Красноярске и Чите.

Уже к концу 1890-х годов Загидулла Шафигуллин отошел от личного участия в торговле, передав управление в своих предприятиях брату Шайхулле, трем сыновьям — Зиннуру, Гарифзяну, Хайрулле и племянникам — Гилязутдину, Салахутдину и Абзалетдину.

Глава иркутского дома Шафигуллиных Шайхулла к началу XX века стал одним из самых уважаемых и влиятельных членов местной мусульманской общины. Он был иркутским купцом 2-й гильдии. Шубный и меховой магазин Ш. Шафигуллина находился на Большой улице Иркутска. Но торговые операции семьи проводились как в населенных пунктах Иркутской губернии, так и в Енисейской губернии и Забайкалье. Шайхулла Шафигуллин с интересом осваивал технические новшества своего времени. Например, дом Шайхуллы-бая уже на рубеже XIX—XX веков был оснащен домашним телефоном. Он вместе с тремя сыновьями и супругой Нафисой проживал в Любарском переулке (совр. ул. Ударника), а его племянники — сыновья Загидуллы Шафигуллина — владели домом на улице Кузнецкой (Горной).

Стремление к новаторству Шайхуллы-бая выражалось и в поддержке мусульманского реформаторства, новометодных школ для татар, и в коммерческих авантюрах. Выше уже было упомянуто о том, что в 1900 году Ш. Шафигуллин вел разведку золота на городских землях Иркутска. Вероятно, именно из-за этой информации впоследствии в Акзигитово стали рассказывать о том, что Загидулла-бай разбогател благодаря золоту. Хотя к тому времени старший Шафигуллин уже перебрался на малую родину.

Пример набожного купца

Вместе с тем Шайхулла Шафигуллин оставался человеком традиционных установок, глубоко верующим и религиозным. Так, вместе с женой он совершил паломничество в Мекку и Медину. Поэтому иркутские мусульмане величали его Шайхулла-хаджи. В памяти людей сохранилась история о том, как купец, вернувшийся из паломничества, исполнил свой обет, данный во время пути. Все паломники терпели в пути самые разные тяготы, дорога от Иркутска до Мекки (хадж, — прим. ред.) и обратно была невероятно тяжелой. Железная дорога, корабли и верблюды… Неудивительно, что супруга Шайхуллы в пути тяжело заболела, была при смерти. Тогда купец дал обещание, что если Аллах услышит его молитвы и она выживет, то каждому бедному татарину даст денег на новую одежду. Нафиса выздоровела, а Шайхулла исполнил свое обещание, заключил специальный договор с иркутским купцом Второвым, торговавшим мануфактурными товарами. В результате в лавку купца стали приходить местные татары с записками от Шафигуллина, а приказчики Второва обмеряли их и давали необходимое количество ткани на пошив новой одежды. Все расходы оплачивал Шайхулла Шафигуллин.

Но не только этот пример иллюстрирует глубокую набожность купца. В 1903 году он защитил от самозахвата старое магометанское кладбище в Иркутске. Это было закрытое кладбище, оно находилось на Петрушиной горе, и в начале XX века территорию погоста стали захватывать арендаторы городской земли. Шафигуллин не мог оставаться равнодушным к такому варварскому поведению горожан и как представитель местного мусульманского общества получил разрешение от городских властей на обнесение кладбища изгородью.

Дом Шайхуллы Шафигуллина в Иркутске

После либеральных перемен 1905 года по всей Российской империи особенно активно начинают открываться различные общественные объединения. Двигателем мусульманской самоорганизации Иркутска стал Шайхулла Шафигуллин. 14 марта 1905 года по его инициативе было создано Иркутское мусульманское благотворительное общество. Купца избрали председателем нового общества. Основной целью объединения было оказание материальной помощи бедным, содействие развитию мусульманских культурно-просветительских учреждений. Существовало Общество вплоть до 1917 года.

Вот, например, свидетельство о конкретной деятельности этого общества, принадлежащее общественному деятелю, соратнику А-З. Валиди Нуриагзаму Тагирову (участник башкирского национального движения, член Башправительства, — прим. ред.). В годы шакирдской юности, после изгнания из медресе «Расулия», в 1906 году вместе с приятелем он оказался в Иркутске.

«В Иркутске голодные, без каких-либо средств к существованию, разыскивая добровольное общество по оказанию помощи голодающим, беглецы встречают торговца Шафигуллина, который, узнав об их бедственном положении, предлагает работу — торговать апельсинами и лимонами из переносных корзин». Н. Тагиров и его товарищ действительно некоторое время работали у Шафигуллина, но позднее в поисках лучшей доли устроились горнорабочими на Прежелесковскую шахту Забайкальской железной дороги. И это только один пример оказания помощи неравнодушным татарским купцом бедствующим единоверцам. Благодаря постоянно действующему Обществу такая работа приобрела постоянный характер.

Между тем Иркутская мусульманская община, не имевшая до появления братьев Шафигуллиных даже молитвенного дома, к началу XX века успела не только обзавестись официальным приходом и мечетью, школой для мальчиков и девочек, а также благотворительным обществом, но еще и раскололась на два противоборствующих лагеря. Неудивительно, что одним из доминирующих центров был Шайхулла Шафигуллин вместе с многочисленным семейством и сочувствующими новациям купца лицами. Например, попечительницей татарской женской школы Иркутска была супруга Ш. Шафигуллина — Нафиса-ханум. Другой лагерь представляли сторонники авторитетного муллы Гарифа Беймуратова, противника новометодных школ, а также женского просвещения. Это было классическое противостояние старого и нового, через которое прошли многие татарские общины во многих городах и селениях Российской империи. Как водится, в годы реакции после первой русской революции муллы-кадимисты охотно жаловались на своих оппонентов (джадидистов, — прим. ред.) представителям власти, затем предсказуемо появлялись жандармские дела о растущем панисламизме. Так после 1905 года попал под надзор полиции и предприниматель Шайхулла Шафигуллин. Жандармы не обошли вниманием и общественно-политическую активность купца.

В 1906 году он был избран гласным Иркутской городской думы, став единственным татарином в этом муниципальном органе власти. В том же году он стал участником собраний местных кадетов и даже вступил в их партию. Но гражданские чувства Шайхуллы-бая не ограничивались лишь Иркутском, активно участвовал он в мусульманских съездах эпохи первой русской революции, в 1906 году побывал в Нижнем Новгороде на знаменитом тайном съезде татарской элиты. Предсказуемо, что участником этого собрания был и его старший брат — Загидулла Шафигуллин.

Здание торгового дома Шафигуллиных на ул. Большой в Иркутске. Современный вид

Под наблюдением жандармерии

Конечно, такая неординарная личность, как Шайхулла Шафигуллин, да еще из числа инородцев, не могла не привлечь внимание бдительных жандармов. Но расследование все же пришлось прекратить за неимением сведений, доказывающих вину Ш. Шафигуллина, поэтому донос оппонентов о произнесении им дерзких слов против царя пришлось признать обыкновенной клеветой.

Общественно-политическая активность Ш. Шафигуллина не помешала его коммерческой деятельности, поскольку в каждом городе были надежные доверенные лица из числа племянников. В Иркутске, помимо Шайхуллы, торговыми делами заведовал старший сын Загидуллы — Хайрулла, в Красноярске — тоже сыновья Загидуллы — Зиннур и Гарифзян, коммерческие операции в Чите контролировал племянник Салахутдин Сайфутдинов (в некоторых документах его обозначали как Ахтямова).

Летом 1907 года на Большой улице (совр. ул. К. Маркса), где размещался шубный и меховой магазин Шафигуллиных, началось строительство трехэтажного здания. В 1908 году на первом этаже нового здания разместились мастерская и магазин «Торговый дом братьев Шафигуллиных — Шейхулла и Загидулла и сыновья». Верхние этажи были отданы под доходный дом, где были устроены квартиры с водопроводом. Таким образом, для начала XX века это было очень комфортабельное жилье. Шафигуллины во всем старались идти в ногу со временем.

В августе 1912 года они создали полное товарищество под фирмой Торговый дом «Шафигуллины и Ахтямовы» расширив круг своих коммерческих интересов на территории всей Сибири, Маньчжурии и Монголии. К этому времени Шайхулла Шафигуллин вышел из состава партии кадетов, видимо, посчитав, что лучше заниматься коммерческими делами.

Но, тем не менее, он оставался гласным Иркутской городской думы до 1917 года. Мусульманские избиратели выбирали его своим представителем в муниципалитет три срока подряд. Это еще раз иллюстрирует высокий авторитет купца. На заседаниях думы он отстаивал интересы мусульманского населения. Например, в 1909 году он выступил против переноса домов терпимости с Подгорной на Саламатовскую улицу. Гласный Шафигуллин обратил внимание коллег на то, что именно там находится Иркутская соборная мечеть.

Шайхулла Шафигуллин состоял в самых разных комиссиях как при муниципалитете, так и при финансовых учреждениях города. Среди них комиссия по благоустройству Иркутского предместья, раскладочное по промысловому налогу присутствие; комиссия по разработке вопроса об упорядочении дел эксплуатации домов Самсоновых; учетный комитет банка Е. Медведниковой, биржевой комитет по делам несостоятельных должников. Вероятно, именно за свою активную общественную деятельность в 1913 году он был награжден светло-бронзовой медалью в память 300-летия царствования дома Романовых.

Но в 1916 году Шайхулла Шафигуллин был исключен из состава Иркутской городской думы из-за многократного пропуска заседаний. По некоторым данным, предприниматель просто физически не мог посещать заседания думы, так как в это время находился под арестом. Семья Шафигуллиных — Шайхулла и его племянник Зиннур, сын Загидуллы — стали фигурантами громкого расследования, их обвиняли в помощи турецким военнопленным.

Иркутская городская дума. Фото irkduma.ru

Турецкие контакты

Как известно, во время Первой мировой войны пленных-турок старались не задерживать в Казанском военном округе, опасаясь контактов с татарским населением. Поэтому местом их временного поселения стал Иркутский военный округ, где мусульман было не так много, как в Волго-Уральском регионе. Тяжелые условия содержания, а также непривычный сибирский климат вынуждали некоторых военнопленных к побегу. Так, один из них, некий Мустафа Закария был задержан в 1916 году. В ходе допроса он рассказал, что обратился за содействием к иркутским предпринимателям Шайхулле и Зиннуру Шафигуллиным по совету другого пленного турка — поручика Халиля Насухи. По словам того же Насухи, влиятельные татарские коммерсанты якобы уже не раз помогали турецким офицерам с оформлением необходимых документов и денежными средствами. Мустафа рассказал, что встретился с Зиннуром Шафигуллиным, а Шайхулла в это время находился в Москве по торговым делам. В результате Зиннур Шафигуллин согласился ему помочь. Он познакомил Закарию с торговцем Гали Мухамадиевым и его племянником Нигметзяном. Сначала З. Шафигуллин намеревался привезти турка в Уфу к известному книгоиздателю Хасану Мингазетдиновичу Каримову, который отправил его бы дальше по своим каналам. Однако, передумав, решил доставить Закарию в Одессу, чтобы с помощью местного мусульманского духовенства и румынского консула осуществить переход через границу. Такой была версия Мустафы Закарии.

Днем позже, 14 февраля 1916 года, аресту и обыску подверглись все пленные турецкие офицеры в Иркутске, а также предприниматели, названные М. Закарией. Аналогичные действия жандармерия провела в Уфе, Казани, Оренбурге, Петрограде. В рамках этого дела были задержаны и обысканы книгоиздатели братья Каримовы, священнослужитель Лотфулла Фаткуллович Исхаков, бывший иркутский имам, военный мулла Губайдулла Абдурашитов и другие. Правда, казанская жандармерия, проводившая обыск у братьев Каримовых 16 января и у предпринимателя Загидуллы Шафигуллина 21 января 1916 года, не выявила ничего предосудительного, поэтому оставила их на свободе. Кстати, этот внезапный обыск во время Первой мировой войны запомнился многим жителям Акзигитово, в том числе шакирдам медресе. Так, об этом случае упоминал писатель Афзал Шамов, рассказывали и другие акзигитовцы. Но они путались в датах, кому-то казалось, что этот случай был в 1915 году, кто-то говорил про 1916 год. Правда, они не знали причины обыска и, конечно, о связи его с сибирскими Шафигуллиными.

Вообще, следствие, продолжавшееся всю весну 1916 года, имея лишь показания турецкого офицера с сомнительной репутацией и не найдя никаких вещественных доказательств, сумело привлечь к ответственности лишь несколько человек. Большинство фигурантов дела были вскоре освобождены из-под ареста. В частности, по данным департамента полиции, в ссылку в Якутскую область отправились помощник одесского муллы Хасан Бикбулатов и военный мулла Г. Абдрашитов. Но среди пострадавших оказался и Шайхулла Шафигуллин. Предприниматель провел восемь месяцев в тюрьме из-за доноса своего давнего оппонента муллы Баймуратова и его сына. Очевидно, что под надзор полиции миллионер попал как самая влиятельная фигура мусульманской общины Иркутска, которого в некоторых источниках называли даже «губернским ахуном».

Деятельный Шайхулла подвергался аресту и при новых властях. Купца, которого преследовали царские жандармы, при Советах обвинили в контрреволюционной деятельности, и в 1919 году он был арестован. Дальнейшая судьба считается неизвестной.

По рассказам жителей Акзигитово, некоторые родственники Шафигуллиных еще в 1930-е годы проживали в Иркутске. Примерно в 1936—1937 годах они приезжали в далекое родовое село в гости, но других сведений о сибирской ветке Шафигуллиных не сохранилось.

Продолжение следует

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Монография Л.Р. Габдрафиковой «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияБизнесКейс Татарстан
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 29 мая
    Мечеть, построенная в "царские" времена в Иркутске очень красивая.
    Хотя ничего "татарского" в архитектуре и нет - есть только мусульманское.

    А сколько в Иркутске было построено мечетей во времена марксистско-ленинские?

    Ведь Ленин с Троцким дали народам "полную" свободу, вплоть до "отделения"?

    Деревянный дом татарина Шафигуллиных в Иркутске сохранился - это хорошо.

    В вот деревянный дом в Казани, где жил гениальный русский поэт Велимир Хлебников, ООО "ТРО ВООПИК" разрешили уничтожить.

    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Очень интересно, спасибо
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Сейчас таких предпринимателей не хватает
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Выражаю глубокую благодарность автору и изданию за эти статьи. Очень кстати.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Афәрин Лилия! Великолепно написано!
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Жду продолжения
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Подхалимы, постыдились бы - Вы же не оппоненты на защите диссертации.
    По существу напишите хоть что-нибудь.
    Или хотя бы свои мысли, эмоции, которые возникли при прочтении статьи.
    Или полная пустота?
    Ответить
    Анонимно 29 мая
    Похоже, вас эмоции переполняют. Хотя и вы по существу ничего не написали.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Не всё в розовом цвете.Почитайте внимательно.Молодые пацаны которых купец заставил заниматься торговлей апельсинами и лимонами очень быстро убежали от благодетеля.Во все времена деньги делают не в белых перчатках.
    Ответить
    Анонимно 29 мая
    просто нашли более высокооплачиваемую работу. и они зла не держали на человека, который им дал первую работу и первые деньги на новом месте
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Все незаконно отчужденное (скажем ограбленное) имущество Шафигуллиных вернуть обратно татарскому народу, в т.ч и его торговый дом в Иркутске, открыть там татарский культурный центр: татарскую гимназию, татарский клуб, татарскую библиотеку и т.д.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Таких Шафигуллиных у татар тысячи. Они и в Иркутске, и в Омске, и в Томске, и в Семипалатинске, и в Челябинске, и в Свердловске, и в Ирбите, короче везде были. От Харбина до Берлина. В Киеве и Донбассе их было особенно много.
    Кто изучит их?
    Ответить
  • Анонимно 05 июня
    Несколько идеализировано. Но в целом все правильно написано.
    Ответить
  • Анонимно 05 июня
    Побольше б таких бизнесменов сейчас
    Ответить
  • Djamillya Iskanderova 11 июня
    Почему не сохранилось? Шафигулла Шафигуллин - отец моей прабабушки, Минзифы Шафигуллиной. У нее было две дочери - одна из них, Нурдида - моя бабушка. В 30-е годы часть им пришлось ради спасения покинуть Иркутск и переехать в Среднюю Азию. Как я узнала у Ш.Шафигуллина была ещё одна дочь.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров