Новости раздела

Край Алекперова и соликамского провала: кто главные предприниматели Перми

Топ-100 крупнейших компаний Пермского края

Край Алекперова и соликамского провала: кто главные предприниматели Перми Фото: kremlin.ru

«Реальное время» продолжает изучать регионы ПФО — на этот раз под микроскоп аналитической службы попал Пермский край, в котором осенью 2017 года сменился глава: на место 60-летнего Виктора Басаргина пришел 38-летний Максим Решетников, бывший руководитель администрации губернатора края и министр правительства Москвы. Пермский край — брат-близнец Татарстана в смысле «нефтяной иглы». Здесь «Лукойл» фактически построил свою «маленькую страну» с собственным полномочным представителем — в империи Вагита Алекперова «приземляются» многие уволенные или покинувшие посты чиновники. Из нашего материала вы узнаете, как владельца «Уралкалия» учили политике в СИЗО, почему сам комбинат чуть не поссорил Путина и Лукашенко, а бывший его глава стал другом Дональда Трампа. Как человек Чубайса, работая «под немецким прикрытием», уводил энергоактив из-под носа Вексельберга. За что Рустам Минниханов обругал пермскую компанию.

Пермский край по «нефтяной игле» — брат-близнец Татарстана

Как Татарстану и Оренбургу (см. наше предыдущее исследование: «Хозяева медной горы»: как Усманов, Махмудов, Гуцериев оказались королями Оренбуржья»), Пермскому краю «повезло»: здесь есть нефть (и другие полезные ископаемые, в том числе калийные соли, хромиты, уголь, строительные материалы и проч.), и экономику ее можно с полным на то основанием назвать сырьевой. Напомним, сырьевая зависимость экономики РТ, если считать в объемах выручки крупных компаний отрасли, составляет более 50% (более 1,1 трлн рублей оборота РТ приходится на две бизнес-группы), Самарской области — 36—40%, Нижегородской области — 21%, Оренбурга — 45,6%. Пермский край — пока единственный регион, который кажется настоящим братом-близнецом Татарстана: на 10 пермских компаний, так или иначе связанных с добычей, переработкой, транспортировкой газа, сырой нефти или нефтепродуктов, приходится 50% оборота всего региона, или 607 млрд рублей. Совокупный оборот 100 пермских компаний в 2016 году составил 1,27 трлн рублей, оставшись практически неизменным с 2015 года (1,269 трлн рублей). Таким образом, экономика Пермского края уступает лишь экономике Татарстана (2,2 трлн рублей — данные за 2015 год), Нижегородской области (1,8 трлн рублей) и Самарской области (1,4 трлн рублей). Для сравнения, оборот 100 крупнейших компаний Ульяновской области за 2016 год составил 240 млрд рублей, оборот крупнейших предприятий в Марий Эл составил 190 млрд (данные за 2015 год), в Чувашии — 180 млрд, в Кировской области — 157,5 млрд, Удмуртии — 444,4 млрд рублей.

При этом оборот трех крупнейших компаний Пермского края составляет 40,6% от всего совокупного оборота региона, или 516 млрд рублей. И все три компании принадлежат Вагиту Алекперову с его гигантом «Лукойлом».

Как «Лукойл» построил свою страну внутри Пермского края

Крупнейшая пермская компания — ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», оборот которой в 2016 году составил 242,5 млрд рублей, упав с 2015 года на 2% (чистая прибыль 10 млрд рублей). Это почти 100%-я дочка «Лукойла». Вагиту Алекперову даже не пришлось за нее воевать, он, можно сказать, врос в новейшую пермскую экономику с самого ее начала.

Крупнейшая пермская компания — ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез». Фото pnos.lukoil.ru

Когда с подачи того же Алекперова, бывшего буровика и «сибирского нефтяного генерала» (в советское время он успешно «поднял» «Когалымнефтегаз») в России появился первый вертикально-интегрированный нефтяной концерн, в его состав вошли не только «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз» и «Когалымнефтегаз», но и два НПЗ — Волгоградский и Пермский. Идея Алекперова была в попытке объединить в единый холдинг всю цепочку предприятий, участвующих в добыче нефти, ее переработке и реализации конечного продукта. К слову, «Урайнефтегаз» и «Лангпаснефтегаз» возглавляли его друзья, тоже «сибирские нефтяные генералы» Александр Путилов (будущий первый президент «Роснефти»), Рауль Маганов (будущий вице-премьер «Лукойла» и брат нынешнего главы «Татнефти») и Юрий Шафранник, возглавивший при Ельцине нефтегазовое министерство. Понятно, что изначально «Лукойл», или «ЛангепасУрайКогалымнефть», был госпредприятием, лишь с 1994 года начавшим распродаваться на приватизационных торгах, где Вагит Алекперов с партнерами покупал эти лакомые куски. Как отмечали наблюдатели: «Алекперов проявил поистине восточную хитрость. Говорили, он забрал себе самые лакомые куски нефтяного сектора. Да, забрал. Но и нам оставил. А мог забрать все. Тем более что нефтегазовое министерство возглавлял в то время его друг Шафранник». Тогда же в лукошко «Лукойла» попала в ряду других нефтяных предприятий и компания «Пермнефть» (ныне «Лукойл-Пермь» — 2-е место в нашем рейтинге, за него боролась и местная ФПГ Андрея Кузяева, о нем см. ниже). В группу «Лукойл» с самого начала, в 1993 году, вошел и «Пермнефтепродукт», став «Лукойл-Пермнефтепродуктом» (4-е место в нашем рейтинге): в 2017 году в состав крупного сбытового оператора «Лукойла» (прежде всего, «Лукойл-Пермнефтеоргсинтеза») входят уже шесть нефтебаз и 323 АЗС.

Так Пермский НПЗ стал из бывшего советского предприятия (основано еще в 1958 году, производило дизельное топливо, бензин А-66 и топочный мазут) «Лукойл-Пермнефтеоргсинтезом», почти сразу же, в 1994 году, перешедшим на выпуск неэтилированных бензинов и дизтоплива в соответствии с европейскими стандартами.

По итогам 2017 года завод переработал 14 млн тонн нефти, что на 600 тыс. тонн больше показателей 2016 года. В III квартале 2017 года глубина переработки нефти на ООО составила 99,14%, 40% выпускаемых нефтепродуктов отгружается на экспорт. Выручка в 2016 году — 242 млрд руб., чистая прибыль — 10 млрд рублей. Как и многие другие нефтяные компании, кризис изрядно потрепал пермский НПЗ: оборот компаний ежегодно снижается с 2014 года, когда он достиг пиковой отметки в 291 млрд рублей. В этом дело или нет, но осенью 2016 года на предприятии внезапно поменяли главу: прежний, Василий Анисимов, вернулся обратно на Волгоградский НПЗ, причем на прежнюю должность главного инженера. В пресс-службе компании объяснили изменения «политикой в сфере управления и кадровой ротацией дочерних предприятий». Но, скажем, гендиректор «Лукойл-Перми» свое место за собой оставил — возможно потому, что, несмотря на кризис, оборот компании растет, в 2016 году он вырос еще на 5%, составив 212,7 млрд рублей.

Как Игорь Сечин пытался свалить Вагита Алекперова в Пермском крае, но «ушли» в итоге самого губернатора

Политическое влияние «Лукойла» в Пермском крае, разумеется, огромно (более 30% налогов к краевой бюджет — не шутка). Но который год над регионом сгущаются слухи: будто бы Алекперов вот-вот покинет край, а на его место придет Игорь Сечин. Еще в 2013 году об этом заговорили как о свершившемся факте: «Роснефть» якобы ведет аудит лукойловских активов и настаивает на возбуждении уголовных дел. Наблюдатели замечали, что к тому моменту «щупальца» «Лукойла» добрались на самый верх: главой правительства края был Геннадий Тушнолобов, бывший «лукойловский» топ-менеджер (ныне, после прихода нового «путинского» ставленника, его «ушли» на почетную синекуру — главой ОАО «Корпорация развития «Пермского края»). Влиятельной фигурой был и экс-вице-президент «Лукойла» Андрей Кузяев, трехкратный депутат местного заксобрания (ныне глава пермской телекоммуникационной компании «ЭР-Телеком» — 10-е место в нашем рейтинге, см. ниже), на которого в 1990—2000-х, между прочим, работал и Никита Белых.

Который год над регионом сгущаются слухи: будто бы Алекперов вот-вот покинет край, а на его место придет Игорь Сечин. Фото kremlin.ru

Уход «финансовой подушки безопасности» мог ударить по тогдашнему губернатору Басаргину — для большинства региональных властей «лукойловские» структуры дополнительный финансовый рычаг, на который всегда можно положиться. Так, вторая «лукойловская дочка» «Лукойл-Пермь», добывшая в 2017 году более 15 млн тонн нефти и почти 2 млрд куб. м газа, перечислила налогов в бюджет Пермского края на 11 млрд рублей. В результате, однако, «ушли» самого Басаргина, успевшего подписать в конце декабря 2016 года с «Лукойлом» протокол о взаимодействии в строительстве 115 школ, 41 спортивного объекта, 70 объектов культуры и 74 объектов здравоохранения. Осенью 2017 года Игорь Сечин наконец прямо заявил, что «Роснефть» (первая по добыче нефти компания на российском рынке) никогда не интересовалась «Лукойлом» (второй по добыче нефти компании на российском рынке и крупнейшей частной в стране) и не собирается покупать эту компанию.

У «Лукойла», как и у президента РФ, даже есть свои полпреды: в 2015 году представителем президента «Лукойла» в Перми был назначен гендиректор ОАО «Лукойл-Пермь» Олег Третьяков, ставший ответственным за реализацию «основных направлений политики компании, согласование соглашений о сотрудничестве с региональными властями, информирование президента об экономической и общественно-политической ситуации в регионе». Бывшие влиятельные чиновники после потери постов нередко обнаруживаются в кабинетах «Лукойла»: так, после того, как Никита Белых, губернатор соседнего региона — Кировской области, был арестован, его брат, прокурор Пермского края Александр Белых «уволился по собственному желанию» — и с распростертыми объятьями был принят в «стране «Лукойл», заняв должность замначальника департамента, правового обеспечения ООО «Лукойл-Пермь»!

В конце прошлого года Алекперов вновь подписал протокол о взаимодействии, теперь уже с новой главой края, Максимом Решетниковым: с облегчением узнав, что Сечин и власти РФ пока оставят «Лукойл» в покое, глава «Лукойла» пообещал в 2018 году направить более 1,6 млрд рублей на производственные проекты и реализацию социальных инициатив в Пермском крае. Но направит, скорее всего, больше — потому что в 2017 году команда Алекперова раскошелилась на социальные проекты края аж на 2,27 млрд рублей.

«Уралкалий»: как тюрьма научила первого владельца комбината «политике»

Третья по величине компания — «Уралкалий», крупнейший в мире производитель калийных удобрений, чей оборот в 2016 году рухнул сразу на 24% до 131,3 млрд рублей (прибыль 66,2 млрд рублей). Если подобные темпы продолжатся, через несколько лет всю тройку лидеров Пермского края «оккупирует» «Лукойл». Построенное еще в сталинские времена предприятие с началом рыночной экономики постоянно штормит, и вплоть до последнего времени из-за этого актива велись и ведутся бесконечные войны: компания переходила из рук в руки, ссорила Россию с Беларусью, затопляла свои шахты, финансировала «кампании» своих кандидатов на губернаторских выборах.

С самого начала «добрым и злым гением» предприятия стал Дмитрий Рыболовлев, этнический белорус (это важно — см. ниже), чрезвычайно молодой человек, проучившийся в Москве и вернувшийся оттуда с дипломом брокера и программой электронного депозитария — за ведение реестра «красные директора», мало что понимавшие в приватизации и акционирования, ему платили большие деньги. Открыв ЧИФ «Каменный пояс», и имея благодаря ведению реестров акционеров инсайдерскую информацию о собственности крупнейших предприятий, Рыболовлев начал скупать у пермяков ваучеры. Одновременно вместе с директорами 17 предприятий организовал банк «Кредит ФД», который сам и возглавил. К 1995 году решил сконцентрироваться на бумагах «Уралкалия», собрав достаточный пакет акций, чтобы возглавить его совет директоров. А возглавив, совершил ошибку: решив перевести экспортные потоки калия из Международной калийной компании (единого экспортного канала для калийных гигантов из Пермской области и «Беларуськалия») на американского трейдера. Его тут же арестовали, обвинив в заказном убийстве директора другого предприятия, акции которого он когда-то скупал (АО «Нефтехимик»). А на «Уралкалии» и «Сильвините» (владеет крупнейшим в стране горно-промышленным комплексом по добыче и производству калийных удобрений и различных видов солей, слилась с «Уралкалием» в 2010 году) высадился десант ФСБ и Фонда федерального имущества. После того, как адвокат вытащил его из СИЗО, Рыболовлев отказался сразу разрывать отношения с МКК, осознав, что «государство может разрушить мой бизнес в любой момент», и политическими рисками нельзя пренебрегать.

«Добрым и злым гением» предприятия стал Дмитрий Рыболовлев. Фото nvdaily.ru

«Переучившись» в СИЗО, он начал играть в политику, поддержав на губернаторских выборах 2000 года Юрия Трутнева — лишь потому, что действующий глава Пермского края Геннадий Игумнов якобы потребовал у него долю в «Уралкалии». В итоге Игумнов отказался идти на выборы, а белорус Рыболовлев сохранил контроль над предприятием, в 2005 году договорившись с канадцами из Canpotex и президентом Беларуси Александром Лукашенко об участии в Белорусской калийной компании (БКК), которая стала эксклюзивным экспортером продукции «Уралкалия» и «Беларуськалия». Эту самую БКК Рыболовлев и возглавил. В конце концов, он смог нарастить капитализацию «Уралкалия» к 2008 году с $15 млн (в 2000 году) до $20 млрд. Смекнув, что с федералами играть не стоит, он отказался финансировать кампанию СПС в Пермском крае, заявив Никите Белых, что даст денег, когда СПС «станет партией власти». Играл в самом бизнесе при этом пермский олигарх жестко: в 2006 году БКК прекратила поставлять в Индию и Китай, так как последние требовали скидок. Производство «Уралкалия» упало на 23%, но индийцы с китайцами пошли на попятную. В 2007 году размещение IPO на Лондонской бирже дало «Уралкалию» капитализацию в $7,4 млрд. Впрочем, в росте капитализации компании помогли и рост цен на калийные удобрения (достигнув в 2008 году отметки в $1000 за тонну), и тот самый возможный картельный сговор россиян, белорусов и канадцев — БКК с Canpotex контролировали до 70% калийного рынка, фактически диктуя миру цены на калий. Интересно, что в старом интервью «Форбс» на волне успеха Рыболовлев в ответ на вопрос, не ждет ли он, что однажды ему предложат продать компанию государству по сходной цене, прохладно ответил: «Ко мне бессмысленно приходить без взаимовыгодных предложений».

Как из-за опасных провалов земли Рыболовлев вынужден был расстаться с «Уралкалием» и сдружился с Дональдом Трампом

Но именно в середине «нулевых» прозвенел для Рыболовлева тревожный звоночек, который он не услышал: в 2007 году начались проседания грунта в Березниках и Соликамске — втором и третьем по величине городах Пермского края (в Березниках расположен «Уралкалий», в Соликамске — «Сильвинит»). Дело в том, что оба города расположены на шахтных выработках Верхнекамского месторождения солей — большая часть жилой застройки Березников находится над шахтами Березниковского рудоуправления. Техногенные землетрясения (или провалы) продолжаются и сегодня: впечатление довольно жуткое — так выглядел первый провал в 2007 году, а так — второй провал в 2008 году. Провалы были вызваны решением «Уралкалия» о затоплении старейшего рудника в 2006 году из-за аварии в шахте. Поначалу власти решили, что техногенная авария, провалы, произошли не по вине «Уралкалия», но уже в 2008 году на совещании у Игоря Сечина, тогда вице-премьера РФ, приняли решение о возобновлении уголовного дела, после чего капитализация «Уралкалия» упала в 3 раза.

В 2009 году Рыболовлев договорился с правительством РФ о выплате компенсации в 7,8 млрд рублей, из которых 5 млрд рублей должно было пойти на строительство железнодорожного пути в обход всех участков Верхнекамского калийного месторождения: воронки после провалов находились в опасной близости от путей. А позднее, в 2010 году, из-за нового провала и в опасной близости от станции Березники, от станции пришлось отказаться. Отказаться от долей в «Уралкалии» пришлось — явно под давлением Москвы — и Рыболовлеву. В том же 2010 году, в год провала у станции «Березники», контрольный пакет «Уралкалия» Рыболовлев продал структурам, близким Сулейману Керимову и Филарету Гальчеву за $5,32 млрд. Рыболовлев не остался ни с чем, доходы от продажи акций «Уралкалия» по-прежнему позволяют ему занимать, по итогам 2016 года, например, 12-ю строчку в списке богатейших россиян Forbes и 156-ю (по итогам 2015 года) в общемировом рейтинге. Он является владельцем футбольного клуба «Монако», а его семья купила особняк Дональда Трампа во Флориде (впрочем, впоследствии Рыболовлев его снес) и целую группу островов у западного побережья Греции. Правда, скандалы по-прежнему его сопровождают: начиная с обвинений в покупке краденных картин Пикассо и заканчивая связью с зятем Трампа Джаредом Кушнером, которую активно «муссируют» западные СМИ и противники нынешнего американского президента, обвиняя Трампа в связях с Москвой. С учетом известного нам конфликта Рыболовлева с Сечиным из-за злосчастных провалов, верится в последнее, конечно, с трудом.

«Уралкалий» — крупнейший в мире производитель калийных удобрений. Фото normaural.ru

Как «Уралкалий» поссорил Беларусь с Россией, из-за чего актив перешел от Керимова сначала Прохорову, а потом этническим белорусам

«Керимовские» поставили рулить «Уралкалием» Владислава Баумгертнера, который поссорился с президентом Беларуси Александром Лукашенко (может, на ухо последнему что-то шепнул обиженный Рыболовлев, а может, и нет). В 2012 году Лукашенко отказался продавать калий через совместную БКК, чем обвалил цены на удобрения на мировом рынке. В ответ на белорусский демпинг Баумгертнер вышел из партнерства с БКК и перевел экспортные потоки на другого трейдера.

Летом 2013 года после попытки договориться с Лукашенко в Минске Баумгертнера арестовали, белорусские власти объявили в розыск также и акционеров «Уралкалия», в том числе Сулеймана Керимова. Ссора двух хозяйствующих субъектов грозила превратится в политическую ссору двух стран, в дело пришлось вмешаться Путину, после переговоров с которым стороны пришли к взаимопониманию. 19 ноября 2013 года Керимова «заставили» продать пакет акций группе «ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова, через два дня минские власти выпустили несчастного Баумгертнера, в декабре того же года освобожденного от должности гендиректора «Уралкалия». Одновременно на горизонте появилась компания «Уралхим», созданная в 2007 году Дмитрием Мазепиным (кстати, белорусом), который успел к тому моменту купить 10% акций «Тольяттиазота» (подробнее о нем читайте в нашем самарском исследовании). Мазепин купил 20% «Уралкалия». К 2016 году бывший вице-президент ТНК и президент «Сибура» окончательно получил контроль над предприятием. А «Уралхим», став 20% владельцем «Уралкалия», ныне занимает 7-е место в нашем рейтинге крупнейших пермских предприятий с оборотом в 24,6 млрд рублей. В декабре прошлого года ФАС согласовала покупку 10% «Уралкалия» «Уралхимом», таким образом, последний довел свой пакет до 30%. Еще 20% принадлежат белорусскому бизнесмену Дмитрию Лобяку, а 54,8% — на балансе «дочки» «Уралкалий-технология».

Возможно, Прохоров избавился от акций после аварии на соликамском руднике, когда возник соликамский провал, а стоимость предприятия рухнула на 30% (до сих пор оборот «Уралкалия» постоянно падает, и сам рудник «Соликамск-2» не вышел на полную мощность). А возможно, потому, что ему этот актив вообще был не нужен и купил он его лишь по просьбе Москвы. Тем более что Лукашенко был недоволен новым владельцем («Я Прохорова вообще не знаю, даже не представляю, чем он занимается», — заявил президент Беларуси). Поэтому сделка по продаже «калийных» акций Прохорова двум белорусам — Мазепину и его партнеру Дмитрию Лобняку — в 2016 году не вызывает особенного удивления. Мазепин не просто белорус, он выходец из Минска, бывший белорусский банкир, хорошо знающий Лукашенко. А Лобняк — и вовсе белорусский бизнесмен, владеющий минской компанией «Юрас Ойл», в свое время был дилером «Уралхима» в Беларуси. Некоторые наблюдатели считают, что фактически «Уралкалий» теперь, если и не находится под контролем Лукашенко, то, во всяком случае, ему послушен. Чтобы держать руки на пульсе, Москва поставила председателем совета директоров «Уралкалия» Сергея Чемезова.

В последнее время «Уралкалий» вышел с Лондонской фондовой биржи, выкупив у несогласных с делистингом свои акции, и собирается перейти в статус частной компании. Все последние шаги новых владельцев пермские наблюдатели связывают с огромными долгами предприятия и самих владельцев ( якобы долю Керимова Мазепин покупал за $4,5 млрд кредита «ВТБ Капитал»). Непростая ситуация и у самого предприятия, объемы продажи которого сократились с 2014 по 2016 год с 12,3 до 11 млн тонн. На фондовую биржу Мазепин может «Уралкалий» и вернуть, но только после снятия с России санкций, заявил он в декабре прошлого года.

Техногенные землятрясения (или провалы) продолжаются и сегодня. Фото uralkali.com

«Газпром трансгаз Чайковский»: как «газовики» последовательно ссорились с местными перевозчиками, ФАС и жителями Чайковского

Пятерку крупнейших предприятий Пермского края замыкает 100%-я «дочка» ПАО «Газпром», осуществляющая транспортировку газа для потребителей Пермского края, Удмуртской республики, Кировской области и Татарстана, а также транзит газа по 15 магистральным газопроводам в центральные районы РФ, страны ближнего и дальнего зарубежья. Оборот пермской «дочки» в 2016 году упал на 3%, составив 57,2 млрд рублей. Компания получила убыток в 1,2 млрд рублей (при том что в 2014 году при выручке в 54,8 млрд рублей компания показала прибыль в 1,6 млрд рублей). По данным самой компании, ежегодно в газотранспортную систему ООО «Газпром трансгаз Чайковский» поступает более 60% от общего объема природного газа, добываемого «Газпромом». История компании началась на излете советского строя, когда в начале 1980-х годов около уральского города Чайковский были построены шесть крупных газопроводов, по которым сибирский газ шел в центральные районы России и за границу: тогда эксплуатацией газопроводов занималось производственное объединение (ПО) «Горькийтрансгаз», но в силу роста региона деятельности в 1984 году после разукрупнения ПО создали новое предприятие «Пермтрансгаз». Пик строительства и развития газотранспортной системы пришелся на 1984—1991 гг., когда ежегодно вводилось в эксплуатацию до 1300 км газопроводов и 20 газоперекачивающих агрегатов (ГПА). Средний годовой объем транспортировки газа вырос со 120 до 360 млрд куб. м. Что интересно, несмотря на то, что сегодня переименованное в 2008 году в ООО «Газпром трансгаз Чайковский» предприятие осуществляет транспортировку по 10 600 км газотранспортных сетей, годовой объем транспортировки газа составляет всего 300 млрд куб. м, уступая советским показателям.

Директора местных «дочек» «Газпрома» довольно сильно включены в региональную политику, поддерживая, большей частью, действующих губернаторов. Пермь — не исключение. Так, в начале февраля 2016 года гендиректор «Газпром трансгаз Чайковский» Виктор Чичелов покинул свой пост (официально ушел на пенсию, но учитывая, финансовые показатели, могли и «уйти»), став советником нового главы Сергея Сусликова, переехавшего в Пермь из ООО «Газпром трансгаз Краснодар». На тот момент Чичелов считался «старожилом системы трансгаза «Газпрома», проработав в своей должности 20 лет. Также с 1997 года — то есть, почти те же 20 лет — он постоянно избирался депутатом в Законодательное собрание Пермского края от Чайковского городского поселения. И считался местными наблюдателями «влиятельным депутатом, входящим в круг промышленников, традиционно поддерживающих губернатора» — Виктора Басаргина. Ожидалось, что в 2016 года Чичелов будет переизбираться, но, судя по нынешнему составу заксобрания края, этого не произошло: то ли он действительно по-настоящему ушел на пенсию, то ли потерявший «газпромовское» влияние депутат властям стал не нужен. Нет в этом составе депутатов и Сусликова (видимо, пока не акклиматизировался к местным политическим элитам). Полагают, что Сусликову придется включиться в политические игры, так как время депутатства бывшего «газовика» здесь называют целой «эпохой».

Как и ряд других региональные «дочек» газового гиганта Алексея Миллера, пермский филиал преследуют конфликты с ФАС. Весной этого года Пермское УФАС возбудило дело в отношении «Газпром трансгаз Чайковский» по признакам установления монопольно высокой цены на сжатый газ. А все потому, что на «газпромовцев» пожаловался местный бизнес, в частности, компании-перевозчики. Это особенно поразительно, учитывая желание и политику самого «Газпрома» (в том числе в Татарстане) пропагандировать газовое топливо, открывая в регионах газовые заправки, лоббируя закупку местными властями соответствующих транспортных средств, работающих на газу. В Перми «газовики», по мнению транспортников и УФАС, установили монопольно высокую цену на сжатый природный газ для заправки транспорта — при том что, очевидно, «Газпром» здесь занимает доминирующее положение с долей 100%. А цена в 2016 году на сжатый газ взлетела на 40%! УФАС с жалобами бизнеса согласилось.

Конфликтует миллеровская «дочка» и с жителями города Чайковский (отметим, что конфликт начался уже с «краснодарским новичком» в кресле директора пермского филиала). 5 декабря 2017 года жители начали собирать подписи под петицией против строительства здания «Газпром» в парковой зоне Чайковского и адресовали ее Владимиру Путину. Оказалось, что «Газпрому» под строительство административного здания отвели площадь в 3 га, которая включает «территории стадиона, футбольного поля, часть березовой рощи, которая расположена в прибрежной лесопарковой зоне Сайгатского залива Воткинского водохранилища». Интересно, что авторы петиции также апеллировали к тому, что на этой территории проводятся и городские праздники, в частности, Сабантуй!


5 декабря 2017 года жители начали собирать подписи под петицией против строительства здания «Газпром» в парковой зоне Чайковского. Фото чайковские.рф

И что же? Подействовало! 15 января должна была состояться презентация эскисзного проекта строительства нового административного здания газовиков, но встречу перенесли. Официально: «по техническим причинам, как уточнили в пресс-службе предприятия, авторы выбранного проекта оказались не готовы в данный момент представить его широкой аудитории». Однако борьба простых людей с корпорацией еще не завершена: «Газпром» уже уделил пермской «дочке» средства на проектировку здания, а гендиректор Сергей Сусликов заявил, что объект введут в эксплуатацию в 2021 году.

«Пермэнергосбыт»: как человек Чубайса, работая «под немецким прикрытием», уводил энергоактив из-под носа Вексельберга

Шестое место в рейтинге крупнейших пермских предприятий занимает ПАО ««Пермэнергосбыт»», оборот которого вырос на 9% до 35 млрд рублей. Бывшее «Пермэнерго» (основано в военный 1942 год) базировалось на созданной еще в дореволюционной России электростанции, построенной в 1880-е годы на местном фосфорном заводе, эта же электростанция давала ток и Мотовилихинскому заводу, и Чусовскому металлургическому и др. В 1913 году в Пермской области действовало уже 28 электростанций мощностью 17,6 тыс. кВт, в том числе и построенная в 1902 году специально для освещения улиц и жилых домов Перми электростанция мощностью 100 кВт. В 1992—1993 годах предприятие приватизируется, создается ОАО «Пермэнерго» (вошедшее в структуру РАО ЕЭС). В 2004—2005 году после реорганизации «Энергосбыт» выделился из ОАО в самостоятельную компанию ОАО «Пермская энергосбытовая компания», с 1 сентября 2006 года ставшей гарантирующим поставщиком электроэнергии на территории Пермского края.

В 2007 году РАО ЕЭС провела аукцион по продаже принадлежащих ей 49% акций (62% голосующих). За 1,25 млрд рублей их приобрело некое ОАО «Центр надежности», подняв цену на аукционе с начальных 875 млн рублей. Между тем, основным претендентом на акции считался КЭС-Холдинг, принадлежащий группе «Ренова» Виктора Вексельберга. О «захватнической» политике Вексельберга в сфере региональной энергетике мы уже писали в своих прошлых материалах: в орбиту влияния «Реновы» входят сегодня Кировская область, Марий Эл, Удмуртия, Самара, Саратов, Оренбург, Ульяновск, Чувашия. Да, собственно, и Пермь: Вексельбергу принадлежит «Пермская сетевая компания» (через «Т ПЛЮС», ставшее «наследником» КЭС-Холдинга) —32-е место в нашем рейтинге с оборотом в 6,2 млрд рублей.

Покупка «КЭС-холдингом» и «Пермэнергосбыта» выглядела логичной — в свете того, что компания претендовала на контроль над ТГК-9 и даже собиралась создать в Перми центр управления всеми своими генерирующими активами. На тот момент Вексельберг уже успел скупить 36% акций пермской компании, он и сегодня в числе бенефициаров через ООО «Сбытовой холдинг», доведя свой портфель формально до 37,7% («Сбытовой холдинг» — 100-процентная дочка «Т Плюс»), а в действительности, по данным ряда источников, до 50%. В 2007 году он и вовсе собирался довести его до 85%, заручившись поддержкой тогдашнего губернатора Пермского края Олега Чиркунова. Кто же смог перебить предложение Вексельберга на торгах РАО ЕЭС? Команда Вексельберга — в лице «КЭС-Холдинга» — тогда обиделась, заявив, что «цена продажи на грани инвестиционной рентабельности, она неразумна»

Быстро выяснилось, что за «Центром надежности» стоял гендиректор ОАО «Оптовая генерирующая компания №4» Андрей Киташев (близкий Анатолию Чубайсу). ОГК №4 тогда принадлежала германскому концерну E.On (купившего ее за 100 млрд рублей), которому никакой «Пермэнергосбыт» нужен не был. На территории Пермского края ОГК-4 владела Яйвинской ГРЭС. Немецкому концерну также принадлежали Сургутская ГРЭС-2, Березовская ГРЭС, Шатурская ГРЭС, Смоленская ГРЭС. Киташев действовал самостоятельно, предположили наблюдатели, тем более что работал гендиректором «Пермэнерго» (в 2001—2005 гг.), и фактически «принимал роды» «Пермэнергосбыта» во время его создания. Однако Киташев пошел «в несознанку», окрестившись от покупки: «Центр надежности» не имеет отношения ни к ОГК-4, ни ко мне», — заявил он, гендиректор ОГК №4 заметил, что, мол, лишь консультировал «Центр надежности». К концу 2007 года сделка по приобретению акций «Пермэнергосбыта» была завершена, а в 2008 году… гендиректора ОГК-4 Андрея Киташева отправили в отставку (контракт топ-менеджера, заключенный до 2010 года, был внезапно разорван). Скрываться дальше было бессмысленно: очевидно, немцам не сильно понравилась подобная активность их топ-менеджера, а самому Киташеву быть всего лишь наемным работником надоело. В 2009 году Киташев и структуры Вексельберга помирились: последний довел свою долю до 50%, Киташеву стали принадлежать 49% акций «Пермэнергосбыта». Ныне формально 37,73% «Пермэнергосбыта» принадлежит ООО «Сбытовой холдинг» (читай — Вексельбергу), 34,53% — Андрею Киташеву, еще 9,37% — трем физлицам. Очевидно, оставшиеся «анонимные» 18,37% распределены между Вексельбергом и Киташевым.

В марте 2017 года компания ограничила подачу энергии на «Мотовилихинские заводы». Фото art16.ru

К слову, «Центр надежности» никуда не делся, он по-прежнему принадлежит Андрею Киташеву (доля в 35%) и экс-главе регионального отделения партии «Правое дело», экс-депутату заксобрания Пермского края Дмитрию Орлову (35%). И местным наблюдателям его активность не очень нравится: она является сетевой организацией при «Пермэнергосбыте», полагают, что ее владельцы «развернули активную деятельность по «разводке» новых потребителей на дополнительную плату за рядовое технологическое подключение». Якобы, застройщикам и операторам недвижимости «Киташев и Орлов предлагают заключать договор о подключении не напрямую с «Пермьэнерго», а с компанией-прокладкой ООО «Центр надежности». К слову, выручка последней в 2016 году составила 96,7 млн рублей, а прибыль всего 6,8 млн рублей. При огромных оборотах саму компанию «Пермэнергосбыт» с трудом можно назвать успешной: так, прибыль ее в 2016 году при обороте в 35 млрд рублей составила всего 351,7 млн рублей.

«Пермэнергосбыт» в прошлом году постоянно ввязывался в бизнес-конфликты из-за банальных неплатежей за электроэнергию (что не очень хорошо рисует экономическую ситуацию в регионе). В марте 2017 года компания ограничила подачу энергии на «Мотовилихинские заводы» (18-е место в нашем рейтинге — оборот 9,7 млрд рублей) из-за задолженности в 42,6 млн рублей. В октябре «Пермэнергосбыт» подал иск о банкротстве МУП «Водоканал» из-за долга на 65,3 млн рублей. Тогда же компания обесточила домашнюю арену хоккейной команды края «Молот-Прикамья» — ДС «Молот». Всего в 2017 году компания произвела, по собственным подсчетам, порядка 20 тыс. отключений, а в декабре 2017 года и вовсе объявила о старте кампании «Большое отключение», пригрозив оставить должников без света в зимние каникулы.

«Камский кабель»: за что компанию пермского «авторитета» «Плотника» обругал Рустам Минниханов

На восьмом месте в списке крупнейших пермских предприятий — ООО «Камский Кабель», один из крупнейших производителей кабельно-проводниковой продукции в России, оборот которого в 2016 году вырос на 10% до 23,5 млрд рублей. Финансовое положение предприятия трудно назвать стабильным: прибыль из года в год «скачет». В 2013 году прибыль составила 43,2 млн рублей при выручке в 21,7 млрд рублей, в 2014 рухнула до 9,7 млн рублей, в 2015 выросла до 465 млн рублей, в 2016 году вновь упала в 4 раза до 114,6 млн. рублей.

Основанное еще в 1956 году, предприятие в 1992 году было приватизировано — и перешло под контроль якобы авторитетного бизнесмена Владимира Плотникова. В 1990-х он развил бурную деятельность, в сферу его влияния входили торговый дом «Папирус», Краснокамский ЦБК, банк «Каури», «дочки» «Пермэнерго», ресторан «Спейс-Джем», страховая компания «Приватэнергострах» и, как говорят, даже 7 % акций Пермского газоперерабатывающего завода. Плотников был спортсменом, дзюдоистом — в 2000-м стал председателем совета федерации дзюдо Пермского края.

В 2000-х он вошел в команду Никиты Белых (тогда вице-губернатора Пермского края) и губернатора Олега Чиркунова, став депутатом Пермской городской думы. На тот момент ему принадлежали ОАО «Перммолоко», «Сеть ресторанов «Прикамье», «Камский кабельный завод», «Порт Пермь» и «Пермский мукомольный завод». В 2011 году компания Плотникова «Камский кабель» вошла в список Forbes. Сегодня Плотников — депутат заксобрания и крупнейший бизнесмен, входит в топ-10 самых богатых депутатов Пермской гордумы, и занимает в нем первое место с доходом в 62 млн рублей. В прошлом году Плотников вышел из ресторанного бизнеса, ставшего убыточным. Интересный эпизод связан с депутатом: после очередного избрания депутатом в городскую думу на заявление журналиста, что «многие эксперты называют его самым влиятельным депутатом гордумы и говорят, что он одной репликой может повлиять на результаты голосования, что даже мэр города советуется с ним, прежде чем выйти с какой-то инициативой» Плотников от своего громадного влияния открестился, заявив, что «это неправда».

«Камский кабель» был создан в 2008 году на мощностях «Камского кабельного завода». Фото ruscable.ru

Сам «Камский кабель» был создан в 2008 году на мощностях «Камского кабельного завода», по неофициальным данным, «бывшими мажоритарными акционерами ОАО «Камский кабельный завод» во главе с экс-председателем совета директоров Владимиром Плотниковым». В 2013 году завод поменял структуру управления, перейдя под контроль ООО «Кабель Технологии Инновации» (ему и ныне принадлежит 100% предприятия). КТИ, в свою очередь, формально контролируется четырьмя людьми: помимо Плотникова (24%), это президент КТИ Владимир Шарыгин, президент баскетбольной лиги ВТБ Сергей Кущенко, бизнесмен Ривхат Ибрагимов. В 2014 году до «Камкабеля» добрался кризис, в результате чего сотрудников массово отправляли в отпуска без содержания. В 2017 году «Камский кабель» оказался в центре скандала в Татарстане: президент РТ на заседании совета директоров ОАО «Татнефтехиминвест-холдинга» отчитал представителей пермской компании, которые, по словам Рустама Минниханова, «не смогли договориться с предприятиями РТ о прямой поставке кабелей», из-за чего татарстанским компаниям приходится покупать кабель у посредников, что удорожает продукцию.

«Пермские моторы»: как американцы с Потаниным, воюя с государством за активы, оставили заводу только вывеску

Девятое место среди крупнейших пермских компаний занимает оборонно-промышленное предприятие АО «ОДК-Пермские моторы» — производитель авиадвигателей для гражданской и военной авиации, промышленных газотурбинных установок для электростанций и транспортировки газа. Оборот компании, входящей с 2008 года в состав «Объединенной двигателестроительной корпорации» («дочка» «Оборонпрома», которая в свою очередь входит в состав «Ростеха» Сергея Чемезова) в 2016 году вырос на 2% и составил 21,2 млрд рублей (чистая прибыль 77,3 млн рублей). Основанный в сталинские 1930-е завод производил двигатели для советских истребителей И-16, И-153, Ла-5, Ла-7, Ту-2. Во второй половине XX века на предприятии, тогда названном «Моторостроитель», занялись газотурбинными установками. К концу советского строя «более 60% всех пассажирских и транспортных перевозок в СССР осуществлялось на самолетах с пермскими двигателями». Утверждается, что сегодня все современные самолеты авиации РФ оснащаются двигателями семейства ПС-90А пермского производства.

Однако с началом 1990-х советское предприятие «Моторостроитель» оказалось на грани кризиса — самолетов выпускалось все меньше, двигатели были никому не нужны. Его приватизировали одновременно с главным конкурентом — Рыбинским моторостроительным заводом, выпускавшим двигатели Д-30 для самолета Ил-76. Так появились «Пермские моторы» и «Рыбинские моторы». Обе компании должны были участвовать в совместном проекте производства того самого двигателя ПС-90 для нового поколения российских самолетов, что послужило в 1994 году причиной конфликта: дошло до того, что Госкомоборонпрому, владевшему 37% АО «Рыбинские моторы», отказали в регистрации на первом собрании акционеров и избрали нового гендиректора Валерия Анисимова, который участвовать в проекте отказался.

Летом того же года некая московская компания «Микродин» купила на чековых аукционах 25% акций АО «Пермские моторы» и умудрилась добиться назначения на руководящие посты своих людей. В 1995 году государство сменило директора на «Рыбинских моторах», но о совместном проекте с «Пермскими моторами» пришлось забыть. К тому же на самом пермском заводе назрел конфликт между акционерами из «Микродин» и руководством предприятия, которые примирились лишь годом позже. В 1995 году на «Пермских моторах» появляется еще один собственник — Владимир Потанин: в том же году его ФПГ «Интеррос» объединилась с «Микродином» в одну структуру, которой стало принадлежать более 50% акций пермского завода. В 1997 году еще 25% «Пермских моторов» покупает американская компания Pratt & Whitney (производитель авиационных двигателей для гражданской и военной авиации, входящий в «большую тройку» производителей авиадвигателей наряду с «Роллс-Ройс» и «Дженерал Электрик»). К тому моменту долг пермского предприятия перед бюджетами всех уровней достиг 800 млрд рублей — появление «стратегического инвестора» позволило договориться с краевыми властями об отсрочке платежей. 20% акций оставалось у государства, которому пришлось бессильно наблюдать за тем, как в том же 1997 году активы завода были переведены из ОАО «Пермские моторы» в ряд других предприятий. Среди них «Редуктор» (комплектующие; 50% акций у «Интерроса», по 25% у «Пермских моторов» и Промышленно-инвестиционной компании «Пермские моторы», ПИК-ПМ), «Протон» (производство двигателей для ракетоносителей; 26% у «Интерроса», 25% — у центра «Хруничев» и ПИК-ПМ, 12% — у Pratt & Whitney) и т. д., включая отдельный «Пермский моторный завод» (сборка), 49% которого принадлежало «Пермским моторам», 26% — «Интерросу» и 25% — американцам. При этом 75% акций ПИК-ПМ принадлежало «Пермским моторам», а 25% было закреплено за «Интерросом». Мы нарочно приводим эти структурные зубодробительные акционерские хитросплетения, в которых чуть не потонуло предприятие и которое позволило после вывода активов оставить под вывеской «Пермские моторы», 20% которых, напомним, еще оставалось у государства, ровным счетом ничего (даже бренд «Пермские моторы» остался у ПМЗ).

От неудачного «государственного рейдерского захвата» до гнезда Чемезова с огромными долгами

Государство попыталось отбить оборонный актив, выпустив постановление, согласно которому «Пермские моторы» и «Интеррос» должны были передать обратно ему, через Фонд федерального имущества, 49% и 1,4% акций «Пермского моторого завода» — в залог обеспечения обязательств «Пермских моторов» по погашению бюджетной задолженности. Краевая администрация решалась даже силой сместить руководство компании, забросив на завод десант из людей с автоматами — попытка «рейдерского захвата», впрочем, провалилась. В 2000 году о намерении приобрести большую долю в пермских авиаактивах заявил «Газпром» (газовики смогли бы монополизировать производство газоперекачивающих станций), но проект не был реализован.

Вернуть под государственное крыло «Пермские моторы» удалось только в 2008 году. Фото newsko.ru

В начале «нулевых» у «Пермских моторов» появился еще один собственник — группа «Гута» Юрия Гущина ( ныне владельцы Red Wings, крупнейшего эксплуатанта российских самолетов Ту-204 и Сухой Superjet), которую наблюдатели, да и сами заводчане, обвиняли в якобы выводе наиболее ликвидных активов: «миноритарные акционеры «Пермских моторов», среди которых большинство бывших рабочих завода и пенсионеры, выражали недовольство тем, что остались совладельцами предприятия, ликвидные активы которого значительно сократились». Вернуть под государственное крыло «Пермские моторы» удалось только в 2008 году. К тому моменту ОАО «Пермские моторы» лишь оказывало услуги охраны и управляло заводской недвижимостью. Основными акционерами были ПМЗ — 37,3%, Росимущество — 14,25%, Morgan Stanley & Co Incorporated (США) — 7,77%, ФГУП «ГКНПЦ имени М. В. Хруничева» — 5,2% и ОАО «Газпром» — 2,88%. Но «внезапно» 37,3% ПМЗ оказались у «Оборонпрома», который занялся интеграцией предприятий в «Объединенную двигателестроительную корпорацию» (ОДК). В том же 2008 году ОАО «Пермские моторы» стало участником фондовой биржи ММВБ (котировки акций «Пермских моторов», не имеющих серьезных активов, выросли сразу в два раза). Выход на биржу связывали с решением «Оборонпрома» выкупить акции у миноритариев. Почти сразу же правительство РФ опубликовало список из 295 системообразующих компаний, которым обязуется оказать поддержку в случае необходимости, — в вписок был включен и «Пермский моторный завод».

В 2011 году руководство компании заявило, что «после завершения приватизации до настоящего времени у ОАО «Пермские моторы» не раз сменялись собственники; в результате проводимых ими действий в настоящее время общество фактически выведено из производственного процесса — мы не можем выкупить акции по цене, превышающей их реальную текущую стоимость, у ОАО «Пермские моторы» просто нет для этого денег». На тот момент компания занималась проектом нового двигателя ПД-14 для самолета МС-21 в рамках ФЦП, проектами в вертолетостроении (в частности, в рамках ФЦП выделялись средства на перспективный скоростной вертолет). В компании отмечали, что период, когда предприятия двигателестроения стагнировали, скорее выживали, чем развивались — остался позади». По показателю выручки предприятия ОДК росли на 20% в год, убытки стабилизировали и «начали выходить из долговой ямы». Действительно, в 2009 году оборот «Пермских моторов» составлял 11,5 млрд рублей (почти в 2 раза меньше, чем 7 лет спустя), убыток — 209 млн рублей, долги были огромными — 6,2 млрд рублей. В 2010 году оборот вырос до 13,6 млрд рублей, компания закрыла год с прибылью в 9,7 млн рублей, кредиторская задолженность составляла уже 7,7 млрд рублей. По итогам 2011 года прибыль составила 1,8 млн рублей, долг снизился до 6,7 млрд рублей.

Впрочем, получилось ли у команды Чемезова, занявшейся централизацией и огосударствлением оборонных активов в сфере производства авиадвигателей, даже сегодня сказать пока сложно. Взять, например, долговую нагрузку, бич «Пермских моторов» еще с 1990-х, о снижении которой рапортовали в 2011 году. Снизилась ли она? Ничуть. По итогам 2015 года кредитный портфель «ОДК-Пермские моторы» составил уже 13 млрд рублей, впрочем к 2016 году снизившись до 11 млрд. В итоге из-за роста ключевой ставки ЦБ в конце 2014 года с 10,5 % до 17% годовых прибыль компании рухнула в 10 раз, составив всего 64 млн рублей, при том, что прибыль от продаж составила 13,659 млрд рублей! Тогда компания произвела 23 авиадвигателя ПС-90А (в 2014 — 21), 61 двигатель промышленного применения (2014 — 60), из них 50 — на базе ПС-90Ф и 11 малой мощности — на базе Д-30.

Ситуация в последние годы во многом зависит, кстати, даже не от авиадвигателей, а от заказов «Газпрома» на производство газотурбинных двигателей (50% производственных мощностей завода обслуживают заказы газовиков). А они непредсказуемы, и в 2017 году, например, значительно уменьшились: в 2014 году заказ составил 51 шт., в 2015 г. — 29 шт., в 2016 г. — 44 шт., план на 2017 год — всего 31 шт. При том что ежегодно завод выпускает порядка 60 газотурбинных установок (все перспективные газопроводы — «Сила Сибири», «Северный поток-2» и «Южный коридор» комплектуются пермскими агрегатами), компании приходится не снижать инвестиции, а значит, и кредитную нагрузку: в 2017 году в проект по созданию новой малоэмиссионной камеры сгорания для газотурбинных установок «ОДК-ПМ» и «ОДК-Авиадвигатель» обязались вложить еще порядка 2 млрд рублей.

Одновременно в компании развивают и авиационное производство, большие надежды возлагая на серийный выпуск авиадвигателей ПД-14 (разрабатывается с 2008 года, могут быть применены на Ту-214, Ил-96-300 и Ил-96-400Т). Для подготовки к серии в компании собираются до 2025 года вложить около 22 млрд рублей в модернизацию производственных мощностей. Чтобы хоть как-то снизить долговую нагрузку, «ОДК-ПМ» намерена разместить допэмиссию акций в пользу АО «ОДК» и ГК «Ростех»: через допэмиссию ОДК планирует снизить кредиторскую задолженность на 3,8 млрд руб. На этом фоне нет ничего удивительного, что пермский завод всевозможными средствами пытается взыскать деньги уже у своих должников: так, осенью прошлого года «ОДК-ПМ» подала иск в Арбитражный суд Москвы о взыскании более 744 млн рублей с Казанского авиазавода им. Горбунова.

Ситуация в последние годы во многом зависит от заказов «Газпрома» на производство газотурбинных двигателей. Фото sdelanounas.ru

«ЭР-Телеком Холдинг»: зачем местный олигарх, в 1990-х сдружившись с Вагитом Алекперовым, покинул нефтянку ради «интернета вещей»

Десятку гигантов пермского бизнеса замыкает АО «ЭР-Телеком Холдинг», оборот которого вырос в 2016 году на 7%, составив 19,4 млрд рублей. «Эр-Телеком» — телекоммуникационная компания, «второй по величине российский интернет-провайдер и третий из операторов кабельного ТВ», принадлежащая самому известному, пожалуй, пермскому олигарху, бывшему вице-президенту «Лукойла» Андрею Равелевичу Кузяеву. Владелец АО «Эр-Телеком Холдинг» — принадлежащая Кузяеву «Пермская финансово-промышленная группа». Он же является и президентом «Эр-Телекома». Основано ЗАО «Эр-Телеком» было в 2001 году путем слияния телефонного оператора ЗАО «Элсвязь» и интернет-провайдера ЗАО «Рейд-Интернет», работавших в Перми с 1997 года. Кузяеву поначалу принадлежали 13,2% акций компании, но в 2006 году путем допэмиссии и выкупа акций у акционеров (в том числе у администрации Пермского края, властям которого трижды депутат заксобрания Кузяев всегда был близок) довел свой пакет до контрольного, став владельцем 51,6% компании. В 2010 году компания присоединила 14 региональных «дочек». В 2011 году запустила 15 стартап-проектов: в Уфе, Кургане, Туле, Ульяновске, Магнитогорске, Дзержинске, Сызрани, Рязани, Иркутске, Томске, Брянске, Чебоксарах, Твери, Курске, Ростове-на-Дону. В 2017 году купила ведущего интернет-провайдера Новосибирска «Новотелеком» (бренд «Электронный город»). Сегодня «Эр-Телеком» ведет свою деятельность во множестве городов шести федеральных округов, в том числе в Казани и Набережных Челнах.

Кузяев — чрезвычайно колоритная фигура Пермского края, влиятельная и экономически, и политически. Как отмечают местные наблюдатели, совокупная годовая выручка «Пермской ФПГ» в 2015 году превысила 50 млрд рублей. То есть, фактически по размеру активов Андрей Кузяев уступает лишь «Лукойлу», белорусам из «Уралкалия» и «Газпрому». Размер его активов более чем в два раза превышает доходную часть бюджета Перми — в 2015 году она составляла 22,3 млрд рублей. В 2017 году Кузяев занял 129-е место в топ-200 российского Forbes (журнал насчитал ему $800 млн, в 2008 году — $1,3 млрд).

Кузяев начал коммерческую деятельность в 1991 году на Пермской товарной бирже, где скупал ваучеры, приобретая активы. В 1993 году на базе биржи и была создана «Пермская ФПГ». В 1995 году пути Кузяева и Вагита Алекперова впервые пересеклись: оба претендовали на «Пермнефть». Структуры Кузяева набрали к тому моменту 30% акций, «Лукойл» — 38%. Стороны договорились, а бизнес Кузяева на нефтяных дрожжах начал расти небывалыми темпами. Перечислять все активы, которыми владел Кузяев в 1990-х, не считая нефтянки, было бы слишком долго. Это и активы в пищевой отрасли, и в лесозаготовительной, и в банковской, и в гостиничной. Отметим лишь, что тогда же пересеклись пути Кузяева с другим влиятельным пермским «авторитетным» бизнесменом Владимиром Плотниковым (см. выше), которому он проиграл борьбу за «Пермский мукомольный завод». Из лесного бизнеса, в котором Кузяев контролировал, по его словам, треть лесных запасов Прикамья, вышел в «нулевых».

Через главный финансовый актив группы, банк «Пермкредит», Кузяев инвестировал в гостиничный бизнес, телекоммуникации, покупку СМИ (ИД «Компаньон», «Местное время», «Телекомпания Т-8»). В 2000-х Алекперов доверил ему зарубежные нефтяные проекты «Лукойла». Приобретения Кузяева стали масштабнее: металлургический завод «Нытва» (купил на $5 млн, продал за$11 млн, выручив чистыми 6 миллионов), завод спецсвязи «Морион», несколько банков — покупала ПФПГ и в пользу «Лукойла», второй вотчины Кузяева, с которой он расставаться не спешил, хотя и продал за $320 млн долю в «Лукойл-Пермь», что позволило ему, выкупив акции у остальных, стать единоличным владельцем ПФПГ (в 2014 году он-таки уволился из «Лукойла»). Тогда же в кузяевских структурах активно начал проявлять себя и будущий губернатор Кировской области Никита Белых.

Сегодня под Кузяевым, во-первых, и нефтесервсиная компания ООО «Нефтьсервисхолдинг» (НСХ) — 33-е место в нашем рейтинге с выручкой в 5,8 млрд рублей. Впрочем, НСХ управляет 13-ю «дочками», совокупный оборот которых свыше 11 млрд рублей. Во-вторых, крупнейший пермский банк «Урал ФД». В-третьих, завод «Морион», производящий коммуникационное оборудование (не вошел в наш рейтинг из-за небольшого оборота в 1,2 млрд рублей). В-третьих, бизнес-центры в Москве и различные пермские девелоперские проекты. В-четвертых, «Агропромышленный комплекс «Красава» (при выручке в 64,5 млн рублей АПК в 2016 году получил прибыль в 538 млн рублей!), не считая отдельных земельных активов. В-пятых, множество инновационных стартапов под общим брендом «ИТ Профессиональные Решения». В-шестых, частная нефтяная компания «РИД Ойл», активно скупающая нефтяные месторождения.

Кузяев — чрезвычайно колоритная фигура Пермского края, влиятельная и экономически, и политически. Фото permneft-portal.ru

Кузяева считают «одним из основных политических игроков в Пермском крае, при этом он смог поддерживать отношения со всеми губернаторами», одно время он возглавлял в заксобрании комитет по экономической политике (к слову, бывший зампред кузяевского «Урал ФД» Леонид Морозов был министром экономического развития края при предыдущем губернаторе Басаргине — ныне Морозов стал топ-менеджером ИК «Финансовый дом» Дмитрия Рыболовлева, подробно о последнем см. выше). Хотя сегодня Кузяев не депутат, его интересы в заксобрании представляют гендиректор ПФПГ Георгий Ткаченко и директор макрорегиона «Центр» в АО «ЭР-Телеком Холдинг» Александр Мотрич.

Два года Кузяев возглавлял совет директоров государственного Фонда развития Дальнего Востока, покинув этот пост лишь в августе прошлого года. Собственно, сегодня основным генератором прибыли империи Кузяева и тем, на что он делает ставку и акцент в своей деятельности, является сфера IT. Покинув в 2014 году пост президента в LUKOIL Overseas, отвечавшей за зарубежные проекты «Лукойла», Кузяев в 2015 году лично возглавил свою компанию «ЭР-Телеком», в которую к тому моменту было вложено почти $1 млрд. С того момента Кузяев стал появляться в новостях уже не как глава «Пермского ФПГ» или вице-президент «Лукойла» — а как в первую очередь президент «Эр-Телекома». Осенью прошлого года именно в этом качестве он встречал президента РФ Владимира Путина во время его визита в Пермь на круглый стол «Цифровая экономика», и расписывал в красках будущее «интернета вещей»: мол, его компания планирует создать инфраструктуру для развития интернета вещей в 50 городах РФ. А в январе этого года Кузяев как директор «Эр-Телеком» отправился вместе с министром связи РФ Николаем Никифоровым и Евгением Касперским на Всемирный экономический форум в Давос, где будет представлять программу российской делегации, посвященную информационным технологиям.

Топ-100 предприятий Пермского края
Наименование компании Совладельцы Вид деятельности Выручка за 2016 год, руб. Выручка за 2015 год, руб.
1 ЛУКОЙЛ-ПЕРМНЕФТЕОРГСИНТЕЗ, ООО ЛУКОЙЛ, ПАО 99.82%
ЛУКОЙЛ-ПЕРМНЕФТЕОРГСИНТЕЗ, ООО 0.18%
Производство нефтепродуктов 242.453.945.000 248.260.080.000
2 ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ, ООО ЛУКОЙЛ, ПАО 100% Добыча сырой нефти 212.767.488.000 203.056.231.000
3 УРАЛКАЛИЙ, ПАО УРАЛКАЛИЙ-ТЕХНОЛОГИЯ, АО 54.75%
РИНСОКО ТРЕЙДИНГ КО. ЛИМИТЕД (RINSOCO TRADING CO. LIMITED 20.00%
ОХК УРАЛХИМ, АО 20.00%
Производство удобрений и азотных соединений 131.311.916.000 172.129.828.000
4 ЛУКОЙЛ-ПЕРМНЕФТЕПРОДУКТ, ООО ЛУКОЙЛ, ПАО 100% Торговля оптовая твердым, жидким и газообразным топливом и подобными продуктами 60.691.620.000 58.142.946.000
5 ГАЗПРОМ ТРАНСГАЗ ЧАЙКОВСКИЙ, ООО ГАЗПРОМ, ПАО 100% Транспортирование по трубопроводам газа и продуктов его переработки 57.169.901.000 58.673.381.000
6 ПЕРМЭНЕРГОСБЫТ, ПАО СБЫТОВОЙ ХОЛДИНГ, ООО 37.73%
Киташев Андрей Владимирович 34.53%
Леньков Роман Николаевич 6.34%
Елов Андрей Альфредович 2.64%
Шелеманов Александр Сергеевич 0.39%
Торговля электроэнергией 35.040.044.000 32.143.110.000
7 УРАЛХИМ, ООО ТД ОХК УРАЛХИМ, АО 100% Торговля оптовая удобрениями и агрохимическими продуктами 24.559.200.000 21.026.418.000
8 КАМСКИЙ КАБЕЛЬ, ООО КАБЕЛЬ ТЕХНОЛОГИИ ИННОВАЦИИ, ООО 100% Производство прочих проводов и кабелей для электронного и электрического оборудования 23.517.251.000 21.421.775.000
9 ОДК-ПМ, АО РОСТЕХ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОРПОРАЦИЯ 65.90%
ОПК ОБОРОНПРОМ, АО 25.54%
ЦТК ЛОПАТКИ ГТД, ООО 0.0000080%
Производство турбореактивных и турбовинтовых двигателей и их частей 21.204.895.000 20.699.243.000
Сергей Афанасьев
ПромышленностьНефтьТехнологииТелекоммуникацииВластьОбществоАналитика
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 24 янв
    Какая разоблачающая статья! Такой разбор!
    Ответить
  • Анонимно 24 янв
    Только бы с Белорусией были б уж хорошие отношения
    Ответить
  • Анонимно 24 янв
    столько нефти выкачивается из недер нашей великой державы....
    Ответить
  • Анонимно 24 янв
    Все явки и пароли в этой статье, хороший анализ
    Ответить
  • Анонимно 24 янв
    Столько заводов. И все они частники
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Выжали все из Березняков и бросили . Столько бабла увели это можно было Эмираты выстроить а там дыра в дыре
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Капитализм = это бандитизм в своей основе. Почему никто этого не понимает? Статья о том, как хорошо живётся бандитам в нашей стране. Дальше будет ещё хуже.
    Ответить
    Анонимно 26 янв
    Зомбировали население, которое уже забыло за 70 лет, что такое капитализм.
    Ответить
    Анонимно 09 февр
    ТОЧНО!!!
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Огромное спасибо за ваш труд, честность и мужественность .
    Ответить
  • Анонимно 26 янв
    Много в статье написано на основании слухов. Ну написали , а зачем? Это мы и так все знаем, а где итоговые выводы по региону?
    Ответить
  • Анонимно 26 янв
    Сплошная Ресурсономика. Кажется всех перемыли, кроме Пензенской области. Там то точно ни нефти, ни калия. Ждем материал
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии