Новости раздела

«Мне не хочется, чтобы мое имя даже рядом стояло с чем-то некачественным»

Внучка первого президента Татарстана Камиля Шаймиева и ее модные стартапы

«Мне не хочется, чтобы мое имя даже рядом стояло с чем-то некачественным» Фото: tatler.ru

Камиля Шаймиева, старшая внучка Минтимера Шаймиева, выпускница МГИМО, призналась журналистам, что переживала из-за того, что попала в список Forbes, вспоминает, как во время побега во Францию перестала быть тепличным ребенком и первых шагах в бизнесе. «Реальное время» предлагает читателям материал из федерального журнала Tatler.

Три года назад старшая внучка Минтимера Шаймиева, выпускница МГИМО, попала в список богатейших женщин России по версии Forbes. Не на первое место, конечно, его не оставляет пустым дорогая Елена Николаевна Батурина. Двадцатисемилетняя Шаймиева с внешностью тинейджера, самая молодая участница рейтинга, устроилась на комфортном девятом месте, со ста девяноста миллионами не каких-нибудь силиконовых, а вполне твердых, нефтехимических долларов. В топ «Яндекса» тогда вышел запрос «Камиля Шаймиева кто это».

По запросу выяснялось, что Камиля Шаймиева — это член совета директоров и владелица двух процентов акций холдинга ТАИФ, крупнейшей непубличной компании России. В нее помимо прочего входят основной российский экспортер полиэтилена «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим», один из главных мировых производителей синтетического каучука. В том же 2015-м ТАИФ обогнал по прибыли самую богатую компанию республики «Татнефть». Папа Камили, восемьдесят девятый форбс Радик Шаймиев, владеет 11 процентами ТАИФа и состоянием в $1,1 млрд.

— Я плакала, когда попала в рейтинг, — объясняет мне теперь Камиля за чашкой кофе в La Marе́e на Малой Грузинской. — Потому что мне казалось это нечестным по отношению к тем, кто всего добился, все заработал своим трудом. Ввести меня в совет директоров было семейным решением. Я благодарна родным за это: я смогла понять бизнес-процессы, которые мне были действительно интересны. Но, увидев, что я слишком чувствительно переношу все эти публичные удары, они решили, что на следующий год необходимости в моем членстве нет.

С тех пор, если Шаймиева и давала интервью, то только о том, как восхищается дедушкой — то есть главным образом средствам массовой информации родной республики. Оттого к дебюту в «глянце» она подходит со всей серьезностью. В буквальном смысле: сейчас на Камиле огромные очки в толстой оправе. Покинув тихую гавань каучука и рейтинг Forbes, Шаймиева таки закружилась в водовороте силиконового диджитала.

Свежайший проект с участием Шаймиевой — онлайн-магазин бижутерии Exclaim, который нацелился стать Zara в мире бижутерии. Коллекции обновляются каждые две недели, так же как и тренды фаст-фэшна. Закупки сырья проходят в Китае, Корее, Париже, Гонконге. Основной критерий — честные сплавы, в идеале экозолото и серебро: «Мне не хочется, чтобы мое имя даже рядом стояло с чем-то некачественным», — объясняет Камиля. Есть и две премиальные линии — для них серебро делают на фабриках, где производят драгметаллы для Pandora и других именитых марок. Шаймиева, отвечающая в Exclaim за международные связи, как раз сейчас ведет переговоры с Zalando, Otto, Asos, Net‑a‑Porter. Выглядят украшения Exclaim местами до боли знакомыми. Вот кольца с «бантами», за которые мы любим Van Cleef & Arpels. Вот крученый браслет — очевидно, поклон «гвоздю» Cartier. Вот шандельеры с цирконами, которые в полумраке La Marée можно принять за Boucheron. Интересуюсь у Камили, не слишком ли буквально воплощается в жизнь максима, сформулированная в пресс-релизе: «Настало время, когда дорогие ювелирные изделия можно заменять качественной бижутерией, не стесняясь этого». «Бушерон» увяз — всему татлеровскому миру пропасть. Глядишь, дойдет до того, что с цирконами в свет начнет выходить Елена Лихач.

С дизайнером Джамбаттистой Валли и основательницей онлайн-ретейлера Moda Operandi Лорен Санто-Доминго в Лондоне, 2016

— Мы, как и Zara, на которую ориентируемся, не копируем люксовые марки, отличия в дизайне есть, — парирует Шаймиева. — Гениальность Zara в том, что она дает возможность носить модные вещи по доступной цене. Нам бы тоже хотелось, чтобы украшения были доступными. Мир «Татлер» не рухнет из-за Exclaim — у каждой вашей героини, думаю, есть что-нибудь из Zara, но на любви к Chanel это не сказывается.

На самой Камиле сейчас черный джемпер Zara. Облегающая мини-юбка цвета металлик Prabal Gurung. Ботильоны Prada. И серебряная подвеска Exclaim, которую с миром La Marée примиряют пусеты граффского размера и чистоты.

— Мне не важна марка, — отвечает Шаймиева на вопрос, есть ли у камней имя. — Из дорогих украшений я ничего не покупаю сама, это прерогатива мужчины — дарить женщине дорогие украшения. Более того, я считаю, что не стоит переплачивать за бренд, если хочется крупных камней. Особенно с появлением искусственно выращенных бриллиантов. Любопытный, кстати, проект. Компания называется Diamond Foundry, она находится в Сан-Франциско.

Сама Шаймиева в Кремниевую долину переезжать пока не планирует. Она учится в Лондоне, на программе Executive MBA Чикагского университета. И ей это так нравится, что даже фотографироваться для «Татлера» Камиля захотела в кампусе в Сити. Еще никогда на нашей съемке не было такого количества нобелевских лауреатов, хотя бы в виде портретов на стенах.

— Одно из самых главных достоинств чикагской программы — это люди, — отвечает выпускница мгимовского МЭО на вопрос, зачем ей понадобилось снова проходить конкурс в пятьдесят человек на место. — И слушатели, и преподаватели. Программу придумали в 1943-м — для того, чтобы адаптировать военных к мирной жизни. Квота для военнослужащих есть до сих пор, и это исключительно интересные люди. Некоторые работают в разведке, есть врач, которому шестьдесят, он служил в горячих точках и вот теперь хочет открыть свое дело.

Прошлой осенью слушателям читал курс выдающийся экономист Ричард Талер. После первой лекции все подошли к нему, попросили подписать книги. А через некоторое время мистеру Талеру сообщили, что ему присуждена Нобелевская премия.

— Моей первой мыслью тогда было: интересно, насколько подорожала сейчас моя книга с его автографом, — шутит Камиля.

В Лондоне Шаймиева ведет примерно такую же светскую жизнь, как в Москве. Выходит разве только в театры и сетует, что театр в Лондоне не чета русскому, особенно фоменковскому. Недавно в Королевском географическом обществе слушала лекцию Татьяны Черниговской «Как научить мозг учиться». В Ноттинг-Хилле, в любимом ресторане для завтраков Granger & Co., Шаймиева три раза наблюдала Дэвида Бекхэма и лишь на третий раз набралась смелости попросить сфотографироваться. С фразой «Мой сын очень вас любит».

Для понимания: Роберту тогда было полгода. Первый правнук первого президента Татарстана родился в декабре 2016-го. Минтимер Шарипович, едва отпраздновав восьмидесятилетие, как и подобает патриарху восточного семейства, тут же сел в самолет до Москвы. Отчего не до Лондона? Стартаперы из хороших семей теперь не рожают на родине.

С партнерами по Exclaim Екатериной Янсен и Алиной Хандогиной, 2017

— Для меня было важным, чтобы мой ребенок был рожден в России, — говорит Камиля. — Нас всех такими воспитал дедушка, он всегда говорил: «Где родился, там и пригодился». Именно поэтому я начала свои проекты здесь — хочу, чтобы, когда они выйдут за границы России, они во всем мире считались бы русскими.

Еще Камиля благодарна деду за то, что он научил внуков ценить деньги.

— Мы всегда знали, что каждая копейка, каждый рубль в семье зарабатываются, — вспоминает она. — Летом на даче мы собирали колорадских жуков. За каждого дедушка давал нам по десять копеек. Он жуков не считал, конечно, принимал на веру. Я помню восторг от этих заработанных денег. Как-то раз жуков собралось особенно много. Я купила мороженое, а оно у меня упало на пол. Я поняла, что надо идти еще зарабатывать, и придумала отличный способ: мы с двоюродным братом Тимуром стали забирать у бабушки и дедушки необходимые в хозяйстве вещи — бритву, пульт от телевизора, кухонный нож. И их у нас покупали. Как ужин готовить без ножа?!

Повзрослев, Шаймиева с той же предприимчивостью начала доказывать, что она больше, чем ее фамилия. Неожиданно для семьи перевелась из Казанского финансово-экономического института в МГИМО («думала, в Москве никто про меня не будет знать»). А до того сбежала в Париж, изучать гостиничный бизнес.

— Я уехала в семнадцать лет, знала только Je m'appelle Camille, Je ne sais pas («я не знаю»), ну и еще «Же не манж па сис жур», — смеется Шаймиева. — Когда во время каникул из школы звонили мне домой и что-то спрашивали на французском, я не знала, как ответить, говорила: «Камиллы нет дома». Но во Франции я перестала быть тепличным ребенком. Поняла, что такое экономия, что такое бюджет, что такое самообеспечение.

Мама Камили, Наиля Шаймиева, — главный врач Республиканской стоматологической поликлиники Минздрава Татарстана. Когда дочь была беременна, летала в Москву из Казани каждые выходные с домашней едой: беременность протекала тяжело.

Помимо эчпочмаков Камиле помогал еще один ее стартап — приложение для смартфона Doc+. Два года назад Шаймиева вместе с коллегой по АФК «Система», где она служила инвестиционным директором, и знакомым из VTB Capital VC решили создать в России аналог французского сервиса SOS Médecins, который существует c 1966 года. ­Если позвонить в SOS Médecins, на дом приедет врач, а не «скорая», которая во Франции исполняет функции такси до госпиталя. От русской же «скорой» SOS Médecins отличается тем, что приезжает не фельдшер с димедролом, а полноценный специалист.

Шаймиева с коллегами, телекоммуникационными топ-менеджерами нового миллениума, вдобавок хотели сделать так, чтобы врач по вызову приезжал в строго определенное время, а не с девяти до шести и вообще послезавтра. Еще хотелось на дому открывать и закрывать больничный, сдавать анализы. Покупать в телефоне лекарства. И вообще хорошо иметь возможность написать врачу по WhatsApp в три часа ночи и получить ответ.

Из совета директоров Doc+ Шаймиева выходить не собирается. Forbes пока не посчитал этот стартап в цифрах, от которых хочется плакать. Однако за 2 года Doc+ привлек более десяти миллионов долларов от компаний уровня «Яндекса» и Baring Vostok. В Москве на Doc+ работают уже три сотни врачей, в Питере — несколько десятков, там сервис запустили в конце прошлого года. Камиля рассказывает, что среди пользователей растет спрос на разрешенную с января телемедицину, в линейке специалистов появились, к примеру, лоры — по запросу москвичей, задыхающихся в рамках программы «Моя улица».

С мужем во время медового месяца на Южном полюсе, 2015

Я, как человек, приехавший в La Marée на Uber, говорю Шаймиевой, что не готов лечиться у ближайшего ко мне лора со временем прибытия 10 минут. А вдруг осматривать ухо — горло — нос, далее везде примчится, как сейчас, Сабиржан?

— Отбор врачей у нас жесткий, они проходят не только HR, но и нашего главного врача, который является еще и начальником одной из подстанций «скорой помощи» в Москве, — объясняет Камиля. — Очень многие клиенты удивлялись, что к ним домой после вызова приезжает участковый их поликлиники, к которому они ходят.

Doc+ помог Шаймиевой не только во время беременности. До того она с его помощью познакомилась с будущим мужем, инвестбанкиром Дмитрием на бизнес-завтраке в любимой «Кофемании». Через 3 месяца Дмитрий, который чурается публичности еще больше, чем его жена, написал эсэмэс — пригласил на хоккей. Потом было знакомство с родителями.

— Я всегда знакомила своих молодых людей с семьей, — говорит Камиля. — Всегда, когда вступала в какие-либо отношения, потому что для меня важно их одобрение. Мне кажется, муж прошел этот тест.

Очевидно. Свадьбу сыграли в «Подмосковных вечерах», медовый месяц провели на Южном полюсе — все, как полагается стартаперу из очень хорошей семьи.

Tatler


Альберт Галеев
БизнесITТехнологииОбществоВласть Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 08 марта
    Красивая,видная женщина...
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    "А мне, маменька, все богатые невесты красавицами кажутся,
    я уж тут лица никак не разберу."
    Ответить
    Анонимно 10 марта
    Хорошо дед за жуков платил!
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Ну все, обрусели даже Шаймиевы.
    чего от нас то хотеть!?

    И да, с праздником!)
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Ето точно
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Сколько глянца и умиления от автора
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Плохой пример для татар.
    Лучше не писать про таких.
    Можно подумать, что она какой-то авторитет в театрах.
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Гламур, глянец, богема. Как же страшно они далеки от народа, работающего на их заводах и считающих копейки до зарплаты. История про колорадских жуков, продажу ножей и вилок родным, ответы "Её нет дома" - психологи по этим признакам дадут четкий портрет характера человека. Мэнге Тау
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Выглядит старше своего возраста. И кстати, почему муж Дмитрий? Дэу Ати не был против?
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    Смешные люди, ей богу...

    Ну родилась девочка в богатой семье, что же ей теперь в хрущу однокомнатную переехать на жилке и на оргсинтезе хлорку нюхать, чтобы поближе к народу быть?
    Ответить
  • Анонимно 10 марта
    Кому колорадских жуков сдавать?
    Ответить
  • Анонимно 13 марта
    Очень жаль что они не только обрусели, но и видят себя только за границей....
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии