Новости раздела

«Без булдырабыз — мы можем, для нас нет тех вершин, которые мы бы не смогли взять...»

Как Минниханов с Метшиным по зимнему Турину в футболках бегали

«Без булдырабыз — мы можем, для нас нет тех вершин, которые мы бы не смогли взять...» Фото: kzn.ru

С налетом ностальгии и не без юмора сегодня причастные к выбору Казани в качестве площадки для проведения Универсиады рассказывали о первом поражении, последующей победе и попытках добиться финансирования из федерального бюджета. Так, например, получение средств лично лоббировал по телефону с Путиным Минтимер Шаймиев, а местные чиновники потом обивали пороги экономического сектора вместе с Владимиром Леоновым, который возил за собой чемодан на колесах, полностью забитый проектами. Мэр Казани Ильсур Метшин, также прошедший все этапы на пути к Универсиаде, рассказал, как во сне возглавил партизанское движение, а наяву в шортах и футболке бегал с Рустамом Миннихановым по зимней Италии. На встрече был и корреспондент «Реального времени».

Предыстория

Сегодня Казань отмечает ровно десять лет со дня, когда столица республики выиграла право проведения Универсиады, которая благодаря созданной инфраструктуре кардинально изменила вектор развития города.

Журналистов по этому поводу собрали в ресторане на набережной Казанки, где в неформальной обстановке татарстанские и казанские представители власти вспомнили все этапы подготовки к победе, состоявшейся 31 мая 2008 года. Всем спикерам слово предоставлял генеральный директор АНО «Дирекция спортивных и социальных проектов» Азат Кадыров, который смеялся над веселыми историями, но о своих воспоминаниях говорил мало.

Депутат Государственной думы РФ Марат Бариев припомнил, что история с Универсиадой началась во время подготовки празднования тысячелетия Казани, когда Минтимер Шаймиев, будучи президентом республики, поставил перед всеми ведомствами задачи по организации в городе крупных событий. После этого в Татарстане стали думать, что же такое можно здесь провести.

— Естественно, Олимпийские игры нам никто не даст, чемпионат мира, какой бы вид спорта ни был, кроме футбола, — это мелковато, а футбол нам тоже никто не даст. И вот мы пришли к идее Универсиады, — вспомнил Бариев. Состояние инфраструктуры города на тот момент он назвал бедным — в распоряжении Казани был Центральный стадион и Ледовый дворец у вокзала, бассейн «Синтез» и «Баскет-холл».

В распоряжении Казани был Центральный стадион и Ледовый дворец у вокзала, бассейн «Синтез» и «Баскет-холл». Фото Олега Тихонова

Дальше последовали консультации со «спортивной» властью в Москве, но там идею с Универсиадой встретили, мягко говоря, холодно.

— К сожалению, большинство нас не поддерживали — говорили: где Казань и где Универсиада. Первым тогда заинтересовался Минтимер Шарипович. Он попросил объяснить, что это, как, взял время на раздумье и через несколько дней позвонил и сказал: «Давайте занимайтесь», — продолжил свой рассказ Бариев.

Позже очень поддержал Татарстан Вячеслав Фетисов, руководитель упраздненного в 2008 году Росспорта. Он добился, чтобы правительство России написало гарантийное письмо в поддержку заявки республики. Когда исполком FISU принял заявку, Минтимер Шаймиев отправился на разговор к Владимиру Путину.

— Потом Владимир Владимирович несколько раз вспоминал, как Минтимер Шарипович сказал: «Только поддержите нас, мы ничего просить не будем», — продолжил вспоминать депутат. После этой встречи инициативу Татарстана федеральные власти стали поддерживать.

«Я думал, что мы никогда больше в жизни этим заниматься не будем»

Вспоминая, как сначала они проиграли китайскому городу Шэньчжэню, мэр Казани Ильсур Метшин рассказал, что, пересматривая видеозапись с объявлением победителя, он отметил: услышали решение комиссии, и его голова, и голова сидящего рядом Рустама Минниханова в секунду поникли — пережить поражение оказалось не просто.

— Первым Рустам Нургалиевич позвонил Минтимеру Шариповичу. Я думал, что мы никогда больше в жизни этим заниматься не будем — так тяжело нам дался этот удар. Но Минтимер Шарипович поздравил и сказал: «Вы большие молодцы, что за полгода смогли занять второе место среди шести заявок, конкурируя между странами».

Потом, приехав в Шэньчжэнь, мэр признался: слава богу, визит в Китай состоялся после рассмотрения заявок, поскольку «при всей нашей спортивной наглости и уверенности, если бы мы увидели, с кем собрались конкурировать до заявки, то нас бы не хватило — это город-сказка, круче, чем Гонконг».

Попытка номер два оказалась более удачной — Казань выиграла право проводить Универсиаду в 2013 году. Фото kazan2013.megafon.ru

Попытка номер два оказалась более удачной — Казань выиграла право проводить Универсиаду в 2013 году. «Уезжая, мы тогда попросили и муфтия, и владыку, и нашего ребе, и католический костел молиться», — неожиданно разоткровенничался Метшин.

Благодаря Универсиаде, по его словам, изменилось мышление людей, городская среда, появилась инфраструктура.

— С нас сошел налет провинциальности, мы поняли, что мы в ряду всех мировых городов. Без булдырабыз — мы можем, для нас нет тех вершин, которые мы бы не смогли взять. Я горд, что был и остаюсь частичкой этой большой и красивой команды, — признался глава города.

«Мы плакали, было очень обидно»

Министр по делам молодежи и спорту РТ Владимир Леонов в то время был во главе заявочного комитета. Он, кстати, и в этот раз, как всегда, отметился особым отношением к внешнему виду и надел тот самый галстук, в каких татарстанская делегация отстаивала право на Универсиаду. Во время заявочной кампании подобные галстуки надевали все чиновники, представляющие Казань. От себя и Азата Кадырова он сказал спасибо за доверие, ведь его карьера после КВН началась именно с Универсиады.

— Тогда мы были компанией, игравшей в КВН, не зная по большому счету, что такое большой спорт, как это все делается. Вместе с поддержкой мы шли где-то, может быть, слепыми котятами, но была цель и неимоверная задача. Мы сплотились и очень сильно хотели… — вставил свои пять копеек в историю про победу Леонов.

— Когда объявили Шэньчжэнь, «срезало» голову не только у Рустама Нургалиевича и Ильсура Раисовича, «срезало» головы конкретно у всех — мы плакали, было очень обидно, — признался министр. Буквально в считанные дни после этого было решено — Татарстан заявляется на следующую Универсиаду.

Владимир Леонов надел тот самый галстук, в каких татарстанская делегация отстаивала право на Универсиаду. Фото kzn.ru

Шаймиев у Путина денег просил — и получил

Министр образования и науки РТ Рафис Бурганов, работавший в период заявочной кампании руководителем исполнительного комитета Казани, рассказал, что во время заявочной кампании он был «в тылу» и работал над текущими вопросами города, но в вечер, когда Казань победила, они тоже все молились по указанию мэра. После победы описать воцарившуюся в администрации Казани атмосферу он словами не смог, заметив, что это было безумие — так все радовались.

Мэр Казани Ильсур Метшин вспомнил, что после победы в Брюсселе, где выбрали Казань, они поехали с Минтимером Шаймиевым и Рустамом Миннихановым на встречу к Игорю Шувалову, который тогда занимал должность первого заместителя председателя правительства. На совещании он сказал, что поскольку Татарстану ничего не нужно и в республике есть инфраструктура, принято решение — денег вам не выделять. После этого в зале повис немой вопрос: что значит ничего? Минтимер Шаймиев в секунду стал очень серьезным, тут же включил свою способность лоббирования интересов республики и начал объяснять Шувалову, что Универсиада — это первое мероприятие такого уровня в истории современной России и они действительно рассчитывали на свои силы, но, ознакомившись с требованиями FISU, поняли — без помощи здесь не обойтись.

На месте он позвонил Владимиру Путину, потом передал трубку Шувалову, и тот, выслушав президента, объявил: федеральной программе быть.

Потом в Татарстане провели расчеты по стоимости создания необходимой инфраструктуры, и, по словам Бариева, их вместе с тогда еще заместителем министра строительства РТ Иреком Файзуллиным отправили обивать пороги экономического сектора федерального правительства. Был в числе делегатов и Владимир Леонов, который разгуливал там с огромным чемоданом на колесиках.

— Обычно все ходят с портфелями, а в этом чемодане у нас были проекты. Все говорили: «Вы что, нормальные люди?» Я говорю: у нас там это, документы, — сам смеясь, вставил ремарку министр.

Продолжая, Бариев припомнил, что тогда на совещании не было только министра экономики и министра финансов — все остальные были. После презентации всех проектов им дали понять: вы придумали свое тысячелетие Казани, все российские деньги на него собрали и сейчас еще хотите что-то придумать. Но есть же другие субъекты, поэтому вы ничего не получите. Но как мы сейчас знаем, средства республика все-таки получила. Причем теперь Татарстану увереннее отдают деньги в рамках федеральных проектов — потому что здесь не возникает проблем с их освоением, уверяют спикеры. «Тут еще не направили, а у нас уже освоили», — то ли пошутил, то ли сказал правду Бариев.

«Тут еще не направили, а у нас уже освоили», — то ли пошутил, то ли сказал правду Бариев. Фото Марии Горожаниновой

Как Минниханов с Метшиным по зимнему Турину в футболках бегали

После серии откровений началось время смешных историй, которых за период двух заявочных кампаний набралось в избытке. Первый неудавшийся раз Татарстан пережил в Турине 9 января 2007 года. Самым сложным тогда Метшин назвал свой английский спич — языковой барьер преодолеть было непросто.

— Я бы вагон муки разгрузил в одиночку и обратно бы загрузил, чем три листа текста… Когда надо брови поднять, в какой-то момент достать платочек — нас учили сделать так (показал, как вытирает лоб платочком), потом поднять глаза и сказать: «Let me tell you something from my heart» и остановить глаза на ком-то. Такой ужас был! — вспомнил мэр Казани.

Зато, по его словам, когда они выиграли в Брюсселе, спортсменка Ирина Роднина вспоминала тот случай и на радостях подходила ко всем со словами «Let me tell you something from my heart». Возвращаясь к Турину, Метшин рассказал, что во время подготовки они очень волновались, поэтому время в ожидании финала заявочной кампании шло, как назло, медленно. Тогда они с Рустамом Миннихановым пошли побегать в спортзал. Оба в шортах и футболках, на улице зима, плюс 11—12 градусов тепла и солнце. В фитнес-зале во время пробежки Минниханову показалось, что не хватает воздуха.

— Кто меня за язык дернул, я говорю: «На улице можно, и погода вроде хорошая». Он сказал: «Хорошо, побежали». Шеф сказал, мы выбегаем — решили обежать квартал. Мы же не знали, что квартал через три километра заканчивается. По мере того, как мы бежали, люди на нас смотрели: кто в шубах, кто с муфтой, кто в пуховиках с шарфами. Джентльмены удачи. На нас смотрят удивленными глазами, а кто-то просто заливается от смеха, и мы понимаем, что назад возвращаться неудобно, не хочется. Думаем, вот сейчас будет поворот. Мы, наверное, полчаса бежали. В итоге забежали в спортивный магазин погреться, — рассказывал Ильсур Метшин, сдерживая смех. — Такая картина: люди в пуховиках, а мы в шортах и футболках. Решили спортивные костюмы купить — вспомнили, что денег с собой нет.

Рассказал глава города еще одну смешную историю — о том, как его подсознание пережило самый длительный перелет, длившийся 27 часов подряд. Они прилетели в Алжир, откуда отправились в Гану, а потом в Уганду.

— И мне снится сон, что началась война. Шаймиев с Миннихановым меня приглашают и говорят: «Ты должен возглавить партизанское движение». Я говорю: «Почему опять я?» Они говорят: «Потому что ты бывший глава Нижнекамска, ты там все ходы-выходы знаешь и должен возглавить партизанское движение. Я думаю: «Ну мать моя, женщина, почему опять я». Ну ладно, говорю, с одним условием — семья и дети пусть уезжают, ими не могу рисковать. Шаймиев мне во сне говорит: «Как ты тогда будешь мирного жителя изображать?» В общем, я в итоге соглашаюсь возглавить партизанское движение и остаться в тылу врага, — рассказал Метшин.

Проснувшись, он сказал на завтраке Рустаму Минниханову: «Рустам Нургалиевич, хватит летать, мне уже такие сны снятся».

Сергей Шойгу очень настаивал на том, чтобы включить соревнования по пожарно-прикладному спорту. Фото Олега Тихонова

Как Шойгу чуть пожарно-прикладной спорт в Универсиаду не включил

Много забавных моментов случилось и во время согласования видов спорта для включения в Универсиаду. Их всего было 27, 14 из которых — дополнительные. Как оказалось, пришлось постараться, чтобы их не стало еще больше. Например, Сергей Шойгу очень настаивал на том, чтобы включить соревнования по пожарно-прикладному спорту.

— Шойгу тогда был министром МЧС. Он не то, что предложил, а добивался включения пожарно-прикладного спорта. А там им сказали: «Дайте нам список стран, где этот вид спорта развивается среди студентов», — рассказал Бариев.

— Я вам больше скажу, спортивную рыбалку еще предлагали. Я точно помню, было письмо, — добавил Леонов. Спикеры рассказали, что тогда многие российские спортивные федерации, видя, что программа растет, пытались включить и свои виды спорта в программу.

— Надо вспомнить, что в то время российские спортивные федерации возглавляли руководители министерств и ведомств, и отказывать было очень непросто, — констатировал Бурганов.

Мария Горожанинова
СпортОбществоИнфраструктураВласть Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 31 мая
    Вот все кричат, зачем нам спорт и спортивные мероприятия, посмотрите вокруг, какая красота
    Ответить
  • Анонимно 31 мая
    Статья очень интересная. Прочитала на одном дыхании Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 31 мая
    Зайдите на уфимские сайты, там все смеются над Татарстаном: Татарстан не участвовал во Всемирной Фольклориаде (ансамбль Башкирии получил Гран-при), команда Татарстана не участвовала на Всемирных играх кочевников (команда Башкирии занимала 4 место), Башкирия запатентовала татарский музыкальный инструмент курай как национальный башкирский музыкальный инструмент - Татария спит, и видит сны, Башкирия написала 40-томный сборник по истории башкир "Башкирские роды", издала тиражом в сотни тысяч и раздала бесплатно населению (в т.ч и населению Татарстана, Челябинской, Оренбургской, Курганской и др областей, а Татарстан с горем попалам написал семитомник по истории татар, издавать его у республики средств нет, не говоря о бесплатной раздаче населению, Башкирия договорилась с Челябинской областью и там сейчас работают и башкирские школы, и башкирские гимназии, выпускаются газеты на башкирском, ведутся радио и телепередачи на башкирском (и в Челябинске и в Магнитогорске), а для татар (их 10 раз больше чем башкир) там нет ни школ, ни гимназий, ни газет, ни радио-телепередач, потому что нет договора Татарстана с Челябинской областью и т.д.
    Все смеются над Татарстаном, напимер чего\ только не писали о Татарстане в Живом журнале в статье "Обезьяна на трибуне".
    Ответить
    Анонимно 01 июня
    "Все смеются над Татарстаном, напимер чего\ только не писали о Татарстане в Живом журнале в статье "Обезьяна на трибуне".
    Это в общем-то и не статья даже, а всего лишь цитирование высказывания мэра. Лучше пусть сперва думает, потом говорит
    Ответить
    Анонимно 01 июня
    хорошо смеется тот, кто...
    Ответить
    Анонимно 01 июня
    Ну Вы сравнили!
    У башкир денег много, на такую ерунду, как напечатать книгу денег много и не надо, тем бодее что в Башкирии есть свое издательство и свои типографии.
    В Татарии ничего этого нет, да если бы и было, все равно Москва запретит.
    Ответить
  • Анонимно 01 июня
    Без булдырдык )))
    Ответить
  • Анонимно 01 июня
    "Без булдырабыз - мы можем". Неужели в Татарстане нет ни одного переводчика (или человека, который бы понимал татарский язык), который правильно перевел бы на русский язык хотя бы цитаты первого президента республики? Это дословный перевод, и никак не соответствует смысловому значению фразы. Точный перевод будет такой "Мы сделаем это!", Мы сделали это!".
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии