Новости раздела

«Счет пойдет сейчас для Пашиняна, если не на часы, то на дни»

В чем ошибся армянский премьер, на что обиделись военные и чем может закончиться история, если в процесс вмешается Москва

«Счет пойдет сейчас для Пашиняна, если не на часы, то на дни»
Фото: Yerevantsi / wikimedia.org

Уходящая неделя вновь ознаменовалась обострением политического кризиса в Армении — к требованию оппозиции об отставке премьера страны Никола Пашиняна в четверг присоединились военные. Пашинян решил уволить главу Генштаба Оника Гаспаряна — и в стране теперь происходит что-то, близкое к военному перевороту. Политические противники Пашиняна ставят палатки у парламента Армении, его сторонники тоже снова вышли на улицы, а сам злополучный премьер заявил, что ситуация в стране управляемая и посоветовал Генштабу заняться своими делами. О том, затянется ли кризис в Армении еще на несколько месяцев и чем он может закончиться, рассуждает в интервью «Реальному времени» доктор исторический наук, эксперт в области военных и национальных конфликтов Сергей Востриков.

«Напряженность в отношениях между премьером Армении и военными назревала»

— Сергей Васильевич, за три с половиной месяца противостояния армянская оппозиция не сломила Никола Пашиняна, подписавшего по ее мнению, позорное для Армении соглашение по Нагорному Карабаху. Теперь отставки Пашиняна требуют уже и военные. Насколько серьезный оборот приобретает ситуация, если в нее включилась армия?

— Счет пойдет сейчас для Пашиняна, если не на часы, то на дни. Ясно, что внутри Армении пошла эскалация напряженности. Мы видим, что меморандум за добровольную отставку премьера подписало более сорока высших офицеров Генштаба страны, в четверг над Ереваном летали истребители, и едва не произошло столкновение сторонников и противников Пашиняна. Но мы видим, что одну уступку своим противникам Пашинян сделал, хотя ранее говорил, что не пойдет навстречу оппонентам. Он сказал, что призывает стороны сесть за стол переговоров и приступить к диалогу. Но возникает вопрос — а кто играет «первую дуду»?

— И правда, кто?

— Сейчас мы видим, что в оппозиции Пашиняну обозначились военно-политический и гражданско-политический блоки. В гражданско-политическом превалируют представители партии «Дашнакцутюн»: партия эта крупнейшая и старейшая в Армении. Но армия в странах бывшего СССР — и в Армении в том числе — это главный фактор в борьбе за власть.

Ну сказали оппозиционеры Пашиняну, что они установят палатки в центре Еревана, и что дальше? А вот если за оппозицией будет стоять армия и Генштаб, это будет убедительный аргумент для того, чтобы сесть за стол переговоров и вести с Пашиняном разговор о гарантиях его безопасности, роспуске парламента, выборах в новый парламент и гарантиях его участия в новых выборах.

— Но пока непонятно, с оппозицией ли армия. Скажите, а почему военные выступили против Пашиняна? Ведь о больших трениях между ним и генералами не было слышно. Неужели слова об «Искандерах» так их задели?

— Заявление Пашиняна по «Искандерам» стало просто триггером ситуации. Напряженность в отношениях между премьером Армении и военными назревала ранее — еще в ходе боевых действий осенью 2020 года, а в поствоенный период это были уже натянутые отношения. Вопросы «Кто виноват в поражении?» и «Что делать дальше?» стояли уже не только у оппозиции, но и у офицеров.

Фото: minval.az
Пашинян сказал, что призывает стороны сесть за стол переговоров и приступить к диалогу. Но возникает вопрос — а кто играет «первую дуду»?

«Армяне сами упустили политический момент урегулирования конфликта в Карабахе»

— Виноват Пашинян?

— По поводу «Кто виноват в поражении?», ответ все же идет не к Пашиняну — армяне ведь сами упустили политический момент урегулирования конфликта в Карабахе. Еще лет семь назад Азербайджан предложил вернуть ему 20 процентов азербайджанской территории, оккупированной армянами в 90-е, в результате первой войны за Карабах. Давали гарантию сохранения связи Нагорного Карабаха по Лачинскому коридору с Арменией и признание особого статуса Карабаха. Но в Армении тогда такому компромиссу сказали «Нет». В руководстве страны решили, что смогут удержать независимость Карабаха, и это было головокружением от успехов. А кроме того, в Ереване было непонимание того, что происходило у соседей уже после 90-х.

А Азербайджан развивался бурно и интенсивно, в отличие от Армении. Ведь в Армении из природных богатств есть только чистая вода озера Севан, а в Азербайджане есть шельф Каспия, где водится осетр, а под водой Каспийского моря водится нефть — ее было там хоть залейся. И это позволило не только Баку экспортировать нефть в Турцию, но и азербайджанцам стать фактически одним народом с турками.

Кроме того, Азербайджан с нулевых годов вел колоссальные закупки техники и вооружений за рубежом — за год страна могла приобрести военной техники и оружия как Армения за 5 лет. Все это и предрешило исход войны — Азербайджан активно применял беспилотники турецкого и израильского производства, которые подавили всю систему ПВО армянских сил, а потом уничтожили много и армянских танков, и ЗРК.

Армяне надеялись на свои построенные полосы обороны — мол, у нас есть опыт. Но они построили только одну полосу, а нужно было строить и вторую, и третью... И в итоге все у них затрещало по швам.

— Так почему тогда все «рвануло», стоило только заикнуться Пашиняну про «Искандеры»?

— Заявление Пашиняна по «Искандерам», конечно, зацепило не столько военных — это был завуалированный кивок в сторону Москвы, попытка с больной головы все переложить на здоровую. Комплекс «Искандер», когда его запускают, срабатывает очень качественно, а Пашинян говорит, что он взорвался на 10 процентов — ну что это за дурь? Если он не упал, то не упал. А что такое «взорвался на 10 процентов»? Бред сумасшедшего. А для военных это было очень оскорбительно еще и потому, что многие из них обучались военному делу в Москве и отлично знакомы с работой российской военной техники.

Фото: wikimedia.org
По поводу «Кто виноват в поражении?», ответ все же идет не к Пашиняну — армяне ведь сами упустили политический момент урегулирования конфликта в Карабахе

«В стране может произойти противостояние по типу Украины или Молдовы»

— Какие будущие сценарии ситуации в Армении могут вырисовываться сейчас, с «включением» военных в политический процесс?

— Сценариев может быть несколько. Первый вариант — военные «дожмут» Пашиняна до ухода в отставку с проведением досрочных парламентских выборов и гарантией безопасности ему и членам его семьи. Это было бы тихим и мирным вариантом, и к этому, я слышал, призывает армянских военных и Москва.

Второй вариант — все может быть происходить отнюдь не мирно и не спокойно, и ситуация перерастет в противостояние Пашиняна и остальных его противников. Все-таки у него немало сторонников — в основном это молодежь, студенчество, ориентированные на сотрудничество Армении с США и Европой.

Те, кто в 2018 году перекрывали дороги и все прочее — они никуда не делись, никуда не ушли, а значит в стране может произойти противостояние по типу Украины или Молдовы. И это противостояние «западников» и остальных может дойти до гражданской войны, до внутриармянской междоусобицы, и это самый худший вариант.

И наконец, третий вариант — несостоявшийся переворот, как это было в Турции в 2016 году (такую неудачную попытку захвата власти еще называют мятежом), после которого военных предают военному трибуналу или военным придется куда-то бежать за пределы Армении — в Ливан или в Нагорный Карабах.

— Вероятность какого варианта выше?

— Тут предсказывать — дело неблагодарное.

— Как вы думаете, почему Пашинян не уходит, на что надеется? Потому что на улицах не видно критической массы его противников? Или потому что нет фигуры, достойной быть ему заменой и устраивающей многие политические силы?

— Пашинян не уходит, потому что он как и Зеленский на Украине — несамостоятельная фигура. Думаю, что он управляем различными кукловодами из посольства США. Но в то же время, его пока терпит Москва — все-таки соглашение о миротворческой миссии России в Карабахе заключено только на 5 лет. И хотя оно подразумевает последующее пролонгирование, возникает вопрос — будет ли это соглашение продлено? Это во многом может зависеть именно от Пашиняна.

Но не приведет ли уход нынешнего главы Армении к власти силы еще более радикальные? А такие вполне могут прийти — и запросто могут дезавуировать это соглашение. Заявят, например, что они за Арцах, что всех порвут за него и все прочее. Но сил-то для этого нет. И что? За Арцах воевать самой Армении своей армией? Но и тут силы будут несопоставимы, а за Азербайджаном стоит Турция. И это для Армении очень чревато самым плохим в военном плане...

Фото: mediamax.am
Манукян — не тот человек, который может консолидировать общество: у него есть немало сторонников, но и немало противников

«Думаю, Москва уже активно говорит со всеми сторонами»

— Но ведь в оппозиции есть авторитетный Вазген Манукян — в начале 90-х он был премьером. Его считают творцом победы в Карабахе в первую войну, и он вроде бы не считается радикалом. Но вот на митинги оппозиции приходит мало людей — в разы меньше, чем за Пашиняна в 2018 году. Что же — оппозиция слабая в Армении?

— Получается, что слабая. В Армении сложилась полупатовая ситуация, когда ни одна из сторон не может пересилить другую. А Манукян — не тот человек, который может консолидировать общество: у него есть немало сторонников, но и немало противников.

Дело в том, что немало конфликтов на постсоветском пространстве носят еще межпоколенческий характер — поколение next многие вещи видит и оценивает иначе. И армянское молодое поколение не видит в Манукяне лидера будущей новой Армении — оно видит в нем представителя поколения стариков, представителя прошлого, а возврата к прошлому в стране не хотят.

— То, что в пятницу мы не увидели каких-то телодвижений от военных, говорит о том, что в этот процесс включилась Москва? Вероятно, что военные все же могут быть выключены Москвой из «игры», если так можно выразиться?

— Я думаю, что Москва уже активно говорит со всеми сторонами — идут и консультации, и контакты, и думаю, работают ситуативные центры по проработке решения из сложившейся ситуации. Ситуация очень взрывоопасная.

— Москва многое способна сделать в разрешении конфликта в Армении?

— Мне думается, что в Армении при внешней поддержке Москвы нужно провести круглый стол, и причем общенациональный — возможно, с привлечением Католикоса всех армян Гарегина Второго, которого там очень почитают. Да и сама церковь в Армении — это очень важная внутренняя сила. Круглый стол — это сейчас самый лучший вариант без пролития крови: все-таки нужно заниматься не противостоянием, а налаживать экономику и все остальное — ситуация после поражения в войне для страны просто аховая.

— А готовы ли все стороны к этому круглому столу сейчас?

— У меня есть в этом плане большая доля скептицизма. Почему? Дело в том, что среди молодняка, который в 2018 году перекрывал дороги, поддерживая тогда Пашиняна, как и у оппозиции в лице «Дашнакцутюн», тоже есть радикалы, крайнее крыло. И это не дает мне уверенности, что такой диалог в Армении состоится.

— Но может, все же стоит задуматься и о новом лидере — пусть временном, но авторитетном для всех армян?

— Это тоже важный вопрос, но прежде всего в ближайшие месяцы Армении нужны выборы в парламент, и они должны быть очень честными и прозрачными. Но перед этим стороны должны договориться — о том, что военных никто не трогает, никто не трогает Пашиняна и его сторонников, и для спокойствия в Армении это очень важно — пусть даже карта нынешнего премьера практически отыграна.

Беседовал Сергей Кочнев
ОбществоВласть

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 27 фев
    Я пожилой человек и рассматриваю и армян, и азербайджанцев, как бывших советских людей. Но для моих детей, а тем более внуков, их проблемы не важнее проблем Восточного Тимора, Руанды и "Великой африканской войны в бассейне реки Конго". Но о них почему-то не пишут...
    Ответить
    Анонимно 27 фев
    Думаю большая часть людей от 30 так же думает
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии