Новости

15:45 МСК
Все новости

Разложили на атомы: как вотчину Немцова, Кириенко и Шанцева делили ЛУКОЙЛ, Дерипаска и «Кока-Кола»

Обзор крупнейших компаний Нижегородской области

Разложили на атомы: как вотчину Немцова, Кириенко и Шанцева делили ЛУКОЙЛ, Дерипаска и «Кока-Кола» Фото: coca-colarussia.ru

Аналитическая служба «Реального времени» продолжает изучать состояние экономики у соседей Татарстана по ПФО. В нашем новом материале — «бизнес-детектив» о переделе собственности в Нижегородской области, многолетний губернатор которой Валерий Шанцев этой осенью был отправлен в отставку. Регион, по своему экономическому потенциалу приближающийся к РТ, всегда был лакомым кусочком для олигархов и ФПГ. Поэтому нет ничего удивительного в том, что основными игроками на этом поле на протяжении вот уже четверти века остаются Вагит Алекперов с его ЛУКОЙЛом, Сергей Кириенко, успевший порулить как крупной нефтяной компанией региона (совместно с экстрасенсами), так и атомными и энергоактивами, и Олег Дерипаска, ухвативший автомобильный актив области. История передела включает в себя и авантюрные страницы «брачных игр» ЛУКОЙЛа и «Татнефти», приход и уход «Кока-Колы» и барские замашки Бориса Немцова, «запретившего» варягам из «Альфы» покушаться на нижегородский НПЗ.

Оборот топ-100 поволжского «слона» составляет почти 2 трлн рублей

Экономика Нижегородской области — одна из наиболее развитых в ПФО. А в нашем «сериале» о соседних с Татарстаном регионах (см. материалы, посвященные топ-100 Марий Эл, Удмуртии, Чувашии, Кировской, Ульяновской и Самарской областей) и самая развитая, не считая РТ. Фактически, это один из «слонов» поволжского региона.

Напомним, оборот 100 крупнейших компаний за 2016 год составил в Ульяновской области 240 млрд рублей, в Самарской — 1,4 трлн рублей. Согласно данным аналитической службы «Реального времени» по выручкам топ-100 компаний за 2015 год, оборот крупнейших предприятий в Марий Эл составил 190 млрд, в Чувашии — 180 млрд, в Кировской области — 158 млрд, в Удмуртии — 444 млрд рублей.

Оборот же 100 крупнейших компаний Нижегородской области (далеше НН) в 2016 году составил 1,8 трлн рублей, увеличившись с 2015 года (1,7 трлн) на 7%. Таким образом, экономика НН лишь немного уступает Татарстану с его оборотом 100 крупнейших компаний, по итогам 2015 года равнявшимся 2,2 трлн рублей. Напомним, отставание в последнем исследованном аналитической службой «Реального времени» регионе, Ульяновской области, объяснялось во многом отсутствием больших запасов нефти. И, напротив, успехи Самарской области гарантируются крупными нефтяными компаниями региона. В Нижегородской области экономика также отчасти зависит от сырьевой составляющей. Впрочем, отметим справедливости ради, не настолько, как Татарстан или Самара. Напомним, более 50% (более 1,1 трлн рублей) оборота компаний Татарстана составляет выручка двух крупнейших нефтяных и нефтехимических компаний РТ — «Татнефти» и ТАИФа. Нефтяная доля оборота Самарской области составляет 36—40%. Нижегородский регион «сидит» на нефти благодаря лишь четырем компаниям, из них только три «критичны» для области: ООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез», ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» и АО «Транснефть-Верхняя Волга», суммарный оборот которых составляет более 370 млрд рублей, и даже с учетом одной «дочки» «Сибур Холдинга» их доля в экономике НН составляет лишь 21%. При том что все четыре компании фактически не занимаются добычей нефти.

«ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез»: от долгов перед «Татнефтью» до неслучившегося «брака» с нею

ООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» — крупнейшая нижегородская компания, оборот которой, как и ряда других в этой отрасли, в 2016 году упал, составив 281,4 млрд рублей — меньше, чем в 2015 году, на 8%. Помимо нее, ЛУКОЙЛу принадлежит также «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт», занимающийся торговлей топливом (8-е место в нашем рейтинге), оборот которого, напротив, вырос (на 7%), составив 52,5 млрд рублей.

Созданный в 1951 году в городе Кстово как Новогорьковский НПЗ (НГ НПЗ), к 1973 году он на 4,5 года раньше проектного срока успел переработать 100 млн тонн нефти. С 1957 года по нефтепроводу Альметьевск—Горький на переработку шла нефть из Татарии. После запуска этиленового производства НГ НПЗ был включен в состав нового производственного объединения «Горькнефтеоргсинтез». В 1990-е начались сложности с поставками сырья. Акционировали «Горькнефтеоргсинтез» лишь в 1995 году, история приватизации весьма туманна: к 1994 году закончилась история ваучерной приватизации, 1 сентября 1995 года путем объединения нескольких предприятий была создана «Норси-Ойл» (сокращение полного названия АО «Нижегороднефтеоргсинтез»). В частности, в ее состав вошли Новогорьковский нефтеперерабатывающий завод, некая нижегородская фирма «Варя» и трест «Горькнефтехимремстрой». Госпакет был передан в только что созданную «Роснефть». К тому моменту госпредприятие «Горькнефтеоргсинтез» уже успело набрать долгов в коммерческом банке «Компания по кредитному финансированию» на 56 млрд неденоминированных рублей, но платить по этим долгам новорожденное АО отказалось — это стало возможно из-за «несовершенства российского законодательства и формального подхода в части заключения кредитного договора со стороны банка». «Горькнефтеоргсинтез», только переименовавшийся в «Нижегороднефтеоргсинтез», уже умудрился стать неплатежеспособным. «Норси» оказался крупнейшим должником среди российских НПЗ: размеры его задолженности перед основными поставщиками нефти, среди которых, к слову были «Сургутнефтегаз» и«Татнефть», оценивались в 500 млрд рублей к середине 1994 года. На самом предприятии заявляли, что «практически 98% предприятий по всей России могут быть признаны банкротами в нынешних условиях кризиса неплатежей, а нам должны гораздо больше, чем мы должны своим кредиторам». Не исключено, что само признание несостоятельности было на руку ФПГ, которые в тот момент дрались за региональные активы.

«ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» — крупнейшая нижегородская компания. Фото nnos.lukoil.ru

На нижегородские активы положили глаз сначала ЛУКОЙЛ Вагита Аликперова и «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и Петра Авена, впоследствии в игру вступил и «Сибур» Леонида Михельсона. Сам Фридман впоследствии вспоминал, как тогдашний губернатор области Борис Немцов не дал приобрести «Норси». По его словам, «Альфа» поставляла на предприятие нефть для переработки (видимо, через приобретенные «Альфой» активы «Роснефти»: «Нижневартовскнефтегаз» и «Тюменнефтегаз») и собиралась создавать финансово-промышленную группу. На тот момент «Норси» была в «плачевном финансовом состоянии», чуть ли не в пребанкротном: система поставок нефти на НПЗ распалась, вертикальная компания еще не сформировалась. Немцов, однако, шокировал Фридмана и Авена, заявив: «Хотите украсть у меня завод? Значит так, украсть ничего не получится. Пятьсот миллионов долларов на бочку — и все, до свидания, можете забирать этот завод к чертовой матери. Вопросы еще есть?» Немцов считал москвичей «спекулянтами», Фридман же был уверен, что убеждали либерального губернатора в этом местные «красные директора»: мол, «захватывают предприятия, скупают акции, а это считалось чуть ли не преступлением, во всяком случае чем-то неблаговидным. Объяснить, что скупать акции — это законное право обладателей финансовых ресурсов, было трудно». До ухода в Москву (сначала министром топлива и энергетики РФ и почти сразу же — первым вице-премьером в «правительстве младореформаторов») Немцову удержать нефтяной актив, по-видимому, удалось. «Норси» на тот момент была единственной в России нефтяной компанией без добывающего звена и единственным НПЗ, избежавшим поглощения нефтяными гигантами и сохранявшим самостоятельность. Что, однако, не помогло компании, более 80% акций которой принадлежало государству, стать успешной.

В 1996 году началась (и, собственно, закончилась) история создания легендарной ФПГ «Волжско-Камская нефтяная компания» («Волга-ойл», «Волжская нефтяная компания»). В ее создании участвовали, чуть ли не каждый месяц встречаясь за одним столом, президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, президент «Норси-ойл» Степан Глинчак и гендиректор АО «Норси» Владимир Стариков, первый заместитель гендиректора АО «Татнефть» Шафагат Тахаутдинов, представители «Альфа-Групп», «Инкомбанка» и «ОНЭКСИМбанка». Предполагалось, что уставный капитал будущего нефтяного монстра составит 50 млрд рублей, «Татнефть», ЛУКОЙЛ и «Норси» внесут по 20%, остальное — банки. Любопытно, что на заседании в феврале 1996 года вместе с Борисом Немцовом присутствовал и тогдашний премьер-министр Татарстана Фарид Мухаметшин, заявивший, что оба региона на тот момент уже два года «искали схему создания нефтяной компании, выгодную обеим сторонам». Немцов в ответ огласил «три незыблемых принципа организации ФПГ: паритет вкладов Татарстана и Нижегородской области, обязательное участие банковской структуры и обязательное же привлечение внешних нефтедобывающих компаний». ФПГ в итоге, как известно, создана не была: не в последнюю очередь и из-за формата рабочей группы, в которую вошли представители властей НН и РТ, а также «Инкомбанка», «Норси» и «Татнефти» — но не вошли представители ЛУКОЙЛа, «ОНЭКСИМбанка» и «Альфы». В «Альфе» заявили, что давно сотрудничают с «Норси», и «имеющиеся финансовые и структурные схемы ФПГ во многом разработаны ими», обидевшийся Вагит Аликперов, на тот момент заключивший с властями РТ соглашение о сотрудничестве (к слову, для создания конкуренции на внутреннем рынке Татарстана), заявил, что ему нужна «ясность во взаимоотношениях и пакет акций, равный пакетам нижегородской и татарской сторон». Наблюдающие на встречами отмечали, что ситуация с созданием волжско-камской нефтяной ФПГ изменилась аккурат во время Всемирного экономического форума в Давосе, участниками или гостями которого были нижегородский губернатор Борис Немцов, президент Татарстана Минтимер Шаймиев — но не было людей от «Альфы» и ЛУКОЙЛа. Как бы то ни было, уже тогда интересы Алекперова лоббировали представители «Норси» (которая не могла работать только на высокосернистой татарской нефти и была заинтересована в поставках светлой «лукойловской»). К 1996 году «Норси» нуждалась в стабильном обеспечении устойчивой загрузки завода нефтью для производства битума, мазута и моторного топлива. Сами нефтепродукты компания поставляла в том числе и в Татарстан, где имела большую долю на рынке. Именно поэтому ФПГ была необходима нижегородскому НПЗ, однако его руководство предлагало паритетное участие «Татнефти», «Норси» и ЛУКОЙЛа, так как «две трети добываемой «Татнефтью» нефти — с повышенным содержанием серы, и перерабатывать ее можно только в смеси с более качественным сырьем». Ради возможной ФПГ на тот момент не были реализованы 15% акций НПЗ.

Безуспешный «блиц-криг» ЛУКОЙЛа в Татарстане, экстрасенсы и «уход от налогов»

К октябрю 1996 года стало известно о долгах «Норси» размером 2,3 трлн рублей, в том числе из-за неожиданного снижения поставок сырья на НПЗ: нефтяные компании большие объемы сырья старались продавать на экспорт, «чтобы вернуть долги бюджетам и по зарплате». Сказывалась и неопределенность вокруг создания «Волжско-Камской ФПГ». Отношения с властями РТ к концу года совсем разладились, зато с ЛУКОЙЛом, напротив, они становились все более теплыми. «Норси» в полной мере стала зависеть от планов Алекперова, который готовил экспансию на рынок Татарстана и уже собирался строить продуктопровод для нефтепродуктов через участок Альметьевск — Нижний Новгород: по плану ЛУКОЙЛ поставлял на НПЗ «Норси» 7 млн т нефти в год и реализовывал полученное топливо в регионах, прилегающих к трубопроводу (в т. ч., разумеется, в Татарстане). Только на продуктопроводе Нижний Новгород — Альметьевск было предусмотрено строительство «трех автоналивных пунктов и одного распределительного блока, причем два из этих объектов — в Татарстане». ЛУКОЙЛ вел переговоры и об аренде или выкупе (со всеми долгами) четырех незагруженных нефтебаз, принадлежащих АО «Татнефтепродукт-холдинг», и о строительстве в Татарстане 18 АЗС. Камнем преткновения стала структура учредителей «ЛУКОЙЛ-Татарстан»: Татарстан требовал своей доли участия в 50%, ЛУКОЙЛ стоял на 49%.

Руководить «Норси» был назначен не имеющий «нефтяного» опыта Сергей Кириенко. Фото kremlin.ru

В итоге в конце 1996 года ФПГ была создана, но без участия «Татнефти» и приставки «камская»: уставный капитал «Волжской компании» составил 25 млрд рублей, он был сформирован денежными вкладами участников — НК «ЛУКОЙЛ», «Норси-ойл» и «Альфа-банк» имели по 25%, «ОНЭКСИМбанк» — 15% и консалтинговая компания «Русьинтерн» — 10%. Основной деятельностью ФПГ стали поставки «лукойловской» нефти для переработки на НПЗ компании «Норси-ойл». На тот момент ЛУКОЙЛ был единственной НК, где объем добычи превышал собственную переработку, а «Норси» не имела собственной добычи. Начав с поставок в 500 тыс. тонн, ЛУКОЙЛ планировал поставлять до 10 млн т в год, а согласно соглашениям ЛУКОЙЛа с Немцовым, поставки на «Норси» должны были составить со временем 18 млн т в год, в том числе рассчитывали на 1,5 млн т в год от «Татнефти» (переговоры с которой о вхождении в ФПГ еще велись). Глубина переработки «Норси» должны была повыситься до 80%, инвестиции в этих целях должны были составить полтриллиона рублей собственных средств и $250 млн иностранного капитала. «Альфа» и «ОНЭКСИМ» гарантировали ежегодно кредитовать «Норси» на $20—25 млн.

История региональной независимой «Норси» на этом фактически закончилась: наблюдатели полагали, что потеря влияния команды Немцова на предприятие (для которой «Норси» была «карманной НПЗ» для пополнения регионального бюджета) и привлечение стратегических инвесторов были осознанной деятельностью — для развития «Норси» как НК федерального уровня. Чего, возможно, не понимал или не хотел понимать Немцов, так это очевидного желания этих инвесторов получить контрольный пакет.

Руководить «Норси» в пока подконтрольной команде Немцова и региону компании был назначен бывший банкир, предправления банка «Гарантия», не имеющий «нефтяного» опыта Сергей Кириенко — будущий премьер-министр РФ, затем полпред президента РФ в ПФО, глава «Росатома» и, наконец, первый замруководителя администрации президента РФ. Порулил компанией Кириенко, впрочем, от силы полгода — Немцов ушел на повышение в Москву и потянул его за собой (он был назначен первым замминистра топлива и энергетики РФ). Запомнилось время Кириенко в нефтяной компании якобы появлением в ней «бригады экстрасенсов, гороскопов, учебников по черной магии и прочих тщательно отобранных предметов для контакта с потусторонними силами».

Для «Норси» началось безвременье, чем быстро воспользовался ЛУКОЙЛ. Нижегородский НПЗ уже перерабатывал 11,5 млн т нефти в год, у него было три нефтесбытовых предприятия («Владимирнефтепродукт», «Марийнефтепродукт», «Нижегороднефтепродукт») и «НижегородНИИнефтепроект». Сама компания «Норси-ойл» в 1997 году на 85% принадлежала государству, крупнейшим частным акционером, что любопытно, было ЗАО «Татнефть-Нижний Новгород», которому принадлежало 8,4% акций (впоследствии были проданы «Сибнефти» Романа Абрамовича), еще 6% принадлежало ООО «ЛУКОЙЛ-Резерв-Инвест». ЛУКОЙЛ по-началу не горел желанием покупать необходимый ему, по сути, актив — из-за громадных долгов «Норси», достигших 1,5 трлн рублей. В ЛУКОЙЛе надеялись увеличить уставный капитал «Норси» с передачей допэмиссии акций государству в зачет долгов. В ответ, в случае приобретения актива ЛУКОЙЛом, оно требовало инвестировать в Нижегородскую область $1 млрд. Для сравнения, тогдашняя «Роснефть», в приобретении которой собирался участвовать ЛУКОЙЛ, стоила $1,5 млрд. Однако сначала случился кризис 1998 года, а затем ЛУКОЙЛ, похоже, не нашел понимания у новых властей НН — команды губернатора Ивана Склярова. Мало того, к 2000 году появился новый претендент на «Норси» — компания «Сибур». К 1999 году «дочка» «Норси-ойл» ЗАО «Нефтехим» уже входило в состав «Сибура»: было создано СП, 51% акций которого принадлежало «варягу». ЛУКОЙЛу это совсем не понравилось, он заявил о готовности выкупить контрольный пакет «Нефтехима», но «Сибур» успел все оборудование предприятия передать на баланс другой компании — Алекперов купил бы «пустышку». Но в 2001 году Скляров проиграл губернаторские выборы коммунисту Геннадию Ходыреву, который то ли договорился с ЛУКОЙЛом, то ли, напротив, не успел договориться — и в декабре ЛУКОЙЛ, наконец, поглотил «Норси-ойл», выкупив за $26 млн 87% НПЗ. Еще 8,41% Алекперов выкупил у Абрамовича, доведя пакет почти до 100%. ЛУКОЙЛ подписал с Ходыревым договор о социально-экономическом партнерстве, власти НН обещали не рассматривать компанию как «дойную корову». В ответ ЛУКОЙЛ обещал поставить в 2002 году на предприятие, переименованное в ОАО «ЛУКОЙЛ-Волгонефтепродукт» (впоследствии «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез») 7,5 млн т нефти, гарантировать инвестиции в реконструкцию сети АЗС Нижегородской области, поставлять нефтепродукты для областных нужд и участвовать в областных социальных программах. Кроме того, ЛУКОЙЛу «предложили» размещать заказы на производство оборудования на нижегородских предприятиях.

Область предоставила компании господдержку в форме льгот по налогам на имущество и на прибыль при реализации приоритетного инвестпроекта. Фото nnwelcome.ru

К 2008 году компания «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» вошла в тройку лидеров по производству нефтепродуктов в РФ, перерабатывая до 15—17 млн т нефти в год. После допэмиссии акции были разделены между ЛУКОЙЛом (42%) и «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродуктом» (38%). В 2010 году был введен в эксплуатацию комплекс по производству автомобильного бензина Евро-4 (стоимость составила $975 млн). Производство бензина выросло до 3,2 млн т, дизтоплива до 4,6 млн т в год (не считая 150 тыс. т в год пропилена, производство масел было прекращено в 2015 году, став невыгодным). В 2011 году здесь стали производить бензин класса Евро-5. Была поставлена цель: к 2017 году стать крупнейшим НПЗ в РФ с глубиной переработки нефти свыше 90%, однако по итогам 2016 года «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» выпал из тройки, заняв лишь 4-е место по РФ с глубиной переработки всего в 75%. В 2015 году были закончены модернизация производства и строительство объектов каталитического крекинга вакуумного газойля-2 мощностью 2 млн т бензина в год. В ответ область предоставила компании господдержку в форме льгот по налогам на имущество и на прибыль при реализации приоритетного инвестпроекта. Критики считают, что «дочка» ЛУКОЙЛа не выполнила план команды Шанцева по налоговым отчислениям в 1 млрд в год и «увела налоги из области». Впрочем, по итогам 2015 года налог на прибыль «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» пополнил бюджет область на 3,4 млрд рублей, и компания до сих пор является крупнейшим налогоплательщиком. Нелюбители «варягов» отмечают также, что ЛУКОЙЛ контролирует через градообразующее предприятие в городе Кстов «целые жилые кварталы». В 2012 году в местную гордуму были избраны шесть представителей ЛУКОЙЛа (что, впрочем, естественно — в Набережных Челнах в горсовете тоже заседают сразу несколько представителей КАМАЗа), а директор «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» возглавил парламент. На просьбу Шанцева зарегистрироваться в НН и платить налоги не в Москве, а в области, Вагит Алекперов «по-восточному хитро поулыбался». Сторонники, напротив, отмечают, что город «расцвел», «отремонтированы дороги, развивается спорт, налажена инфраструктура». До 2018 года ЛУКОЙЛ намерен вложить в развитие завода около 90 млрд рублей, доведя глубину переработки нефти до 99%.

АО «ВМЗ»: от двукратного банкротства в Российской империи до поглощения ОМК вместе с Альметьевским заводом

Второй крупнейший актив области — «Выксунский металлургический металлургический завод» (производство стальных труб), оборот которого рухнул в 2016 году на 15%, составив 115 млрд рублей. Старейший центр российской металлургии был создан известными «железных заводов промышленниками» Баташевыми в середине XVIII века по указу дочери Петра I Елизаветы. В середине XIX века, впрочем, завод обанкротился — компания англичан к 1882 году фактически чуть не «добила» его. Актив приобрели немцы, у которых государство завод реквизировало в 1914 году как «имущество подданного вражеской стороны». В СССР ВМЗ стал крупнейшим изготовителем труб и железнодорожных колес. В 1990-е, как и многие другие сталелитейные предприятия РФ, он оказался на грани остановки. Акционированное в 1992 году градообразующее предприятие, бывший «Выксунский ордена Ленина металлургический завод», тут же стало предметом интереса для ФПГ. Самым активным скупщиком акций стал Анатолий Седых, который в начале 1990-х был предправления «Металлинвестбанка» (основанного в 1993 году ведущими предприятиями отрасли: «Северсталью», НЛМК и др.). Через этот банк обслуживался и «Выксунский металлургический завод». К 1998 году, когда завод испытывал экономические трудности (объемы производства упали на 20% — завод сильно зависел от нефтяников, будучи одним из крупнейших поставщиков труб для нефте- и газопроводов в регионах Севера), 45,16% его акций принадлежали ЗАО «Металлресурскомплекс», 10,67% — ООО «Металлургическая инвестиционная компания», 8,75% — ООО «АЛС+». Как впоследствии выяснилось, номинальным держателем всех этих акций выступал тот самый «Металлинвестбанк». Седых, основав «Объединенную металлургическую компанию», все 1990-е годы постепенно скупал акции ВМЗ, приобретая их на аукционах либо «принимая предложения о покупке от прежних владельцев», и, в конце концов, в 1999 году непосредственно возглавил нижегородское предприятие. Окончательное вхождение ВМЗ в структуры ОМК позволило к 2000 году увеличить производство труб в 2,2 раза, а инвестиции — в 4 раза. Чистая прибыль с 1998 по 2002 год выросла в 21 раз (!), составив 346,6 млн рублей. Годовой оборот всей ОМК составлял более $1 млрд. К слову, в еесостав, помимо Чусовского металлургического завода (Пермский край) и Благовещенского арматурного завода (Башкортостан), вошел в 2002 году и бывший татарстанский актив — «Альметьевский трубный завод». Когда ОМК выиграла тендер и приобрела 58,35% акций завода, по Альметьевску поползли слухи, что предприятие «купили какие-то московские миллиардеры и теперь его растащат, о ветеранах забудут, всю «социалку» прикроют», сам Седых лично прибыл в Альметьевск, заявив, что никого не забудет, ничего не растащит, а налоги завод будет платить в местные бюджеты. Годовой объем реализации продукции ОМК вместе с Альметьевском составил более $1 млрд. На активы ОМК положил глаз Алексей Мордашов, «Северсталь» которого могла поглотить трубные активы, но этого в итоге не произошло.

ВМЗ в 2000—2010-е гг. производил трубы для таких проектов, как «Сахалин-1» и «Сахалин-2». В 2007 году в рамках ОМК выиграл тендер на поставку труб для подводного участка газопровода «Северный поток». В 2013 году ВМЗ поставил трубы для газопровода «Средняя Азия-Китай», в 2014 году начал поставлять свою продукцию для «Южного потока». Весной 2016 года было подписано соглашение о поставках 745 км труб для газопровода «Северный поток 2». Годовая мощность ВМЗ составляет сегодня 2 млн тонн труб и 850 тыс. штук колес.

ВМЗ в 2007 году выиграл тендер на поставку труб для подводного участка газопровода «Северный поток». Фото omk.ru

От удара украинского демпинга по российским трубопроизводителям до налоговых льгот на 8 млрд

С чем же тогда связано падение оборота компании? Оказывается, далеко не только с ситуацией в нефтяной отрасли (падение цен на нефть). Так, в первое полугодие 2016 года объем производства труб на ВМЗ упал на 22% из-за роста цен на сталь, а объем производства колес на 7% — из-за… украинского демпинга (который, впрочем, бьет и по производству труб). По словам руководителей ВМЗ, на фоне низкого спроса «продолжились демпинговые поставки украинских колес: ВМЗ вынужденно увеличивал их поставки на внешние рынки». Из-за ужесточившейся конкуренции ОМК пришлось пойти на сокращение издержек через объединение литейно-прокатного комплекса АО «ОМК-Сталь» (объем производства в 2015 году составил 1,2 млн тонн, убыток в 2014 году — 5 млн рублей) и ВМЗ. Ситуацию осложнила и ФАС, признав ВМЗ нарушителем закона о защите конкуренции из-за завышения им цен на колеса для метрополитена. Та же ФАС «ставит палки в колеса» и в 2017 году, когда ВМЗ должен поставить РЖД 60 тыс. колес на 1,2 млрд рублей: антимонопольщики считают рост цен на колеса неоправданным, в ВМЗ отмечают, что вынуждены их повышать из-за роста цен на саму сталь. В 2017 году на ВМЗ реализуется и масштабный инвестпроект на 40 млрд рублей — строительство цеха по производству насосно-компрессорных труб малого диаметра для добычи нефти и расширения линейки труб для обустройства месторождений. Часть завода построит японская компания Mitsubishi. Связано это со снижением спроса нефтяников на трубы большого диаметра (в ВМЗ поставки упали в 2016 году на 36% — вследствие падения потребления в нефтегазовых компаниях России и сокращением финансирования проектов ПАО «Газпром»). В структуре выручки ОМК 40% приходится как раз на трубы большого диаметра. К слову, на ВМЗ приходится 82% выручки — оборот ОМК в 2016 году составил 140 млрд рублей.

Инвестпроект ВМЗ команда нового губернатора области Глеба Никитина признала приоритетным. Это значит, что регион дает налоговые льготы ВМЗ на срок с 2019 по 2024 год в размере 7,8 млрд рублей, за это по окончании срока предоставления льгот налоговые поступления от проекта ВМЗ должны будут составлять ежегодно 1,5 млрд рублей (без учета НДФЛ). Похожие льготы выдал «дочке» ЛУКОЙЛа прежний губернатор Валерий Шанцев.

«Праздник Кока-Кола» ушел из Нижнего Новгорода, оставив там «кол-центр»

Весной прошлого года многие нижегородцы наверняка с сожалением вздохнули: «праздник «Кока-Кола», пришедший к ним 20 лет назад, кажется, уходил прочь. ООО «Кока Кола ЭйчБиСи Евразия» заявила о прекращении производства на заводе в Нижнем Новгороде. В компании сообщили о переводе объемов продукции, производимых на устаревших линиях в НН, на соседние модернизированные площадки: в Самару, Орел (завод закрыт в 2017 году), Москву, Истру, Ростов. В НН Coca-Cola планировала продолжать работу лишь в качестве торгового и дистрибуционно-логистического центра, а также усилить команды центра обслуживания клиентов и центра поддержки бизнеса (работу, тем не менее, 11% сотрудников потеряли). Впрочем, вскоре нижегородцы вздохнули уже с облегчением — юридический адрес компании остался прежним: Нижний Новгород. Судя по итогам 2016 года, действительно «Кока-Кола» из НН не ушла: ее оборот вырос на 10%, составив 82,7 млрд рублей.

С 2007 по 2009 год объем инвестиций в нижегородский завод (открытый в 1996 году) составил более 20 млн евро. Завод имел полный цикл автоматизированного производства по двум линиям (линия, производящая холодный чай Nestea и спортивный напиток Powerade, запущена в 2006 году). В 2000-х в нижегородском филиале «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия» работало более 900 сотрудников. По итогам 2011 года компания оказалась третьим крупнейшим налогоплательщиком области, заплатив в бюджетную систему РФ 2,6 млрд рублей (в 2012-м — уже 2,5 млрд рублей). В 2017 году она вошла в топ-100 компаний пищепрома Поволжья по версии премии «Реальный рейтинг» газеты «Реальное время».

В 2013 году в НН открывается центр поддержки клиентов (головной «кол-центр»), в 2015-м — Единый центр обслуживания, который занимается финансовым сопровождением и контролем бизнес-процессов компании в РФ: расчетов с клиентами и поставщиками, бухгалтерии, финансовой отчетности.

С 2007 по 2009 год объем инвестиций в нижегородский завод составил более 20 млн евро. Фото klassniytur.ru

Как главного российского строителя АЭС прочили в губернаторское кресло из-за близости к Кириенко

Сразу три предприятия Нижегородской области находятся под контролем «Росатома» (ранее возглавляемого Сергеем Кириенко, ныне Алексеем Лихачевым), а с учетом режимных предприятий и тех, кто по какой-либо причине не предоставил отчетности. Таковых пять. Это ФНПЦ «Научно-исследовательский институт измерительных систем им. Седакова» (Нижний Новгород), ОКБМ им. И.И. Африкантова (Нижний Новгород), «Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский НИИ экспериментальной физики» (Саров, Нижегородская область), АО «Атомстройэкспорт» и АО ИК «АСЭ». Из них три входят в топ-100. О лидере отрасли, ОКБМ Африкантов, мы писали в нашем исследовании российской атомной промышленности. Оборот двух компаний, которые, по сути, являют собой одно, составил в 2016 году 124,3 млрд рублей — фактически, в наполнении регионального бюджета с «Росатомом» могут соревноваться только ВМЗ и ЛУКОЙЛ. Выручка «Атомстройэкспорта» (100-процентная дочка «Росатома») упала на 7%, составив 81 млрд рублей; выручка АО ИК «АСЭ» (на 72,8% принадлежит «Атомстройэкспорту», на 27,2% «Атомэнергопрому») упала на 11%, составив 43,25 млрд рублей. В декабре 2016 года нижегородская инжиниринговая компания «Атомэнегопроект» была переименована в АСЭ в связи с тем, что «бренд АСЭ хорошо известен зарубежным партнерам, так как именно «Атомстройэкспорт» на протяжении десятилетий занимался возведением АЭС, этому бренду доверяют, что для отрасли очень важно». АО ИК «АСЭ» (прежнее название — АО «НИАЭП») является управляющей организацией группы компаний АSE, которая была создана в рамках формирования инжинирингового дивизиона ГК «Росатом» путем объединения ведущих компаний отрасли. В нее вошла сама АО ИК «АСЭ» (Нижний Новгород), АО «Атомстройэкспорт» (Москва), АО «Атомэнергопроект» (Москва) и АО «Атомпроект» (Санкт-Петербург). Юридический адрес АСЭ — Нижний Новгород. В самой группе компаний ASE заявляют, что являются одним из лидеров мирового атомного инжинирингового бизнеса, занимая 30% глобального рынка сооружения АЭС. Почти 80% портфеля заказов ГК приходится на проекты за рубежом.

Напомним, уже сам «Атомстройэкспорт» был создан в 1998 году на базе двух российских компаний, осуществлявших строительство АЭС за рубежом: ОАО «Атомэнергоэкспорт» и ВПО «Зарубежатомэнергострой». В настоящее время компания строит АЭС «Бушер» в Иране, АЭС «Куданкулам» в Индии («дорожная карта» развития сотрудничества между Россией и Индией в сфере атомной энергетики предполагают сооружение в этой стране еще 12 энергоблоков АЭС). В Китае готовится строительство второй очереди Тяньваньской АЭС и АЭС с реакторами на быстрых нейтронах. В Турции — первой национальной АЭС «Аккую». В Чехии «Атомстройэкспорт» участвует в международном тендере на сооружение АЭС «Темелин». В планах постройка первых АЭС в Белоруссии, Армении и Вьетнаме.

Одно время АСЭ на 10,7% принадлежал также «Газпромбанку», однако сегодня он является стопроцентной «дочкой» «Росатома». Интересно, что «дочка» самого АСЭ — АО ИК «АСЭ», будучи компанией с огромным оборотом, демонстрирует относительно небольшую прибыль: в 2014 году она составляла 1,6 млрд рублей при 43 млрд рублей выручки, в 2015 году, при росте выручки до 48,3 млрд рублей, рухнула до 494,5 млн рублей. Прибыль самого «Атомстройэкспорта» тоже рухнула почти в два раза: с 12,8 до 6,5 млрд рублей. Коммерческие расходы выросли в 1,2 раза до 2,14 млрд рублей.

Любопытно, что в свете последних событий на политическом «поле» Нижегородской области многие считали, что президент обеих компаний (и «Атомстройэкспорта», и ИК «АСЭ») Валерий Лимаренко может после отставки Шанцева занять пост губернатора области. Связывали это местные наблюдатели с повышением политического веса шефа Лимаренко и экс-главы «Росатома» Сергея Кириенко, занявшего пост первого замглавы администрации президента РФ. Тем более что сам Лимаренко был министром строительства и ЖКХ области и даже вице-губернатором при Шанцеве в 2005—2007 годы.

Многие считали, что Валерий Лимаренко может после отставки Шанцева занять пост губернатора области. Фото kremlin.ru

Как «Нижновэнерго» стал «магнитом», притянувшим к себе энергокомпании ПФО

Пятерку крупнейших предприятий Нижегородской области закрывает энергокомпания «МРСК Центра и Приволжья» (стопроцентная дочка «Россетей», 88% принадлежит «Росимуществу»), оборот которой вырос в 2016 году на 10% до 78,5 млрд рублей при чистой прибыли в 3,1 млрд рублей. По итогам 9 месяцев 2017 года чистая прибыль составила 8 млрд рублей, что в 3,5 раза выше, чем за аналогичный период прошлого года (выручка выросла на 16,5%). Сама МРСК, объединив предприятия девяти регионов (в том числе Нижегородской, Кировской областей, Марий Эл и Удмуртии) обеспечивает их энергоснабжение уже на протяжении 10 лет. Появилась она в результате реформы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. Сами представители компании отмечают, что за это время, с 2007 года, энергетики МРСК построили и реконструировали 24 610 км линий электропередачи, ввели 6 364 МВА новых мощностей. Также за 10 лет отремонтировано свыше 366 тыс. км линий электропередачи 35—110 кВ, более 2 тысяч подстанций 35—110 кВ. Осенью 2016 года «Россети» ввели единое управление в двух «дочках»: «МРСК Центра» и «МРСК Центра и Приволжья», поручив руководство объединенной компании Олегу Исаеву.

Любопытно, что именно нижегородские энергоактивы стали базой для будущего МРСК и объединения региональных энергокомпаний ПФО. «Нижновэнерго», ныне филиал МРСК, в 1990-е годы находилась под контролем региональных властей и одно время выступала инструментом борьбы конфликтующих сторон: так, в 2000 году именно «Нижновэнерго» пригрозила отключить «Сибур-Нефтехим» от электроэнергии в рамках конфликта «Сибура» с ЛУКОЙЛом. В том же году полпред Сергей Кириенко пролоббировал использование ОАО «Нижновэнерго» в качестве базы для создания УК объединенных в холдинг областных энергетических компаний Поволжья.

Наблюдатели заметили, что якобы энергетики из «Нижновэнерго», как главные кредиторы промышленного предприятия, использовались для инициирования процедуры банкротства, назначения нужного человека в качестве внешнего управляющего предприятия и продажи его по бросовым ценам дружественным структурам.

Так или иначе, после проверки структуры и тарифа ОАО «Нижновэнерго» Региональной энергетической комиссией Нижегородской области (2001 год) были выявлены нарушения действующего законодательства, «повальное использование офшорных компаний в схемах сотрудничества с ОАО «Нижновэнерго», зачетные и вексельные схемы с банками». Выяснилось, в частности, что тариф ОАО «Нижновэнерго» имеет рентабельность 30—40%, что позволяет «выводить сверхдоходность прибыли и прятать ее в офшорных зонах». Прокуратурой Нижегородской области по результатам проверки в отношении руководителя предприятия Санникова было возбуждено уголовное дело. Перед самым моментом поглощения МРСК ОАО «Нижновэнерго» было уже одной из крупнейших российских энергосистем, включавшей в себя пять теплоэлектростанций, девять сетевых предприятий. Впрочем, из-за высокого потребления энергии местными промышленными предприятиями «область была способна обеспечить себя энергией лишь на 40%». Любопытно в этом свете то, что при работе крупных компаний атомной отрасли в регионе (см. выше), в Нижегородской области нет АЭС, которая могла бы решить эту проблему: строительство Горьковской АЭС было заморожено после катастрофы в Чернобыле. Сегодня существует проект Нижегородской АЭС, завершение строительства которой должно состояться в 2025 году, хотя местные жители этот проект встретили, мягко говоря, прохладно.

ГАЗ: от советского «брака» с «Фордом» до российского «брака» имени Дерипаски с «Фольксвагеном» и «Мерседесом»

На шестом месте расположился ГАЗ, который увеличил свой оборот в 2016 году аж на 20% до 75,1 млрд рублей. Известный советский автозавод был основан совместно с американской фирмой Ford. Основой производственной программы в 1929 году были выбраны автомобили Ford-A и Ford-АА, первый грузовик сошел с конвейера в 1932 году, за ним последовали автобусы, седаны, пикапы и внедорожники — вплоть до армейского командирского авто. Во время войны на мощностях ГАЗа производили танки, всего 12 тыс. штук (и 176 тыс. автомобилей). После краха СССР и кризиса в автомобильной промышленности ГАЗ акционировали, при этом большая часть акций оказалась распылена среди самих работников завода (у государства остались какие-то десятые доли) — контрольного пакета не было ни у кого. Директором стал Николай Пугин. «Играя монопольным положением на рынке при низкой для автомобиля среднего класса цене ($7,5 тыс.), руководство приняло решение выжать из старого оборудования, на котором выпускаются легковые автомобили, все, что только возможно». Акцент сделали на выпуске «Волги»: в 1993 году конвейер при норме в 70 тысяч легковых машин, произвел 106 тысяч «Волг», а в 1994 году — 118 тысяч! В 1994 году ГАЗ выпустил ставшую мегапопулярной «Газель». Все это стало возможным, впрочем, благодаря еще советским инвестициям в завод в 1980-е годы, их объем составил $1 млрд. В 1990-х об инвестициях пришлось забыть, завод работал на простое воспроизводство, появились и долги, в том числе государству на 450 млрд рублей. Несмотря на это, в 1994 году ГАЗ задекларировал прибыль в 250 млрд рублей, которых на выплату долга не хватало, и руководство решило выйти на рынок ценных бумаг. Что, впрочем, не помогло, учитывая проблемы износа основных фондов, огромное количество работников (более 100 тыс. человек) и необходимость долгосрочных инвестиций. В 1997 году ГАЗ заключил соглашение с итальянским концерном Fiat о создании совместного предприятия под названием «Нижегород-моторс» по сборке легковых автомобилей Fiat, но из-за дефолта 1998 года проект не состоялся. К концу 1990-х годов за актив с кучей долгов началась борьба, одним из главных игроков стал Олег Дерипаска, глава группы «Сибирский алюминий». К тому моменту значительный пакет акций в своих руках сконцентрировал Пугин. Другой значительный пакет уже находился у Дерипаски. «Война» началась за обладание еще 10% акций автозавода (находились у «Автобанка»). Дерипаска, чтобы Пугин был посговорчивее, готов был скупить акции нижегородского ЗМЗ, поставщика двигателей для ГАЗа — 60% акций ЗМЗ были у руководства завода. На стороне Дерипаски выступал экс-губернатор области Борис Немцов, власти региона выступали против. В декабре 2000 года Дерипаска битву выиграл, став владельцем блокпакета акций ГАЗа, и губернатор начал объяснять, что приход олигарха — «спасение для Нижегородской области». Позднее Дерипаска объяснял покупку тем, что «это было возможно сделать быстро, не заморачиваясь на сложные переговоры». При этом ГАЗ никогда не расплачивался за металл, поставляемый структурами Дерипаски, вовремя.

По итогам 2015 года ГАЗ занимал 80% российского рынка в сегменте автобусов и 72% — в сегменте среднетоннажных грузовиков. Фото gazgroup.ru

Первые годы Дерипаске и ГАЗу (вошедшему в структуры «Руспромавто») помогал премьер-министр Михаил Касьянов — через, прежде всего, «внешнеторговый протекционизм в отношении отечественного автопрома». Помог и кредит Сбербанка на модернизацию завода в размере $300 млн. После 2005 года завод выпустил грузовики «Валдай» и «Садко», купил английскую компанию LDV Group, специализирующуюся на производстве фургонов, но из-за кризиса 2008 года и банкротства британцев проект свернули. Кризис заставил сократить работников со 105 до 95 тыс. человек и остановить конвейер устаревшей «Волги». Попытка начать выпускать новую модель Volga Siber провалилась, в 2010 году производство свернули. С 2010 года, когда предприятие отгрузило на 64,6% меньше автомобилей, чем в 2009-м, ГАЗ был вынужден начать плотно сотрудничать с иностранными производителями авто. В конце 2010 года Daimler и «Группа ГАЗ» подписали соглашение об организации производства на базе Горьковского автозавода легких автомобилей Mercedes-Benz Sprinter. В 2011 году «Группа ГАЗ» и американский концерн GM подписали соглашение о сборке на мощностях ГАЗ Chevrolet Aveo (проект позднее был свернут). В том же году ГАЗ подписал соглашение с Volkswagen Group: проект предполагал сборку VW Jetta, Škoda Yeti и Škoda Octavia — более 100 тыс. автомобилей до 2019 года. По итогам 2015 года ГАЗ занимал 80% российского рынка в сегменте автобусов и 72% — в сегменте среднетоннажных грузовиков.

В последние годы, кажется, наметился положительный тренд: так, если убыток головной компании «Русские машины», в которую входит ГАЗ, в 2015 году составил почти 2 млрд рублей, то в 2016 году компания вышла в прибыль в размере 1,1 млрд рублей. Улучшить показатели «Русские машины» смогли за счет продукции ГАЗ, а именно «Газелей Next» и грузовиков «ГАЗон Next». Для сравнения, в кризисный 2009 год убыток компании «ГАЗ» составлял 3,8 млрд рублей, в 2012 год компания задекларировала прибыль в 684,7 млн рублей, в 2013 году прибыль снизилась до 391 млн рублей, в 2014 году упала до 59,4 млн рублей. 2015 год компания закрыла с прибылью в 66,6 млн рублей, в 2016 году она выросла на 18%, составив 78,6 млн рублей (по РСБУ).

Всего за 15 лет Олег Дерипаска вложил в ГАЗ, по его собственным словам, более $2 млрд.

Как построенный с нуля региональный ретейлер стал игроком федерального масштаба

Седьмая по величине компания «Сладкая жизнь», занимающаяся ретейлом, нарастила свою выручку в 2016 году на 1%, до 73,5 млрд рублей. Компания была создана в 1992 году Альбертом Гусевым, который начал строить свой бизнес с розничной торговли сладостями. В 1996 году компания открыла в Нижнем Новгороде первый оптовый склад, работающий по системе Cash&Carry, после чего число ее клиентов начало расти «в геометрической прогрессии». До 2001 года «Сладкая жизнь» открыла еще семь складов, в том числе в Арзамасе и Чебоксарах. В 2000 году компания подписала с руководством НН соглашение о выделении 10 земельных участков для строительства супермаркетов — первый был открыт в том же году. В 2000-х годах «Сладкая жизнь» подписала договор франчайзинга на развитие сети супермаркетов Spar на территории Нижегородской и Владимирской областей, в республиках Марий Эл, Мордовия и Чувашия, получив инвестиции на их развитие в размере $6 млн. В 2003 году сеть Spar была выкуплена компанией «Перекресток» (входит в холдинг X5), но в 2004 Гусев снова начал строить сеть — сейчас в ней 53 собственных супермаркета и 136 супермаркетов Spar, Eurospar, Spar Express, открытых по франчайзингу. Сегодня это один из крупнейших оптовых поставщиков продуктов питания в ПФО, работает на территории НН, Марий Эл, Чувашии и Мордовии. В 2011 году X5 через свою «дочку» ООО «Агроторг» выкупил 100% доли ООО «Сладкая жизнь», которая развивает в регионе магазины «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель».

Компания немало инвестирует в регион: в 2012 году «Сладкая жизнь» решила вложить $100 млн в складские площади, увеличив площадь логистического центра до 80 тыс. кв. м — первая очередь складов оценивалась в 500 млн рублей. В 2017 году этот проект вошел в число крупнейших инвестпроектов города Дзержинск: объем инвестиций превысил 1,5 млрд рублей. В 2016 году стало известно, что продуктовая сеть «Седьмой континент» объединит логистику с дистрибьютором «Сладкая жизнь». В то же время руководителем сети «СК» стал экс-руководитель сети Spar — это позволило самой «Сладкой жизни» закрепиться на московском рынке. В ноябре «Сладкая жизнь» вошла в десятку крупнейших компаний премии «Реальный рейтинг» в номинации «Продуктовый ретейл».

В ноябре «Сладкая жизнь» вошла в десятку крупнейших компаний премии «Реальный рейтинг» в номинации «Продуктовый ретейл». Фото news.unipack.ru

«Газпром Трансгаз НН»: из-за нестабильного газового транзита компанию бросает от убытков к прибыли

На девятом месте «дочка» «Газпрома» «Газпром Трансгаз Нижний Новгород» (до 2008 года — «Волготрансгаз»), оборот которой в 2016 года остался почти на прежнем уровне — 50,7 млрд рублей. Это четвертое по объемам транспортируемого газа дочернее предприятие ОАО «Газпром» и третье по протяженности газопроводов. Компания обеспечивает газоснабжение 15 регионов РФ (в том числе и ПФО: Марий Эл, Мордовии, Татарстана, Чувашии, Кировской, Нижегородской, Ульяновской областей). Кроме того, через трубопроводы этой «дочки» «Газпром» осуществляет транзит голубого топлива потребителям ближнего и дальнего зарубежья (до 200 млрд куб. м газа в год). Компания активно инвестирует и в развитие региона: так, в 2016 году она решила вложить 1,2 млрд рублей в строительство физкультурно-оздоровительного комплекса. При том что компания очевидно прибыльная, назвать ее бизнес стабильным можно с трудом. Так, с 2009 по 2011 год прибыль в компании росла: с 832,7 млн рублей до 1 млрд рублей, однако в 2012 году «Газпром Трансгаз Нижний Новгород» показал убыток в размере 758 млн рублей, в 2013 году убыток составил 242,4 млн рублей. 2014 год компания закончила уже с прибылью в размере 2,3 млрд рублей, но в 2015 году она снизилась до 1,4 млрд рублей.

Из-за своей величины и значимости для региона «дочка» «Газпрома» периодически оказывается в центре скандалов. Так, весной этого года компания потребовала от своих же работников, получивших «газпромовские квартиры» в области, выкупить жилье. По версии депутата Госдумы от «Единой России» Дениса Москвина, всего могут пострадать 160 человек: вроде бы «Газпром» в 1995—2003 годах взял в собственность компании жилье, которое ранее находилось у работников предприятия, новое жилье компания обещала предоставить в собственность, однако по факту были составлены лишь договоры социального найма. А в 2016 году Общероссийский народный фронт обвинил нижегородскую «дочку» «Газпрома» в неуплате налогов в областной бюджет в размере 4,6 млрд рублей из-за предположительно притворной сделки. По версии ОНФ, «дочка» разместила на сайте госзакупок извещение о закупке у «Газпрома» услуг аренды на сумму 538 млрд рублей, в результате чего первая необоснованно включила арендные платежи на сумму более 26 млрд руб. в расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль.

Помимо этой «дочки» «Газпрома», деятельность на территории области ведет и поставщик газа «Газпром межрегионгаз Нижний Новгород», который, как и другие региональные дочки компании Алексея Миллера, который год страдает от неплатежей. В 2016 году объем просроченной задолженности по региону составил более 1 млрд рублей.

Топ-100 предприятий Нижегородской области
Наименование Совладельцы Регион регистрации Вид деятельности/отрасль Выручка за 2016 год
1 ЛУКОЙЛ-НИЖЕГОРОДНЕФТЕОРГСИНТЕЗ, ООО ЛУКОЙЛ, ПАО, 100% Нижегородская область Производство нефтепродуктов 281.392.019.000
2 АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «ВЫКСУНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД» Нижегородская область Производство стальных труб, полых профилей и фитингов 115.001.000.000
3 КОКА-КОЛА ЭЙЧБИСИ ЕВРАЗИЯ, ООО STAR BOTTLING LIMITED, 100% Нижегородская область Производство безалкогольных напитков ароматизированных и/или с добавлением сахара, кроме минеральных вод 82.780.748.000
4 АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «АТОМСТРОЙЭКСПОРТ» РОСАТОМ, ГОСКОРПОРАЦИЯ Нижегородская область Деятельность заказчика-застройщика, генерального подрядчика 81.051.143.000
5 МРСК ЦЕНТРА И ПРИВОЛЖЬЯ, ПАО РОССЕТИ, ПАО, 50,4% Нижегородская область Передача электроэнергии и технологическое присоединение к распределительным электросетям 78.480.488.000
6 АВТОЗАВОД ГАЗ, ООО ГАЗ, ПАО, 100% Нижегородская область Производство двигателей внутреннего сгорания автотранспортных средств 75.163.073.000
7 СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ Н.Н., ООО АГРОТОРГ, ООО, 100% Нижегородская область Торговля розничная пищевыми продуктами, напитками и табачными изделиями в специализированных магазинах 73.438.698.000
8 ЛУКОЙЛ-ВОЛГАНЕФТЕПРОДУКТ, ООО ЛУКОЙЛ, ПАО, 100% Нижегородская область Торговля оптовая моторным топливом, включая авиационный бензин 52.543.663.000
9 ГАЗПРОМ ТРАНСГАЗ НИЖНИЙ НОВГОРОД, ООО ГАЗПРОМ, ПАО, 100% Нижегородская область Транспортирование по трубопроводам газа 50.693.933.000
Сергей Афанасьев
ЭкономикаБизнесРозничная торговляТранспортПромышленностьАналитика
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 27 нояб
    Статья про Башкирию у вас была пока самой лучшей в такой региональной аналитике.
    Ответить
    Анонимно 27 нояб
    А мне эта статья больше всего понравилась
    Ответить
  • Анонимно 27 нояб
    Землю - крестьянам, Заводы и фабрики - рабочим!
    Ответить
  • Анонимно 27 нояб
    Лукойл-лидер!
    Ответить
    Анонимно 27 нояб
    что совершенно неудивительно
    Ответить
  • Анонимно 27 нояб
    Коасивые машины. Я не думала что они сейчас более менее становятся красивыми
    Ответить
  • Анонимно 30 нояб
    немцов ничего так и не получил от своих должностей
    мог и дома у телека лежать
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии