Новости раздела

Минтимер Шаймиев: «Важно, чтобы между татарами и русскими не возникало разногласий по языковому признаку»

Первый президент Татарстана о значении открытия полилингвальных комплексов для укрепления межнационального согласия в республике

Минтимер Шаймиев: «Важно, чтобы между татарами и русскими не возникало разногласий по языковому признаку»
Фото: Роман Хасаев

«Значение для Татарстана полилигвальных и билингвальных школ — объединение людей, чтобы они пришли к согласию», — заявил первый президент и Государственный Советник Татарстана Минтимер Шаймиев в интервью генеральному директору ТНВ Ильшату Аминову. Беседа записана в рамках форума «100% Татарстан» и была представлена накануне на сайте платформы. «Реальное время» публикует полный диалог ведущего с Минтимером Шариповичем.

1 сентября в Казани открылся первый полилингвальный образовательный комплекс «Адымнар — путь к знаниям и согласию» с углубленным изучением русского, татарского и английского языков. Образовательный комплекс создан на базе казанской школы №165. Он включает три школы: реконструированную начальную на 480 мест, новую билингвальную на улице Бичурина на 800 мест и новую полилингвальную на улице Бондаренко на 1 224 места. В составе последней будет действовать интернат на 240 мест для иногородних детей. Кроме того, в состав комплекса войдут детские сады и круглогодичный центр дополнительного образования на 270 мест, который будет организован на базе детского лагеря «Пламя».

«Мы, как мне кажется, в какой-то степени несколько запаздываем»

— Минтимер Шарипович, как и почему вам пришла идея создания полилингвальных комплексов?

М.Ш.: Времена меняются. Система образования, сложившаяся в нашей стране, всегда оценивалась положительно мировой общественностью в условиях меняющегося общественного строя — на территории Советского Союза, Российской Федерации. Но сейчас, посмотрев на мир, его предприимчивость в сфере образования, и не просто стремления, а успехи… Тем более в сфере высоких технологий сейчас доступны разные способы получения образования — на расстоянии, на разных языках, и чтобы с носителями языка иметь связь.

Возможность обучать детей в республике на трех-четырех языках в течение 11 лет, а учитывая еще подключение дошкольного образования при продуманной концепции и изучении мирового опыта, — это достигаемая цель. Поэтому мы взялись. Татарстан, безусловно, с помощью Российской Федерации, может себе это позволить. По состоянию бюджета, развитию республики по цифровизации, привлечению инвестиций, мы можем это себе позволить.

Мы, как мне кажется, в какой-то степени несколько запаздываем — могли бы и раньше начинать. Изучив опыт, я и сам ездил и в Кембридж, и в Бостон, и разные университеты посещал, посмотрел, каких специалистов готовят. А мы же сейчас активно общаемся с миром в условиях привлечения инвестиций. Татарстан — один из крупных регионов России по привлечению инвестиций, производимой валовой продукции, подходам к рыночной экономике и другим мировым ценностям. Мы должны воспользоваться этим и подготовить наших детей. Мы должны подготовить конкурентоспособных детей.

Фото tatarstan.ru
Татарстан — один из крупных регионов России по привлечению инвестиций, производимой валовой продукции, подходам к рыночной экономике и другим мировым ценностям. Мы должны воспользоваться этим и подготовить наших детей.

Есть еще другая очень важная сторона вопроса. Сейчас мы празднуем 100-летие ТАССР. Подводя итоги, я скажу, в республике проживают представители 173 национальностей. Безусловно, абсолютное большинство — это татары и русские. Но еще и чуваши, и марийцы, и многие другие. Много привлеченных инвесторов в экономические зоны — а это люди различных национальностей, конфессиональных принадлежностей. Мы должны удовлетворить и их запросы. Они приходят надолго, им тоже надо создать условия, чтобы воспитывать детей на их языке. Исходя из того, что мир меняется, дальше нельзя откладывать, нельзя жить прошлым в сфере образования. Мы всегда говорили об экономических и инвестиционных делах, а образование — это человеческий капитал. Без образования трудно назвать себя капиталом и понять, какую ценность ты представляешь.

Сложно, да. Почему? Потому что нужно менять менталитет, обеспечивать и сочетать проблемы сохранения национального языка. Но я вам должен сказать — мы, начиная от разработки концепции с использованием мирового опыта, и за полтора года, по сути дела, сейчас уже два комплекса — в Казани и Елабуге — сдали. В ближайшие 3 года мы должны открыть в республике шесть комплексов в крупных городах.

«Во дворе все дети одинаково на одном языке ругаются»

М.Ш.: В казанском комплексе обучение будет идти на русском — государственном языке Российской Федерации, на татарском языке, который является государственным для республики, что обозначено Конституцией, и английском — наиболее сегодня широко употребляемом. Правда, опыт у нас был — 165-я школа в Казани, но мы вместо одной школы сейчас еще две школы построили в этом составе. В части материального обеспечения, передовых технологий строительства, в зоне образовательного пространства и отдыха детей мы создали необходимые условия. Одновременно начали и обозначили и с президентом республики согласовали, что для дошкольного образования тоже будем готовить кадры, чтобы детей подготовить на полилингвальной основе. И они уже подготовленные придут первый раз в первый класс — это тоже возможно.

Кто-нибудь задумывался? Мы многонациональная республика, в городах концентрация многих национальностей. Я наблюдаю и привожу себе пример. Во дворе все дети одинаково на одном языке ругаются — никто их не учил этому. Они играют вместе, общаются и ругаются такими словами, которые им нравятся, их никто этому не обучал. Через игры достигать цели полилингвальности, билингвальности возможно. На базе 165-й школы уже открыли комплекс — директор татарин, разговаривает на 5 языках.

Фото Рината Назметдинова
Русский язык как государственный должен сохраниться, татарский как государственный должен сохраниться, английский язык, необходимость его знания — все это объединяющий подход — это язык мирового общения. В глазах людей понимание есть

«Надо находить общий язык — делить нечего»

М.Ш.: Открывая эти комплексы, я вижу благодарность на лицах людей, что мы взялись за такое дело. Этот проект с удовольствием воспринимают люди — аплодируют, поддерживают. Огромное значение полилингвальные школы имеют для сближения людей. Сейчас времена меняются, мир меняется.

Каждому из нас жизнь дана однажды, и ее надо прожить достойно. Каждый хочет своему ребенку дать лучшее. Немаловажный вопрос, что здесь мы видим понимание родителей разных национальностей. Русский язык как государственный должен сохраниться, татарский как государственный должен сохраниться, английский язык, необходимость его знания — все это объединяющий подход — это язык мирового общения. В глазах людей понимание есть. Надо находить общий язык — делить нечего. Для нас это важно.

«Пришло время думать о возрождении духовности»

М.Ш.: Мы дорожим межнациональным согласием в республике — это основа нашего развития. Для нас если в основе не будет взаимопонимания людей разных национальностей, далеко мы не продвинемся. После устоев, которые были в прошлом, в настоящей жизни у нас произошла в определенной степени потеря духовности. Основными были забота о еде, трудоустройстве, еще идеология — попытки создать атеистическое общество. Из 1 400 мечетей 23 осталось к началу перестройки.

Еще будучи у руля республики, я давно мечтал, когда же мы обретем духовность народа. Когда не только о куске хлеба думать. Это огромное завоевание, когда есть кусок хлеба на столе. Мы и этого не имели долгие годы. Когда заимели, то пришло время думать о возрождении духовности.

Когда Владимир Владимирович Путин пришел к власти, я, посоветовавшись с руководством республики, поехал к нему, поставил вопрос: «Надо заниматься возрождением духовности народа». Главное ведь — у нас получается. Мы взялись за это направление, и вы знаете, как люди это поддержали в республике. Какие объекты мы возродили — мечеть «Кул Шариф» целиком до рубля построена на благотворительные средства населения республики, независимо от национальностей. Или восстановление Благовещенского собора и других объектов.

Лет с 30 или раньше я работаю, езжу по территории Кремля, хожу пешком и наблюдаю. Когда восстановили собор, люди уже гуляли с другими лицами, другими взглядами. Как люди соскучились по духовной пище! Мы занялись этим, время быстро проходит, к 1000-летию Казани возродили столько религиозных объектов. Как люди поддержали и восприняли! Ведь сейчас начали и в столице, и в других городах, сельской местности восстанавливать объекты — движение пошло дальше, это дало большую уверенность. Когда встречались с Путиным, и я об этом заговорил, он целиком поддержал. И объекты всемирного наследия на территории республики мы паритетно договорились восстанавливать, потом благотворители помогли. За эти годы мы три объекта включили в список ЮНЕСКО. Это победа! Это придало нам значимость. И люди поверили. Мы увидели правильность наших действий. На территории России не было Исламской академии — а мы тут открыли, она уже работает, уже готовим высокого уровня богословов.

Какие объекты мы возродили — мечеть «Кул Шариф» целиком до рубля построена на благотворительные средства населения республики, независимо от национальностей. Или восстановление Благовещенского собора и других объектов

Жизнь поменялась. Первые вопросы, еды и прочего, решены. Этот этап прошли, стали обретать духовность, обращать внимание на эти вещи. По образованию нам нельзя отставать, учитывая, что это основа человеческого капитала, становления человека, его конкурентоспособности.

Если у меня нет возможности учиться на современном уровне, тогда кто я такой? Такой вопрос возникает. Я убежден — это дело и сегодняшнего дня, и будущего. Даже сейчас, рассматривая генпланы городов, мы уже должны смотреть — где школы и детсады привязывать, где какая перспектива будет заселенности на будущее. И с учетом этого надо все делать — шире смотреть на такие вещи.

«Мы будем набирать по всем направлениям»

М.Ш.: Первые шесть комплексов построили с учетом мирового опыта. Это дело живое. Да, требуются средства, умственная работа и подготовка кадров.

— Кстати, как раз хотел спросить. Где и как будут готовить кадры для полилингвальных комплексов? Где взять учителей, которые смогут преподавать сразу на нескольких языках?

М.Ш.: Мы уже начали. Вопрос подготовки кадров — один из основных. Обнадеживает, что КФУ — топовый вуз, входящий в рейтинг мировых университетов. За последние годы уже до 10 тысяч дошло количество обучающихся там иностранных студентов. Уже приняты российские законодательные акты, разрешающие даже старшекурсников привлекать к преподавательской деятельности. Это очень важный момент. Уже идет подготовка в университете. Мы это налаживаем.

Как в Елабуге не построить такой полилингвальный комплекс? Там ОЭЗ — они же со своими семьями живут, со своим бизнесом же пришли люди. Мы используем и возможности дистанционного обучения — это распространено по всему миру. Трудности есть, но мы одновременно сейчас будем набирать по всем направлениям с учетом всех факторов. Ищем пути, привлекаем носителей языков.

В казанском комплексе создали все условия — и интернат, и так далее. И для привлекаемых преподавателей. На 600 мест со всеми условиями. Главное — взялись.

Фото elabuga-rt.ru
Как в Елабуге не построить такой полилингвальный комплекс? Там ОЭЗ — они же со своими семьями живут, со своим бизнесом же пришли люди. Мы используем и возможности дистанционного обучения — это распространено по всему миру

«Пошаговый подъем в направлении современного образования»

М.Ш.: И название очень интересное. Адымнар — на татарском языке, на русском — шаги. Шаги в этом направлении и через тире — путь к знаниям и согласию. Очень важно, чтобы общество объединялось. Чтобы между татарами и русскими не возникало разногласий по языковому признаку. Мы с вами хорошо знаем цену этих вопросов. Мы учитываем и эти факторы. Значение для Татарстана полилигвальных и билингвальных школ — объединение людей, чтобы они пришли к согласию. У нас же много смешанных браков. Им легче будет определяться в семейном кругу. Когда обучение было только на одном языке, им довольно таки сложно было определяться, ведь есть разные семьи. Одним словом, Адымнар — это пошаговый подъем в направлении современного образования в нашем обществе. Это будет решать многие вопросы. Это и конкурентоспособность наших детей, перед миром же надо стать конкурентоспособными, мы же привлекаем столько инвестиций, со столькими компаниями работаем. Мы не только оттуда должны привлекать кадры, но и поставлять кадры. В характере татарстанцев — упорство и стремление к знаниям есть. Это одновременно и служение Всевышнему. Все надо объяснить людям, с малых лет.

Сложности есть и будут. Без этого не бывает масштабного продвижения вперед. Мы на примере возрождения исторических объектов, а мы добились признания ЮНЕСКО, добились успехов. Хотя тоже были сомнения. И вот впервые на территории России взялись за полилингвальные школы. Подтянутся все.

«Сеть надо развивать, затраты будут. Но хуже — отставать»

— Если я правильно понял — это не только образовательный проект. А проект, который дает скрепы, чтобы общество существовало, развивалось, духовные скрепы, чтобы объединить страну и двигать к прогрессу..

М.Ш.: Вы правильно обобщили, и это уже достижение. Но эта идея должна овладевать массами. Когда реальным делом занимаемся, людям нравится. Я верю в это дело. Сеть надо развивать, затраты будут. Но хуже — отставать. Когда мы будем отставать, еще больше не будет возможностей заниматься развитием полилингвального образования. Потому что на это же бюджетные средства нужны. Надо глубже смотреть. На этой основе появляется возможность конкурентоспособности наших производителей, наших людей.

Посмотрите на Иннополис. Все видят, на каком уровне Татарстан осваивает современные технологии, существует понимание современной экономики. Это важнейший сигнал. Откуда только там сейчас нет учителей, учащихся. Молодой город живет без водителей. Это значит у нас получается. У нас, у татар, есть поговорка: «Без булдырабыз» — «Мы можем». Нашему народу она нравится.

Посмотрите на Иннополис. Все видят, на каком уровне Татарстан осваивает современные технологии, существует понимание современной экономики. Это важнейший сигнал

Однажды в других странах обратили внимание на наш лозунг. Говорят: «Вы у американцев его взяли? Это же американцы сказали». Так Хиллари Клинтон сказала, когда у нас была. Я говорю: «Нет, мы уже давно под таким лозунгом живем». Она говорит: «Подожди, значит Обама у вас взял лозунг?». Я говорю: «Не, знаю кто, но мы давно живем с таким лозунгом «Без булдырабыз».

Простые слова, но они вселяют уверенность. Это объединяет людей, показывает потенциал. Сейчас предвыборная компания, и наш президент, Рустам Нургалиевич, выдвинут на следующий срок. Он придал особое значение фактору человеческого капитала.

— Да, образованию…

«Чтобы не было проблем, надо учитывать родной язык»

М.Ш.: Образование — это мощный фактор. Мы говорили о ЮНЕСКО. С ними мы продолжаем работать. Они поверили в способности наших ученых. Мы четвертый год работаем над темой обсерватории. В КФУ одна из продвинутых мировых обсерваторий. Ее Энгельгардт возглавлял, потом он уехал в Германию. Он столько инструментов там оставил еще до революции. Сейчас мы эти связи возрождаем.

С ЮНЕСКО разрабатываем согласованные концепции на выдвижение современной обсерватории, ее развитие, историю для рассмотрения комитетом ЮНЕСКО. ЮНЕСКО образованием занимаются от имени ООН. Их лозунг в обучении состоит из четырех главных принципов: «Учиться, чтобы знать. Учиться, чтобы уметь. Учиться жить. И учиться жить вместе». Лучше не скажешь.

— «Учиться, чтобы жить вместе» — это фантастически правильный подход.

М.Ш.: У нас Россия многонациональная. У Михаила Швыдкова, бывшего министра культуры, есть интересное высказывание: «Любая национальная культура обладает инстинктом самосохранения. Сопротивляется ассимиляции ее носителей».

Кого обвинишь, что мы не всегда согласны с положениями, касающимися многонациональности Российской Федерации. Это уникальная федерация в мире. Всемирно известный Пиотровский, директор Эрмитажа, говорит: «Культура — это ДНК нации». Академик Дмитрий Лихачев сказал: «Родной язык — это душа нации». Для многих стран вопрос родного языка сохранения и обучения важен. На Украине сейчас много вопросов возникает на фоне этой темы.

Особенно с приближением учебного года решают, на каком языке будут учиться. Проблем много, и они будут. Чтобы их не было, надо учитывать родной язык.

— Минтимер Шарипович, «Родной язык — это душа нации», «Культура — это ДНК нации». Язык является носителем культуры, следовательно, язык — это воспроизводство нации в историческом периоде.

М.Ш.: Еще на татарском языке есть высказывание «Тел ананын телеге. Тел анасын баласына ин кадерле буляге». Действительно мамин язык.

Фото Рината Назметдинова
Мы 70 лет пытались жить в условиях атеистического общества. Ничего из этого не вышло. Есть вопросы самореализации человека. Это не выбор привилегии, когда дело касается родного языка

— Да, самый ценный подарок мамы своему ребенку.

М.Ш.: Вы хорошо и кратко перевели. Это универсальные ценности и руководители Татарстана не могут о них не говорить, потому что мы думаем о своем многонациональном народе. Каждому надо сохранить традиции и родной язык. Для этого нужны билингвальные, полилингвальные школы и воспитание детей с малых лет.

Как можно сомневаться в этом направлении? Если не будет согласия в условиях демократизации общества, то цивилизованного общества без решения этого вопроса достичь невозможно. Или чтобы они не возникали нужно создать какой-то режим, не хочется об этом говорить.

— Мы уже прошли этот этап истории.

М.Ш.: Мы это уже прошли. У нас есть разный опыт. Мы 70 лет пытались жить в условиях атеистического общества. Ничего из этого не вышло. Есть вопросы самореализации человека. Это не выбор привилегии, когда дело касается родного языка.

«У нас были хорошие школы. Я благодарен учителям»

— Минтимер Шарипович, я хотел уточнить, почему в полилингвальных комплексах такое внимание уделено именно младшим детям. Почему для них создаются детские сады? Почему считаете, что именно с самых ранних лет надо приучать ребенка и к другим языкам и другой культуре?

М.Ш.: Я по себе знаю. Я родился в татарской семье, в татарском районе. У нас была одна семья русская Выборновы. Он был управляющим банка. И то население говорило, что они русский язык уже не знают. Людям не запретишь так говорить.

Мы тоже были маленькими. Я получал школьное образование в послевоенные годы, самое голодное время. В том возрасте дети обладали неограниченными возможностями для освоения любого языка, если есть преподаватель. В нашу глубинку тогда сослали одного из создателей международного языка Тробиева Евсея Ефимовича. Это был польский еврей, человек знающий много языков.

Он преподавал нам в 5—6-м классе. Если вы сегодня попросите меня назвать основные формы простых и сложных глаголов на немецком языке, то я отвечу. Вот что значит знания, полученные в юном возрасте, когда голова еще более емкая. Сейчас даже в Германии если общаюсь удивляются. Многие и сами не знают сложные формы глагола.

Он не мог допустить, чтобы школьник не знал его науки. Я знал его образ жизни. Я был старостой класса. Если суметь дать знания, любой ребенок способен будет их освоить. И чем раньше, тем лучше.

Евсея Ефимовича сослали без права выезда. Его сын живет в Израиле. Информация об отце дошла до него. Он написал письмо с благодарностью за то, что я вспоминаю с теплотой его отца. Ведь не было разрешено встречаться с семьей даже.

Фото Рината Назметдинова
В полилингвальной школе, которую сегодня открыли, созданы все условия для обучения языкам. Вы можете посмотреть. Дети не захотят после занятий идти домой. Я в этом уверен

У нас были хорошие школы. Я благодарен учителям. Я всегда, когда кто-то что-то не знает или сам, когда не знаю, шучу: «Значит на эти уроки не ходил». Детям в маленьком возрасте многое можно давать.

Через 2 года покажем, как в игровой форме идет обучение языкам. В полилингвальной школе, которую сегодня открыли, созданы все условия для обучения языкам. Вы можете посмотреть. Дети не захотят после занятий идти домой. Я в этом уверен. Там бассейн, для разных возрастов, игровые и образовательные пространства.

Они не будут столько времени сидеть, как я перед вами. Там созданы комфортные условия. Сегодня нас кормили в школьном ресторане, вкусно было.

Конечно, первые шаги всегда не даются легко, но это не должно нас остудить. Нам только подниматься по этой лестнице.

«Родная культура — это ДНК или душа нации»

— Минтимер Шарипович, кто они, будущие выпускники полилингвальных комплексов? Какими качествами будут обладать и ставите ли вы задачу формирования новой национальной интеллигенции?

М.Ш.: Для того, чтобы национальная идея жила, мы обязаны обучать и старшее, и среднее, и молодое поколение. Родная культура — это ДНК или душа нации. Мы должны построить свою деятельность, я имею в виду руководство республики, и создать такое общество.

Мы виноваты, что столько лет прожили и не продвинули эту идею. И допустили потери от предыдущего строя. Мы должны внедрить, расширить, обогатить эти идеи через учебные программы, через спорт. Мы должны этими идеями жить и быть готовыми для того, чтобы сохранить традиции и культуру. И при этом сохранить межнациональное межконфессиональное согласие.

Одно другое не исключает. Мы же не можем запретить человеку оставаться самим собой. Мы когда становимся политиками или общественными деятелями, начинаем понимать, насколько это важно. С этого мы начинали разговор. Человек столько лет учится, а что мы вкладываем в сознание?

Дети отдельно учатся в татарских, русских, марийских школах. Это не способствует сближению и может оставить раны на века. Вопрос важный, и он сходу не стучится в твою дверь. Мы наблюдаем, что происходит в отдельных государствах, не дай бог. Не только ведь экономическая мощь решает вопрос. Да, укрепляли национальное богатство, а когда согласие потеряно или когда оно не имеет прочный фундамент, образованием надо заниматься всегда.

Фото Рината Назметдинова
Для того, чтобы национальная идея жила, мы обязаны обучать и старшее, и среднее, и молодое поколение. Родная культура — это ДНК или душа нации

«Когда мы говорим: «Без булдырабыз» — это выстраданное, но это наша уверенность»

— Дети полилингвальных комплексов — это дети будущего. Каким вы видите будущее Татарстана?

М.Ш.: Мы в сегодняшних условиях, в условиях развала Союза, в 90-е годы нашли свой путь. В ходе развала СССР Татарстан прошел по острию. Дело дошло до того, что хотя республика была мощная, мы заговорили об отсутствии прав. Почему декларацию государственного суверенитета Татарстан принял? Это была заявка о правах, чтобы получить больше прав. При СССР союзные республики были недовольны.

А мы каковы? Татарстан, имея такую мощь, — экономика достигала валовую продукцию трех прибалтийских республик, не мог ею пользоваться. Только 2% всех основных фондов ведущих отраслей принадлежали Татарстану. Как мы могли об этом не заявить в той ситуации. А когда еще заявлять?

Хорошо, что мы смогли объединить общественные силы. Мы заявили и подписали договор. Борис Николаевич Ельцин, когда приехал в Татарстан, увидел ситуацию, сказал: «Давайте находить формы, как дальше жить».

Татарстан, Башкортостан, даже когда революция 1917 года победила, чтобы сохранить плоды революции, столько усилий приложили. Если посмотреть, объединенный Татарстан, Башкортостан — это какая сила. Они и сегодня такая сила. Безусловно, задумались и руководители революционных событий, и экономисты.

Мы располагаем огромным человеческим, научно-техническим потенциалом. Мы даже после 90-х годов нашли пути развития. И эти пути в своем основании оказались верными. Татарстан на сегодня одна из ведущих республик в Российской Федерации. Значит мы можем. Когда мы говорим: «Без булдырабыз» — это выстраданное, но это наша уверенность.

Образованная молодежь, поток которой будет пополняться, будет конкурентноспособной. Мир открыт. К нам будут приезжать, наши продвинутые дети будут работать с другими продвинутыми. Я общался с руководством КНР, которая отправляла студентов учиться в другие страны. Они сказали, что студенты оттуда везут прогресс, методы работы, способы привлечения инвестиций. Мирным захватом я не хочу это называть, но надо уметь учиться у других.

Если у тебя нет кадров, которые это понимают, это бессилие. И Рустам Нургалиевич, наш президент, серьезно работает над этим направлением. На днях с Владимиром Владимировичем Путиным прямая связь была у него. Они отмечают, что Татарстан в первых рядах. Но я вам скажу, мы еще больше сможем.

Фото Рината Назметдинова
Татарстан на сегодня одна из ведущих республик в Российской Федерации. Значит мы можем. Когда мы говорим: «Без булдырабыз» — это выстраданное, но это наша уверенность

— Мы должны занять достойное место в мировом сообществе.

М.Ш.: Чтобы его занять мы должны быть подготовленными. А это образованный человек, знающий языки, способный на равных разговаривать с миром.

— Большое спасибо. Гостем нашей деловой платформы «Стопроцентный Татарстан» был первый президент Республики Татарстан, Государственный Советник РТ Минтимер Шарипович Шаймиев.

Кристина Иванова, Екатерина Харитонова
ОбществоВластьОбразованиеИсторияКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 05 сен
    Мудро.
    Языки надо сохранять любыми способами.
    Кроме насильственных.
    Язык это одно из ярких проявлений Творца.
    Языки рождаются, развиваются и умирают - как и любой Человек.
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Пока жив русский язык - будет жить и татарский язык.
    Ответить
  • Анонимно 06 сен
    Два проигравших старых шовиниста.
    Ответить
  • Анонимно 06 сен
    УдаЩливый Шаймиев, за 30 ое обогащения решил открыть Татарский лицеи.
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    На эти полулингвальные школы выделили федеральные деньги по нац. проекту Образование. Из своего кармана Бабай не платил, не волнуйтесь.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии