Новости раздела

Даниил Крамер: «Многие беды, на мой взгляд, идут от разъединения человечества»

Джазовый пианист-виртуоз выступил в Казани с филармоническим джаз-оркестром Татарстана с программой «Рояль, вокал и джаз»

Даниил Крамер: «Многие беды, на мой взгляд, идут от разъединения человечества»
Фото: предоставлено пресс-службой Татарской филармонии

В Татарской филармонии им. Габдуллы Тукая прошел концерт «Рояль, вокал и джаз», в котором вместе с филармоническим джаз-оркестром Татарстана под управлением Сергея Васильева вышел Даниил Крамер. Сам музыкант назвал программу исключительно новой для себя — если и были в ней знакомые произведения, то исполнял их джазмен очень давно.

«Прун» и девиз чекистов

Главное в выступлениях Даниила Камера — импровизация. Даже две репетиции накануне концерта не дают точного представления о том, как именно прозвучат джазовые стандарты и современные мелодии перед зрителями.

— Вы видели джазовые ноты? То же просто набор, последовательность гармоний, а как ты возьмешь аккорд и какой — простой или сложный, или попросту выдержишь паузу — будет понятно только во время выступления. Сам я в это время как бы раздваиваюсь — одна часть меня старается все контролировать, смотрит на дирижера, а вторая — просто словно улетает куда-то. Это и называется профессионализмом — такое раздвоение. Потом и повторить невозможно, каждое выступление или, например, исполнение для записи оригинально и точному воспроизведению не подлежит. В этом плане мне очень нравится девиз чекистов: «Чистые руки, горячее сердце, холодная голова», — поделился наблюдениями Данил Крамер.

Действительно, у музыканта своя манера исполнения, это трудно не подметить. Он и улыбается, и движется в такт музыке, и весь словно получает небывалое наслаждение от того, что делает здесь и сейчас. Это передается зрителю, безусловно.

Фото: Ринат Назметдинов

— Зачем вообще выходить на сцену, если это тебе не в кайф? Разве только деньги зарабатывать или тешить свое тщеславие. Да, таких много. Я же не воспитан в этом плане — старая школа, отстал от времени. Так что, если получается, я откровенно кайфую. А если совсем хорошо получается, а я про себя называю это словом «прун», то и сам не понимаешь — это я такое сделал?!

«Последнее, что остается — культура»

В 2003 году Даниил Крамер стал художественным руководителем фестиваля «Джазовая весна», который проводится в Самаре раз в два года. Ближайший — в будущем году, однако, как замечает сам музыкант, об отсутствии на нем зарубежных гостей пока говорить рано:

— Давайте к этой теме вернемся после Нового года. Да, есть отсутствие зарубежных гостей, однако я, например, неожиданно для себя не так давно получил предварительно приглашение на фестиваль имени Иегуди Менухина в Швейцарию. Понимаете, в отличие от недавно появившегося интервью господина директора Мюнхенской оперы, который хвастался тем, как он уволил Гергиева и выгнал Нетребко — нашел чем хвастаться, есть другие люди, с иными убеждениями. Они твердо знают: когда политики не могут договориться, а армии воюют, последнее, что остается — это культура. Я глубоко убежден, что мы, музыканты, художники, поэты и писатели, с одной стороны, должны защищать свою страну так, как мы умеем, а с другой — находить культурные контакты. Конечно, это такая глупость — отмена русской культуры! Даже во время Великой Отечественной войны никто в СССР не запрещал Бетховена, Шуберта, Гете. Лично для меня это не столько политический, сколько показатель умственной деградации. Здесь нет политики, есть просто оглупление, да простят меня европейцы. Паршиво не то, что они хотят быть глупцами, а то, что глупого невозможно переубедить, он уверен в своей правоте. Кстати, в музыке то же самое — уверенными в себе могут быть или истинные таланты, или бездарности.

Фото: предоставлено пресс-службой Татарской филармонии

«Взлабнуть» по-ростроповически

Маэстро также остро высказался и о санкциях, об ушедших с российского рынка брендах:

— Ну кого они наказали? Меня? Да проживу я без их кофе, у меня жена прекрасно варит кофе в турке, его пить буду. Себя? Да, они проживут без моих, как и всех россиян, покупок, но хуже, чем раньше. Я вообще не понимаю, как можно напугать того, кто пережил развал Советского Союза, 1998 год? Да, можно испугать тех, у кого есть дворцы. У меня царских хором нет и никогда не будет, я не для этого играл. Как примет исполнение публика — это первостепенно для попсы. Я рад, когда классно принимают, но не надо ориентироваться. Искусство иногда идет на определенный риск, создавая нечто новое. «Кармен» освистали на первых представлениях. Оперный реформатор, гениальный Доницетти умер нищим и полусумасшедшим под забором. Моцарт всегда был в долгах как в шелках, а Бетховен незадолго до своей смерти писал страстные письма в Лондонское филармоническое общество с просьбой об авансе за еще не написанную им 10-ю симфонию. Тем не менее не обязательно, чтобы художник был голодным, мы знаем много придворных, обласканных властью художников и музыкантов — Мендельсон, Гете, Брюллов. Они от этого стали хуже? Просто есть грань — что для человека первично: деньги, которые он зарабатывает с помощью искусства, или талант, который параллельно приносит средства к существованию. Очень хорошо об этом сказал Мстислав Ростропович, который был отнюдь не бедным: «Люблю я эдак взлабнуть, а мне еще за это деньги платят». Обратите внимание, что слово «взлабнуть» он поставил на первое место, — полушутя рассказал Даниил Крамер.

Фото: Ринат Назметдинов

Единство музыки и смешение жанров

Как ни удивительно, джазовый пианист — частый гость оперного фестиваля имени Федора Шаляпина. Каждый год он готовит особенный номер для гала-концерта. Даниил Крамер вообще считает, что взаимопроникновение стилей — только на руку музыке в целом.

— Музыка едина. Для меня очень ценно играть не для джазовой музыки. Я всегда стремился к объединению аудиторий с тем, чтобы публика не делилась строго по жанрам. Люди, даже не отдавая себе отчета, ходят даже не на сам жанр, а на личность, которая этот жанр представляет. Если пианист плохо играет Бетховена, то причем тут композитор? Он написал прекрасную музыку, просто ее плохо исполнила данная личность. Поэтому для меня всегда очень важно соединение с другими жанрами и людьми, которые умеют то, что мне не дано. В этом плане я и огорчен сейчас отсутствием зарубежных гостей. Многие беды, на мой взгляд, идут от разъединения человечества. Получается, я тот самый космополит, которых так не любил товарищ Сталин, — отметил Даниил Крамер.

Фото: предоставлено пресс-службой Татарской филармонии

Казань как центр притяжения

О Казани музыкант говорит с неизменной любовью. Он называет наш город одним из джазовых центров России.

— Здесь абсолютно джазовая публика, богатая традиция джазовых концертов, клубов и фестивалей. Отсюда вышло большое число джазовых музыкантов, в частности, с которыми я играю в Москве — замечательный джазовый Евгений Борец великолепно выступает, прекрасный ударник Ильдар Нафигов, с которым мы недавно создали проект «Музыка латино». Я пожелаю Казани создать для местных музыкантов такой ареал достойного существования, чтобы они не хотели уезжать. Да, столица, мегаполис всегда притягивают к себе, но по опыту могу сказать, что во многих европейских странах культурная жизнь провинциальных городов ни в чем не уступает столичной. Так и в России нужно сделать — свои очаги культуры в Екатеринбурге и Владивостоке, Казани и Новосибирске. Пусть они будут точками, которые не только притягивают людей творчества, но и своих не отпускают.

Анна Тарлецкая
ОбществоКультура Татарстан Татарская Государственная Филармония Имени Габдуллы Тукая

Новости партнеров

комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии