Новости раздела

«Первое завоевание» Казани: как Иван III «саблею взял» столицу татарского ханства

Казань, Крым, Москва: родственные связи, материнская забота и геополитика

«Первое завоевание» Казани: как Иван III «саблею взял» столицу татарского ханства
Фото: history-doc.ru

«Реальное время» продолжает рассказывать о главных сюжетах истории Казанского ханства. Многих интересует эпизод 1487 года, когда татарская столица была якобы взята Иваном III и превратилась с тех пор в «юрт» Москвы. Однако сами казанцы не желали признавать факт принадлежности другой державе — об этом, в частности, пишет наш колумнист, казанский историк Булат Рахимзянов. См. также 1, 2 и 3 части его «мифов о Казанском ханстве».

Москва и борьба за власть в Казани

К середине 80-х годов XV века в Казани шла активная борьба за ханский трон. Она началась как внутренний конфликт, когда различные группы знати поддержали разных сыновей умершего в 1479 г. хана Ибрагима б. Махмуда (Мамотяк, Махмутек): одна, проногайская — Али б. Ибрагима (Ильгам, Алегам; Али был сыном от первой жены хана, Фатимы), другая, промосковская — его сводного брата Мухаммед-Амина б. Ибрагима (Мухаммед-Амин был сыном от второй жены хана, Нур-Султан).

Процарствовав пять лет после смерти отца, Али в конце 1484 — начале 1485 гг. был смещен, и на казанском троне в первой половине 1485 г. оказался Мухаммед-Амин. Во второй половине 1485 г. Али вернулся к власти (причем на этот раз уже при поддержке Москвы; Мухаммед-Амин при этом бежал из города), вновь был смещен (в 1486 г. в Казани находился Мухаммед-Амин), а в 1487 г. появился с ногайскими войсками и «согнал с Казани» брата. Мухаммед-Амин вновь бежал в Москву. В июле этого же 1487 года московские воеводы в результате прямых военных действий взяли город (обложенные тесным кольцом осады, казанцы капитулировали) и опять водворили в ханском дворце Мухаммед-Амина — на этот раз надолго. Над Казанским ханством был установлен некий вид московской «опеки», продолжавшийся до 1505 г. Иван III после этого события принял титул «князя Болгарского». Основной сутью новых векторов взаимодействия были «братские» отношения Москвы и Казани, а также желание перевести под контроль Московского государства внешнюю политику и вопросы престолонаследия Казанского ханства.

Москва активно принимала участие в позднезолотоордынских политических перипетиях: в указанном мной случае она попеременно поддерживала то одного, то другого кандидата — не отличалась принципиальностью, как, впрочем, и сами ханы обращались то в Москву, то к Ногаям. Военное завоевание Казани в 1487 г. позже стало для московских идеологов правовым основанием для претензий на ханство как на свой «юрт»: мол, эта земля наша издавна, так как Иван III ее еще в 1487 году «саблею взял». Впрочем, если бы факта военного захвата не было, подобное «основание» несложно было придумать, как это и было проделано в случае с Астраханью (так называемая «тмутараканская» легенда — версия о тождественности названий «Тмутаракань» и «Азторокань», которая возникла для обслуживания политических интересов, с целью обосновать притязания Москвы «на старинные русские Тмутараканские земли»).

«И взяли город Казань июля в 9 день, и царя Казанского Алегама пленили с его матерью и царицей, с двумя братьями и сестрой, и с его князьями, и привели их в Москву»

Рассмотрим описанное выше несколько подробнее и с необычного ракурса (описание самого события можно найти в Википедии). Казанский конфликт 1485 года недолго оставался внутренним. Во второй половине 1485 г. молодой претендент на трон Мухаммед-Амин покинул Казань и осел в Московском великом княжестве при дворе великого князя. При этом союзнические отношения Казани с соседней Ногайской Ордой объяснялись родственными связями хана: его женой была дочь ногайского мирзы Мусы.

Нур-Султан: женщина и «теневой» политик

В это же время мать Мухаммед-Амина, ханбике (жена хана) Нур-Султан (родом из Ногаев — она была дочерью военачальника Тимура б. Мансура б. Эдиге), также покинула Казань. Однако ее маршрут был иным. К 1486 году она переехала в Крым, где стала очередной женой хана Менгли-Гирея. Это неудивительно, учитывая тот факт, что Казань принадлежала к тем наследникам Улуса Джучи, которые были связаны с Крымским ханством множеством различных нитей. Это привело к «вторичному» породнению казанской и крымской ветвей династии потомков Туга-Тимура (один из сыновей Джучи); изначально основатель династии крымских Гиреев Хаджи-Гирей и давший начало династии самостоятельных казанских ханов Улуг-Мухаммед б. Ичкеле-Хасан являлись двоюродными братьями. Из Крыма Нур-Султан писала великому князю, информируя его о своем замужестве за Менгли-Гиреем и наводя справки о своем старшем сыне, находившемся на тот момент под опекой великого князя. В марте 1487 г. Иван III написал ответ Нур-Султан, поздравляя ее с замужеством и уверяя в благоденствии ее сына:

«А что еси писала в своей грамоте о своем сыне о Магмети Амине царе, и мы как наперед сего добра его смотрили, так и ныне аж даст Бог хотим добра его смотрити, как нам Бог поможет».

В апреле-июле 1487 г. Иван III снарядил армию, которая вновь сопроводила Мухаммед-Амина в Казань, с претензией на занятие трона. Дальнейшие события кратко изложены в письме Ивана матери Мухаммед-Амина:

«Твой сын Магмет-Аминь к нам приехал; и мы, надеяся на Бога, посылали есмя на своего недруга на Алягама царя своих воевод. Милосердый пак Бог как хотел, так учинил: наши воеводы Казань взяли, а нашего недруга царя Алягама поимав и с его братьею и с его матерью и с его царицами и со князми к нам привели; а твоего сына Магмет-Аминя царя на Казани есмя посадили. А тобе бы то было ведомо».

К июлю 1487 года внимание Нур-Султан было приковано к ее другому, младшему сыну, Абд ал-Латифу, которого она привезла с собой в Крым. Младший сын казанского хана Ибрагима и Нур-Султан, Абд ал-Латиф родился в Казани около 1475 г. При выходе матери замуж за крымского хана Менгли-Гирея в 1480 г. султан был увезен из Казани в Бахчисарай и провел детство и юность в Крыму.

Вскоре после прибытия на черноморский полуостров Нур-Султан поняла, что Крым был не лучшим местом для Абд ал-Латифа: в письме к своему другому сыну, Мухаммед-Амину, она назвала его «лихой землей» («ся земля лиха»). Его приемный отец, Менгли-Гирей, принял некоторые меры для обеспечения его безопасности, но даже покровительство хана не могло полностью обезопасить Джучида от политических интриг, которыми кишел полуостров.

Нур-Султан начала выяснять возможности отсылки сына на север — либо к брату Мухаммед-Амину в Казань, либо к Ивану III в Москву. Первое такое письмо пришло в течение года после ее прибытия в Крым:

«Здесе ему (Абд ал-Латифу, — прим. Б.Р.) Менли-Гирей царь отец; а коли его к тобе пошлю, то ведает Бог, да ты (Иван III, — прим. Б.Р.) ему и отец».

О приходе в Москву царицы крымской Нур-Салтан. В том же месяце июле в 21 день в воскресенье пришла на Москву Крымского царя Менли-Гирея царица Нур-Салтан, дочь Темира, да с нею сын Менли-Гирея Саип-Кирей-Салтан. И великий князь всея Руси Василий Иванович встретил ее с честью с боярами. (…) А пришла царица, чтобы со своими детьми увидеться, с царем Магамет-Амином Казанским да с царем Абдыл-Летифом, которые великому князю служат»

Нур-Султан подняла этот вопрос вновь во время визита московского посла Василия Ромодановского в Крым в конце 1490 г. На этот раз Москва ответила на инициативу с готовностью. Инструкции московскому послу в Крым содержали следующий ответ для Нур-Султан, который необходимо было довести до нее в секрете:

«И ты бы своему сыну Абдыл-Летиф салтану велела ехати ко мне, а мы ож даст Бог хотим ему дружбу свою чинити и истому его подняти и людей его жаловати».

Посланник имел подобное письмо и непосредственно к Абд ал-Латифу, которое также должно было быть доставлено в секрете.

Однако Нур-Султан еще не решила окончательно, где бы она хотела видеть сына: в Казани или Москве. В этом вопросе она советовалась с Мухаммед-Амином, с которым она поддерживала контакт через Москву. Отвечая весной 1491 г., Мухаммед-Амин изъявил желание принять Абд ал-Латифа в Казани. Он советовал матери послать Абд ал-Латифа с надежным человеком, а также выбрать маршрут на Казань через Москву: этот путь казался ему более надежным. Либо в конце 1492 г., либо в начале 1493 г. наконец-то было достигнуто соглашение о том, что же делать с Абд ал-Латифом. К этому времени крымский хан был осведомлен о ситуации и, после некоторых колебаний, согласился послать султана в Казань.

Первоначальной заботой Нур-Султан было удалить Абд ал-Латифа из Крыма; куда он попадет далее, в Казань или в Москву, ее волновало меньше. Она оставила решение этого вопроса великому князю. По всей видимости, ханбике не до конца доверяла московской стороне; в памяти послу боярину Ивану Лобану-Колычеву от 1492 г. предусматривался следующий вопрос со стороны Нур-Султан: «и ты дашь ли на том правду, чтобы сыну моему Абдыл-Летифу не блюстися великого князя (не опасаться, — прим. Б.Р.)?» Ханбике также очень волновало то, в каких условиях будет происходить формирование личности юного султана. Эту функцию она также доверила великому князю, дав ему длинный совет, каким образом лучше этого достичь:

«Да ещо будет ти у себя его уняти, ведомой обычяй (sic) его похваляй; а не взведает чего, и ты его поучи и гораздо понакажи, да и поблюсть, ты ведаешь, молод и мал; как молодость его отдашь, то ты ведаешь; как у меня дрочился, так станет у тебя дрочитися. Того деля говорим ныне, как ведомой его обычай, чего не взознает, и ты отдаешь, то ты ведаешь. Да слуг его и людей, как розберешь и осмотришь, ты ведаешь, да ещо сам молод».

С этим напутствием ханша отпустила юного Джучида из Крыма, и он прибыл в Москву в январе 1493 г. вместе с послом Иваном Колычевым. По прибытии Джучид был пожалован городом Звенигородом со всеми причитающимися ему доходами. Нур-Султан послала Ивану III письмо, на этот раз по вопросу высылки Абд ал-Латифа в Казань. В письме содержался интересный по форме совет по поводу его воспитания:

«Сатику (прозвище Абд ал-Латифа, — прим. Б.Р.), на Бога надеася да и на тебя, послала есми. Нынечя того молодое дитя или у себя, или к брату пошли. Как тому молодому дитяти упокой учинишь, сам ведаешь; и брат его молод и он молод, те два живучи вместе в любви ли будут, или не в любови? Сказыванье наше то стоит, моим тем двема молодым детем пристрой учинил еси; что тебе от нас будет, от Бога бы тебе было. Царь брат твой здоров будет, да и мы здоровы будем, о твоих о добрых делех помошники будем, как сила наша имет. Хоти у брата уланы и князи добрые веремянники и все добре хотя станут просити, и ты отпусти, а не хотя учнут просити у себя држа. Как учнешь кормити, сам ведаешь. Сатика молод, а у него добрых людей нет, а у Багая (прозвище Мухаммед-Амина, — прим. Б.Р.) ума нет. Хотя и к брату отпустишь, или у себя велишь быти, и ты одного доброго человека дядкою (опекун и наставник; примерно соответствует татарскому «аталык», — прим. Б.Р.) учини отца его Ибряимовых слуг и Сатыкиным слугам и людем, кого бы ся им блюсти добро. Чюра толмач гораздо ведает, у Сатики неустроенные робята есть, тех куды будет на дело посылати, и ты их посылай, потому ини ся наставят и умны будут; а в одном месте им лежати, ини дуреют и испортятся».

Интересна также личностная характеристика хана Мухаммед-Амина («Багай»), данная его же матерью: «а у Багая ума нет». Она достаточно органично сопоставляется с данными русского летописца о нем: «он же и тамо своего нрава не премени, но с насильством живяше и халчно ко многим» (сообщая про отъезд хана в Каширу из Казани, откуда якобы его выгнала местная знать за насилие по отношению к местному населению, в том числе к женщинам).

Как видно из документальной переписки между московским великим князем Иваном III и женой хана Менгли-Гирея ханбике Нур-Султан, московская сторона была активно вовлечена в перипетии позднезолотоордынской политики даже на уровне личных взаимоотношений между первыми лицами государств. Контекст этой вовлеченности был вполне мирным, терпимым относительно друг друга, хотя стороны и не забывали, кто есть кто в этой системе. Консультации по поводу детей, советы, подарки, посылаемые сторонами друг другу — все это лишний раз показывает, что картина контактов между Москвой и татарским миром имела намного больше граней, нежели ее иногда представляют традиционные тексты.


«И великий князь Иван Васильевич всея Руси царя Магамет-Амина по своей воле посадил на царство в Казани»

Иван III в роли «создателя ханов»

Несколько лет спустя, во время бурных событий 1496—1497 гг., двое братьев вновь оказались в фокусе московско-крымских отношений. Нур-Султан и Менгли-Гирей получили известия, что султан Мамук б. Махмудек, Джучид шибанидской ветви, базирующейся в Западной Сибири, подойдя с войском к Казани, сместил Мухаммед-Амина, и взошел на казанский трон. Мухаммед-Амин бежал в Москву с женой и верными ему князьями. Вскоре, при незримой поддержке московского великого князя, казанская знать изгнала Мамука из города и «отправила» его обратно в Сибирь. Иван III отписался крымскому хану:

«Писал еси ко мне в своей грамоте… о Махмет-Амине о царе; ино Махмет-Аминево царево дело так ссталося: как пришел на него шибанской царь Мамук, и Махмет-Амин царь, не поверя своим людем, к нам приехал, и мы ему в своей земле городы подавали и дружбу свою ему чиним, и вперед оже даст Бог хотим ему дружбу свою чинити и свыше. А на казанском юрте, Божьим изволением, царем учинили есмя Абдыл-Летифа царевича».

Здесь очень важен термин, касающийся нюансов утверждения Абд ал-Латифа в качестве казанского хана в 1497 г., — «учинили» («сделали ханом», т.е. Москва выступила в отеческой роли «создателя ханов»). При этом по поводу Мухаммед-Амина в 1487 г. применен термин «посадили» (т.е. «восстановили»).

Нюанс в том, что Мухаммед-Амин до 1487 г. уже являлся казанским ханом (хоть и непродолжительное время), поэтому его «посажение» Иваном III в 1487 г. в Казани являлось, строго говоря, реставрацией. Поэтому об этом акте и говорится только как о «посажении». Абд ал-Латиф же до 1497 г. никогда не являлся ханом. Поэтому когда военная поддержка московского правителя воздвигла юного Абд ал-Латифа на казанский ханский трон, Иван III сделал свои притязания на статус среди степной элиты более высокими — теперь он «учинил» («сделал») хана: «А на казанском юрте, Божьим изволением, царем учинили есми Абдыл-Летифа царевича». Великий князь присвоил себе функцию «возведения в ханы»; он стал «создателем ханов». «…Тамошним землям государь ты еси…», — льстила в письме Нур-Султан Ивану. Вряд ли так же считал ее муж, крымский хан Менгли-Гирей.

Продолжение следует

Булат Рахимзянов, использованы фрагменты Лицевого летописного свода (wikipedia.org)
ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров

комментарии 30

комментарии

  • Анонимно 04 дек
    отношения с русскими, конечно, давние, но это не повод татарам терять язык и ассимилироваться
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    легко об этом говорить. в реальности ассимиляция давно и крепко охватила всех татар. даже в глухой татарской деревне вы найдете множество примеров этого. процесс необратим, "точка невозврата" пройдена
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Никто татар не ассимилирует, учите язык, выбирайте его в качестве родного для детей. Но всех под одну гребёнку заставлять учить не надо. Скажу по секрету как экзамены проходят в 9 классе:
    татары пишут диктант, где им по слогам диктуют чтобы было мало ошибок, а русские сдают по билетам, где 3 задания (письменное задание, пунктуационное, рассказать стихотворение поэта или писателя, указанного в задании). И к этому готовятся год.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    В любом государстве так, меньшинствам приходится учить язык государствообразующей нации. Если бы казанские татары переселились бы в Казахстан им пришлось бы учить казахский язык, в Финляндии - финский, во Франции - французский. Такова участь всех нацменов у которых нет своего государства.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Татары НЕ учат русский язык??? Че за бред???
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    "но это не повод татарам терять язык и ассимилироваться" А кто требует ассимилироваться татарам? Приведите высказывание или это ваши просто мысли.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Самое замечательное в статье это иллюстрации к статье - именно они отражают суть текста.
    А суть текста заключается в пропаганде определенных взглядов.

    Но иллюстрации имеют гораздо большее воздействие, чем текст на психику, на разум читателя - одновременно читающего и смотрящего.

    Первая иллюстрация заставляет ПОВЕРИТЬ, что стены Ханской Казани, стены ханского Кремля были белокаменные - что не соответствует действительности, стены были дубовые, двойные, с засыпкой землей.
    Но это неважно - практически каждый, прочитавший статью, будет уверен, что стены ханской Казани были белокаменные.

    Остальные иллюстрации - миниатюры Лицевого летописного свода - оставят четкий след в сознании читавших статью, что московские правители, Московские великие князья смещали и назначали по своему усмотрению Казанских ханов, происходящих из монгол-чингизидов (они все, включая "цариц" изображены в "царских", ханских пятилучевых коронах, которые могли "носить" только потомки Чингизхана).

    Такова сила воздействия иллюстраций, визуальных "картинок", которая во много раз превосходит силу воздействия текста под иллюстрациями, предназначенного в основном лишь для пояснения самих иллюстраций.

    Лицевой летописный свод не только самое грандиозное летописное произведение Древней Руси (10 тысяч листов, 16 тысяч иллюстраций), но и самое грандиозный идеологический "продукт" 16 века утверждающий величие наследия Чингизхана и его наследницы Москвы.

    Первая иллюстрация (очевидно рубежа 20 - 21 веков) в идеологическом плане просто "детский лепет" по сравнению с 3 последующими миниатюрами Лицевого летописного свода.

    Кстати, еще в конце 1980-х - 1990-х годах местные казанские историки Исхаков и Измайлов просто захлёбывались в истерике, утверждая, что русским летописям верить нельзя, а ныне всё больше местных казанских историков используют русские летописи в своих трудах в том числе и их непримиримые оппоненты - интересно почему?
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    А Вы уверены, что можно верить иллюстрациям и тексту Лицевого летописного свода? Если верхняя картина - продукт мифотворца рубежа 20-21 вв., то все (буквально все) русские летописи - продукт средневековых русских мифотворцев, соловьевых и киселевых тех времен. Например, "Зафер-наме и вилает-и Казан" (опубликовано в журнале "Эхо веков" в 1995г.) опровергает версию событий 1547-1550 годов, изложенную в русских летописях. Как быть?
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Все тексты - абсолютно все, и все иллюстрации - абсолютно все, могут вводить в "заблуждение" читателей.
    Уж не говоря о "понимании" текста и иллюстраций - все люди разные.
    Но если историки хотят остаться хотя бы на "обочине" науки, то они должны в своих исследованиях использовать ВСЕ тексты и иллюстрации - даже созданные с целью прямого обмана.
    Должны подвергать критике ВСЕ источники, а не выбирать только те, которые им надо для "доказательства" своих концепций - очень часто сплошь идеологизированных и ничего общего не имеющих с реальностью.
    Вот Вы уже отдали предпочтение одному историческому источнику - это явная лже-наука, одному источнику ВЕРЮ, другому НЕ ВЕРЮ.
    Где наука-то?
    Ну и вопрос в чём смысл истории - тоже однозначного ответа нет.

    Кстати, почему "русских" мифотворцев Вы поругали, а "татарских" нет?
    Явно Вы стоимте не на позициях науки.
    Но это нормально - так было с историками во все времена.
    Трудно быть историком и остаться порядочным человеком.
    Очень трудно.
    Впрочем как и физику, и химику, и биологу и т.д. - особенно во времена постнеклассической науки, когда наука превратилась в очень крупный бизнес.
    А где бизнес - там и мошенничество, закон капитализма.
    Помните слова Маркса о 300 процентной прибыли?
    А уголовные дела против российских в том числе и казанских профессоров?

    Сатана там правит бал - люди гибнут за металл...
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Вы мастер перевирать чужие мысли. Где я написал, что я одному источнику верю, а другому не верю? Вы лжец и Вы сами непорядочный человек. А про русских мифотворцев я писал, исходя из Вашей же логики - я писал про иллюстрации и цитаты конкретно этой статьи Б.Рахимзянова, где использованы иллюстрации и цитаты Лицевого летописного свода. Вы тут не на колхозном рынке.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Ух ты, сколько злобы и ненависти, хамства и наглости.

    Ваше мягко говоря "предвзятое" отношение к определенному кругу источников хорошо видно из последующих Ваших комментариев, анонимщик "ZF" - Вы явно и нагло занимаетесь лже-наукой и пара-наукой.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Борцу со лже-наукой в ответ а че правда глаза колет???
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Какая "правда" может быть у истеричного базарного хама - кроме ненависти и наглости Вы ничем "оперировать" не можете.
    Не смешите.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Русские летописи это единственные документы из тех времён и если подтверждена дата их написания то это документы потому что не в силах были писари тех времён предугадать что будет потом.А вот всякие эхи веков времён азатлыков это действительно современный соловьиный помёт.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Русские летописи писались соловьевыми и киселевыми тех времен, затем редактировались соловьевыми и киселевыми более поздних времен. Например, знаменитая "Повесть временных лет". По мнению многих историков-археографов, ПВЛ составлена из разновременных кусков текста, из произведений разных жанров, включая фольклорные предания и церковную публицистику. Кроме того, ПВЛ, как и многие другие русские летописи, фактически являлась поздним сводом, и каждый новый автор мог дописывать в нее что-то свое субъективное. Таким образом, содержание ПВЛ росло постепенно, меняясь под влиянием политических идей более позднего времени. По словам академика Д.С.Лихачёва, в ПВЛ повсеместно обнаруживаются явные поздние вставки редакторов. Известный российский источниковед М.Д.Приселков отзывался о ПВЛ, как об "искусственном и малонадежном историческом источнике". А.А.Шахматов отмечал, что так как "летописец был монахом, то тем большую свободу давал он своей пристрастной оценке". Академик Е.Е.Голубинский заявлял, что некоторые события, описанные в ПВЛ, являются следствием "честолюбия и тщеславия наших предков". Широко известный историк А.П.Толочко в целом охарактеризовал ПВЛ следующим образом: "Это выдающееся литературное произведение, но совершенно недостоверная история. Никаких причин продолжать основывать на нем наши знания о прошлом не существует". Заключение: русские летописи - это литературно-публицистические произведения, написанные в угоду правящим в то или иное время русским князьям. Как исторический источник все они под большим вопросом. ZF
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Русские летописи это документы а вот татарских рукописей в природе не существует.Поэтому мы будем опираться на летописи тем более что современными методами подтвердить дату написания элементарно.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    В свое время В. В. Радлов (1837—1918) и Н. Ф. Катанов (1862—1922) , будучи членами Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете, нашли большое количество татарских исторических рукописей, часть которых опубликовали. Однако ведь многие рукописи сгорели в 1552 году. Выявленное - малая часть того, что было у казанских татар.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Цитаты (текст, а не картинки) в данной статье - из дипломатической переписки XVI века между московским правителем (в данном случае Иваном III) и крымским ханом (в данном случае Менгли-Гиреем) и его женой Нур-Султан. Это документальный источник, а не пропагандистский, как летописи.
    Кстати говоря, большая часть этой дипл. переписки опубликована, вы сами можете все это проверить и прочитать в оригинале. Сборник РИО, как минимум. Есть еще современные публикации Д.А. Мустафиной и М.В. Моисеева, И.В. Зайцева, и других.
    Цитат из летописей, а тем более из ЛЛС Ивана IV здесь нет (кроме случая с Мухаммед-Амином и его "насильствами").
    Благодарю вас за внимание к моему тексту.
    Всегда Ваш,
    автор статьи Б.Р. Рахимзянов
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Вам спасибо за интересную статью.
    И спасибо за картинки, под которыми тексты ЛЛС ))
    Ждем новых статей!
    Ответить
    Анонимно 04 дек

    Спор о летописях вне зависимости от вашей публикации. Он начат анонимно в 09:45. ZF
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Ну Вы опять нагло врете, анонимщик "ZF" - никакого "спора о летописях в 09.45" никто не "начинал".

    В 09.45 было высказано сугубо частное мнение по поводу воздействия на читателя текста и иллюстраций.
    Но Вас, анонимщик "ZF" просто бесит, если кто-то высказывает собственное мнение, отличное от Вашего - похоже Вы считаете себя "истиной в последней инстанции".

    "Спор" - именно базарный спор с хамством, оскорблениями и выплесками ненависти, а не научную дискуссию - начали именно Вы, анонимщик "ZF".

    Именно Вы, анонимщик "ZF", "приплели" к событиям 15 и 16 веков современность и стараетесь "примазаться" к великим историкам 20 века.

    Вы просто смешны, анонимщик "ZF".
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Эк, у тебя закипело!
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Своим "ты", Вы ещё раз подтвердили, что можете общаться с людьми лишь на уровне базарного истеричного хама.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Так ведь как раз это и подтверждает подлинность происходящих событий в Казани 15 века - события, описанные в переписке конца 15 века между московским великим князем Иваном III и крымским ханом Менгли-Гиреем, подтверждаются текстом и иллюстрациями из Лицевого летописного свода середины - третьей четверти 16 века.

    Именно здесь и начинается настоящая историческая наука - которая так не нравится анонимщику "ZF".

    Спасибо Вам, уважаемый Булат, и уважаемому РВ за интересную статью.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Несколько часов изучения родного языка в добровольном порядке является анестезией перед ассимиляцией
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Слово добровольно очень трудно для понимания потомками Чингисхана и Батыя.Хотя вот казанская царица добровольно отправила своего сына к Ивану 3 на выучку.Она уже поняла плюсы добровольности.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Это любимое рабское слово.
    Но есть чеченцы, есть башкиры, есть татары, есть украинцы!
    Погоди ужо!
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Классная статья! Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Всё и как всегда абсолютный зашибись.

    Осталось только выяснить, которые на картинках русские, а которые татары?
    Ибо, по облику и одеждам отличить славян от тюрков совершенно не возможно.

    И хоть бы один академик, хоть бы чё соврал что ли про то: какими ремеслами занимались кочевники в городах, и как, эти бегуны, вообще умудрились, якобы, создать свои государства без всякой канцелярии с буквами?!
    Ответить
  • Анонимно 09 дек
    Мне кажется, что нужно существенно пересмотреть роль Касимовского ханства и касимовских ханов в истории Московии. Сегодня их преподносят как подчиненных московскому московскому князю.
    Вряд ли все это было прямолинейно так. Касимосвские ханы - чингизиды, обладающие правом на все наследство Золотой Орды. Московский князь обладал правом собирать дань с русских княжеств лишь с разрешения хана Золотой Орды. После развала Орды в середине 15 века, он это право терял. Признавая себя подданным касимовского хана, он фактически легитимировал это право и войны, связанные с "собиранием земель русских" и с прочими татарскими ханами. Да и военная мощь касимовского хана имела не последнее место
    Все это делалось как бы для восстановления исторических прав касимовцев и от их имени.
    Затем, в конце 17 века, когда стало очевидным, что восстановление Золотой Орды уже невозможно, касимовское ханство было упразднено.
    Aqbars
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии