Новости

15:28 МСК
Все новости

Вотчина «марийского царя»: ждет ли бизнес-поле Марий Эл после Леонида Маркелова новый передел?

Ландшафт накануне битвы: часть владельцев крупнейших компаний Марийской республики оказались связаны с Татарстаном

Вотчина «марийского царя»: ждет ли бизнес-поле Марий Эл после Леонида Маркелова новый передел? Фото: vnd12.ru

Аналитический отдел газеты «Реальное время» изучил положение дел с крупным бизнесом в Республике Марий Эл после громкого падения бывшего «марийского царя» Леонида Маркелова, сначала задержанного, а затем арестованного за взятку. Самого Маркелова, как известно, наблюдатели и раньше обвиняли во множестве коррупционных схем, считая, что губернатор подгреб под себя почти все более или менее успешные компании, сделав их владельцами либо родственников, либо близких ему людей. Или же заставив их «платить дань». Мы задались вопросом, так это или нет? И что теперь будет с марийским бизнес-полем после «маркеловского беспредела»? Не ждет ли его фактически новый передел? Передел, впрочем, уже начался: за последние два года две крупнейшие компании Марий Эл перешли под контроль москвичей и краснодарцев.

Оборот марийских компаний вырос на 40%, но составляет он лишь 9% от оборота компаний РТ

Для того чтобы проанализировать «пейзаж после битвы», за основу анализа мы взяли топ-100 самых успешных компаний Республики Марий Эл. Так как далеко не все успели отчитаться за 2016 год, последний год 17-летнего «царствования» Леонида Маркелова, — вошли туда только компании, отчитавшиеся за 2015 год. Стоит отметить, что именно 2016 год стал фактически Рубиконом: часть ранее близких Маркелову бизнесов он успел «сбросить» со своего плеча. Вызвано это было опасениями губернатора по поводу уголовных преследований или потерей его влияния, неизвестно.

В любом случае, если говорить языком сухи цифр и экономической статистики, с экономикой в 2015 году — году, как известно, кризисном — было относительно в порядке. Оборот 100 крупнейших марийских предприятий вырос почти на 40%, составив 189,9 млрд рублей.

Много это или мало? Если говорить об абсолютных цифрах, то это составляет лишь 9% от суммарного оборота 100 крупнейших татарстанских компаний (2,2 трлн рублей). Однако бизнес РТ в 2015 году вырос лишь на 8,2%. Если учесть, что инфляция в 2015 году составила почти 13%, говорить о каком-либо росте не приходится. Марийский же бизнес, показав феноменальный рост в 40%, смог отыграть отставание от татарского соседа: в 2014 году оборот 100 крупнейших компаний Марий Эл составлял лишь 7% от оборота 100 крупнейших компаний Татарстана.

В 2015 году оборот 100 крупнейших марийских предприятий вырос почти на 40%. Фото marpravda.ru

Впрочем, в 2015 году инвестиции, направленные марийскими предприятиями, составили 8,6 млрд рублей и снизились по сравнению с 2014 годом на 3,6 млрд рублей (12,2 млрд рублей). Коренное отличие двух соседей можно заметить невооруженным глазом и в другом: оборот двух крупнейших компаний РТ, «Татнефти» и ТАИФа, составляет почти половину всего оборота крупнейшей татарской сотки. В случае Марий Эл доля двух крупнейших компаний — всего 22,19%. Таким образом, экономика нашего соседа менее зависит от нефтяной игры на мировых рынках.

«Марийский НПЗ»: стройка на деньги московского банка, ссора с президентом-коммунистом и дружба с Леонидом Маркеловым

Однако и в Марий Эл крупнейшая компания — нефтяная, это Марийский НПЗ, история которого, несмотря на свою краткость, достойна отдельного материала. Доля Марийского НПЗ в обороте ста крупнейших компаний составляет 14,5%. В 2015 году рост выручки на МНПЗ составил почти 70% — 27,5 против 16,2 млрд рублей. Инвестиции в 2015 году составили, впрочем, всего 151 млн рублей.

Сегодня это один из самых лакомых кусков марийской экономики — он был сначала ареной борьбы между властями МЭ, затем предметом пиар-торга Маркелова с марийским населением. Завод начали строить в республике в бурные девяностые годы еще при первом президенте МЭ Владиславе Зотине в 1995 году. Строили завод на деньги «Инкомбанка» под поручительство правительства МЭ: кредиты на строительство были получены под залог недвижимости в Йошкар-Оле (Общественно-политического центра, гостиницы «Йошкар-Ола», Дома быта, здания Минсельхозпрода, института «Маригражданпроект»). Точная сумма нефтестройки неизвестна, но сумму кредита можно примерно определить исходя из исковой суммы «Инкомбанка» к правительству МЭ в 1999 году (после дефолта у банка начались проблемы, была отозвана лицензия, а в 2000 году банк признали банкротом) — $7—8 млн.

Еще один проект был связан со строительством НПЗ в Йошкар-Оле на $20 млн. До дефолта никаких проблем между банком и властями не было — стороны были намерены построить предприятие нефтеперерабатывающего комплекса, расположенное у магистрального нефтепровода Сургут — Полоцк. Курировал стройку вице-президент «Инкомбанка» Игорь Лейко вместе с одним из будущих владельцев НПЗ Алексеем Милеевым. Строительство закончилось уже при втором президенте МЭ — коммунисте Вячеславе Кислицыне в 1998 году, который в борьбе за активы НПЗ, разумеется, занял сторону правительства республики, используя войну с банком в предвыборных целях. И прогадал.

Как писала в конце 1990-х федеральная пресса, Кислицын требовал «дани» от владельцев НПЗ, объявив заводу войну (десанты контролирующих организаций на предприятии, отключение электричества и отопления, рытье траншей для перекрытия дороги к предприятию — короче говоря, традиционный набор прилагался). Завод сначала юридически ушел из Марий Эл и стал платить налоги в соседней Чувашии. Одновременно активно финансируя предвыборную кампанию противника Кислицына — Леонида Маркелова, который в итоге и победил. Следующие 14 лет завод, вернувшись под марийское крыло, тесно сотрудничал с властями — стороны активно помогали друг другу: у Маркелова был, по факту, нефтяной кошелек, у НПЗ — добрая воля властей и постоянная поддержка во всех начинаниях. А сам завод с тех пор принято считать в МЭ «индикатором политической силы — кого он поддержит, тому и быть главой республики».


Крупнейшая в Марий Эл компания — нефтяная: Марийский НПЗ. Фото oil-am.ru

Владельцы НПЗ, как и, чего уж там, многие крупные компании РФ, в нулевые годы выстроили офшорную схему, через которую, по мнению наблюдателей, выводились миллиарды рублей. Откуда эти миллиарды взялись? Дело в том, что первая очередь запущенного производства позволяла перерабатывать 500 тыс. тонн сырой нефти в год. Этого владельцам НПЗ и властям МЭ показалось мало, и они решили ввести в эксплуатацию переработку мазута, установку атмосферной переработки нефти (глубина переработки могла составить до 70%), расширить ассортимент продукции в два раза. Все это было, справедливости ради, реализовано. НПЗ уже перерабатывал 1,2 млн тонн нефти в год. И тут наступил кризис 2008 года.

От наполеоновских планов до «кидалова» ВТБ и покупки НПЗ друзьями однокурсника Путина

Владельцы завода, тогда его возглавлял Милеев (ему, а также его партнерам Артуру Перепелкину, Николаю Хватову и Сергею Корендовичу принадлежали равные доли НПЗ), вместо того, чтобы затянуть пояса и уменьшить аппетиты, заявили о намерении втрое увеличить мощности предприятия и стали искать стратегического партнера — требовались инвестиции на 1,5 млрд долларов. На тот момент НПЗ был успешен: при выручке в $528,4 млн и чистой прибыли в $42,7 млн он даже собирался строить еще один завод в Калининграде по выпуску полимеров и строил планы на $100 млн по развитию контейнерного бизнеса в том же Калининграде.

Схемы «безвозмездного кредитования» вновь созданных компаний на миллиарды рублей, «рекомендации» военным структурам Марий Эл по покупке мазута у НПЗ (от бывшего замминистра МВД по МЭ в правительстве Маркелова) и бесчисленные «дочки» высосали «нефтяную мать» досуха. Маркелов долгое время обещал, что НПЗ будет приносить «в скором времени» миллиарды рублей в экономику региона, включал проекты завода в традиционные для всех регионов РФ «планы реализации инвестпроектов» («традиционные» в том числе и в плане коррупционных, увы, схем), убеждал ВТБ прокредитовать завод, намереваясь получить до 60 млрд рублей кредитов.

В 2013 году, набрав кредитов на 8 млрд рублей, завод остановил свою деятельность. В числе пострадавших оказался ВТБ, председатель правления которого Андрей Костин публично объявил об уводе денег, искусственном банкротстве, намекнув, что вина лежит в том числе и на Маркелове. В 2014 году завод, который успел освоить 8 млрд рублей чужих денег, признали банкротом, ВТБ выставил актив на торги за 6 млрд рублей. Полгода спустя завод волею Костина заработал — во многом назло Маркелову, который начинал предвыборную кампанию на выборах в Госсобрание Марий Эл.

Как отмечает профильная пресса, одновременно ВТБ передал бразды правления новичку на рынке — АО «Новый поток», который через пару лет вытащил Марийский НПЗ из болота, хотя глубина переработки там пока и невысокая, всего 60%. В 2015 году актив окончательно был приобретен группой New Stream. В планах группы — «увеличить мощность Марийского НПЗ с 1,6 млн до 2 млн т в 2017, в перспективе — довести переработку до 7 млн т, глубину — до 95—97% и перейти на выпуск топлива «Евро-6». Модернизация «Марийского НПЗ» потребует около 100— 120 млрд руб. инвестиций.

К слову, основатель успешной управляющей компании «Новый поток» Дмитрий Мазуров — выпускник Казанского университета, получивший опыт работы в компании «Нижнекамскнефтехим» (был замдиректора представительства нижнекамской компании в Казани). В руководстве работает и другая уроженка Казани — Чулпан Салахутдинова, бывшая главным бухгалтером ряда крупных казанских предприятий с 1983 по 2003 годы.

К слову заметим, что «Новый поток» владеет 80% Антипинского НПЗ. Оставшиеся 20% НПЗ у Николая Егорова – совладельца адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», сокурсника президента Владимира Путина. Одним словом, у Мазурова интересные знакомые.

Дмитрий Мазуров — выпускник Казанского университета, получивший опыт работы в компании «Нижнекамскнефтехим». Фото 1tmn.ru

Птицефабрика «Акашевская»: миллиардные кредиты «куриного олигарха», жалобы «марийского царя» Путину, взятка Маркелову и «краснодарский» финал

Похожий конец был у второго и третьего крупнейших предприятий Марий Эл — ООО «Птицефабрика Акашевская» и ООО «Белая птица», составляющих «куриный» холдинг республики «Акашево». Обе компании продемонстрировали в 2015 году прекрасный рост: оборот одной вырос на 64%, другой — на 78%, составив соответственно 14,5 млрд и 12,7 млрд рублей. В 2015 году «Акашевская» птицефабрика заняла первое место в МЭ по инвестициям, вложив в собственное развитие 10 млрд рублей.

Справедливости ради надо признать, что птицефабрики как какой-либо бизнес-силы даже не существовало на карте МЭ к моменту избрания Маркелова президентом. По простой причине — сначала птицефабрика была государственным сельскохозяйственным предприятием. Основанная еще в 1962 году, после возведения второй очереди в 1990-х годах она стала акционерным обществом закрытого типа. Какими способами птицефабрика перешла от собственно хозяйственников советской закалки в руки будущего депутата от «Единой России» в Госсобрании Марий Эл Николая Криваша (не местного изначально бизнесмена — бывшего деятеля ВЛКСМ, девяностые проведшего в разных компаниях Коми), история умалчивает. Но во времена правления Маркелова именно Криваш внезапно оказался владельцем холдинга на базе птицефабрики, стартовавшей под громким именем в 2005 году.

Через 5 лет Криваш контролировал активы через созданное им же ООО «МарФинИнвест» («МФИ»). Уже в 2006 году здесь запустили первую очередь птицекомплекса из 21 птичника, к 2016 году их было уже 204. В 2012—2014 годы рост производства был ошеломляющим: до 200% в год. Общее единовременное поголовье уже составляло 15 млн голов, мощность — 215 тыс. т мяса птицы в живом весе в год, была своя розничная сеть из 120 магазинов. Холдинг входил в топ-10 крупнейших птицефабрик РФ. В отношении менеджмента вопросов нет.

Другое дело, насколько эффективно тратились и возвращались средства. А средства были огромными: так, холдинг одним из первых получил проектное финансирование с господдержкой на строительство к тому моменту уже девятой очереди комплекса стоимостью 8,4 млрд рублей. Все это время Криваш был близок Маркелову, который включил «Акашево» в список приоритетных инвестпроектов и системообразующих предприятий МЭ. В птицефабрику с 2009 года при активной поддержке местных властей собирались вложить 850 млн рублей при планируемых налоговых поступлениях в 57,5 млн рублей в год. Окупиться бюджетные деньги должны были через 15 лет.

Во времена правления Маркелова (справа) именно Криваш (слева) оказался внезапно владельцем холдинга на базе птицефабрики. Фото marpravda.ru

Но уже через 5—6 лет кредитов было выделено порядка 40 млрд рублей. В марте 2015 года Маркелов, активно лоббирующий интересы «куриного олигарха», публично жаловался Владимиру Путину, что Марий Эл не в состоянии помочь выплачивать птицефабрике проценты по многомиллиардным кредитам: мол, без помощи Кремля проект «Акашево» обрушит «всю дотационную экономику республики». Маркелов просил принять решение о «субсидировании процентной ставки со стороны правительства РФ, чтобы доля региона была существенно снижена по компенсации субсидирования процентной ставки. Это очень облегчило бы нам задачу… «Россельхозбанк» уже пошел нам навстречу», — добавлял он.

Позднее глава «Россельхозбанка» Дмитрий Патрушев назвал сумму вложений в «Акашево» — 30 млрд рублей. По данным «Общественного комитета по борьбе с коррупцией в Марий Эл», с 2009 по 2013 год доля дебиторской задолженности выросла с 12 до 24% и составила 6,4 млрд рублей. Совокупный долгосрочный долг к 2013 году вырос с 1,5 млрд до 21,3 млрд рублей — в 14 раз. Рентабельность продаж снизилась с 11,5% до 2,77% в 2013 году — на 50% к показателю 2012 года.

Между прочим, материнская компания «МарФинИнвест» открытой отчетности не публиковала (при том, что его «куриная дочка» зачем-то инвестировала в ценные бумаги — на 2013 год цифра выросла до 3 млрд рублей), зато умудрилась увеличить уставный капитал до 7 млрд рублей. Закономерный результат: в 2016 году в арбитражном суде МЭ стартовало дело о банкротстве компании. Но добить ее не успели — осенью и этот маркеловский актив улетел на куриных крылышках, но не в Москву, а в Краснодар (см. ниже).

Однако история погрязшего в долгах предприятия аукнулась Маркелову. Именно попытка «марийского царя» получить взятку от Криваша в размере 250 млн рублей за содействие в бизнесе «Акашево» стала вершиной коррупционного айсберга, который смахнул корону с Маркелова и, по факту, стал причиной его отставки (то, что дело завели уже после отставки — обычная российская практика). При этом для осуществления взятки обошлись без чемодана денег: Криваш обещал передать Маркелову деньги, якобы купив часть акций ОАО «Тепличное», принадлежащее семье губернатора МЭ (до 2013 года — Ирине, после — Татьяне Маркеловой). Деньги Криваш передал через главу другого актива, близкого семье Маркелова, — «Телеканал «Регион 12» (33-й номер в нашем списке. На 100% принадлежит Татьяне Маркеловой), который занимался не столько масс-медиа, сколько строительными работами, получая госконтракты от властей МЭ.

В настоящее время «МФИ», владелец птицефабрики «Акашевская» и ООО «Белая птица» (кошелек птицефабрики, через который идут банковские переводы поставщиков и покупателей), принадлежит некоему ООО «Агроактив», возглавляемому Марией Лисицыной. Лисицына— не родственник бывшего главы Марий Эл: до 2014 года она возглавляла отдел правового департамента Краснодарского края и входила в список бенефициаров ОАО «Сочи-Парк» (развлекательный парк в Адлере). На самом деле, марийская птицефабрика с ноября 2016 года принадлежит крупнейшему российскому холдингу, близкому к семье бывшего губернатора Краснодарского края, — «Агрокомплексу» им. Н. Ткачева (основанному отцом нынешнего министра сельского хозяйства РФ). «Агрокомплекс» успел купить «Акашево» еще до нынешнего коррупционного скандала в ноябре 2016 года. Марийские активы позволят утроить мощности ткачевского агрокомплекса (формальный владелец его — брат Александра Ткачева) и сделать краснодарский холдинг одним из лидеров рынка.

Марийская птицефабрика с ноября 2016 года принадлежит «Агрокомплексу» им. Н. Ткачева. Фото bekar-media.info

«Мясокомбинат Звениговский»: как поклонник советского тирана Казанков поссорился с поклонником итальянских тиранов Маркеловым

Четвертое крупнейшее предприятие МЭ — единственное, входящее в топ-5 республики, владельцы которого находились в оппозиции к губернатору Маркелову. Причина, впрочем, не в каких-то высоких моральных качествах учредителя и многолетнего руководителя ООО «Мясокомбинат Звениговский» Ивана Казанкова, а в политических разногласиях, уходящих корнями еще в 1990-е.

Казанков, уроженец Татарской АССР, по национальности чуваш, много лет проработал в СССР председателем совхозов, окончательно осев в Звениговском в 1979 году. В 1995 году на базе совхоза Казанков начал создавал агрохолдинг (тогда он выпускал 1—1,5 тонны колбас и копченостей в день), впрочем, еще в 1999 году совхоз «Звениговский» проходил по судебным бумагам как муниципальное сельскохозяйственное предприятие. К тому моменту Казанков был убежденным коммунистом (став после распада СССР еще и сталинистом) и, разумеется, поддерживал бывшего главу Марий Эл однопартийца Кислицына.

Но кошка между Казанковым и Маркеловым пробежала еще до президентской кампании. Оба в 1999 году намеревались избраться в Госдуму (Маркелов — переизбраться). Маркелов сидел в кресле депутата от партии ЛДПР Владимира Жириновского, а Казанков собирался избираться от партии КПРФ — он уже сидел к тому моменту в Госсобрании МЭ. Несмотря на отдельные минусы кандидатуры Казанкова, Маркелов со всем своим организационным и медийным ресурсом («Блок Маркелова» и одноименная газета) коммунисту проиграл.

Попав в Госдуму Казанков, разумеется, поддерживать Кислицына не перестал, но теперь проиграть пришлось коммунистам — главой МЭ стал Маркелов, который Казанкову не простил ни проигрыша на выборах в ГД, ни поддержки Кислицына на выборах в Марий Эл. Между прочим, местные наблюдатели перед тем, как почувствовали на себе все прелести правления Маркелова, отмечали, что «за лоббистские услуги Казанкова его совхоз был освобожден Кислицыным от ряда местных налогов, а освободившиеся финансовые средства направлялись на нужды партии КПРФ.

В результате за все время правления Маркелова в МЭ мясокомбината «Звениговский» в перечне инвестпроектов, которые команда бывшего ЛДПРовского депутата считала приоритетными, не найдешь. Мало того, через близкий и подконтрольный ему медийный ресурс, газету «Марийская правда» Маркелов атаковал мясной бизнес коммуниста. «Маркеловцы» обвиняли Казанкова в том, что он скупил предприятие у работников за 10 тыс. рублей при настоящей цене совхоза в 2 млн рублей, ссылаясь на материалы Следственного комитета РФ.

Госсобрание республики лишило неприкосновенности и статуса депутата Ивана Казанкова — ему грозят минимум два уголовных дела. Фото Дениса Волкова (meduza.io)

«Казанковцы» при поддержке КПРФ обвиняли Маркелова и его приближенных в попытках рейдерского захвата мясокомбината, которые особенно активизировались после выборов в Марий Эл в 2004 году (когда Маркелов единственный раз приехал на мясокомбинат, предложив перемирие при условии невыставления кандидатуры Казанкова на губернаторских выборах). И ссылались на самого Казанкова, цитировавшего звонок от Маркелова: «…накричал матом, ты опять народ принимаешь? Ты меня не слушаешь! Ты меня за президента не считаешь! Я у тебя отберу хозяйство!».

К «маркеловцам» присоединились бывшие соратники Казанкова — экспедиторы и даже бухгалтерша, заявившие о незаконном присвоении им кооперативных паев. Доходило до смешного: однажды Маркелов на улице Йошкар-Олы с остервенением протыкал воздушные шарики, которые раздавали активисты КПРФ, истерично крича: «Что сделал Казанков для республики?! Кроме сосисок! Казанков платит налоги от предприятия, которое незаконно изъяли из бюджета республики!».

После того, как в 2016 году на выборах в Госдуму победил сын Ивана Казанкова Сергей, губернатор разразился телеинтервью, где обвинил последнего в популизме, рассказал об «угрозах со стороны Зюганова», о том, что приватизация совхоза была сомнительной и т. д. Сам Иван Казанков прославился на всю страну после того, как поставил памятники Ленину и Сталину рядом с административным зданием. Таким образом, Леониду Маркелову, известному поклоннику диктаторов эпохи Возрождения (губернатор даже установил памятник Лоренцо Медичи в Йошкар-Оле) — долгие годы оппонировал не менее известный поклонник советского диктатора XX века.

Конец печален, кажется, для обоих поссорившихся. Если Маркелов уже под стражей, то и для Казанкова перспективы в этом смысле нерадужные: 26 апреля 2017 года по представлению прокурора Марий Эл Госсобрание республики лишило неприкосновенности и статуса депутата Ивана Казанкова — ему грозят минимум два уголовных дела, подробности о которых пока не сообщают.

Что же касается «Звениговского», то сам мясокомбинат вполне успешен: в 2015 году его оборот составил почти 7 млрд рублей, увеличившись по сравнению с 2014 годом на 25%.

Сам мясокомбинат вполне успешен, в 2015 году его оборот составил почти 7 млрд рублей. Фото Дениса Волкова (meduza.io)

«Мариэнергосбыт»: как «друг» Павла Сигала получил из рук Маркелова орден «За заслуги перед Марий Эл» при росте энерготарифов в 500%

Пятерку крупнейших компаний Марий Эл замыкает «ТНС Энерго Марий Эл», занимающееся распределением электроэнергии. Оборот компании в 2015 году составил 6,5 млрд рублей (прирост всего в 4% по отношению к уровню 2014 года). Оборот компании в последние годы фактически не растет — в 2012 году он составлял около 6 млрд рублей.

Сама компания — бывший актив ОАО «Мариэнергосбыт», появившийся в 2005 году после реорганизации ОАО «Мариэнерго». В 2010 году компания была выкуплена наряду с семью другими сбытовыми энергокомпаниями регионов, составив базу для крупнейшей независимой энергосбытовой компании РФ, обслуживающей потребителей в 11 регионах (ответ на вопрос, могла ли быть выкуплена энергокомпания «варягами» без отмашки Маркелова, оставляем на усмотрение читателей). Компания обслуживает более 313 тыс. частных клиентов и 7,7 тыс. юридических лиц.

Казалось бы, уж тут-то никаких интересов Маркелова обнаружить не удастся? Как бы ни так. Дело в том, что сама «ТНС энерго» была основана бывшим политтехнологом Дмитрием Аржановым. Деньги на скупку энергоактивов у него появились после создания «Транснефтьсервис С», поставлявшей энергию на объекты «Транснефти».

К созданию «Транснефтьсервиса» также был причастен и близкий к Анатолию Чубайсу (тогда главе РАО «ЕЭС») человек – Михаил Абызов, ныне министр без портфеля РФ. Отдельные наблюдатели считают, что после скупки активов, в процессе работы на рынке энергосбыта холдинг, ставший просто «ТНС», якобы выводит из российской энергетики миллиарды рублей.

Сам Аржанов, кстати, оказался замешан в деле татарстанского бизнесмена Павла Сигала. Противники «аржановского» кандидата на выборах руководителя крупнейшего объединения предпринимателей России «Опоры России» Александра Калинина считают именно главу «ТНС» якобы ответственным за информационные атаки на казанского кандидата, вице-президента Павла Сигала. Считается, что в итоге проведенной «спецоперации» Сигал потерял необходимое большинство голосов (которое имел изначально), и победу одержал Калинин. В открытом доступе есть данные о переписки Калинина с Аржановым, якобы свидетельствующей о работе нынешнего главы «Опоры» на бизнес Аржанова.

«ТНС энерго» была основана Дмитрием Аржановым. Фото newsnn.ru

Все это, конечно, может оказаться всем тем же «черным пиаром» (разнообразные сайты затопления «очередного «Титаника» под именем «ТНС» ждут с 2016 года), о работе которого Аржанов, как бывший пиарщик, должен быть осведомлен. Тем не менее в Нижнем Новгороде за «дочку» «ТНС» в 2016 году взялся Следственный комитет, отыскавший долги на 2 млрд рублей. Кроме того, неясно, что делать с тарифами?

У Аржанова с Маркеловым очень дружеские отношения: «марийский царь» в 2016 году наградил Аржанова орденом «За заслуги перед Марий Эл» II степени» — «за большой вклад в развитие энергетики в регионе». Это выглядит смешно по двум причинам. Во-первых, потому что за несколько месяцев до этого прокуратура Марий Эл установила факт махинаций при строительстве президентской школы искусств в Йошкар-Оле – на стройку правительство МЭ взяло кредит у… ОАО «Мариэнергосбыт» (тогда как раз вошедшей в состав «ТНС» — о том, как компания кредитует непрофильные проекты, см. выше) в размере 35 млн рублей. А во-вторых, именно после прихода «ТНС энерго» в регион тарифы на электроэнергию здесь взлетели. Рост тарифов за электроэнергию в Марий Эл с 2013 по 2016 годы составил 581%. При этом, отмечают наблюдатели, «Леонид Маркелов отказался защищать как частные, так и государственные компании от произвола со стороны «Мариэнергосбыта». А в апреле этого года под вопросом оказалась работа троллейбусного транспорта, который «ТНС энерго» грозит отключить от электричества.

В апреле этого года под вопросом оказался троллейбусный транспорт. Фото marimedia.ru

«МБЦК»: как марийские власти выгоняли московских инвесторов и приглашали челнинца Сергея Титова

На шестом месте Марийский бумажный комбинат (ОАО «МЦБК»), расположенный в Волжске, граничащем с Татарстаном и втором по величине городе МЭ. Как и в случае других крупных компаний, в 2015 году оборот МБЦК тоже вырос и намного – 30-процентный рост дал выручку компании в 6,5 млрд рублей. МЦБК, дающий до 100 тыс. тонн бумаги, 100 тыс. тонн картона, 50 тыс. тонн целлюлозы товарной и проч. (при предприятии есть и своя ТЭЦ), принадлежит депутату Госсобрания МЭ от «Единой России» Александру Сташкевичу.

Комбинат, основанный в сталинские тридцатые, в 1990-е стал АО, а в 1999 году братом-близнецом челнинского комбината, превратившись тоже в ЗАО «Народное предприятие «МЦБК». Правда, в такой форме он просуществовал лишь два года, став ОАО. Дело в том, что МЦБК, как и «Марийский НПЗ», стал предметом дележа между местными властями и московским капиталом.

В 1999 году в Волжске высадился десант столичных инвесторов, предложивший вложить деньги в развитие комбината, но с одним условием: чтобы им передали часть акций («чтобы вложенные средства не разворовали руководители предприятий»). Власти МЭ инвесторам отказали, объяснив это «заботой о коллективе комбината» (мол, москвичи могут уволить большую часть коллектива или продать предприятие за бесценок). Москвичи объяснили желание инвестировать в обмен на акции неэффективностью бизнеса комбината: из оборота ежемесячно куда-то «выпадают» 3 млн рублей, именно поэтому комбинат, говорили они, власти МЭ спешно пытаются сделать АО закрытого типа. Москвичи в ответ начали скупать акции МЦБК, в итоге ценные бумаги подпрыгнули в цене.

Испугавшись, что столичные доведут пакет акций до контрольного, тогдашний гендиректор «Марбумкомбината» В. Лесовой сделал из АО «народное предприятие», заметив, что не верит обещаниям «чужого дяди». Мэрия Волжска с решением МЦБК согласилась, сославшись на то, что компания – «градообразующая». В результате акционных боев власти РМЭ дали указания силовикам «разобраться с москвичами» – последним пришлось покинуть пределы республики. Убеждать в необходимости преобразования ОАО в НП даже пригласили челнинского главу КБК Сергея Титова. Итог – МЦБК стал НП, правда, всего на два года.

«Марбум», как и «Марийский НПЗ», стал предметом дележа между местными властями и московским капиталом. Фото marbum.all.biz

В форме ОАО, разумеется, власти комбината с рабочими не церемонились: став депутатом первый раз, в начале «нулевых», Сташкевич, например, реализовал антикризисную программу на предприятии, прибегнул к «методам оптимизации численности работающих, вплоть до сокращения рабочих мест». В первую очередь «уволились по собственному желанию работающие пенсионеры, с которыми была проведена разъяснительная работа; многие поняли и поддержали», рассказывал об увольнениях на крупнейшем волжском предприятии местной газете он сам.

Сташкевич формально равноудален от каких-либо сил и групп МЭ, но в действительности близок Маркелову. В рамках противостояния между местными коммунистами и единороссами Волжск неоднократно становился ареной местных боев, итог которых решался в столице МЭ самим Маркеловым. В ответ Сташкевич поддерживал начинания властей МЭ по реставрации и приведению в порядок набережной Йошкар-Олы (который Маркелов, большой поклонник Ренессанса, пытался превратить в старо-европейский городок) – по мнению местных коммунистов, в ущерб Волжску.

«Ариада»: как Волжск собирался войти в состав Татарстана, а Маркелов в ответ обещал превратить его в деревню

К слову, о «нейтральных». Если у владельцев предприятия «оборонки» — у Красногорского комбинат автофургонов семьи Шагеевых — все хорошо (рост выручки на 20% — до 4,8 млрд рублей), то у другой крупной волжской компании ЗАО «Ариада» — все очень плохо. Еще не так давно ЗАО «Ариада» было одним из лидеров РФ по производству промышленного холодильного оборудования. Ее владелец и руководитель Виктор Васильев, хотя и был депутатом закособрания МЭ от «Единой России», близким Маркелову не считался. В политике замешан не был, хотя в конце 1990-х пытался избраться в Госдуму, но, будучи тогда беспартийным, проиграл коммунисту Казанкову.

Васильев одно время для Волжска был его героем. «Ариада» соревновалась с МЦБК по размеру зарплаты, на деньги компании строили волжские дороги (даже в 2015 году волжане еще удивлялись, что власти МЭ инвестируют в основном в Йошкар-Олу: «Почему-то в Волжске восстановление дорог ведет не администрация, а ЗАО «Ариада»). Васильев выкупил недострой в центре города и сделал из него гостиницу, ресторан и несколько спортивных заведений. Российским болельщикам Волжск, да и Марий Эл, известны хоккейной командой Высшей лиги «Ариада-НХ», действующей с 1996 года. Так вот, эту ХК развивала и спонсировала компания Васильева.

Еще не так давно ЗАО «Ариада» было одним из лидеров РФ по производству промышленного холодильного оборудования. Фото smolcity.ru

Однако в 2016 году клуб, столкнувшись с финансовыми проблемами, вошел в структуру нижнекамского «Нефтехимика», следом на продажу выставили и построенный Васильевым ледовый дворец. Как выяснилось, это аукнулись проблемы компании «Ариада», владелец которой, старея, по словам наблюдателей, уже не мог эффективно управлять, а в 2016 году скончался. «Ариада» залезла в кредиты, задолжав и поставщикам (в основном казанским). Попытавшись оптимизировать расходы, компания отказалось финансировать ХК, содержать ледовый дворец, «умыла руки» и в сфере социальной политики.

«Жители Волжска умоляли власти республики взять на баланс единственное место досуга, Леонид Маркелов к просьбам оказался глух и нем», писали в 2016 году местные СМИ. Компания закончила 2015 год впервые с убытком в размере 488,5 млн рублей (при выручке в 4,2 млрд рублей). В 2016 году на горизонте появился потенциальный покупатель — ПСО «Казань» Равиля Зиганшина, бывший крупный партнер волжской компании. Соперником ПСО по покупке марийских активов выступили и структуры «Альфа-Капитал» Михаила Фридмана. Равнодушие Маркелова к волжским проблемам становится понятнее, если вспомнить начало 2000-х годов.

Наблюдатели вспоминают, что Маркелов в первый год президентства испортил отношения со всеми главами муниципалитетов (те полагали, что он собирается прибрать к своим рукам лучшие предприятия), успел их снять и поменять — кроме мэра Волжска Свистунова. Тогда, в 2002 году, 55-тысячный Волжск захотел отделиться от дотационной Марий Эл и войти в состав Татарстана. Референдум о выходе города из состава МЭ проводить отказались (да и Татарстан брать Волжск без Волжского района не захотел — в районе были основные предприятия и производства), но Маркелов демарша волжан не забыл — ему приписывают слова: «Превращу Волжск в деревню!».

В политической войне с Маркеловым проиграли в первую очередь городские власти. Мэр Волжска угодил за решетку (коротко говоря — за воровство). В 2014 году потерял пост мэра Волжска Сенченко (обвинение предъявили в превышении должностных полномочий). После чего волжане стали шутить: «Пока Леня у власти, толковых мэров не будет». Следующий мэр Сергей Процко был выбран с подачи руководства МЦБК, но, не проработав положенного срока, ушел.

Маркелову приписывают слова: «Превращу Волжск в деревню!». Фото ooodal-tour.ru

«Контакт»: как семья Маркеловых пыталась спасти водочный завод за счет оборонного комплекса РФ

В Марий Эл есть пара-тройка предприятий оборонного комплекса. Помимо вышеупомянутого КАФ, это, во-первых, ОАО «ММЗ» («Марийский машиностроительный завод»), который принадлежит концерну «Алмаз-Антей» Сергея Чемезова. Выручка ММЗ неизвестна, но в 2012 году она перевалила за 3 млрд рублей. В 2015 году чемезовская «дочка» инвестировала в собственное производство 735,9 млн рублей. А во-вторых, ОАО «Контакт», о котором мы ранее писали, исследуя отрасль электронной промышленности РФ. С оборотом в 2,24 млрд рублей он занял седьмое место среди электронных компаний.

Ранее считалось, что компания была подконтрольна экс-супруге Леонида Маркелова Ирине. Ирина Маркелова якобы владела лично 20% акций предприятия, и еще 31% контролировала через ООО «Июнь 2006» — таким образом, супруге Маркелова принадлежало как будто 51% акций одного из крупнейших оборонных предприятий России.

На то, что и сегодня «Контакт» фактически «маркеловский», намекают нынешние собственники — это семья Коробейниковых, которым принадлежит больше половины акций предприятия. Андрей Коробейников, например, ранее возглавлял «Ново-Фокинский ликероводочный завод», расположенный в Советском районе Марий Эл. В нашем списке его нет, так как в Арбитражном суде уже несколько лет тянется дело о признании компании банкротом.

Сегодня ЛВЗ находится в стадии ликвидации (убыток в 1,1 млрд рублей по состоянию на 2015 год). Образована компания была в 2006 году двумя компаниями, близкими семье Маркелова, — ОАО «Контакт» и «Телекомпания 12 регион». С 2011 по 2013 годы, когда ЛВЗ стал испытывать трудности, из бюджета МЭ в него вбухали почти 40 млн рублей. С момента включения в стратегию развития МЭ в 2007 году Леонид Маркелов собирался вложить в ЛВЗ вообще почти 300 млн рублей. На тот момент Ирина Маркелова, помимо «Контакта», владела и 99% «12 региона».

Андрей Коробейников (депутат Госсобрания МЭ), по данным Общественного комитета по борьбе с коррупцией, «особо приближенный к Маркелову олигарх». Его родственница Светлана Коробейникова сегодня владеет третью оборонной компании «Контакт», а через «Альянс» владела и ликероводочным заводом. Чтобы вытащить ЛВЗ, Коробейников… заложил имущество оборонного завода в Россельхозбанке! После чего пригрозил, что в случае банкротства ЛВЗ банк «будет вынужден обратить взыскание на имущество, прописанное в договоре в качестве обеспечения кредита, то есть на завод «Контакт», выпускающий резисторы для военных нужд»: «В этом случае мне придется остановить завод и прекратить отгрузку резисторов для нужд Министерства обороны». И это при том, что продукция «Контакта» — уникальные резисторы — в частности, используется при создании ракетного стратегического комплекса Р-36М2 («Воевода»), который эксперты НАТО называют SS-18 «Сатана».

Чтобы вытащить ЛВЗ, Коробейников заложил имущество оборонного завода. Фото mariuver.com

Как отмечают наблюдатели, после того, как в прокуратуру РФ обратились с требованием дать оценку такому казусу (спасать водочный завод за счет оборонного комплекса страны), Маркелова с Коробейниковым тут же передали весь контрольный пакет акций ЛВЗ клану Одинцовых. Клан этот считается одним из влиятельнейших в республике — в нашем топ-100 ему принадлежат два предприятия: «Республиканский оптовый рынок» (выручка — 668 млн рублей) и ООО «Универсал» (выручка — 658 млн рублей).

Де-факто семья Маркеловых бразды правления ЛВЗ, конечно, из рук не выпустила. Впрочем, сторонники Леонида Маркелова от всех этих обвинений открещиваются, ссылаясь на то, что звучат они со стороны бывшего претендента на пост президента Марий Эл Михаила Долгова.

Любопытно, что ранее Александр Одинцов в 24 года стал самым влиятельным бизнесменом МЭ при президенте Кислицыне. Он контролировал все торговые точки Йошкар-Олы, ему принадлежала сеть магазинов «Александр» (38% торгового оборота столицы МЭ), молокозавод, спиртзавод, хлебокомбинат (ныне он принадлежит казанской компании «Поволжский пищевой комбинат» семьи Заитовых), крупнейшая гостиница в городе (впоследствии проданная Одинцовым жене Маркелова). К слову, из всех «прикормленных» президентом Кислицыным бизнесменов только Одинцов при Маркелове сохранил свое влияние — не считая, разумеется, сталиниста Казанкова.

Тут можно вспомнить, что Одинцов пытался в Казани реализовать проект набережной. ООО «Одис-Казань», «дочка» марийской торгово-промышленной группы братьев Одинцовых, предложила местным властям проект застройки берега Казанки между Ленинской и Кировской дамбами. Согласно презентации в апреле 2010 года в Казанской ратуше, предполагалось осуществить намыв берега протяженностью 1,4 тыс. м, обустроить пляж, построить магазины, клубы и мини-гостиницы. Но в 2014 году проект, по сути, был похоронен городскими властями из-за нерешенных проблем с сетями.

«Дочка» марийской торгово-промышленной группы братьев Одинцовых, предложила проект застройки берега Казанки между Ленинской и Кировской дамбами. Фото gkodis.ru

«Телекомпания 12 регион»: как «телевизионщики», приближенные «марийского царя», застраивали Йошкар-Олу ренессансными памятниками, и дружили с «Россельхозбанком»

И, наконец, стоит рассказать о неоднократно нами упомянутой «Телекомпании 12 регион», до сих пор принадлежащей семье Маркеловых и закрывшей 2015 год с выручкой в 1,1 млрд рублей (для сравнения, в 2014 году оборот составил всего 675 млн рублей). Именно эта компания фигурирует в деле о взятке Криваша Маркелову. Она же контролировала ЛВЗ.

ООО «Телекомпания 12 регион» формально не имеет отношения к телевидению и в последние годы занималась строительством — в первую очередь, в Йошкар-Оле (все эти любимые строения Маркелова в стиле итальянского Возрождения, Набережная Брюгге и так далее построены именно «12 регионом»). В последние годы, считают местные наблюдатели, компания стала финансово-строительной группой, монополизировавшей столичный строительный рынок.

Ранее, пока Маркелов не развелся с супругой, «12 регион» принадлежал Ирине Маркеловой, теперь — его мачехе Татьяне Маркеловой (кстати, в самой Марий Эл, как говорят, не живущей). Насколько успешна деятельность компании на ниве «ренессансных» построек, говорят финансовые показатели. В 2009 году ее выручка составляла всего 389 млн рублей при прибыли в 59 млн. Чистая прибыль в 2015 году только официально составила 285 млн рублей. Таким образом, за 6 лет доходы «маркеловской» компании выросли почти в 5 раз. По данным местных наблюдателей, за 15 лет правления Леонида Маркелова ее реальные прибыли выросли «в сотни раз». Из бюджета МЭ на площадки объектов компании затратили 600 млн рублей.

«12 регион» в последнее время занимался не только масштабным строительством на территории Парка 400-летия Йошкар-Олы, но и строительством жилых домов и торговых центров. В 2008—2009 годах эта компания практически монополизировала жилищное строительство в Йошкар-Оле. «Телекомпании 12 регион» принадлежали «Памашъяльский каменный карьер» (добыча гравия, мрамора, гипса, камня), ООО «Марийский цемент», медийная корпорация (в которую входят и телеканал, и разные радиостанции, и рекламное агентство).

Сама компания еще в 2015 году признавала, что на ее счету с момента существования (2005 год) — более 100 объектов. Это торговый центр «Галерея», комплекс зданий на Патриаршей площади, торговый центр «Ступени», здание «Россельхозбанка» по улице Волкова (и тут становятся понятнее «дружеские кредиты» этого банка птицефабрике и водочному заводу), комплекс «Архангельская слобода», общественные здания на Набережной Брюгге, скульптурная композиция «Вхождение Господне в Иерусалим», башенные часы с подвижными конструкциями на здании торгового центра «Галерея».

На счету ООО «Телекомпания 12 регион» с момента его существования — более 100 объектов. Фото visitola.ru

При этом ее глава Наталья Кожанова (которую вслед за Маркеловым по тому же делу заключили недавно под стражу) заверяла, что из бюджета на это не было потрачено ни копейки. Кроме того, компания якобы безвозмездно передала городу «объекты инженерной инфраструктуры общей стоимостью более 60 млн рублей». Критики в ответ заявляли, что успехи «12 региона» связаны с тем, что другие строительные компании к конкурсам даже не допускались.

После задержания Кожановой 17 апреля этого года сотрудники самого телеканала спешно открестились от одноименной компании, заявив, что Кожанова «не имеет отношения к СМИ», и заверили, что все это время освещали события республики нетенденциозно. В доказательство рассказали о том, что именно Леонид Маркелов инициировал процесс массового увольнения журналистов «ТВ и радио на Патриаршей». Однако некоторые жители Марий Эл журналистам не поверили, ехидно заметив, что те как-то очень «быстро от Лени открестились», напомнив, что телеканал «12 регион» не давал выступать в своем эфире оппозиционерам — в том числе коммунисту Казанкову.

Топ-100 самых успешных компаний республики Марий Эл
Наименование Руководитель ФИО Совладельцы Вид деятельности/отрасль Выручка в 2015 году, тыс. руб.
1 МАРИЙСКИЙ НПЗ, ООО Морозов Кирилл Евгеньевич МАРИЙСКИЙ НПЗ, ЗАО 100% (Коновалов Алексей Алексеевич — 99%, Коновалов Алексей Григорьевич — 1%) Производство нефтепродуктов 27.569.940
2 ПТИЦЕФАБРИКА АКАШЕВСКАЯ, ООО Пусько Андрей Николаевич МФИ, ООО -100% (Лисицина Мария Александровна -1 00%) Разведение сельскохозяйственной птицы 14.588.607
3 БЕЛАЯ ПТИЦА, ООО КОМПАНИЯ Свечник Константин Владимирович МФИ, ООО (10,008,999 руб., 99.99%)
АГРОАКТИВ, ООО (1,001 руб., 0.010%) — Лисицина Мария Александровна — 100%
Смешанное сельское хозяйство 12.739.077
4 ЗВЕНИГОВСКИЙ, ООО МЯСОКОМБИНАТ Казанкова Наталия Ивановна Казанков Иван Иванович 99,01%
Казанков Сергей Иванович 0.99%
Производство соленого, вареного, запеченого, копченого, вяленого и прочего мяса 6.961.726
5 ТНС ЭНЕРГО МАРИЙ ЭЛ, ПАО Управляющая компания ТНС ЭНЕРГО, ПАО ГК ТНС ЭНЕРГО, ПАО ГК — 83,28% -( «Sunflake Limited»/«Санфлейк Лимитед» — 64,5%) Распределение электроэнергии 6.542.377
6 МЦБК, ОАО Сташкевич Александр Михайлович ВОЛЖСКИЙ НИИ ЦБП, ОАО 29.99%
Сташкевич Александр Михайлович 10.35%
Фещенко Алексей Васильевич 5.38%
Старостин Александр Викторович 5.30%
Насырова Суфия Салиховна 4.48%
Краснов Валерий Владимирович 4.18%
Вержаков Владимир Леонидович 3.48%
Гуменюк Сергей Викторович 3.23%
Производство целлюлозы, древесной массы, бумаги и картона 6.483.701
7 ЙОШКАР-ОЛИНСКИЙ МЯСОКОМБИНАТ, ЗАО Косырева Ирина Васильевна Цинпаев Магомедгаджи Абдуллаевич — 87% Переработка и консервирование мяса 5.482.314
8 РАЙКОМ, ООО Юсупов Раис Салихович Юсупов Раис Салихович (10,000 руб., 100%) Торговля оптовая твердым, жидким и газообразным топливом и подобными продуктами 5.262.817
9 ГАЗПРОМ МЕЖРЕГИОНГАЗ ЙОШКАР-ОЛА, ООО Еремин Александр Николаевич ГАЗПРОМ МЕЖРЕГИОНГАЗ, ООО (6,500 руб., 65%)
ГАЗПРОМ ТРАНСГАЗ НИЖНИЙ НОВГОРОД, ООО (2,500 руб., 25%)
ГАЗПРОМ ИНВЕСТ РГК, ООО (1,000 руб., 10%)
Распределение газообразного топлива по газораспределительным сетям 4.859.118
Сергей Афанасьев
комментарии 20

комментарии

  • Анонимно 03 мая
    Что такого, что он родню или друзей ставил на "рыбные" должности? Вы бы на его месте разве так не делали бы?
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    вот от таких как вы и коррупция
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Казанцы спасают марийские нефтяные заводы)
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    ПО СРАВНЕНИЮ С ТАТАРСТАНОМ ЭТО СУЩИЕ КОПЕЙКИ
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Поклонники Казанкова ау. Купил за копейки совхоз, на всем готовом производил продукцию, сделал рабочих совхоза нищими. Все правильно прокуратура делает, вор- значит тюрьма
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Мэр Волжска не бывший директор ледового комплекса "Ариада", а бывший руководитель отдела образования Волжска.
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    ЗАВОД КОПИР, АО - учредители же друзья колесова? с элекона все
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Посмотрите во что превратили дорогу в Табашино нескончаемые налевники НПЗ. При старых хозяев дорогу ремонтировали за счет завода, а теперь нескончаемый поток большуших машин с номерами региона 16 разбил её в хлам и ремонтировать не собирается.
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    По сравнению с Татарстаном это детский сад
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Когда начнутся крупные посадки в Татарстане?
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    а кого нужно посадить? покажите пальцем. Ваше мнение?
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Зря Волжск Казань не забрала-все равно половина населения Волжска в Казани работают.
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Может жители Волжска референдум проведут о присоединении к Татарстану?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Давайте тогда и Таджикистан-к России, тут 70% населения работает
    Ответить
    Анонимно 10 мая
    А зачем Казани Волжск? Волжане работают и ладно, НДФЛ платят в Татарстане, а соцрасходы - в МарийЭл
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Али.

    И так к сож. по всей России.
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    какую обстоятельную статью накатали, респект, все по полкам
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    ничего не изменится
    Ответить
  • Анонимно 04 мая
    На НПЗ хоть порядок появился с приходом Мазурова и ко
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    лучше бы маркелов депутатом гос думы остался,на свободе остался
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии