Новости раздела

Розовая парковка, директриса-взяточница и 2,7 миллиарда на борьбу с COVID-19

Сколько сил Татарстан бросил против коронавируса и почему вокруг стоянки идут споры о дискриминации — итоги недели в программе «7 дней»

Розовая парковка, директриса-взяточница и 2,7 миллиарда на борьбу с COVID-19

Новая коронавирусная инфекция, сумевшая на несколько недель запереть почти весь мир по домам, унесшая сотни тысяч жизней по всему миру и нанесшая пусть не сокрушительный, но крайне мощный удар по глобальной экономике, медленно, но вроде бы отступает. Как выстоял в этой борьбе Татарстан, а также что такое «тариф на поступление» в школах и других событиях минувшей недели — в обзоре программы «7 дней», выходящей в эфир на телеканале ТНВ.

Медицина-2021. Задача — вернуться к плановой работе

Уже более четырех месяцев одна из ключевых тем не только в Татарстане, но и в России, мире — COVID-19. Коронавирус катком прошелся по всем направлениям жизни и экономическим отраслям: разогнал людей по домам и заставил если не бояться, то опасаться любого, кто случайно оказался рядом. А уж если этот кто-то кашлянул… Для нас стало нормой носить маски и перчатки, экономика просела по большинству направлений. И даже если предприятие исправно продолжало и продолжает работать на всем протяжении пандемии, рынок сбыта сузился так, что часто речь идет не о прибыли, даже символической, а о том, чтобы хотя бы удержать нулевой баланс. Но именно сейчас наконец началось постепенное, но выравнивание. Вновь оживают внутренняя, межрегиональная и межгосударственная логистика.

Медицина на всем протяжении эпидемии работала на износ. Вынужденно пришлось «забыть» о плановости и полностью сосредоточиться на спасении коронавирусных больных. Только в Татарстане открыто или перепрофилировано 45 медучреждений — госпиталей, в которых развернуто 4 728 инфекционных коек. Больными на самом высоком профессиональном уровне занимались почти 16 тысяч медицинских работников, в том числе 8 617 — трудились непосредственно в госпиталях. Сутками не снимая защитных костюмов, неделями не видя родных и близких, они ежедневно вели и продолжают вести битву за каждого, пораженного опасным недугом. Остальные — водители, фельдшеры, врачи скорой медицинской помощи — первыми прибывают к тем, кому нужна помощь. Что дал COVID медицине? Опыт. Знания. Готовность мобилизоваться. Веру в собственные силы и уверенность в том, что даже самой страшной болезни можно дать бой: уровень смертности в Татарстане — один из самых низких в стране, в России — один из самых низких в мире. Оснащение. Только в республике специального оборудования приобретено на 2,7 млрд рублей. Это компьютерные томографы, аппараты ИВЛ, кареты скорой медицинской помощи и многое другое. Все это пригодится в будущем — когда медицина вновь заработает в привычном режиме, без аврала. Да, так просто все не кончится, но перед медиками уже стоит задача — до 2021 года вернуться к нормальной плановой медицине, не только экстренной. В некоторых «ковидных» госпиталях уже, как отмечают наши коллеги из программы «7 дней», число свободных коек приближается к половине. Далеко не во всех, но изменения есть. В мае — июне все было намного хуже.

В некоторых «ковидных» госпиталях уже, как отмечают наши коллеги из программы «7 дней», число свободных коек приближается к половине. Фото Ильи Репина

На минувшей неделе съемочная группа ТНВ побывала в Набережных Челнах, где в мае под борьбу с новым недугом был переоборудован Госпиталь ветеранов войн. Развернуты 85 инфекционных коек. Сегодня там достигнут рекордный минимум — всего 64 больных ковидом. В чистой зоне — те, кто проходит реабилитацию после того, как коронавирусная инфекция отступила. Долговременные последствия болезни все еще слабо изучены и слишком обширны для того, чтобы едва вставший на ноги человек мог быть оставлен без врачебного присмотра. К концу августа, как надеются врачи, ситуация станет еще лучше и можно будет переключаться на обычный режим работы.

В 5-й горбольнице, где развернуты почти 300 инфекционных коек, сегодня заняты 46. Могло бы быть и еще меньше, отмечают авторы сюжета: «Если бы каждый следовал правилам, здесь бы уже сегодня лежали бы другие больные, которые ждут своих врачей — хирургов, неврологов, терапевтов — вот уже несколько месяцев. Они все тут как чужие на этой войне: пациенты — потому, что считали себя неуязвимыми, врачи — потому, что готовились не к этого рода военным действиям».

И здесь тоже готовятся уже вскоре приступить к привычной работе — войне с врагами (инфекциями, вирусами, болезнями), которые известны давно, не забывая и о новом противнике. Скоро осень. Часть экспертов уверена, что страховки от того, что вирус вернется — нет. «Осень есть осень — будет много вернувшихся из-за границы людей, будет много вернувшихся в школы детей, будет много чего нового и такого, что еще совсем не апробировано на практике», — отмечают журналисты. Кроме того, никуда не денутся и последствия для здоровья у тех, кто переболел коронавирусом. Кому, как не медикам, работавшим с такими больными, знать, что даже если человек выздоровел и больше не заразен, то это совсем не значит, что он снова здоров так, как до госпитализации. Сейчас по всему миру идут масштабные исследования того, какой урон наносит COVID организму, каковы его последствия, скрытые угрозы и опасности.

Сейчас по всему миру идут масштабные исследования того, какой урон наносит COVID организму. Фото mos.ru

Коррупция в школах

«У родителей будущих первоклассников есть четкая градация учебных заведений — это не привычное «школа — гимназия — лицей», а «обычная» и «непростая». По ответу на вопрос «А вы в какую школу ходите?» часто окружающие судят о степени успешности родителей. Но за все в жизни надо платить, теперь уже решительно за все. Даже за то, за что платить просто запрещено законом», — отмечают наши коллеги с телеканала «Новый век». И в школах есть тариф на поступление и лимиты на поступающих.

Как это ни печально, но система бесплатного образования бесплатна не всегда. Программа «7 дней» напоминает о том, что в конце минувшей недели Следственный комитет РТ заявил о новых эпизодах, выявленных в уголовном деле о взятке… директором казанской школы №167. Устроить ребенка в учебное учреждение с углубленным изучением английского языка, с множеством регалий и достижений, мечтали многие родители района. Мечтали настолько, что были готовы платить. Именно в такой момент — при передаче 25 тыс. рублей директору школы в ее кабинете появились сотрудники правоохранительных органов. Сам факт того, что СК занялся этим делом, говорит об особой важности вопроса о коррупции.

Позже стало известно еще о шести подобных эпизодах, где фигурировали суммы от 10 до 20 тыс. рублей. И, как полагают в СК, фактов могло быть и больше. Следствие продолжает работу. Сама задержанная частично признала причастность к совершению преступления.

Проблем даже не в школах, а со школами, — хватает. В первую очередь принимают по прописке. Следующий этап отбора — наличие среди учащихся старших братьев и сестер, чтобы родителям было удобнее водить всех детей. Но недовольные есть всегда. Кто-то жалуется, что не может попасть в учебное учреждение по месту жительства. Кто-то на то, что их ребенка не берут в школу, к которой он не приписан, но куда родителям было бы удобнее водить своего ребенка. Где-то за школой закреплено совсем не много домов, и в итоге родители… покупают прописку, лишь бы взяли в ученики. В 182-м лицее Казани (самом большом в столице республики), что в «Салават купере» — другая проблема: в жилом массиве на 50 тыс. человек других школ пока нет. Родители с февраля выстаивают очереди на зачисление детей. Уже набрано 13 первых классов. Причем число учеников в каждом — выше нормы. А вот в школе №41 — недобор. На каждого педагога образовательного учреждения, к слову, расположенного в самом центре Казани, едва приходится по 10 учеников.

В 182-м лицее Казани (самом большом в столице республики), что в «Салават купере» — другая проблема: в жилом массиве на 50 тыс. человек пока других школ — нет. Фото evening-kazan.ru

Начальник Управления образования Казани Ирек Ризванов подчеркивает: учеба на подготовительных курсах — еще не гарантия поступления. Если мест нет — могут и отказать. Если так случится, нужно взять уведомление и с ним прийти в районный отдел образования, чтобы, не теряя времени, для ребенка подобрали наиболее удобный вариант. Набор-2020 будет идти до 5 сентября.

Нина Шимина — председатель молодежного правительства РТ, сама — мама. Водила ребенка на подготовительные курсы. Платно. Но в итоге первая линейка для ее первоклашки состоится в другой школе. В той, в которую хотели и ходили, затратив почти 40 тыс. рублей, в итоге мест не оказалось. Шимина инициировала ретранслировать опыт прозрачной и понятной электронной очереди в детсады и на процедуру зачисления в школы.

Не меньше проблем и с выпускными классами — отмечают на ТНВ. Где-то учеников после 9-го класса с радостью оставляют продолжать обучение, а где-то настоятельно рекомендуют «не мучить детей и подыскивать колледж». Жалобы, поступившие в прокуратуру, выявили странные несостыковки: в 180-й гимназии в 10-е классы было сформировано 59 мест, заявления подали 59 человек, но… семь из них по непонятным причинам зачислены не были. Почти такая же картина в 125-й гимназии, в лицее №35. И только после вмешательства ведомства права детей восстановили.

Парковка в розовом

Неожиданной «войной полов» обернулась инициатива одного из торговых центров в Казани. Парковка, выкрашенная в розовый цвет, с более удобными широкими местами под машины и запозиционированная как «паркинг для женщин», вызвала бурю возмущения. Вроде бы понятно стремление владельцев центра сделать так, чтобы их основным посетителям — женщинам, часто приезжающим за покупкам с детьми и покупающим много — создать максимум комфорта. Такая парковка должна была стать своего рода изюминкой. Но инициаторы тут же были обвинены в сексизме и дискриминации женщин.

За какую-то неделю розовая парковка стала символом общественного раскола. В итоге решили — парковке «не быть». И приняла это решение ГИБДД. Правда, ни о каком сексизме и дискриминации при этом речи не шло. Обоснование — несоответствие ГОСТу.

За какую-то неделю розовая парковка стала символом общественного раскола

Торговый центр сейчас снова все меняет: «дамский» участок парковки будет перекрашен в традиционные цвета, места приведены в соответствие по размеру. Про то, что новый лифт в самом здании был разработан с учетом того, чтобы в нем было удобно подниматься женщинам с колясками, сейчас в центре стараются не говорить. От греха подальше.

Между тем, отмечают журналисты программы «7 дней», подобные парковки — совсем не редкость за рубежом. И там они в штыки не воспринимаются. Ни в Китае, ни в очень толерантной Европе.

Учебник вне закона

Проблема национального образования не прекращает быть актуальной. К теме вновь обратились наши коллеги с ТНВ. Ведущий принес с собой в студию два почти совершенно одинаковых учебника физики за 10 класс. Совершенно одинаковое содержание, подача, иллюстрации. Идентичные задачи и примеры. Вся разница лишь в в том, что одна книга — на русском языке, вторая — на татарском. Первая — учебник, вторая — может называться лишь учебным пособием.

С 2016 года переводные учебники оказались вне закона. Все те переводные книги, что ранее состояли в федеральном перечне учебников (в Татарстане их 79), с этого момента должны были пройти повторную научную экспертизу. Вот только изменив условия для национальных школ, Министерство просвещения РФ не указало, как же нужно вносить учебники для национального образования в эти самые федеральные списки и что за процедура, которая делает этот процесс возможным. Проблема актуальна не только для Татарстана, но и для других республик и народов многонациональной России. А раз учебник — уже не учебник, то к нему не нужно, а точнее, нельзя выпускать рабочих тетрадей на родном языке, не готовится электронного сопровождения, нет методичек для учителя. Нет и электронных образовательных сайтов. Это особенно остро проявилось в период вынужденной самоизоляции, когда доучиваться детям пришлось в формате дистанта.

Теперь, чтобы получить право на перевод, республике надлежит выкупить авторское право — лицензию на каждый учебник. Фото: edu54.ru

4 года Татарстан пытался прояснить ситуацию и добиться равноправного статуса для национального образования и учебников на родном языке. И лишь в 2019 году, при вмешательстве руководства РТ, был получен документ, оговаривающий порядок проведения экспертизы. Теперь, чтобы получить право на перевод, республике надлежит выкупить авторское право — лицензию на каждый учебник. Стоимость на одну книгу — 300 тыс. рублей. Только после этого электронный аналог учебника отдается на перевод. Переведенный материал отправляется в Министерство просвещения РФ, где ему предстоит пройти экспертизу у трех экспертов. Один из них — из Татарстана, на этом настояла республика. При получении положительного заключения от всех трех экспертов проводится итоговое экспертное заседание, выносящее окончательное решение о разрешении теперь уже не учебного пособия, а учебника — в печать.

Сколько на все это потребуется денег — сейчас подсчитывается. Ясно одно: экономить на вопросе сохранения родного языка, а значит и культуры, республика просто не может себе позволить. Есть надежда на то, что национальные школы и национальные классы скоро наконец смогут полноправно и полнообъемно участвовать в образовательном процессе.

Обо всем этом, а также о том, каким видится республике национальный кинематограф, что происходит на съемочной площадке Ильдара Ягафарова, снимающего в Сармановском районе свой новый полнометражный фильм, и о чем вспоминал в своем эксклюзивном интервью программе «7 дней» Герой России Владимир Шарпатов — командир воздушного судна, 25 лет назад сумевшего вырваться из плена талибов в Кандагаре, можно узнать подробнее 10 августа, ровно в 13.00, в эфире телеканала ТНВ или на его сайте.

Арсений Фавстрицкий
ОбществоМедицинаИсторияКультураОбразование Татарстан

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 10 авг
    По всему миру делают парковки для женщин, а у нас убирают парковку. Отличная была идея. С колясками ходить мамочкам самое то
    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Смешные парковочные места... Мне кажется там не только девушки будут парковаться
    Ответить
    Анонимно 10 авг
    Ничего смешного не вижу. А цум мог сказать гибдд, что частная зона, что хочу, то и рисую
    Ответить
    Анонимно 10 авг
    Вопрос не в том, что сказать ГИБДД, а в том - как само общество, в том числе фем-движения на это реагируют. Видимо они в ЦУМ за покупками не ездят и потому считают возможным лишить удобства и других. Интересно, кто им право дал за всех выступать?!
    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    По поводу покупки авторских прав на учебники - дичь! Это точно такое же образование. Все-равно, что управления образования в каждом регионе обязать покупать авторские права на тираж и использование учебников по школьной программе....

    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Могли бы и оставить парковку
    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Я бы ещё сделала парковку для беременных там же где и инвалидные места. Тяжело я вам скажу, ходить по магазинам огромным животом. Там же, чтоб парклвались мамочки с детьми не старше годика. Тяжело я вам скажу, с колясками через всю парклвку и пару сеток продуктов везти. А вы всё за равноправие
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии