Новости раздела

Дело о взятке экс-главы Удмуртии: «Александр Васильевич все равно не запомнит, только кивай»

Автор инвестпроекта по строительству мостов под Ижевском рассказал о встрече, где прозвучало требование о деньгах для губернатора

Дело о взятке экс-главы Удмуртии: «Александр Васильевич все равно не запомнит, только кивай» Фото: Михаил Красильников

Автор проекта концессионного соглашения по строительству мостов в Удмуртии Игорь Бурштейн выступил в качестве свидетеля на очередном заседании суда по делу экс-главы республики Александра Соловьева, обвиняемого в получении взяток свыше 139 млн рублей. Он рассказал о первой встрече с Соловьевым, на которой якобы ему на салфетке была написана сумма, о судьбе той салфетки, а также о долге бывшего замминистра транспорта УР. Подробнее — в материале «Реального времени».

«Это произведение искусства»

Допрос очередного свидетеля по делу экс-главы Удмуртии Александра Соловьева 22 марта проходил посредством видео-конференц-связи. Из зала в Басманном суде Москвы на вопросы участников процесса в Завьяловском районном суде Удмуртии отвечал Игорь Бурштейн. Именно он был автором инвестиционного проекта по строительству в республике мостов через Каму и Буй. По версии следствия, Соловьев потребовал в 2014 году от компании, которая реализовывала этот проект в итоге в форме концессии, — ООО «РИК», взятку за покровительство и своевременную оплату работ. Он был задержан 4 апреля 2017 года.

Качество связи с московским судом было достаточно низкое, она часто притормаживала, так что участникам процесса приходилось постоянно повторять вопросы, а свидетелю повторять ответы. Адвокат Соловьева Галина Сбоева несколько раз выражала неудовлетворение таким допросом, но его остановили лишь раз для перезапуска видео. Сам допрос продолжался около часа.

Бурштейн рассказал, что и сейчас работает в РИК, занимающейся эксплуатацией построенных мостов в Удмуртии, — управляющим директором. Сам проект был задуман им еще в 2008 году, и переговоры по его возможной реализации он вел с тогдашним председателем правительства УР Юрием Питкевичем. Причем первоначально речь шла только о мосте через Каму, позднее разработчики проекта решили добавить и мост через реку Буй. Строительством занималась компания Александра Забарского «Мостострой-12», для которого, по словам Бурштейна, весь интерес был именно в строительстве, при этом предполагалось, что он заработает на этом 3 млрд рублей. Бурштейну был интересен заработок во время эксплуатации мостов, проезд по которым изначально предполагался платным. После многочисленных проработок, согласований, поиска банка для финансирования концессионное соглашение было заключено, и в 2013 году началось строительство.

Александр Забарский и Александр Соловьев на строительстве мостов через реки Каму и Буй в Удмуртии (февраль 2015 года). Фото А. Поздеева («Моя Удмуртия»)

В настоящее время, по словам Бурштейна, он отвечает в том числе за эксплуатацию мостов через Каму и Буй, которые были введены в эксплуатацию в 2017 году.

— Проект реализован, он работает. Не знаю, видели ли вы это произведение искусства. Я не знаю ни одного региона, кроме Удмуртии, где есть такой великолепный объект. Какой красоты построен мост! — отметил Бурштейн на суде.

«Александр Васильевич сказал, что возьмет проект под личный контроль и на этом проекте хочет заработать»

В феврале 2014 года врио главы Удмуртии был назначен Александр Васильевич Соловьев. По словам Бурштейна, в начале апреля того же года ему позвонил тогдашний замминистра транспорта и дорожного хозяйства УР Александр Михайлович Соловьев. Тот курировал вопросы строительства мостов с 2011 года. Замминистра сообщил Бурштейну о желании с ним встретиться врио главы Удмуртии. Встреча состоялась в ресторане «Марриотт» в районе Павелецкого вокзала Москвы.

— По дороге Александр Михайлович сказал мне, чтобы я на цифры не обращал внимания. Он говорил: «Александр Васильевич все равно не запомнит». И чтобы я только кивал. Александр Васильевич Соловьев во время завтрака сказал, что возьмет проект под личный контроль и на этом проекте хочет заработать. Назывались суммы: 40 млн до 1 июля и два раза по 130 по окончании стройки после первого года эксплуатации. Записал эти цифры на салфетке, — рассказал Бурштейн на суде.

Позднее он пояснил, что цифры на салфетке написал замминистра, руководитель республики при этом присутствовал, он сидел напротив Бурштейна. За столиком они были втроем.

— Я взял время на обдумывание и передачу этой информации Александру Абрамовичу (Забарскому, — прим. ред.). Я рассказал об этом Забарскому и сказал, что я против, — добавил Бурштейн.

Бурштейн рассказал, что и сейчас работает в РИК, занимающейся эксплуатацией построенных мостов в Удмуртии, — управляющим директором. Фото Михаила Красильникова

При этом он сказал, что эту салфетку он сохранил и передал во время следствия. Он отметил, что понял это как требование взятки за своевременное получение бюджетных средств за выполненные при строительстве мостов работы.

Позднее Забарский рассказал Бурштейну, что передал главе УР 43 млн рублей, при этом сам Бурштейн не был в курсе, как именно проходила передача сумм. По его словам, он в этом не участвовал, никогда никаких денег не передавал.

По версии следствия, которую на суде ранее подтвердил и сам бывший замминистра Соловьев, он выступал в качестве посредника при передаче взяток.

Невыплаченная компенсация затрат и долг бывшего замминистра

В октябре 2014 года, по словам Бурштейна, замминистра Соловьев рассказал ему в Москве о том, что глава УР готов дать распоряжение о перечислении концессионеру 2,5 млрд рублей, поступивших из Инвестиционного фонда РФ, за взятку в 200 млн рублей.

В конце ноября — начале декабря 2014 года состоялась встреча Забарского, Бурштейна и главы УР в московском ресторане «Пушкин», продолжил свидетель на допросе. На ней, по его словам, он просил снять Соловьева требование о 200 млн рублей, потому что в этом проекте просто нет такой суммы, которую можно было бы выделить. Тот якобы сказал, что подумает и обсудит это с Забарским.

Впоследствии отношения Бурштейна и Забарского испортились. По словам Бурштейна, у него была договоренность с Забарским о том, что тот компенсирует его затраты, понесенные до начала строительства, связанные с подготовкой проекта, работой консультантов и всей команды. Однако Забарский якобы сказал, что для него выполнение требований главы УР важнее дружеских отношений с Бурштейном.

Отношения с замминистра Соловьевым у него вначале тоже были вполне хорошие. Подсудимый спросил Бурштейна, знал ли он о наличии у замминистра непогашенного долга по исполнительным производствам в размере 100 млн рублей. Бурштейн ответил, что знал о неких долгах, помогал ему их реструктуризировать и даже сам давал в долг. При этом экс-замминистра Соловьев остался ему должен 400 тысяч рублей. В настоящее время бывший чиновник проходит обвиняемым по другому уголовному делу о превышении полномочий.

К настоящему моменту были допрошены также Забарский, бывший директор РИК Сергей Полевиков (на фото), экс-премьер УР Виктор Савельев и ряд других свидетелей. Фото Михаила Красильникова

Подсудимый экс-глава Удмуртии Александр Соловьев пока не давал показания и не высказывал мнение по обвинению. Ранее представитель прокуратуры зачитал суть обвинения, в котором говорилось, что 134 млн рублей и долю в ООО стоимостью 2,7 млн рублей он получил от Александра Забарского, еще 5 млн рублей — от предпринимателя Валеева, поставлявшего для строительства мостов грунт. К настоящему моменту были допрошены также Забарский, бывший директор РИК Сергей Полевиков, экс-премьер УР Виктор Савельев и ряд других свидетелей.

Михаил Красильников
ОбществоВласть Удмуртия
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 22 марта
    Дело то набирает обороты
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Интересно, запутанно так
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Есть факт, есть показания...что еще хотят узнать? Или еще не все известно и установлено?
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Как жаль, что у нас много где так работают...
    Ответить
  • Анонимно 22 марта
    Еще наверно долго будут распутывать этот клубок
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии