Новости раздела

Татарская печать 100 лет назад: дедушка «Тарджеман», «харамное» чтение ртом и критика Садри Максуди

Периодическая печать на татарском языке: первые газеты и журналы

Татарская печать 100 лет назад: дедушка «Тарджеман», «харамное» чтение ртом и критика Садри Максуди Фото: bashinform.ru

Сегодня, 19 мая, отмечается День печати Татарстана. Именно в этот день в 1905 году вышел первый номер газеты «Нур». Специально к этому профессиональному празднику журналистов РТ казанский историк Лилия Габдрафикова подготовила для «Реального времени» новую авторскую колонку, посвященную первым татарским периодическим изданиям. Наш колумнист приводит любопытные факты, связанные с газетами и журналами, выпускавшимися на татарском языке в различных уголках Российской империи.

«Тарджеман» и первые татарские газеты

Попытки открыть периодические печатные издания на татарском языке были предприняты еще в конце XIX века, но все они останавливались различными бюрократическими препонами. Например, так случилось с инициативой просветителя Каюма Насыри. В результате он сконцентрировался на издании татарских календарей. Единственной общетюркской газетой являлась бахчисарайская «Тарджеман», издаваемая с 1883 года Исмаилом Гаспринским.

«Два года назад, когда выходили первые номера «Тарджемана» у нас было 320 подписчиков, — писал И. Гаспринский в 1885 году, — <...> в течение 1884 года подписчики прибавлялись, и, наконец, к декабрю 1884 года нас стали выписывать 1 000 человек. Из этих 1 000 читателей 500 ученых, 300 купцов, 150 чиновников и мурзы (дворяне), и остальной народ. Из 1 000 человек 300 крымских мусульман, 300 мусульман из Астрахани, Самары, Уфы, Казани и Перми, 150 дагестанцев, 50 человек из сибирских мусульман, 200 из Средней Азии и Туркестана».

Татарская газета оставалась долгое время недосягаемой мечтой наиболее образованной части населения. Подражая турецкой и русской прессе, а также «Тарджеману», еще до 1905 года татарские шакирды выпускали рукописные газеты и журналы.

«В 1901 году мы (группа учеников Казанской татарской учительской школы, — прим. Л. Г.) восхищались простым торговым объявлением татарского купца о предстоящих распродажах, — вспоминал анонимный автор газеты «Вакыт» в 1915 году. — Объявление самое обыкновенное, теперь такие печатают всюду».

Но тогда учеников подкупило то, что оно было на татарском языке, наклеено на витрине рядом с русскими афишами, да еще напечатано на листе бумаги, напоминающем газету.

«Татарская газета! Нужно было сойти с ума от радости при виде татарской газеты, — продолжал автор, — но в 1905 году происходили другие более удивительные события, которые коснулись и татар, и научили их смотреть на все остальное равнодушно».

И. Гаспринский за работой в кабинете. 1910 г. Из фондов Музея Исмаила Гаспринского

Первая русская революция открыла новую страницу татарской культуры. Первая газета на татарском языке появилась в Санкт-Петербурге и называлась «Нур» («Луч»), издавать ее начал местный имам Атаулла Баязитов (именно к выходу этого издания приурочен День печати Татарстана 19 мая, — прим. ред.). В том же 1905 году в Казани юрист Саидгарей Алкин стал издавать газету «Казан мухбире». В 1906 году насчитывалось восемь новых татарских газет, только в Казани выходило пять из них: «Юлдуз», «Азат», «Баянель-хак», «Тан юлдузы», «Азат халык». Новые газеты вызывали живой интерес, нередко читатели умеренным газетам предпочитали более «острые» издания. Так, Фатих Амирхан в частном письме другу сообщал о том, что вместо газеты «Казан мухбире» подписался на новую газету «Азат». Последнее издание привлекло его так называемой радикальностью. Он отмечал, что редактор данной газеты, мулла Габдулла Апанаев, уже несколько раз привлекался к судебной ответственности. Чуть позднее сам Фатих Амирхан станет настоящей звездой татарской журналистики.

Издатель газеты «Юлдуз» Ахметхади Максуди с 1892 года пытался получить разрешение на издание национальных газет и журнала, но каждый раз его ходатайства оставались без внимания. Лишь в период революции ему удалось осуществить свою давнюю мечту. «Юлдуз» издавалась до 1918 года и стала очень популярной газетой.

К казанским редакциям присоединились и другие города Российской империи, где компактно проживали татары. Татарские газеты и журналы выходили еще в Уральске, Оренбурге, Астрахани, Уфе, Самаре, Москве, Томске. Спонсорами национальной прессы, как правило, были богатые татарские предприниматели. Но иногда газеты издавали предприимчивые муллы и интеллигенты. Однако после спада революционной волны многие издания закрылись. В первую очередь это были газеты леворадикального характера, выжила лишь умеренно-либеральная пресса. Между тем увеличилось количество специализированных журналов. Были издания для детей, для женщин, а также тематические (по педагогике, экономике, праву и т. д.).

Конечно, с появлением татарских газет, влияние «Тарджемана» снизилось.

«Двадцать пять лет назад, словно человек давящийся хлебом за неимением белой булки, довольствующийся махоркой вместо дорогих сигарет, мы вынуждены были читать «Тарджеман» и искренне внимали ему. С тех пор мы сильно изменились! — писал Г. Тукай в уральской газете «Фикер» в 1906 году. — Как скачущая впереди хвоста своего одинокая лошадка, газета «Тарджеман» выглядела в наших глазах довольно передовой. Но сейчас, спасибо за это, на арену вышли скакуны вроде «Таң йолдызы», «Вакыт», «Фикер». Мы попытались пустить и «Тарджеман» на эти скачки. Тут же увидели, кто впереди, а кто отстает».

Снижение популярности бахчисарайской газеты связано было не только с умеренностью взглядов, «осторожностью» издателя Гаспринского. Для некоторых читателей трудным представлялся и язык издания: смесь крымско-татарского с турецким, с арабскими, персидскими словами был не всегда легким для восприятия. Поэтому, когда появились мусульманские волго-уральские газеты с понятным языком изложения, многие переключились на них. Хотя в целом к создателю бахчисарайской газеты в татарском обществе всегда относились с большим уважением, молодежь величала И. Гаспринского дедушкой («бабай»).

Типография газеты «Терджиман». 1907 г. Фотография из газеты «Миллет»
(бесплатное приложение к газете «Переводчик-Терджиман»). Фото orientmuseum.ru

Требования новой эпохи

Вначале татарские газеты выходили один раз в неделю, во время Первой мировой войны стали ежедневными. Росту популярности газет способствовали специальные чтецы в татарских чайных, которые читали посетителям газеты вслух. Например, такая практика была в чайной гостиницы «Булгар». В основном в этой роли выступали шакирды. В народе их называли «дипломатами». Читали они не только татарские газеты, но и переводили слушателям русские периодические издания. Постепенно нововведение переняли и другие мусульманские номера, хотя поначалу некоторые выступали против. Они считали чтение газет харамом для мусульманина.

«Газеты?.. Кто выпускает эти газеты… <...>. Думаете, там есть хоть один порядочный человек?.. На хлеб насущный не могут заработать, вот и получают деньги, продавая сплетни мира», — возмущались герои романа Г. Ибрагимова «Молодые сердца», муллы старшего поколения. Роман был написан в 1912 году.

Однако требования новой эпохи были совершенно другими. Распространению культуры чтения газет и журналов, а также светских книг, в немалой степени послужили мусульманские библиотеки, открывшиеся во многих городах.

«Разница между тем человеком, который читает газету и тем, который не читает, такая же, как между небом и землей. Так как газеты — прогресс, то надо стараться, чтобы в каждой деревне были газеты, чтобы они приобретались более или менее состоятельными людьми», — писали авторы самарского журнала «Икътисад» в 1913 году.

Свежая национальная пресса была признаком прогресса. Поэтому в «Двухсветной гостинице» на Нижегородской ярмарке (владельцами были оренбургские купцы Хусаиновы) работал даже специальный газетный киоск, где продавались большинство татарских периодических изданий. К слову, эта татарская гостиница была оборудована Хусаиновыми и электричеством, и телефонной связью, и прочими техническими новшествами.

Примечательно, что газеты стали выгодным предметом купли-продажи. Как отмечал миссионер С. Багин, «материальная поддержка газет обуславливается не только интересом мусульмански-образованных татар к периодической прессе, но и широким распространением газет в деревенской массе: многие татары-торговцы из захолустных мест Казанского края выписывают газеты в нескольких экземплярах и продают их на сельских базарах».

Ценовая политика татарских газет, где бы они ни выходили, была примерно одинаковой. Так, годовая подписка на ежедневные газеты («Тарджеман», «Вакыт», «Баянель-хак», «Кояш») составляла в 1913 году 5 рублей, на издания, выходящие два-три раза в неделю («Юлдуз», «Идель», «Нур», «Сибирия») — 3-4 рубля. Примерно также стоили и татарские журналы, выходящие два раза в месяц («Ялт-Юлт», «Ан»).

Постепенно стало понятно, что газеты — это мощное оружие. Их начали использовать в агитационных целях. Например, муллы из Заказанья во время сельских базаров бесплатно раздавали газеты «Тауш» и «Дума». В них часто печатались материалы, критикующие депутата Садри Максуди. Газета «Юлдуз» полагала, что за этим делом стоят его противники.

Газета «Нур». Фото tataroved.ru

Рост тиражей и слежка жандармов

Огромные тиражи художественных, научно-популярных и публицистических книг, газет и журналов на татарском языке способствовали реформированию татарского языка. Благодаря этим изданиям создавалось единое языковое пространство. При этом авторы стремились избавиться как от османизмов, так и от русских слов. Последних за революционные годы в татарском языке накопилось особенно много.

«Некоторые казанские газеты все еще употребляют большое количество русских слов. Например, «Казань Мухбери», обсуждая вопрос о местном самоуправлении в передовой статье, говорит: «земство», «городская управа», «оппозиционные партии», «бюрократия», «земская реформа», «законопроект», «реакционные земства», «съезд», «министр внутренних дел», «губернское земское собрание», «Дума». В торговом отделе мусульманских газет встречается много таких прямо списанных с русских слов, как: «спрос», «сделка», «выбор», — писал в 1909 году автор, скрывавшийся под псевдонимом Г. Алисов. — Но уже существует стремление прекратить это пользование русскими словами и заменять их или чисто тюркскими, или соответствующими арабскими и персидскими».

Как отмечали сами татарские журналисты, за годы существования национальной прессы был выработан особый газетный язык. Однако понимали его не все читатели. Так, в 1909 году в издательстве «Сабах» (Казань) вышел специальный «Карманный словарь или помощь читателям газет», составленный Ф. Садыковым. Словарь включал такие термины как «агитатор», «пенсия», «монархия», «революция», «радикал», «социал-демократы», «социал-революционеры», «военное положение», «джадидизм», «кадимизм», «манифестация» и другие слова. Этот словарь свидетельствовал, что для многих русских терминов так и не были найдены соответствующие аналоги в татарском языке.

Количество читателей татарских газет значительно увеличилось во время Первой мировой войны. Например, тираж газеты «Юлдуз» в июле 1914 года составлял 3 900 экземпляров, в августе — уже 4 600. То же самое наблюдалось и с другими периодическими изданиями на татарском языке. Тираж газеты «Кояш» в июле 1914 года составлял 1 700 экземпляров, в августе — 2 100, к октябрю того же года она уже выпускалась тиражом 2 600 экземпляров.

«Когда-то «Казан мухбире» имела подписчиков не более 1,5 тысячи, в настоящее время их не менее 25 тысяч, то есть число читателей увеличилось в 16 раз, — писали авторы газеты «Кояш» в 1916 году, — Татарские газеты читают в самых дальних деревнях, и они популярнее русских газет».

Работа редакций татарских газет постоянно контролировалась цензорами. В годы войны информация носила в основном переводной характер, сообщения брались из русских газет. Много было материалов агитационного характера. По данным казанской жандармерии, Ф. Амирхан (тогда сотрудник газеты «Кояш») считал, что власти превратили «татарскую печать в свое орудие», поэтому уменьшилось количество читателей. Но, как видим, по сведениям Казанского временного комитета по делам печати, тиражи татарских газеты, в том числе и газеты «Кояш», во время войны намного увеличились.

Клише газеты «Кояш». Фото Art16.ru

Например, в чайных гостиниц «Болгар» и «Сарай», как и в довоенное время, часто устраивались чтения газет. В сентябре 1914 года попал под подозрение жандармерии конторщик номеров «Сарай» Фатых Абузяров. Доносчик жандармерии обвинял его в искажении сведений из газет. Перепроверив донос, жандармы ничего особенного в действиях Абузярова не обнаружили, но на всякий случай установили за ним негласное наблюдение.

В сентябре 1915 года были попытки объединить работу редакций татарских периодических изданий для формирования единого общественного мнения. Планировался съезд татарских журналистов в Москве. Основными инициаторами выступили газеты «Юлдуз», «Кояш» и «Иль». Но, вероятно, из-за закрытия газеты «Иль» в Москве, это совещание не состоялось.

В 1916 году отметили свой первый юбилей наиболее популярные татарские газеты «Юлдуз», «Вакыт». К этому времени некоторые издания (например, «Казан мухбире») уже перестали существовать, поэтому именно эти газеты олицетворяли собой лицо национальной прессы. Об определенной зрелости татарской периодической печати говорил и тот факт, что в годы войны в большом количестве выпускались журналы. Например, в 1916 году из 18 татарских повременных изданий 12 были журналами. Каждый из них имел определенное направление и свою читательскую аудиторию. Благодаря газетам и журналам образовалось единое информационное пространство, которое объединяло татар из разных уголков Российской империи.

Татарская журналистика начала XX века — это жемчужина исторического и культурного наследия нашего народа. Одно упоминание имен Габдуллы Тукая, Гаяза Исхаки, Фатиха Амирхана, Шайхзады Бабича, Галимджана Ибрагимова показывает весь масштаб этого уникального явления эпохи татарского ренессанса. Острословие, злободневность и смелость их текстов поражают. В то же время нужно отметить имена купцов Рамеевых, Каримовых, Сайдашевых и многих других, чей вклад в развитие национальной периодической печати невозможно оценить. Всеми ими двигала искренняя любовь к своему народу, стремление к национальному прогрессу.

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияТехнологииМедиа БашкортостанТатарстан
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 19 мая
    На картинке же не татарском газета, а на арабском
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Так до 1918 татары на арабском писали
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    А почему поменяли тогда? На кириллицу?
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Не на арабском писали (воспринимается же как на арабском языке), а использовали арабские буквы для татарского языка.
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Это была такая масштабная политика коммунистов. Чтобы татары были ближе к России, нежели к арабским странам
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Сейчас много ли татрстанских газет? На татарском языке
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    А при чем тут арабские символы и татарская газета? Автор не верно указал название статьи ... Тут татарского нет.

    А в ответ на предыдущего ответчика: татарских газет на татарском языке много
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Ты сам хоть понял, что написал?
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Конечно понял, я же сам это писал...
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Спасибо, Лилия! С праздником!
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Хочется уметь читать эти закорючки
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    В Казани есть школы при мечетях, в которых учат арабскому письму и диалекту
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    А в каком году появилась пмсьменность в татарии?
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    тюркская руника здесь функционировала до 10 века, после 922 года - арабица, после 1917 года - вначале латиница, потом кириллица
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Что значит в "татарии"? Предки татар до 10 в. пользовались руническим письмом, с 10 века до 1929 года арабским письмом, до 1939 года латиницей, с этого времени пользуются кириллицей.
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Письменность в "Татарии" была всегда начиная со старотатарских рун.
    Ответить
  • Анонимно 21 мая
    Не было никакой Татарии до 1920 года. Успокойтесь, комментаторы
    Ответить
  • Анонимно 21 мая
    Есть ли среди авторов дореволюционных печатных изданий Абдулла / Габдулла Гисматуллин / Гисмати?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии