Все новости

«Путина у нас в Татарстане никто бабаем не называет»

«7 дней»: от кейса главы Пестречинского района до Италии и годовщины крушения «Татфондбанка»

«Путина у нас в Татарстане никто бабаем не называет» Фото: kremlin.ru

Как остановить произвол власти в Пестречинском районе? Какие выводы сделали политики после пресс-конференции Владимира Путина? Какие проблемы с лекарствами возникли в Татарстане? Чем Италия удивляла Рустама Минниханова? На эти и другие вопросы искали ответы корреспонденты еженедельной информационно-аналитической программы «7 дней», выходящей на канале ТНВ. Подробности — в материале «Реального времени».

Произвол власти в Пестречинском районе

В Татарстане, как и в целом в России, есть районы условно богатые и дотационные. Корреспонденты телепередачи «7 дней» задаются вопросом: правильно ли то, что бедные территории фактически живут за счет регионов финансово самодостаточных? Татарстан, вкладывая серьезные ресурсы в развитие таких территорий, как Казань, Нижнекамск, Альметьевск, Набережные Челны, вправе ждать от них большего, чем от сельских районов. Однако стимулировать иждивенческие настроения у глав районов неправильно. Районы обязаны зарабатывать сами, обладая для этого всеми возможностями.

Чемпионом по упущенным возможностям ведущий «7 дней» Тимур Бикмурзин назвал Пестрецы. Корреспонденты съездили в район, пообщались с жителями и сделали вывод о том, что руководство района остается глухим к мольбам и просьбам своих жителей. Самые рьяные правдолюбцы в Пестрецах лишаются должностей и работы. Туго приходится и фермерам, которые не имеют родственных или дружеских связей с главой района.

Характерный признак Пестречинского района — социальное расслоение общества. В пригородном поселке Званка, находящемся от Казани в 20 км, давно обосновалась местная элита. Здесь же находится коттедж с выходом на озеро главы Пестречинского района Эдуарда Диярова. Этот участок он получил в 2006 году как молодой специалист из села Конь Пестречинского района. Еще один участок земли в том же элитном поселке Званка семья Дияровых обрела в статусе многодетной семьи.

Таких привилегированных многодетных семей в Пестречинском районе только две: семья главы и районного прокурора. Прокурор района Алмаз Ахметшин слывет ярым борцом с коррупцией и ревностно следит за нарушением норм законодательства.

По словам аудитора Счетной палаты РТ Ильнура Мубаракова, большинство договоров о продаже земельных участков заключаются без проведения торгов. «В 2014 году на торгах реализовано 16 участков, а без них — 56. За 11 месяцев 2015 года все участки реализованы без проведения торгов. Подобная практика не способствует пополнению местного бюджета», — делает вывод аудитор.

Семья Эдуарда Диярова — одна из двух привилегированных многодетных семей в Пестречинском районе

Выделение участков нужным людям в Пестрецах стало обычной практикой. За бесценок участки получали руководители различных уровней. Если учесть всех знакомых и родных районной администрации, то список претендентов на дармовую землю получится необъятным. Например, 23 января 2017 года некий Ильдар Шигапов получил участок муниципальной земли в деревне Званка от государства в аренду. Чтобы оформить землю в собственность, нужно построить на ней дом. Таким образом, уже 14 августа оформляется договор купли-продажи. Это значит, что на участке к тому времени уже было возведено строение, которое через полгода исчезло загадочным образом.

Удивительно, что участок земли на территории элитного поселка площадью чуть менее полутора тысяч квадратных метров Шигапову обошелся в 5 тыс. рублей с копейками. Когда рыночная стоимость такого участка в 15 соток — полтора миллиона как минимум. Корреспонденты «7 дней» задаются вопросом: «Как можно получить 15 соток муниципальной земли в пригороде Казани всего за 5 тысяч рублей? Кто этот загадочный господин Ильдар Шигапов, имеющий такое влияние и такие связи?»

Они выяснили, что Ильдар Шигапов — учредитель множества компаний, в том числе «ДСК Прогресс», сокурсник нынешнего главы района Эдуарда Диярова по аграрному университету. Согласно отчетам федеральной антимонопольной службы, именно компании «ДСК Прогресс» отводились объемные муниципальные контракты в районе. В том числе по капитальному ремонту школ в деревнях, работы по благоустройству территорий, содержанию дорог, тротуаров в самом селе Пестрецы. Только в 2014 году «Прогрессу» отошли контракты почти на 20 млн рублей. Почти миллион рублей фирма получила за озеленение парка в Пестрецах.

Пострадал от действий главы Пестречинского района и председатель фермерского хозяйства Замир Гимранов. На 60 сотках земли он хотел вырастить яблоневый сад и построить в деревне цех по переработке фруктов. У него был готов проект, технологии, инвестиции, имелось одобрение Министерства сельского хозяйства. Осталась только получить подпись главы.

Подобная же ситуация произошла в деревне Юнусово, где старожилам было отказано в планах по модернизации ферм для крупного рогатого скота. Корреспонденты «7 дней» делают вывод о том, что возможности Пестречинского района — привилегия только для избранных.

Эксперты о языковой политике в Татарстане

На прошлой неделе одним из главных политических событий в стране стала большая пресс-конференция Владимира Путина. В Татарстане особенно ждали ответа Владимира Путина на вопрос о «языковой проблеме». По этому поводу были заготовлены и броские плакаты со словом «Татарстан», аккредитованы журналисты разных изданий. Любопытной оказалась реакция Владимира Путина на плакат с надписью «Путин Бабай!». Президент ждал острого вопроса на тему политической конкуренции и прочитал надпись по-своему — «Путин Байбай», приняв за английский вариант слова «пока», «прощай» татарское слово «бабай» — «дедушка».

«Вопрос, связанный с языком, направлен на одно — создать всем детям равные стартовые условия для будущей жизни», — отметил Путин. Фото kremlin.ru

На последовавший вопрос журналиста: «Нашу республику и регионы всколыхнул языковой вопрос. Мы, конечно, переживаем, не будет ли нам хуже? Не поднимете ли вы через год-два снова этот национальный вопрос?», — президент России ответил:

— У нас нет никакой остроты в сфере национального вопроса. Вопрос, связанный с языком, направлен на одно — создать всем детям равные стартовые условия для будущей жизни. Половина татар проживает в других регионах Российской федерации. И если люди будут знать свой национальный язык и будут отставать в русском, это будет плохо по отношению к детям, проживающим в Татарстане.

Пресс-конференцию Владимира Путина и языковую политику обсудили эксперты телепередачи «7 дней».

Фандас Сафиуллин, депутат Госдумы РФ:

— Если это можно назвать ответом. В Татарстане не только языковая проблема — проблема понижения статуса родного языка от уровня обязательного школьного преподавания до добровольного. К сожалению, вопрос был сформулирован так, что на него по-другому ответить было невозможно. В Татарстане не только языковая проблема. Проблема понижения статуса преподавания татарского языка от уровня обязательного преподавания до факультатива. Вопрос был задан просто о языковой проблеме, о языковом конфликте в Татарстане. Ответ Путина, к сожалению, меня не то что разочаровал, а больше удивил. Он не знает положения. Он примерно так ответил, что то большинство татар, которое проживает за пределами Татарстана, в лучшем положении, чем татары, живущие в республике.

Юрий Алаев, советник ректора — руководитель общественно-информационного центра КФУ:

— Сложилось впечатление, что Владимир Владимирович не вполне владеет нюансами ситуации. Если татарские дети будут изучать татарский язык, то проиграют в карьере будущей. Он никак не акцентировал, государственный это язык или нет, в обязательную часть программы он будет включен или в добровольную. С этой точки зрения все остается по-прежнему.

Рамиль Гарифуллин, доцент Института психологии КФУ:

— Языковая проблема была скомкана. Нам не повезло, что вопрос о Татарстане был задан в тот период пресс-конференции, когда Путин был не разогрет. Вот если бы эта девочка с плакатом вынырнула через час-два, тогда все было бы по-другому. Он был бы живой, и, может, получился бы другой разговор. Вышла с плакатом «Путин бабай». О чем это? Сама она говорит, что у нас в Татарстане Путина называют бабаем. Это дезинформация. Путина у нас в Татарстане никто не называет бабаем. У нас в Татарстане бабаем называют только одного человека. Вы знаете кого.

Павел Шмаков, директор школы «СОлНЦе»:

— Президент говорит о том, что во всех республиках должны изучать свои языки, что любой народ должен иметь право изучать языки — это принципиально правильно. Другое дело, когда любые мысли президента воспринимаются как вещь, которая немедленно претворяется в жизнь. Вертикаль власти работает, но не во всех смыслах. Я думаю, что Путину не все докладывают. Он не знает, как прокуроры выполняют его распоряжения на местах. Я считаю, что прокурор в школе — это ненормально.

Андрей Большаков, доцент КФУ:

— Мне кажется, что здесь была повторена позиция федерального центра. Эта позиция легла в основу того решения, которое принял Государственный совет РТ. Кто какой язык знает, тот о том и говорит. Если Путин увидел словосочетание «бай-бай». В этом ничего неожиданного нет, и искать какие-то политические подоплеки я бы не стал. Здесь гораздо важнее другой политический момент. Путин сказал, что, пока я президент, никакой реформы регионов не будет. Это важно и для элиты республики, и для жителей.

В 2017 году в Татарстане 66,9% человек отказались от получения набора социальных услуг

В следующем году финансирование медицины будет увеличено на 4,1%. Новость приятная, однако корреспонденты «7 дней» сомневаются, что прирост окупит все затраты на медицину. Такие выводы журналисты делают, основываясь на жалобах льготников — как федеральных, так и республиканских. Они жалуются на то, что лекарства стали недоступны. Прописанный врачом жизненно необходимый препарат, а этой категории граждан он выдается бесплатно, они получить не могут.

В Министерство здравоохранения за помощью в получении лекарства обратилась Наталья Малюк из Набережных Челнов. С сентября ее семья не может бесплатно получать гидрализат белка, то есть заменитель белка, для дочери Ксении. Она региональный льготник, страдает фенилкетонурией. Такой диагноз девочке поставили в 5 месяцев. Сейчас Ксении 20 лет, но по-прежнему ей можно есть только диетические продукты на крахмале. До 18 лет государство обеспечивало лекарством ее бесплатно. Сейчас в нем ей отказано. Мама Ксении Наталья воспитывает дочь одна и зарплаты на гидрализат белка не хватает.

Отсутствие лекарств вынудило обратиться в суд Лилию Родяхину из Казани. Девушка отмечает, что никак не может получить два препарата, которые входят в ее список жизненно важных лекарств. Самой купить препараты ей не по силам. Цена одного из них достигает более 100 тыс. рублей. В 14 лет Лилии поставили страшный диагноз — муковисцидоз. Это нарушение функции органов дыхания. Лилия заверяет, что, перед тем как идти в суд, она обращалась в Министерство здравоохранения.

10 ноября Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда республики вынесла решение по апелляции: «Обязать Министерство здравоохранения организовать обеспечение Родяхиной лекарственным препаратом «Тобрамицин» на основании решения врачебной комиссии». Однако прошел месяц, а лекарств нет.

Юрист Фарит Ахмадуллин, который помогает Лилии, представляет интересы пациентов не только в Татарстане, но и по всей стране, приводит статистику: в этом году в Ассоциацию «Спасти и сохранить» за помощью именно в лекарственном вопросе обратились 50 человек.

Лилия Яруллина, президент ассоциации «Спасти и Сохранить», рассказывает, что тоже столкнулась с бюрократизмом, когда поставили диагноз «легочная гипертензия». Она прошла через суды. В 2012 году решили создать ассоциацию «Спасти и Сохранить». Сегодня Лилия Яруллина помогает людям с редкими заболеваниями по всей стране. В ассоциации состоит более 50 человек. Лилия говорит, что раньше у них были проблемы с получением лекарства. Сегодня почти все обеспечены препаратами.

Льготники — как федеральные, так и республиканские, жалуются на то, что лекарства стали недоступны. Фото neinvalid.ru

Любовь Шайхутдинова, заместитель руководителя Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по РТ признается, что лекарства, по которым в основном обращаются, дорого стоят и на их покупку порой требуется не один миллион. «Есть пациенты, которым нужно 40—50 млн рублей в год. Найти такую сумму, конечно, сложно. Мы работаем совместно с Минздравом», — замечает Любовь Шайхутдинова.

За 11 месяцев в Территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по РТ поступило 330 обращений, связанных с лекарствами. Больше всех жаловались пациенты, страдающие астмой, почечной недостаточностью и онкологией. По словам Любови Шайхутдиновой, в этом году Министерству здравоохранения выдано восемь представлений. «Мы крайне озабочены ситуацией и требуем немедленно ликвидировать задолженности перед пациентами в обеспечении лекарственными препаратами», — отмечает заместитель руководителя Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по РТ.

По словам Фариды Яркаевой, заместителя министра здравоохранения РТ, тот, кто выбирает денежную компенсацию, а это порядка 800 рублей в месяц, фактически уносит из этой программы деньги. Финансовая устойчивость программы нарушается. В Министерстве здравоохранения отмечают, что делают все, чтобы пациент получил положенные лекарства. 1 октября жители сделали выбор между деньгами и набором социальных услуг. Итог выбора: 66,9% человек отказались от получения набора социальных услуг в республике. За прошлый год количество региональных льготников увеличилось почти на 15 тысяч человек.

Рост числа льготников произошел и по итогам диспансеризации. Только за 10 месяцев этого года было обследовано более 500 тысяч человек. У полутора тысяч выявлены злокачественные новообразования. По итогам 2016 года на 214 человек стало больше тех, кому нужны препараты стоимостью от 50 до 100 тыс. рублей. И на 26 человек тех, кому нужны лекарства на сумму до 1 млн рублей.

Пенсионер Анатолий Вакатов отказался от набора социальных услуг в натуральном виде, на 800 рублей он сам покупает лекарства. Инвалид второй группы, федеральный льготник страдает астмой. «В 2015 году я пришел в поликлинику выписывать таблетки, а их из списка вычеркнули. Я говорю, как вычеркнули, как мне без них? 800 рублей как раз хватает на две упаковки таблеток в месяц. Не живу, выживаю», — отмечает пенсионер.

Он с радостью бы вернул набор соцуслуг, но денег на лекарства взять неоткуда. Анатолий писал в разные инстанции, чтобы вернули препарат, который ему подходит, в список жизненно важных. Последняя надежда — на Общероссийский народный фронт.

Фарида Яркаева винит тех, кто выбирает денежную компенсацию, а это порядка 800 рублей в месяц, они фактически уносят из этой программы деньги. Фото minzdrav.tatarstan.ru

В свою очередь Валентина, столкнувшаяся с онкологией, призывает казанцев и жителей Татарстана не отказываться от соцпакета. По ее словам, у нее в роду никто не болел онкологией. В этом году у нее случился рецидив, нужно провести шесть сеансов терапии, каждый стоит более 32 тыс. рублей. «Нужно всегда думать о будущем, не отказывайтесь от соцпакета. Мы не знаем, что с нами случится», — замечает Валентина.

Визит в Италию: биопластик, посещение «Медиасета» и соглашение с Pirelli

На прошлой неделе два насыщенных дня провела представительная татарстанская делегация во главе с президентом республики Рустамом Миннихановым в Италии, а точнее в Милане. Компанию Рустаму Минниханову составили руководители крупнейших предприятий Татарстана ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов и ПАО «Татнефть» Наиль Маганов, министр сельского хозяйства и продовольствия Марат Ахметов, министр промышленности и торговли Альберт Каримов, руководитель Агентства инвестиционного развития Республики Талия Минуллина, генеральные директора «Казаньоргсинтеза» Фарид Минигуллов и ТРК «Новый Век» Ильшат Аминов, председатель Торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев и многие другие.

Визит делегации из Татарстана был расписан по минутам. Начался он со встречи Рустама Минниханова с президентом Ломбардии Роберто Марони. Ломбардия — ведущий и самый богатый регион Италии, ее столица — Милан. На Ломбардию приходится 22% ВВП Италии, 31% импорта и 27% экспорта Италии.

В ходе встречи Роберто Марони и Рустам Минниханов пришли к однозначному выводу — у наших регионов огромный потенциал для сотрудничества. Правда, реализован он не на 100 и даже не на 50%. Об этом говорили участники делового форума «Италия — Татарстан».

В 2013 году товарооборот между Татарстаном и Италией составлял 3,5 млрд долларов. В 2016 году он упал до 262 млн долларов. Повлияли санкции, но в Италии в целом и в бизнес-кругах Ломбардии особенно, сейчас все больше настроений отказываться от политики санкций. Санкции никому и никогда не помогали, по крайней мере, в экономике. Это несколько раз в ходе визита подчеркивал и Рустам Минниханов.

Если начинать политику сближения, то сейчас самый подходящий случай. Об этом говорит и динамика развития отношений. По итогам 9 месяцев этого года наблюдается рост взаимной торговли почти на 40%. Итальянский вице-президент татарстанской компании «Нэфис» Массимо Бонори считает, что это только начало большого пути навстречу друг к другу. Свое выступление на форуме он закончил неожиданным слоганом «Милан — это Казань, а Казань — это Милан».

Санкции никому и никогда не помогали, по крайней мере, в экономике. Это несколько раз в ходе визита подчеркивал Рустам Минниханов. Фото prav.tatarstan.ru

Массимо Бонори, вице-президент ОАО «Нэфис Косметикс» отмечает:

— Я здесь имел в виду только то, что и в Казани, и в Милане живут позитивно настроенные люди, нацеленные на результат. Там и тут люди хотят работать много, с пользой для себя и родного города, получать достойную зарплату — и это нас объединяет.

В ходе поездки в Милан Витторио Фолла, директор компании «Био-он», представил Рустаму Минниханову проект завода по производству биопластика. Биоразлагаемый пластик производится из натуральных продуктов: сахарного тростника, картофельных очистков или других отходов отрасли сельского хозяйства. Из такого сырья получается пластмасса, которая полностью растворяется в почве. Для Татарстана проект интересен и с точки зрения сырья для биопластика. По мнению министра сельского хозяйства и продовольствия, таким сырьем могла стать патока или меласса — отход свеклосахарного производства.

Технология не самая сложная, но могут быть трудности в ее промышленном внедрении, поэтому при выборе партнера в России итальянцы, не раздумывая, предложили идею Группе компаний «ТАИФ», у которой серьезный опыт по внедрению сложных установок.

Витторио Фолла отзывается о ТАИФе, как об огромном нефтехимическом комплексе и компании, которая успешно внедряет инновации. «Татарстан — промышленно развитый регион. Мы готовы обсуждать проект. Пока ведем переговоры, но хоть завтра готовы приступить к реализации проекта. Мы хотим запустить завод в 2019 году», — заявил Витторио Фолла.

Делегация из Татарстана посетила в Милане крупнейшую частную медиакомпанию «Медиасет», основанную еще Сильвио Берлускони. «Медиасет» располагает 11 бесплатными и 20 платными телеканалами. ТНВ планируют в будущем строить новый телевизионный комплекс. В Италии им есть на кого равняться. Рустам Минниханов, Альберт Шигабутдинов и Ильшат Аминов с интересом оценили оснащение телецентра.

Особые перспективы сотрудничества у итальянских и татарстанских компаний в сфере нефтехимии и нефтепереработки. Для республики это ведущая отрасль экономики, а в Милане есть такая мощная компания в области инжиниринга и лицензирования технологий, как Maire Tecnimont. Встреча с председателем совета директоров компании Фабрицио Ди Амато также прошла в ходе визита нашей делегации в Милан. «У компании Tecnimont и Татарстана есть хорошая история отношений, — подчеркнул Рустам Минниханов. — Тем более, что наша компания «ТАИФ» имеет амбициозные планы в части дальнейшего развития и наращивания своих мощностей».

Еще одна глобальная компания, которая уже давно и плотно работает с Татарстаном и с ТАИФом — шинный концерн Pirelli. «Нижнекамскнефтехим» поставляет свой синтетический каучук для нужд итальянского концерна. Успешное сотрудничество намерены продолжить и дальше: после деловой встречи в замке Pirelli стороны подписали новое соглашение. Документ подразумевает поставку синтетического каучука в течение следующих 5 лет.

Еще одна глобальная компания, которая уже давно и плотно работает с Татарстаном и с ТАИФом — шинный концерн Pirelli. Фото prav.tatarstan.ru

Год без «Татфондбанка»

Со дня падения «Татфондбанка» прошел год. Уголовное дело обрастает новыми подробностями, обвинениями, эпизодами. Фигуранты по нему все те же, а масштабы возможных махинаций только растут. Корреспонденты «7 дней» решили узнать, как Новый год будут встречать обычные люди — физические лица, пострадавшие от крушения «Татфондбанка».

Семья Лилии Кабировой из Нижнекамска живет в общежитии более 10 лет. Год назад деньги супруга зависли в «Татфондбанке». В этом году выяснилось, что у нее, как и еще у 500 семей, есть долг за тепло. Лилия Кабирова просит банк вернуть им деньги, чтобы заплатить по счетам.

В ловушку попал и директор НП «Жилищно-коммунальное хозяйство» Иван Паньшин, в ведении которого находятся жильцы трех общежитий. Впервые за 18 лет работы в сфере ЖКХ он подумывает об уходе. Еще 12 декабря 2016 года за услуги «Татэнерго» через «Татфондбанк» жильцы заплатили около 600 тыс. рублей, но денег поставщик так и не увидел. Поэтому включил ЖКУ в список злостных неплательщиков. После краха банка поставщики и контрольно-надзорные органы не беспокоили НП «Жилищно-коммунальное хозяйство» только месяц.

Иван Паньшин признается, что после месячного перерыва стали наседать налоговая, Пенсионный фонд и поставщики. «Татфондбанк» не перечислил деньги ни за налоги, ни поставщикам. «В настоящий момент мы без вины виноватые. Правительство вроде бы пообещало, что все будет зачислено. Однако начались угрозы, у нас арестовали счета, налоговая забрала деньги на следующий месяц», — сетует Иван Паньшин.

Два суда «Жилищно-коммунальное управление» выиграло, но налоговая служба снова арестовала счета за неуплату пени. Сейчас юрист управления Марина Костина готовится к очередному суду, на этот раз с «Татэнерго». Всего в «Татфондбанке» у ЖКУ пропали 3 млн рублей. НП «Жилищно-коммунальное хозяйство» обращалось в разные инстанции: «Татэнерго», Минстрой. Каждый раз ответ был один и тот же: «Нет юридических оснований, чтобы мы могли пойти вам навстречу и списать эту сумму». Обращались нижнекамцы и к Рустаму Минниханову. Ситуация пока не разрешилась.

Позиция ведомств стала понятна из их ответов ЖКУ. «Татэнерго» требует погасить задолженность. Министерство экономики отправляет за юридической помощью в рабочую группу по оказанию помощи клиентам банков. Министерство ЖКХ рекомендует обратиться в республиканский фонд поддержки, а также договориться с «Татэнерго» с вопросом о реструктуризации долга.

Интересна переписка Минстроя с «Татэнерго», что случайным образом оказалась у героев сюжета. В ней заместитель генерального директора, директор по реализации тепловой и электрической энергии «Татэнерго» Олег Зверев пишет: «Прощать однозначно ничего не будем. Можем не начислять пени и посмотреть по реструктуризации при 100% оплате текущего потребления».

Со дня падения «Татфондбанка» прошел год. Фото Романа Хасаева

Реструктуризация на два года — это фактически повторная оплата. Многие жильцы общежития такие счета не потянут. Расплатиться не со своими долгами, все же придется, считает Иван Паньшин, но не за 2 года, а хотя бы 5 лет. Если удастся решить этот вопрос в суде.

От закрытия «Татфондбанка» пострадал и предприниматель Игорь Жуков. Он взял грант на открытие бизнеса в Центре занятости, оплатил часть оборудования поставщику через «Татфондбанк». В итоге остался без оборудования и отчета перед государством тоже нет. За этот год бизнес не только не получил развитие, но и, вполне возможно, окончательно закроется. Впереди арбитражный суд. Игорь Жуков рассказывает: «В чем заключается кураторство Центра занятости? Предоставляют юриста, бухгалтера, выделили деньги, и все. Обращались за помощью, нам было отказано. Пришли, все описали и положили глаз на наше оборудование, я так думаю».

Шансы получить деньги у Игоря Жукова все-таки есть. В республиканском фонде поддержки 11 ноября начались первые выплаты юридическим лицам в третьей очереди с суммой требования до 300 тыс. рублей. На данный момент по этому вопросу принято 600 заявлений от предпринимателей и компаний. 5 млн рублей уже дошли до адресатов.

Нижнекамцы, в лучшем случае, через фонд поддержки могут рассчитывать лишь на возвращение 1,5 млн рублей, что были на счетах. Еще 1,5 млн рублей, что ушли к поставщикам, пропали. Если денег не было на счете, то в реестр Агентства по страхованию вкладов они не попали. Нет в реестре — нет долга. Поставщикам только этого не объяснить.

Маргарита Цветкова
ПромышленностьНефтехимияЭкономикаФинансыБанкиОбществоМедицина
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 18 дек
    Как всегда уже много лет Фарида Яркаева обманывает журналистов и граждан. У меня мама тоже в этом голу отказалось от соцпакета. Как так ей не разу не выписывали нужные дороги лекрства. То у них денег нет то не положено. Сами покупали. Яркаева таким оброзам экономить деньги.
    Ответить
  • Анонимно 18 дек
    Про дележ земли в Пестречинском районе "Реальное время" в точку попало. Смело написано. Особенно про две привилегированные семьи.
    Ответить
    Анонимно 18 дек
    Смелая полностью статья, не боятся
    Ответить
  • Анонимно 18 дек
    Хорошая статья
    Ответить
  • Анонимно 18 дек
    Бабаем называем мы только своих
    Ответить
  • Анонимно 18 дек
    Должны изучаться языки добровольно, лояльный наш президент
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии