Новости раздела

«Мама говорила: если универ брошу, буду бутылки собирать — так и получилось»

Предприниматель Богдан Сабуров рассказал, как строит бизнес на мусоре и хочет меньше, чем за год, приучить казанцев сортировать отходы

«Мама говорила: если универ брошу, буду бутылки собирать — так и получилось» Фото: Олег Тихонов

На фоне скандала со строительством МСЗ в Казани 23-летний предприниматель Богдан Сабуров предложил свой вариант решения проблемы. Глава компании «Эко-Приоритет» заявил о готовности утилизировать все объемы собираемых в городе и республике ТБО. Начав с приема пластика, в этом году бизнесмен планирует внедрить проект раздельного сбора мусора в ЖК «Салават купере» и посмотреть, что из этого выйдет. «Реальное время» поинтересовалось мотивами стартапера и выяснило, сколько стоит входной билет на мусорный рынок столицы РТ.

«У нас мало контейнеров в центре»

— Богдан, вы заявили, что собираетесь охватить раздельным сбором мусора всю территорию Казани, от Осиново до Дербышек. Как именно вы планируете это осуществить?

— Половину рынка, процентов 50, мы уже заняли, поэтому нам остается совсем немного. Самое основное — это было, конечно, зайти и войти в определенную стабильность по ввозу и заполняемости. В некоторых местах контейнеры наполняются быстрее, в некоторых медленнее. Методом перестановки, проб, увеличения количества контейнеров мы дошли до определенной нормы. Занять территорию от Осиново до Дербышек — это уже просто вопрос времени и логистики. Осиново точно в этом году. Думаю, и Дербышки получится.

Также планируем охватить ближайшие к городу дачные сообщества. Там у нас будут пункты приема. В каждом достаточно крупном садовом товариществе и во всех жилых массивах в пригороде. Например, «Волжанка», Большие Клыки, Малые Дербышки, Нагорный, Константиновка, Вознесенское, Салмычи, Отары, Мирный, Усады, «Победилово», дачи на Лагерной, в Аракчино, Борисково, в Северном и т…

— Значит, это будет сезонный бизнес?

— По садовым и дачным обществам, скорее всего, да — только на лето. Чтобы жители поселков могли сдать вторсырье и ненужный хлам за деньги, освободить свои участки, развивать свою экологическую осознанность.

— Не боитесь из-за экологической неосознанности казанцев понести убытки?

— Они всегда могут быть. Но нужно закладывать расходы так, чтобы меньше тратить.

— С какими управляющими компаниями Казани работаете?

— Работаем со всеми крупными УК города, кроме Московского района. Они изъявили желание самостоятельно заниматься раздельным сбором. Как у них дела продвигаются, ничего не могу сказать — это их кухня, но, как мне известно, они не особо развиваются. Это была инициатива прежнего руководителя [района], а сейчас они не могут это изменить и сделать по-другому. Он этот курс задал, поэтому они просто продолжают его придерживаться, но это то, что касается Московского. А так мы работаем с Приволжским, Советским районами, с управляющей компанией «Азино -1». А вот с «Азино-2» пока не можем договориться.

«Половину рынка, процентов 50, мы уже заняли, поэтому нам остается совсем немного. Самое основное — это было, конечно, зайти и войти в определенную стабильность по ввозу и заполняемости». Фото kazan.zoon.ru

— Почему?

— Не знаю, сложности какие-то. Скорее всего, они хотят что-то такое, что мы не можем предложить. Диалог неконструктивный, только поэтому. Если бы высказали тезисы, открытые и прямые, можно было бы договориться, а играть в угадайку не хочется.

— Сколько всего управляющих компаний, с которыми вы работаете?

— Порядка 25. У нас нет контейнеров в Авиастроительном районе, в Дербышках, мало контейнеров в старой Казани, в центре, потому что там достаточно сложно все по логистике.

— Планируете выйти на эти территории?

— Да, конечно, планируем, там тоже люди живут, будем выходить. У нас большие планы на Ново-Савиновский район, мы пока охватили небольшую его часть. Всего запланировано установить в городе еще 1 500 контейнеров: в этом году около 700, в итоге к концу декабря доведем до 2 тысяч по городу. Сейчас в среднем в Казани 1 300 наших контейнеров, они постоянно обновляются.

— Когда приступите к организации раздельного сбора мусора в «Салават купере»?

— Планируем в третьем квартале. Сейчас все на стадии договоренности, обсуждения, принятия решений, как это будет выглядеть. Хочу пообщаться с местными жителями, в том числе с противниками МСЗ.

— Как обычно вы попадаете со своим проектом на территорию жилого дома?

— Нужно договориться с управляющей компанией об условиях — от них много не требуем, только разрешить установку и провести информационную работу среди жителей. Все состоят в чатах в мессенджерах, нужно, чтобы УК просто объявила: что можно класть в контейнеры, что нельзя, для чего все это делается. Самое главное — добиться понимания людей: отходы, которые они отсортируют, пойдут на какую-то пользу. Не просто все собрали и выкинули, а именно на переработку.

— То есть не нужно с кем-то еще дополнительно договариваться — с городскими чиновниками, например, из комитета ЖКХ?

— Комитет ЖКХ — наши друзья. Мы с ними хорошо общаемся, хорошо себя зарекомендовали. Поэтому по всем вопросам ребята из комитета идут навстречу, общаются, у нас достаточно теплые отношения.

Самое главное — добиться понимания людей: отходы, которые они отсортируют, пойдут на какую-то пользу. Не просто все собрали и выкинули, а именно на переработку

— Как договариваетесь работать в «Салават купере», сложностей не возникает?

— Нет, ничего такого, даже с радостью поддерживают. Нужно установить сетки (для сбора пластиковых бутылок, — прим. ред.) — это первый этап, а после сделать то, к чему хотим прийти, и посмотреть на реакцию заинтересованных сознательных людей, что из этого получится. Для меня — это тоже первый опыт. Для всей России, скорее всего. Будут ведь и так называемые «мокрые» отходы, «пищевка», которая не сортируется, или отходы, которые невозможно переработать. А все сухие отходы — можно, различие только в стоимости переработки. Будем стараться переработать все, потому что мы с этим столкнемся. Мы уже сталкиваемся, вынимаем порядка 16 фракций и там еще столько же. Поэтому приходится приспосабливаться. А так все можно переработать, главное, в каком виде и какой объем.

— 16 фракций — это из каких отходов?

— Это из того добра, которое в сетку кладут.

— Начнете с «Салават купере» и только потом перейдете к остальным микрайонам?

— Нет, зачем, начнем параллельно, по всему городу. Я здесь уже мог начинать с пластика. На Габишева, 4, договорились с УК, отдельно собираем картон и пластик.

«У каждого казанца появится возможность раздельного сбора мусора»

— И как казанцы? Справляются с сортировкой мусора?

— Пока вопрос с сортировкой отходов в любом случае остается. Потому что Tetra Pak не является картоном.

— Это упаковки из-под сока и молока?

— Да. Бумажные стаканчики идут как бумажные отходы, но то, что бумага, многослойная с полиэтиленом, который непонятно куда деть, никто не хочет в это вникать. Даже когда говоришь «нельзя» и люди переспрашивают, почему, и ты объясняешь, они вроде говорят «ну ладно» и все равно кладут. Вот этот момент очень важный! Когда говоришь нельзя, возникает адекватное «почему». Ты объясняешь и срабатывает понимание или не срабатывает. Масса людей начинает говорить «может, можно» и складируют — а это большие трудозатраты.

— Другие компании уже пытались вести раздельный сбор мусора, почему-то не прижилось..

— Я всех их знаю. О конкурентах или хорошо, или ничего. Я скажу: пусть у нас получится. Здесь главное — упорство и не бросать дело, когда не получается. Добиться цели можно, можно выстроить бизнес даже в наших российских реалиях, хотя это достаточно сложно.

Главное, отработать схему, мы ее понемногу отрабатываем. Бесконечно вкладывать деньги в это не получается, да и деньги заканчиваются. Главное, чтобы механизм работал и работал прибыльно. Мы к этому потихонечку идем

— Какие территории представляют для вас интерес в первую очередь?

— Мы исходим из места, куда нужно свозить. Если техническую составляющую смотреть, естественно, отталкиваемся от склада. Он у нас пока находится в Столбище и возить туда из Осиново — далековато и проблематично. Сейчас у нас планируется переезд склада ближе к городу, будет полегче. Наш бизнес складывается на логистике. Вы скоро в городе увидите интересную картину, но пока я не буду об этом говорить. Покажем логистические моменты, которые сейчас сжимаем, смотрим.

— Будут брендированные машины по городу?

— Сейчас уже катаются по городу две машины с логотипом. Третья катается без логотипа и четвертая — иногда тоже. Но на определенное брендирование пока нет денег. Самое главное — это качественно обслуживать, мы все же работаем в сфере ЖКХ, с нашими контейнерами каждый день сталкивается более миллиона человек. И мы хотим, чтобы контейнеры выглядели эстетично. Не всегда это получается, но мы до этого дойдем. Нашей компании нет и полутора лет.

— Только в крупных жилых комплексах будет раздельный сбор мусора?

— У каждого жителя Казани появится такая возможность.

— Но, наверное, интереснее идти в густонаселенные ЖК, чем в тот же Авиастроительный или Кировский районы?

— В Авиастроительном нас пока нет — это действительно так, в Кировском около 50 контейнеров. Я не скажу, что у всех есть пешая доступность к контейнеру. Но она будет у каждого жителя Казани. Мы идем к этому, идем и к тому, чтобы занимать лидирующую позицию, когда придет региональный оператор.

— То есть планируете полностью охватить рынок Казани?

— Я и Татарстан планирую закрыть. Ничего в этом сложного нет, главное, отработать схему, мы ее понемногу отрабатываем. Бесконечно вкладывать деньги в это не получается, да и деньги заканчиваются. Главное, чтобы механизм работал и работал прибыльно. Мы к этому потихонечку идем.

Процентов 30 в контейнерах с пластиком — мусор

— Сколько денег приносит переработанная пластиковая бутылка?

— Сколько накладных расходов? Могу сказать — много. Сейчас у компании небольшой оборот, озвучивать не хочу. Можете посчитать: мы собираем порядка 40 тонн в месяц именно пластиковых бутылок. Это единственная цифра, которую могу назвать. Но много и мусора, процентов 30 сверху — это мусор. Мы привозим на склад порядка 65 тонн и 25 тонн из них утилизируем.

Можете посчитать: мы собираем порядка 40 тонн в месяц именно пластиковых бутылок. Это единственная цифра, которую могу назвать. Но много и мусора, процентов 30 сверху — это мусор. Мы привозим на склад порядка 65 тонн и 25 тонн из них утилизируем

— Как именно?

— По контракту с компаниями, которые занимаются утилизацией мусора. Отвозим эти отходы за свои деньги. Платим им за то, чтобы они этот мусор забрали. Под мусором подразумеваю, когда кидают что-то совсем левое – например, пищевые отходы. Если бы мы выкидывали просто так, еще одну Самосыровскую свалку уже открыли бы.

— А компании как утилизируют этот мусор?

— Закапывают на полигоне. Мы работали с двумя компаниями, сейчас пока с одной продолжили. Это компания «ПЭК».

— Почему УК требуют деньги за аренду места во дворе? Видела подобные сообщения в вашей официальной группе.

— Я об этом писал в группе, да. Все считают себя хозяевами земли, не знаю. У кого какие амбиции. Были определенные договоренности с управляющей компанией, потом мы их с обеих сторон нарушили. Сейчас возникает такой спорный вопрос. Вот на «Азино-2» не можем зайти. Расставляли контейнеры, потом они их убирали к себе в подсобку. Есть другие места, где люди охотно ждут, нужно туда выходить, а не бодаться, спорить, выяснять отношения, уговаривать. Можно поставить там, где хотят. В «Азино-2» тоже хотят, но УК не хочет. Мы случайно закинули на их территорию 30 штук, это было еще в прошлом году.

— Как это — случайно?

— Мы расставляли на «Азино-1», случайно закинули на «Азино-2». На Глушко одной частью управляет «Азино-1», другой — «Азино-2». Вот там несколько домов и затронули. Эти контейнеры были быстро собраны и увезены УК на склад. И мы потом забирали их оттуда. Почему увезли — не было договоренности. Компания, наверное, хочет сама заниматься внедрением раздельного сбора. Но хотеть это одно, а заниматься — другое. Мы до сих пор не договорились. Предложения с нашей стороны, конечно, были, я неоднократно посещал их офис.

— С УК, которая просит деньги за аренду, вы тоже не работаете?

— Нет. Хотя не то, что не работаем. Обсудить надо, договориться. Нужно перестать платить, нужно уже понимание, что это выгода и польза для них. Недавно был на совещании в УК «Гвардейская». Они так нас хвалили, говорили, у них был по пункту «Вывоз ТБО» убыток. С нами сейчас вышли в плюс на 15%. 15% расходов на ТБО они сократили при помощи нашей компании только благодаря контейнерам для сбора пластиковых бутылок. Это настолько круто! Это очень приятно слышать, и мне хочется работать с такими людьми. Не могу говорить про их бухгалтерию, мне так сказали. Не доверять им — у меня нет причин. Они говорят, что там не сходились подсчеты, потому что, как правило, тариф есть и повышать или понижать его для жителей они не могут, поэтому если мусора становится больше, то получаются такие последствия, расходы увеличиваются. Заложена определенная квота, например, 100 тысяч в месяц на вывоз ТБО, если 105 тысяч, то уже убыток в 5 тысяч. А теперь, например, стало 85 тысяч — прекрасно, исходя из этих расходов. Пока мы миллионы не сокращаем, но для всего города это будут приятные цифры. В целом не хочется работать с теми, кто не видит в этом смысла.

«Заложена определенная квота, например, 100 тысяч в месяц на вывоз ТБО, если 105 тысяч, то уже убыток в 5 тысяч. А теперь, например, стало 85 тысяч — прекрасно, исходя из этих расходов. Пока мы миллионы не сокращаем, но для всего города это будут приятные цифры». Фото Максима Платонова

— То есть такие еще есть?

— Есть, конечно. Думаю, в жилищной сфере должны работать именно те люди, которые хотят изменить свою территорию к лучшему, а не просто доить ее и жителей. Каждый должен стремиться изменить что-то к лучшему. Иначе это деградация компании, когда нет изменений — это стагнация. Если человек будет приносить какую-то пользу не только в доме, а выносить ее и за пределы подъезда, то мир изменится к лучшему, я в этом уверен.

— Видела сообщения, что иногда дворники «шалят», контейнеры убирают.

— Бывают и такие моменты. С самой этой компанией мы работаем нормально, хорошо. Редко, но всякое бывает, что, например, контейнеры убраны. Поругался с женой, подвинул по-другому, наверное, так происходит. У каждого бывают свои настроения с утра и вечером. Именно в этом случае у нас с управляющей компанией «Жилище и комфорт» все хорошо, как раз с ними внедряем сбор картона. Нравится их коллектив, толковые ребята, которые реально хотят улучшать свою территорию, поэтому у них в управлении такие высотки. И они этим как-то управляют, приятно смотреть.

— Сами управляющие компании обращаются к вам за установкой?

— Да, конечно, уже обращаются. Но поначалу приходилось обивать пороги. Это везде так, когда появляется новое направление на рынке, связанном с государством как никак. Поэтому все смотрели друг на друга, кто как поведет себя. Первая управляющая компания была от Приволжского района. Первые контейнеры были расставлены в ЖК «XXI век», «Солнечный город», «Экопарк Дубрава» — это был 2016 год, где-то сентябрь-ноябрь. Потихонечку начали обслуживать контейнеры, смотреть. Это было ужасное время (смеется).

— Почему?

— Начинать было сложно. Иногда сам собирал мешки с пластиковыми бутылками, именно эти два месяца смотрел: как, что, куда, ездил, у меня даже фотографии есть того периода. Вспоминаешь время — интересно, но повторить не хотел бы.

— Как будете справляться в «Салават купере»? Уже сейчас есть замечания в других ЖК, что контейнеры переполняются?

— Будет грамотнее логистика. Контейнеры переполняются только из-за того, что бывают сбои. Мы не обросли еще жирком, чтобы перестраховываться. В штате всегда должна быть машина, которая может выехать, если один водитель заболеет, а другая машина будет на ремонте. А иначе получаются два дня простоя. И для жителей два дня простоя — это катастрофа, как будто у них крыша течет или газ горит. Были, конечно, случаи, когда неделями контейнеры стояли полными, но сейчас такого нет, мы не допускаем. Были точечные моменты, грубо говоря, 5% из всех наших контейнеров бывают заполнены. Это приблизительно 60—70 контейнеров, а их видят порядка 5 тысяч людей. Пять тысяч звонков в день я не хочу, конечно, получать, но получаю достаточно много.

— Обращаются, наверное, только с жалобами?

— Когда какие-нибудь форс-мажоры, я сразу об этом узнаю.

Были точечные моменты, грубо говоря, 5% из всех наших контейнеров бывают заполнены. Это приблизительно 60—70 контейнеров, а их видят порядка 5 тысяч людей. Пять тысяч звонков в день я не хочу, конечно, получать, но получаю достаточно много

«Тогда УК воспринимали все очень странно»

— Расскажите, пожалуйста, о своем деле, как вы его основали?

Богдан Сабуров: Вот счастливый момент, вы застали нас вдвоем, с моим старшим партнером Ильдаром Мухаметшиным. В середине августа 2016 года вложили первые деньги, контейнеры появились у ЖК «XXI век». До этого были подобные опыты, но все загибались.

Ильдар Мухаметшин: Тогда УК воспринимали все очень странно: что ничего делать не будут, у них и так все хорошо. Опыт был: на тот момент глава Кировского и Московского районов Дамир Фаттахов запустил эту систему, он готовил 90 контейнеров, которые до сих пор есть. Они перестали развиваться потом. Это не маржинальный бизнес, как кажется. Говорят, что в мусоре все деньги, на самом деле это не так. Очень много работы, грязной работы. Счастливый день у нас начался с ЖК «XXI век», там управляющий принял очень позитивно. Он сам из Нижнекамска, говорил, что там это дело не пошло, а тут дал возможность инициировать, пробовать. В августе 2016 года прошли первые положительные переговоры. Хотя крупные компании, как УК Приволжского района, говорили, что им это не нужно, закрывали двери, у них все и так хорошо. Надеемся, что государство повернется к нам лицом, самим тяжеловато, можно бесконечно вкачивать деньги, но хочется, чтобы государство тоже помогало не только словами, что ему это нужно. Мы не только мусор собираем, но и организуем рабочие места, у нас 30 человек. Мы готовы расшириться, еще принять людей.

Богдан Сабуров: И 500 подрядчиков (смеется).

Ильдар Мухаметшин: Мы начинали вдвоем. Больше Богдан ездил, инициатива исходила от него по организации бизнеса. Бизнес-план не всегда совпадает с реальностью, а в сфере раздельного мусора он вообще, наверное, никем не протоптан. В Казани мы основоположники раздельного сбора.

— Почему решили заняться сортировкой мусора?

Ильдар Мухаметшин: Богдан проживал в Нижнекамске, у них начали устанавливать такие контейнеры. Мы искали нишу в бизнеса, которая не особо истрепана. Не хотелось кому-то создавать конкуренцию, подумали и решили заняться ПЭТ-бутылкой. Посчитали: все хорошо, красиво, но на самом деле не все так просто, нужны вложения.

— Сколько потребовалось? С каким стартовым капиталом вы начинали?

Ильдар Мухаметшин: На сегодня мы вложили своих средств более 10 млн рублей. Сколько вложили, когда только начинали, сложно сказать — это были небольшие суммы. Но было приобретение автомобиля, изготовление контейнеров, выплата зарплаты.

«Не знаю, справятся ли сортировочные станции. Мы находимся в зоне риска, как и любой бизнес. Чем больше будут извлекать мусора, тем лучше для всех. Операторы определены — это «Чистый город» и компания «ПЭК». Фото Максима Платонова

Нет такого отдельного старта, он непрерывный. Мы знакомы с Богданом уже около 3 лет, можно сказать, это знакомство, ставшее судьбой, как написано на одном из троллейбусов в Казани. Скоро будет отдельно сбор опасных отходов, на это нужно для начала около 100 млн рублей. Это тоже есть в планах. Но вообще мы не знаем, что будет через год, как будем работать с регоператором. Пытаемся достучаться до города, но просят дождаться регоператора, у него будут деньги на раздельный дуальный сбор. Не знаю, справятся ли сортировочные станции. Мы находимся в зоне риска, как и любой бизнес. Чем больше будут извлекать мусора, тем лучше для всех. Операторы определены — это «Чистый город» и компания «ПЭК». Другого оператора, крупнее, у нас нет.

— Кто производит контейнеры?

Ильдар Мухаметшин: Это наши партнеры, те, кто занимается металлоконструкциями. Договорились по цене более-менее и сделали заказы. Это ИП, работает в Татарстане.

— С чего начался ваш бизнес?

Богдан Сабуров: Мы сделали контейнеры с маленькой дыркой, полуторалитровая бутылка лезет, а пятилитровка не лезет. Смотрели по наполняемости, договорились с теми, кто принимал бутылки россыпью. Я находил «Газель» по найму, с водителем выезжал, грузили с ним мешки с бутылками, отвозили, сдавали, получали наличку, я отдавал водителю, мне ничего не оставалось. Два месяца были такие пробные. Это время мы использовали 60 контейнеров, через день нанимали «Газель», обслуживали, каждый час был дорог, стоил денег. Было заложено два месяца, чтобы посмотреть, пойдет или нет. Потом начали вливать деньги на приобретение собственной машины, аренду склада, увеличение контейнеров.

— То есть прибыль пошла через два месяца?

— Она варьируется. Сейчас она незначительная, но расходы компании покрывает. Поэтому есть издержки, которые нужно сокращать, для высвобождения средств для развития, только этим занимаемся. В России сложно строить бизнес. Не то что даже сложно, нужно быть упрямым и упертым, чтобы его строить. Якобы в России сделано так, что деньги получил, всем раскидал, себе ничего не осталось. Поэтому приходится изощряться и делать деньги. 40 тонн — порядка 800 тыс. рублей, это оборотные средства в месяц. Пока ничего не остается, это оборотные средства.

— Раньше каким-то еще бизнесом занимались?

— Это первый опыт управления таким количеством людей. А вообще занимались и рекламным агентством, и юридическими услугами. Бизнес он везде одинаковый, если смотреть с точки зрения управления. Важно, чтобы сфера была экологическая — в плане морально-нравственной экологии. Здесь экология в прямом смысле слова заходит. И приятно, что мы этим занимаемся. Заработать на этом можно, но нужно очень много сил и денежных вливаний.

Важно, чтобы сфера была экологическая — в плане морально-нравственной экологии. Здесь экология в прямом смысле слова заходит. И приятно, что мы этим занимаемся

— Что на сегодня представляет ваша компания?

— У нас три машины, склад, логистический узел с сортировочной станцией. Там порядка 20 человек работают, 1 300 контейнеров, 50% рынка Казани, представлены на 1/3 всех мусорных площадок Казани. Ведем группу «ВКонтакте» для поддержания адекватного эмоционального фона внедрения раздельного сбора, поэтому делаем отчеты, есть проект «Добрые крышечки». Суть проекта — организовать пункт приема в детских садах, школах, университетах. Когда ребенок приучается отделить от бутылки крышку, у него возникает логичный вопрос, а куда деть бутылку, так он приучается к раздельному сбору. Бутылку он выкидывает в наши контейнеры, около 20 школ оборудованы раздельным сбором. Дети складывают туда бутылки, после переработки часть денег идет в приют для бездомных животных, который под Зеленодольском. Это почти вся сумма с вычетом расходов, в месяц около 7—8 тысяч рублей. Планируем на 50 тысяч в месяц точно выйти, это уже значительная сумма. Мне нравится этим заниматься. Это, конечно, корыстно прозвучит, но если доброе дело можно сделать выгодным, то это прекрасно, круто для всех. Дети приучаются к раздельному сбору, к работе в команде, потому что есть соревнование, какой класс, школа больше соберет. И есть социальная ответственность — благотворительность.

— На школы сами выходите?

— Пока идет по сарафанному радио. Этот проект подсмотрели в Испании. Помню, лицей №35 был одним из первых, кто принял участие, очень активные ребята. Сейчас большая цель — создать телеграм-канал про экологию. Очень много событий, начиная субботниками, заканчивая митингами, на этом фоне хотим объединить группу активистов, чтобы тема экологии развивалась. Мне интересно развитие, здесь я могу открывать свои грани личности. Каждое экомероприятие будет транслироваться на большую аудиторию экосознательных людей, это большая цель.

— Почему тогда непопулярен сбор вторсырья?

— Нет, популярен. По городу 35 пунктов, в каждой школе, детсады собирают. Раньше их было легче найти, безусловно. Раньше это было заложено в экономику. Сейчас общая картина раздроблена. Если говорить про СССР, все было продумано и логично, все моменты были учтены, сейчас свобода действия, все немного по-другому. Кто хочет идти по наитию, тому сложнее. Или легче, но он не может раскрыться как личность.

— Спасет ли экологию отказ от прозрачного пластика в пользу биоразлагаемого?

— Нет.

— Почему?

— Получается, что это микропластик, который никуда не девается и поступает к нам с едой. Лучше пусть лежит кусок такого пластика, который может разложиться, нежели за 50 лет он разложится в микропластик, который потом вообще никуда не денется, который попадет с едой нам обратно.

— Изучали опыт переработки в других городах, странах?

— В другие страны не ездили, по России смотрели, как перерабатывают. В Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде были, вообще много где. Уфа понравилась, нормальные ребята занимаются. У них, по крайней мере, стоят контейнеры для опасных отходов, сетка для ПЭТ-бутылок, централизованно собирают макулатуру.

Мама говорила мне: если универ брошу, буду бутылки собирать (смеется). Так и получилось

— Расскажите немного о себе. Как пришли именно к этому бизнесу?

— Мама говорила мне: если универ брошу, буду бутылки собирать (смеется). Так и получилось. Я учился в КХТИ на инженера-метролога, стандартизация и сертификация нефти и нефтепродуктов, мне 23 года, не женат. Родился на Украине. Год прожили там, потом переехали в Нижнекамск. Там закончил школу с углубленным изучением английского языка, потом поступил в Казань. В общежитии ни разу не жил. Меня воспитывала только мама, вместе с ней переехали в Казань. Воспитала меня хорошо, осознанно. Сейчас живу один.

— Кто-то из родных имеет отношение к переработке мусора, экологии?

— Точно нет. Мама учитель русского языка.

— Как отнеслась к открытию бизнеса?

— Да нормально, близкие мне доверяют, понимают, что нечего лезть, у меня своя голова есть. Смысла переубеждать нет.

— Какое у вас хобби?

— Люблю гулять, размышлять. Мои увлечения — это природа, спорт, тематические книги, общение с людьми, достижения людей, как они шли, преодолевали преграды, как у них это получалось. Это очень вдохновляет. Почему мы зашли на этот рынок — он миллиардный, большой, нужно заходить туда основательно. Можно на нем работать, в России это только начинает зарождаться.

— А свободное время бывает?

— У меня график свободный, я работаю с 6 до 10 утра, в это время решаются основные вопросы. Если время распределяешь адекватно, можно все успеть, остается время и на себя, и на работу.

Юлия Косолапкина, фото Олега Тихонова
ОбществоБизнесКейсИнфраструктура Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 14 мая
    На миллиардный рынок очень трудно выйти компании с 10 миллионами рублей.
    Но чудеса бывают.
    Удачи.
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    Как же здорово, когда люди думают о будущем, об экологии, а не только о набивании кошелька! Спасибо вам и успехов!
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    в азино почаще собирайте пластик из контейнеров..ул.Глушко..нечётная сторона..
    народ проникся ,контейнеры заполняются мигом..но никто неделями не забирает..
    удачи!!
    Ответить
    Анонимно 14 мая
    Потом все эти бутылки уже в обычной мусорке лежат
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    на квартале нет контейнеров совсем
    Ответить
    Анонимно 23 мая
    на квартале полно контейнеров
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    Уже год назад как начал приглашать компанию Богдана установить контейнер во дворе нашего дома, так и нет до сих пор, и в соседних дворах нет. Несколько раз ему писал, звонил. Он говорил что собирается, скоро и т.д. Наши дома в Ново-Савиновском районе обслуживает УК "Уютный дом". Уж и не знаю, кто виновен, но контейнеров для сбора пластика нет до сих пор ((( А в статье все красиво написано. Так и не разделяется мусор у нас.
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    Молодец! Удачи!!
    Ответить
  • Анонимно 14 мая
    Молодец, смог
    Ответить
  • Анонимно 17 мая
    Здравая идея! Но риск лишиться дела, или стать директором, когда власть осознает все перспективы. Успехов!
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Может и молодец.Если бы еще его фирма деньги за оказанные услуги платила.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии