Новости раздела

Непротокольная Фемида: «Вопрос по аресту Мусина решался в режиме ручного управления»

Председатель казанского суда осудил видеокомпромат Еретнова, вспомнил арест Шишмаревой и посетовал на свои «жилищные» условия

Непротокольная Фемида: «Вопрос по аресту Мусина решался в режиме ручного управления» Фото: Максим Платонов

Как интернет стал двигателем судебного процесса по делу китайско-российского наркосиндиката, почему суицид замглавы Минздрава не стал поводом для проверки решения о ее домашнем аресте и отчего «непорочность изнасилования» не гарантирует свободу обвиняемому, выяснило «Реальное время» на первой большой пресс-конференции руководства Советского райсуда Казани. К чести служителей Фемиды — без ответа не остался ни один вопрос журналистов.

Новоселье откладывается

Местом встречи судей с журналистами стал самый большой зал судебных заседаний Советского райсуда Казани. Именно в нем, к примеру, отправляли весной 2017-го в СИЗО главу «ТФБ» Роберта Мусина. За столом председательствующего судьи разместились сразу четверо, правда, без мантий. Проверка явки журналистов показала — телеканалы в суд не приехали. Организаторов встречи это лишь порадовало: «Честно говорю — мы не любим камер. Мы боимся камер! Негатива [на процессах много] и часть на нас может выплеснуться», — признался председатель суда Радик Габдуллин. На этом посту он отработал уже 5 лет, но пресс-конференцию собрал впервые. Впрочем, в других казанских судах этот формат не используют вовсе. Хотя новостей хватает.

Так, Советский с прошлого года формирует виртуальный банк отсканированных судебных решений, а еще готовится к запуску электронной «рулетки» распределения дел. Кому и какой материал направить на рассмотрение, сейчас решает председатель суда, но скоро его должен заменить компьютер — в рамках государственной автоматизированной системы «Правосудие». А вот когда произойдет полная замена раскритикованных ЕСПЧ «клеток» на стеклянные «аквариумы» в суде гадать не берутся — все зависит от федерального финансирования.

Плохая новость — в ближайшие 3 года новоселья самому тесному и самому загруженному суду Казани, похоже, не видать. Проект новостройки готов уже наполовину, вопрос по земельному участку решается, но все попытки казанских лоббистов включить строительство нового храма правосудия в ФЦП «Развитие судебной системы на 2013—2020 годы» пока не увенчались успехом. Зато туда попали два горсуда — Нижнекамский (новоселье запланировано на май) и Набережночелнинский (конец 2018 года). Радуясь за коллег, Радик Габдуллин констатирует: «Да, у нас очень плохо с «жилищными» условиями, совершенно нет свободных помещений». Отметим, что за несколько лет новые судебные залы были открыты за счет сокращения площади холлов и коридоров и даже выселения судей из совещательных комнат. «С огромным трудом нашли для присяжных комнату с туалетом», — признается председатель.

Советский райсуд с прошлого года формирует виртуальный банк отсканированных судебных решений, а еще готовится к запуску электронной «рулетки» распределения дел

Оправданный арбузный стрелок

Напомним, с 1 июня этого года в районных и городских судах общей юрисдикции могут появиться коллегии заседателей из народа. Причем, в одном Советском суде за год возможно порядка 20 процессов с участием присяжных. А то и больше. Цифру эту зампред суда по уголовным делам Сергей Жиляев назвал, сославшись на то, что в 2017-м в районе рассмотрено 16 дел по обвинению в убийствах и покушениях, а также 26 дел о причинении тяжкого вреда здоровью. Это две основные категории дел, подсудные присяжным. С учетом того, что комната для присяжных в суде всего одна, возможны сложности. Правда, главной из них может стать формирование самих коллегий. Проблемы с «призывом» народных судей сейчас возникают даже у Верховного суда Татарстана, а скоро в одной Казани набор будут объявлять еще и семь райсудов.

Значительного роста оправдательных приговоров благодаря присяжным не ждут. «Ни один умный прокурор не направит в суд дело, если в нем не будет доказательств причастности лица к преступлению. К тому же каждое дело готовят три инстанции — оперативная служба, следствие и прокуратура — ни в одной стране мира такой подготовки нет!» — пояснил Жиляев.

Тем не менее только в 2017 году Советский суд вынес таких приговоров аж пять — оправдал за недоказанностью обвинений фигурантов дел о разбоях, хулиганствах, секснасилии и наркосбыте. В том числе — двух десантников и экс-полицейского. Их обвиняли в разбое и хулиганстве со стрельбой из травматического пистолета в воздух и экспроприацией арбуза у торговца бахчевыми летом 2015 года. На суде последний заявил, что арбуз по просьбе пьяных вручил сам, а еще дал им недостающие для покупки спиртного 50 рублей.

«Сотрудника полиции можно было бы привлечь к административной ответственности за стрельбу в общественном месте, а все остальное и близко хулиганством и разбоем не было», — считает рассматривавший это дело Сергей Жиляев. К слову, уволенный за ту историю из полиции Гриднев добился компенсации расходов на адвоката, а вот восстановиться на службе через суд не смог.

«Сотрудника полиции можно было бы привлечь к административной ответственности за стрельбу в общественном месте, а все остальное и близко хулиганством и разбоем не было», — считает рассматривавший это дело Сергей Жиляев

Равнение на Уссурийск

С появлением в четырех залах систем видеоконференцсвязи (ВКС) из коридоров суда пропали люди в больничных халатах — пациенты психиатрических больниц и тубдиспансера, в отношении которых рассматривают материалы о недобровольной госпитализации и применении принудительных мер медицинского характера. Теперь работники и посетители суда не рискуют подцепить заразу или пострадать от буйного больного, а бюджет не тратится на их доставку в суд — в больницах тоже оборудованы помещения с ВКС.

Еще существенней экономия денег и времени при рассмотрении жалоб осужденных к реальным срокам. Их этапирование из колоний не предусмотрено, однако интернет пробивает и эти границы. ВКС активно используется в гражданских и уголовных процессах. Взять дело китайско-российского наркосиндиката, попавшего в оборот в ходе операции силовиков «Эстонский ноктюрн». В причастности к незаконному обороту тонны синтетических наркотиков обвиняют троих граждан КНР, троих казанцев и уроженца Грузии, лишенного гражданства. В Казани проживают лишь 12 из 134 свидетелей обвинения по этому делу. Остальные разбросаны по всей стране — Уфа, Новосибирск, Тобольск, Владивосток. «Только благодаря интернету с ними связываемся», — рассказывает Жиляев.

Процедура дистанционного допроса не так проста. Казанский суд связывается с коллегами, скажем, в Тобольске. Те в установленный час вызывают свидетеля в свой суд, где обеспечивают его выход на видеосвязь с Казанью. Правда, с учетом размеров нашей родины, приходится, по словам судьи, учитывать разницу во времени:

— Наш суд работает с восьми часов утра, несмотря на это арестованных [из СИЗО] конвой всегда доставляет к десяти часам. А на этом процессе нам впервые удалось договориться, чтобы подсудимых привозили к восьми утра. В Уссурийске в это время будет четыре часа вечера — у нас будет время поработать с ними два часа. Думаю, на две недели допрос свидетелей растянется.

С появлением в четырех залах систем видеоконференцсвязи (ВКС) из коридоров суда пропали люди в больничных халатах

Еретнов и бумажные «террористы»

Видеоцикл «Судьи» на YouTube от судимого по делу игровиков челнинского экс-депутата Сергея Еретнова не остался без внимания судейского сообщества. В первых сериях автор обнародовал информацию о якобы имевших место фактах коррупции и задался вопросами — достойны ли мантий председатель Кировского райсуда Казани и судья Набережночелнинского горсуда? В последней прошелся по предводителю челнинских судей.

— Интернет меняет нашу жизнь, дает возможность каждому высказаться… Оценку [словам Еретнова] будут давать правоохранительные органы и органы судейского сообщества, — комментирует ситуации председатель Советского суда Казани. — Там есть абсолютно не соответствующие действительности вещи… Я могу тоже про Еретнова что-то сказать, но, в силу судейской этики, не буду.

Последняя фраза Радика Габдуллина прозвучала особенно интригующе для тех, кто знает: карьеру будущий председатель райсуда Казани начинал именно в Челнах, отработал там 11 лет стажером судьи и судьей. Так что вполне может знать отлученного от власти «фрондера» лично. Как выяснило «Реальное время», компромат от Еретнова сейчас изучают и в Совете судей Татарстана, и в прокуратуре, и в Следкоме. Причем проверка силовиков ведется в отношении самого автора роликов.

Казанскую Фемиду жалобами на судей не удивишь. «Нам и не такое пишут в обращениях. Нас буквально терроризируют», — говорит Габдуллин. Особенно досаждает Советскому суду некий осужденный за причинение тяжкого вреда здоровью — за время отсидки написал уже сотню жалоб, от руки и крайне неразборчивым почерком. Суд отвечает на каждое письмо, делится председатель: «Мы могли бы прекратить общение, но он ведь каждый раз разное [в жалобах] пишет, представляете?..»


«Ошибки — это нормально! И мы тоже ошибаемся», — признал на встрече с журналистами председатель Советского суда

«Непорочное» изнасилование — не миф

«Реальное время» поинтересовалось причинами антирекорда Фемиды по делу о «непорочном изнасиловании», в котором обвиняют таксиста Ильдара Зиннатзянова. Советский райсуд уже дважды признавал его виновным, и дважды приговор отменялся в апелляции. Руководство суда признало — дело рассматривалось неэффективно: на первом процессе один судья не дал надлежащую оценку доводам защиты, на втором его коллега допустил процессуальные нарушения.

Не комментируя обстоятельства конкретного дела, зампред Жиляев заявил, что «непорочное изнасилование» — не оксюморон. «В моей судебной практике была [потерпевшая], изнасилованная тремя мужчинами. А девственная плева осталась в сохранности, — сказал он. — В таких ситуациях говорить, что может или не может быть, должен только специалист». Что до дела Зиннатзянова, то суд не радуют утечки данных с закрытого процесса.

«Ошибки — это нормально! И мы тоже ошибаемся», — признал на встрече с журналистами председатель Советского суда. И тут же раскритиковал законопроект сенатора Сергея Калашникова, который пару лет назад предлагал — лишать судей статуса за три отмененных решения. По словам Габдуллина, порой от рассматривающего дело судьи не зависит, устоит ли решение в Верховном суде РТ. Например, если «адвокат козырь в рукаве держит» — знает о наличии болезни у подзащитного, но о процессе об этом ни слова не говорит, а после решения пишет апелляционную жалобу: «Суд не учел наличие такого заболевания...»

Впрочем, в 2017 году Советский стал лидером среди райсудов Казани по качеству рассмотрения уголовных дел (утверждены 89,8% из обжалованных приговоров).

В 2017 году Советский стал лидером среди райсудов Казани по качеству рассмотрения уголовных дел (утверждены 89,8% из обжалованных приговоров)

Аресты Мусина и Шишмаревой

За прошлый год райсуд рассмотрел более 1000 ходатайств по избранию и продлению меры пресечения. В удовлетворении каждого пятого ходатайства об аресте было отказано. Особняком стояло ходатайство по главе «Татфондбанка» Роберту Мусину, которого задержали в пятницу, 3 марта 2017-го, в тот же день предъявили обвинение и направили ходатайство на арест в суд.

«Вопрос о заседании по аресту Мусина решался в режиме ручного управления», — признался вчера Радик Габдуллин. По его словам, в тот день информацию от следствия суд получил в районе 17.00—17.30 — уже после окончания сокращенного рабочего дня. Суд к тому времени был закрыт, но судью и приставов вернули. На местах были заведующая уголовной канцелярией и администратор суда. Позже, с учетом интереса СМИ, было решено открыть двери в суд и журналистам. Материал от органов следствия, по словам председателя суда, поступил в канцелярию примерно в 18—19 часов, а доставки самого банкира пришлось ждать еще несколько часов. «Откладывать заседание на следующий день было нельзя», — говорит Габдуллин.

Прокомментировал председатель и финал уголовного преследования замглавы Минздрава РТ Елены Шишмаревой. 3 февраля Следком попросил ее арестовать, Советский суд санкционировал только домашний арест, а 7 февраля стало известно о смерти. Спустя месяц Следком установил — это был суицид. «Мы не разбирали это дело. Никакой служебной проверки не было. Это трагическая случайность», — вспоминает председатель, добавляя, что какой-либо «вины за неправильное решение» работники суда не испытывали и оснований для заключения Шишмаревой под стражу не было. «Я знаю, что Сергей Алексеевич [Аптулин] (рассматривавший ходатайство Следкома по этому делу) очень переживал. Но любое иное решение было бы незаконным», — комментирует ситуацию зампред Жиляев.

Попытки обмануть Фемиду

На встрече обнародовали результаты республиканского соцопроса о доверии судебной власти. Некоторые из них удивляют самих представителей этой власти. Например, 63% участников опроса ответили, что удовлетворены решением суда, хотя в тех же гражданских спорах большинство решений выносится в пользу лишь одной из сторон.

— Мы работаем, чтобы повысить привлекательность нашего образа. Хотя, вы понимаете, суд — не то место, которое должно нравиться. Это конфликтное место, где разрешаются конфликты, — рассуждает глава Советского суда.

Наряду с честными гражданами в суд обращаются желающие узаконить вывод средств. Новые схемы афер появляются регулярно. Например, директор компании пытается взыскать с нее 6—7 миллионов — якобы давал их в долг. При этом ответчик иск признает, готов заплатить тут же, как получит решение, в обход кредиторов второй очереди. А вот в базах движение этих денег не прослеживается.

«Мы работаем, чтобы повысить привлекательность нашего образа. Хотя, вы понимаете, суд — не то место, которое должно нравиться. Это конфликтное место, где разрешаются конфликты», — рассуждает глава Советского суда

Еще изящней схема, использующая слабые стороны системы, которая довольно часто сталкивается с неявкой на процессах. Подается иск о защите прав потребителей на относительно небольшую сумму — до 500 тысяч рублей. Истец прописан не в Татарстане, компания-ответчик — местная, но ее юридический адрес заявитель умышленно искажает. В итоге по повесткам суда никто не является, суд выносит заочное решение в пользу истца, говорит Радик Габдуллин: «Далее взысканные 500 тысяч быстренько снимаются и люди исчезают».

Тенденцию к сокращению страховых споров по ДТП зампред по гражданским делам Лилия Гиниятуллина объясняет просто: имитаторы аварий поняли — обмануть Фемиду не удастся. Судьи, специализирующиеся на этой категории дел, не верят одним представленным документам и назначают трассологические экспертизы, чтобы проверить, могли ли при описанном механизме аварии образоваться такие повреждения.

Встречаются подтасовки и на делах, где решается судьба человека. Так, относительно недавно инспекция ПДН представила материал на девочку, чтобы Советский суд отправил ее в спецшколу для малолеток, которые совершили преступление, но в силу возраста не подлежат уголовной ответственности. На бумаге девочку характеризовали так, что судья ожидал увидеть исчадие ада, а не угловатого подростка в очках. Родителей у нее нет. Воспитывает бабушка. В анамнезе — «ходки» в Центр временной изоляции несовершеннолетних: по краже 1500 рублей (сумма подпадает под административное правонарушение), умышленному повреждению чужого имущества (бросила бутылку — повредила автомобиль, потерпевший посчитал ущерб в 3 тысячи рублей незначительным). Удивилась девчонка, лишь услышав, что ее обвинили еще и в хищении 5 тысяч рублей — якобы выпросила у женщины на лечение бабушки и не вернула. «Когда это произошло?» — спросила у судьи. «5 октября», — ответил он. «Как вам не стыдно?! Я же в это время была в детском приюте в Рыбной Слободе!» — возмутилась школьница, глядя на инспектора.

Запрос в приют подтвердил ее правоту. Материал ПДН отклонили. Что было с сиротой и инспектором дальше, суду пока неизвестно.

1/35
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Ирина Плотникова
ОбществоПроисшествия Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 12 апр
    очень не нравится, когда в Советском суде приставы народ гоняют по коридору туда сюда и на лестницу, ради того чтобы провести одного подконвойнго
    Ответить
    Анонимно 12 апр
    ну нельзя чтоб люди с этим подконвойным встречались. это мера такая. Безопасность так скажем
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    хороший материал. сразу понимаешь строение судебной системы.
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Быть судьей, вершителем судеб, непростая это задача
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Очень долго разводились с мужем, а потом делили очень и очень долго имущество на все ушло 6 лет и куча нервов и здоровья. Суды проходили в Советском раионе. К судьям нет никаких нареканий. Но вот то что законодательно решались эти вопросы оооочень долго хотелось бы чтобы никто из моих родных и близких не был вынужден туда обращаться
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    Новые технологии входят во все области. Суды идут по видеосвязи. Это какая экономия?. Человеку не надо ехать далеко. А суды это еще очень долгий процесс. Там заседания не на один день.
    Ответить
  • Анонимно 13 апр
    Советский районный суд оставляет самые приятные эмоции, очень дружелюбный коллектив, нет озлобленных секретарей и помощников, как в некоторых других судах. Хотелось бы пожелать скорее переехать в новое здание!
    Ответить
  • Анонимно 13 апр
    «Ошибки — это нормально! И мы тоже ошибаемся» - ужасная фраза из уст судьи. Все-таки на кону жизни людей.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии