Новости раздела

«Калужских» осудили за присвоение полномочий госвласти и кровавый эксцесс исполнителя

Верховный суд Татарстана переквалифицировал вымогательство 15 млн рублей на преступное самоуправство по взысканию долгов

«Калужских» осудили за присвоение полномочий госвласти и кровавый эксцесс исполнителя
Фото: Ирина Плотникова

Верховный суд Татарстана отправил за решетку на 79 лет семерых членов бригады Муллина казанской группировки «Калуга». Однако установил: самый тяжкий эпизод дела — разбойное нападение с оружием на предпринимателя в Константиновке — ОПГ не планировала. Эта была личная инициатива двух «калужских», и в первоначальном сценарии никакой крови не было, но произошел «эксцесс исполнителя». Почему суд частично оправдал трех фигурантов дела и исключил обвинения в похищении человека и вымогательстве 15 млн рублей — в материале «Реального времени».

Вдова убитого требовала 9 млн рублей

Дело о преступлениях «калужских» 2014—2017 годов шло до приговора ровно год. 20 августа 2019-го Верховный суд Татарстана назначил по нему предварительное заседание, а вчера провозгласил итог разбирательства. На это председательствующему судье Эдуарду Абдуллину потребовалось чуть больше 4 часов.

Никто из потерпевших по делу бизнесменов на заседание не пришел. Этот статус ранее получил Сергей Фролов, которому в январе 2015-го в ресторане «Трапеза» угрожали выколоть вилкой глаз, требуя 7 млн рублей, а в итоге отобрали «Лексус». В феврале того же года пострадал директор фирмы «Солнышко» Рустем Гизатуллин — его выследили и напали, причем били так, что он потерял сознание. Очнулся — челюсть сломана, ни пакета с 430 тысячами рублей, ни мобильника за 20 тысяч.

Лениногорско-питерский нефтяник Игорь Кузнецов провел в теплой компании «калужских» почти неделю: с него трясли 15 млн рублей, отобрали паспорт, но изредка выдавали телефон, чтобы искал деньги, а еще угрожали убийством, били и возили — из Альметьевска в Уфу, оттуда — на промбазу в Лаишево. Там продержали несколько дней, вывозя для звонков с завязанными глазами в соседние населенные пункты и избивая.

Дело о преступлениях «калужских» 2014—2017 годов шло до приговора ровно год

Причиной претензий к Кузнецову стал заем $500 тысяч у ЗАО «Татарстанская инновационная нефтехимическая компания» (ТИНКХ), по которому спустя 12 лет, в мае 2017-го, кредитор предъявил претензию о невозврате долга в полном объеме от «братвы» (в суде нужно было бы сначала восстановить сроки исковой давности). После избиения ножками кресла и удара по спине кувалдой бизнесмен, и раньше признававший долг, пообещал продать квартиру в северной столице. А затем объявился кредитор — ныне покойный Хамит Кавеев, экс-председатель совета директоров ТИНКХ и бывший заместитель гендиректора «Татнефти» — и на словах простил долг.

Потерпевшей также признана вдова предпринимателя Раиса Ахмадуллина. Его застрелили практически на ее глазах в декабре 2017-го года в подъезде дома казанского поселка Константиновка. В процессе женщина заявила гражданский иск о компенсации морального вреда на 7 млн рублей и просила взыскать еще 2 млн в качестве материального ущерба. Ответчиками ранее признали четырех подсудимых, обвиненных в организации вооруженного разбоя и убийства Ахмадуллина с целью завладеть его деньгами.

Забегая вперед — троих из этого списка Верховный суд РТ признал непричастными к убийству, а исковые претензии этой потерпевшей удовлетворил частично, в размере 2 млн 50 тысяч рублей.

За сроком давности и отсутствием состава преступления

В марте 2018-го при обыске дома Айдара Сазгутдинова обнаружили гашиш. А вчера после выхода из совещательной комнаты судья Верховного суда РТ Абдуллин огласил постановление о прекращении преследования подсудимого по эпизоду хранения этого наркотика. Причина банальна — срок давности по этому обвинению истек почти 5 месяцев назад.

По тому же основанию Сазгутдинова, а также Михаила Кореева и Айрата Садрутдинова освободили от штрафов в 40—50 тысяч рублей за похищение паспорта бизнесмена Кузнецова, но уже не отдельным постановлением, а по приговору.

Судья Верховного суда РТ Абдуллин огласил постановление о прекращении преследования подсудимого по эпизоду хранения этого наркотика

Третьим подарком для хранителя наркотиков и похитителя паспорта стало полное оправдание по истории с разбоем и убийством Ахмадуллина. По версии Следкома и гособвинения, Сазгутдинов вместе с Динаром Гибадуллиным помогали установить маршрут предполагаемой жертвы и в назначенный день передали основным исполнителям сигнал, что объект направляется на авто в сторону дома. Однако суд решил — причастность этих двоих к разбойному нападению, убийству в подъезде дома и последующем уничтожении оружия не подтверждена ни одним из доказательств. И признал за Сазгутдиновым и Гибадуллиным право на реабилитацию за преследование по этим эпизодам.

Впрочем, все семеро подсудимых так или иначе остались недовольны результатом рассмотрения — освобождения из-под стражи в зале суда не дождался ни один.

Планировали кражу — пролилась кровь

Но вернемся к истории с Ахмадуллиным. Согласно приговору, преступление против него задумали Андрей Мархачев и Айрат Садрутдинов. Первый по своим каналам узнал, что бизнесмен время от времени перевозит крупные суммы наличными, предложил приятелю взять его в оборот — тот согласился. В суде Мархачев признавался: наблюдали за Ахмадуллиным два месяца, сначала хотели дождаться нужного момента и по-тихому украсть сумку с миллионами из его машины. Но удачный для кражи момент не подвернулся. И приятели задумали пойти на разбой в масках и с травматическими пистолетами — для устрашения бизнесмена.

Садрутдинов нарушил эту договоренность и взял с собой кроме «травмата» еще и пистолет ПСМ с боевыми патронами и глушителем. Суд установил — Мархачев об этом не знал. Не знал и погибший, который был не из робкого десятка. Этот богатырь весом под 100 кг проигнорировал команду «Лечь на пол!» и начал швырять в нападавших все, что было на лестничной клетке — санки, коляски, ледянки.

Предупредительные выстрелы Мархачева в воздух мужчину тоже не испугали. Тогда Садрутдинов достал ПСМ, навернул на него глушитель, выстрелил в стену и вновь потребовал лечь. Ахмадуллин не лег, потянулся за другими санками и получил два тяжелых ранения из боевого оружия в грудь и бедро и скончался от массивной кровопотери. Эксперты установили, что Мархачев также подстрелил Ахмадуллина из пистолета «Оса», но резиновая пулька вреда здоровью не причинила.

После возобновления процесса выяснилось: тот же тандем Мархачев—Садрутдинов, не ставя в известность лидера бригады Марата Муллина и других членов ОПГ, двумя годами ранее отметился в нападении на бизнесмена Гизатуллина

Если верить этому обвиняемому, о стрельбе приятеля боевыми он узнал, лишь услышав слова «Похоже, я его убил». Тот показал пистолет ПСМ, предложил распилить его и выкинуть, что парни и сделали. Позже утопленное оружие пришлось искать водолазам. Нашли — в отличие от похищенной у Ахмадуллина сумки с деньгами, которую подсудимые якобы закопали в снегу. По версии следствия, в ней было 2 млн рублей, со слов Садрутдинова — в 2 раза меньше.

Председательствующий судья Эдуард Абдуллин озвучил вывод: «действия Садрутдинова являлись эксцессом исполнителя», в связи с чем Мархачев подлежит оправданию по обвинению в убийстве, что не исключает совершение им разбоя.

Когда суд повторял обстоятельства того убийства, его исполнитель попросил о перерыве: «Ваша честь, можно 10 минут. Тошнит меня сильно».

После возобновления процесса выяснилось: тот же тандем Мархачев—Садрутдинов, не ставя в известность лидера бригады Марата Муллина и других членов ОПГ, двумя годами ранее отметился в нападении на бизнесмена Гизатуллина. А позже вместе с остальными участниками бригады приятели поучаствовали в истории «взыскания» долга с нефтяника Кузнецова.

По совокупности криминальных подвигов суд приговорил Садрутдинова к 19 годам колонии строгого режима, Мархачев получил на 3 года меньше. И это самые большие сроки среди семерки «калужских». Минимальный — 5 лет колонии общего режима — суд назначил Михаилу Корееву, который обвинялся лишь в преступлениях против Кузнецова.

Прокурор Сергей Якунин отказался поддерживать обвинение в части разбоя в отношении Кузнецова, посчитав этот эпизод излишне вмененным

«Братва» на страже долговых обязательств

Эпизод с вышеназванным нефтяником следователи квалифицировали как похищение человека, вымогательство у него 15 млн рублей, разбойное хищение автомашины «Тойота» и похищение паспорта. Однако еще в судебных прениях прокурор Сергей Якунин отказался поддерживать обвинение в части разбоя в отношении Кузнецова, посчитав этот эпизод излишне вмененным. Верховный суд РТ с этим согласился, подчеркнув, что автомобиль «был добровольно возвращен Кузнецову».

Однако суд не согласился, что нефтяника похищали. Согласно приговору, открытого захвата не было. Как показал сам потерпевший в суде, он добровольно поехал с подручными Муллина после общения с кредитором Кавеевым. А вот после помещения на базу в Лаишево Кузнецов потерял возможность свободно передвигаться, все его действия контролировали. В итоге всех подсудимых признали виновными не в похищении, а в незаконном лишении свободы.

Еще интереснее оценка суда в части обвинений в вымогательстве 15 млн рублей у того же потерпевшего. Согласно приговору, сторона обвинения «не представила объективных доказательств» того, что Кузнецов до мая 2017-го исполнил обязательства перед Кавеевым. В суде же, напротив, установлен факт денежных отношений между этими бизнесменами и отсутствие у подсудимых корыстного умысла забрать эти 15 млн рублей себе. Поэтому их действия вымогательством считаться не могут, отметил в приговоре судья Абдуллин.

Действия обвиняемых в части выбивания долга председательствующий расценил как самоуправство с применением насилия, что является посягательством еще и на установленный порядок управления. Суд считает, то подсудимые попросту «присвоили полномочия органов госвласти по взысканию задолженности» и действовали вопреки законам — в отсутствие решения суда. Да еще и превышали те самые присвоенные полномочия, чем нарушили конституционные права потерпевшего.

Сам Муллин уверял — ничьими преступлениями не руководил и с некоторыми членами «своей бригады» познакомился лишь на предварительном следствии

Также в суде было установлено, что все подсудимые являлись членами обособленной бригады Муллина и входили в ОПГ «Калуга». Обвиняемые свою причастность к преступным группам и группировкам отрицали, большинство открещивались и от эпизодов с потерпевшими Фроловым и Кузнецовым. Сам Муллин уверял — ничьими преступлениями не руководил и с некоторыми членами «своей бригады» познакомился лишь на предварительном следствии. Согласно приговору, все эти заявления опровергнуты доказательствами.

За участие в самоуправстве и незаконном лишении свободы Кузнецова, а также вымогательстве у Фролова суд наказал «калужских» колонией строгого режима с учетом их роли: Искандер Газикашев наказан 11 годами, Динар Гибадуллин получил 10 лет, Айдар Сазгутдинов и «бригадир» Муллин по 9.

БМВ убийцы уйдет на погашение ущерба

Кроме того, суд вынес решения по гражданским искам потерпевших. Претензий к подсудимым не предъявлял только нефтяник Кузнецов. По иску вдовы застреленного Ахмадуллина на 7 млн рублей суд исключил ранее оправданных по этому эпизоду Гибадуллина и Сазгутдинова из ответчиков и постановил: автор смертельных ранений Садрутдинов должен компенсировать моральный вред в размере 1 млн рублей, ну а стрелявший резиновыми пулями Мархачев — заплатить 50 тысяч.

Иск о возмещении вдове 2 млн рублей, пропавших вместе с сумкой, суд удовлетворил на 1 млн рублей. Посчитав, что первая сумма доказательствами не подтверждена, а вторую подтверждает один из подсудимых. Этот миллион предстоит взыскать с обоих участников разбоя в солидарном порядке.

Претензии к этой паре предъявил и потерпевший, которому на улице сломали челюсть. Свой моральный вред он оценил в полмиллиона и предъявил их равными долями Садрутдинову с Мархачевым. Но суд решил: инициатором преступления был Мархачев и он же нанес первый удар, поэтому взыскал с него 300 тысяч, а со второго подсудимого — 200. Еще 452 тысячи на двоих им предстоит вернуть тому же потерпевшему и его фирме «Солнышко».

Кроме того, суд вынес решения по гражданским искам потерпевших

На погашение исковых требований должны пойти средства от продажи с торгов арестованного БМВ X5 стрелка из ПСМ.

После оглашения приговора осужденные бурно обсуждали его с родственниками. И высказывали возмущение: за что им дали по 9—11 лет? Их подельники в другой «клетке», получившие по 16 и 19 лет, похоже, были готовы к суровому наказанию. В прениях обвинитель просил для них почти максимальные сроки.

Осужденные намерены оспаривать свой приговор.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияАвтоБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы БашкортостанТатарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 21 авг
    Из за денег происходят страшные преступления. Всем всё мало
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Мулю утрамбовали
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Эх. Жаль, что такое творится в нашем мире.
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Пусть оспаривают, все равно уже не смогут нормально жить
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Нет, убивают людей как рыбу в реке- и где пожизненные сроки,сроки по 50 лет?!. Для чего содержатся полицейские, следственные, прокурорские, судебные органы?! Для нормального человека, гражданина всё совершенное и рассмотренное- дикость недопустимая. Когда ещё было сказано искоренять подобное в зародыше.. Конечно, так преступность не победить.
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Там 1 человек убил 1 человека. За что всем ПЖ и сроки по 50 лет?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии