Новости раздела

Поощрение за добро: введены налоговые стимулы для социальных проектов

С июня этого года расширяется поле деятельности для НКО

Поощрение за добро: введены налоговые стимулы для социальных проектов
Фото: Олег Тихонов

С постепенным снятием коронавирусных ограничений государство вернулось к налоговому стимулированию социально-ответственного бизнеса, готового мгновенно подключаться к решению острых проблем. С июня этого года пожертвования в пользу социально-ориентированных НКО, включенных в специальный реестр, не будут учитываться при расчете налога на прибыль, но в пределах 1% от выручки. Это стимулирует бизнес развивать долгосрочные социальные и культурные программы на грантовой основе, за которые предстоит бороться СОНКО на конкурсах. Глава Общественной палаты РТ Зиля Валеева считает, что институт НКО в республике состоялся, создав «спасительный круг» для самых незащищенных граждан. «В этом году в конкурсе грантов президента РФ наши НКО получили 122 млн рублей», — сообщила она, добавив, что от Татарстана в федеральный реестр вошло 614 СОНКО.

Налоговый вычет за пожертвования

Пандемия неожиданно изменила подходы государства к социальным и благотворительным программам, реализуемым во взаимодействии бизнеса и социальных некоммерческих организаций. В разгар самоизоляции президент страны Владимир Путин объявил о новых дополнительных мерах, которые стимулируют крупный бизнес осуществлять безвозмездные инвестиции в программы улучшения качества жизни.

8 июня глава государства подписал судьбоносные поправки в Налоговый кодекс, среди которых освободил от уплаты налога на прибыль ту часть выручки, которая направляется НКО на реализацию социально-значимых проектов, но вычет возможен в пределах 1% от выручки (изменения содержатся в федеральном законе №172 ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации», одобренном Советом Федерации 2 июня 2020 года, — прим. ред.). «По моему поручению правительство подготовило и внесло в парламент поправки в Налоговый кодекс. Сегодня этот документ мною подписан», — сообщил Владимир Путин на встрече в Ново-Огарево с социальными работниками госучреждений и НКО.

Среди пакета экстренных мер финансовой поддержки НКО, включающего отсрочку по страховым взносам и льготные кредиты на зарплату, глава государства назвал и другую революционную инициативу. Владимир Путин объявил, что средства, которые бизнес направляет СОНКО, могут быть отнесены к внереализационным издержкам, а сумма пожертвований не будет учитываться при расчете налога на прибыль, но в пределах 1% от ежегодной выручки.

«По моему поручению правительство подготовило и внесло в парламент поправки в Налоговый кодекс. Сегодня этот документ мною подписан», — сообщил Владимир Путин на встрече в Ново-Огарево с социальными работниками госучреждений и НКО. Фото kremlin.ru

Иначе говоря, государство предоставляет налоговые стимулы тем, кто готов делать социальные инвестиции в улучшение качества жизни граждан в широком смысле этого слова. «Во время пандемии бизнес и НКО проявили высокую социальную ответственность, — отметила глава Общественной палаты РТ Зиля Валеева. — Мы на практике убедились, что во взаимодействии можно оперативно решать сложные социальные задачи». Так, многие предприятия сохранили занятость и заработную плату, а НКО смогли дойти до тех, кому оказалась недоступна государственная помощь. «Благотворительный фонд «Новый век», получивший президентский грант в 18 млн рублей на проекты адаптации мигрантов и ВИЧ-инфицированных, организовал доставку необходимого для всех нуждающихся. В этом ему помогал «Яндекс.Такси», — привела Валеева пример такого взаимодействия. Социально-ответственное поведение продемонстрировало большинство татарстанских компаний, отметила она.

Теперь налоговая преференция в 1% от выручки делает возможным внушительные социальные инвестиции. Для сравнения, взнос в 1% от ежегодной выручки выплачивают татарстанские предприятия на реализацию программы социальной ипотеки.

«Не оглядываясь на то, что льготой могут воспользоваться нечистоплотные люди»

«Такие налоговые льготы действовали более 20 лет назад, однако в 2005 году после долгих дискуссий их отменили, заподозрив бизнес во всевозможных налоговых схемах», — напомнил зампред Торгово-промышленной палаты РТ Артур Николаев. На федеральном уровне не скрывают, что такие опасения снова прозвучали, но не получили поддержки главы государства.

«Глубоко убежден: надо строить наши действия, не оглядываясь постоянно на то, что льготой могут воспользоваться нечистоплотные люди. Мы должны поддержать именно законопослушных и добропорядочных граждан, а их большинство», — уверен глава государства. Он пояснил, что пошел на такой шаг, потому что в период эпидемии деловое сообщество «проявило себя ответственно, честно и достойно». «Предприниматели оказывали помощь врачам, добровольцам, помогали органам власти на местах. Такую зрелость, умение действовать вместе, всем миром, чтобы ответить на трудный вызов продемонстрировало все гражданское общество», — заключил Путин.

Проектный подход с распределением грантов, как в науке

Налоговые послабления будут применяться не автоматически, а при обязательном партнерстве с социально-ориентированными НКО, входящими в реестр Минэкономразвития РФ, пояснил «Реальному времени» член Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по экономике, инвестициям и предпринимательству Марат Галеев. В какой форме может быть оформлено партнерство, предоставлено решать самому бизнесу, но раскидываться деньгами налево и направо он вряд ли станет.

По его словам, главенствующую роль займет грантовая система отбора социальных проектов. «Большинство НКО и сейчас финансируются через гранты, а заявки проходят конкурсный отбор у государства. Думаю, что по этой модели будут работать и крупные корпорации, — пояснил он. — Это не простая раздача денег, как может показаться на первый взгляд. Основной критерий отбора — общественная значимость и полезность для конкретной территории».

По мнению Марата Галеева, проектный подход с конкурсным распределением грантов призван повысить экономическую эффективность социального предпринимательства. Суть в том, чтобы сделать из НКО не простых получателей денег, а активных организаторов социально-значимых проектов. «Пустая трата денег может развратить, — полагает он. — А гранты будут стимулировать инициативы «снизу».

Чтобы деньги не проедались впустую

По этой модели давно развивается мировая практика реализации социальных проектов, которая поощряется через налоговые льготы. «И Россия вновь встала на этот путь развития», — уточнил Марат Галеев. Он прогнозирует, что в структуре крупных компаний будут создаваться специальные департаменты, которые займутся созданием социальных программ, исходя из своих приоритетов. А чем больше компаний будут объявлять конкурсы среди НКО, тем больше возможностей будет у региона. «Важно, чтобы деньги не проедались, а вложения приносили отдачу», — заключил он, допуская, что здесь «можно набить немало шишек», а саму систему придется внедрять годами.

«Американский миллиардер Рокфеллер в начале XX века сколотил свой первый миллиард, после его смерти обнаружилось, что на благотворительность он отдал 50% доходов, исходя не только из налоговых льгот, но и собственной веры», — напомнил он.

В федеральный реестр вошло около 5% татарстанских НКО

В настоящее время формирование федерального реестра СОНКО завершается. Как сообщили в пресс-службе Минэкономики РТ, во время первой волны зачисления в него было включено 614 организаций Татарстана. Это около 5% от общего количества НКО, действующих в республике. «В республике активно работающих СОНКО в пределах 10%, — пояснила низкий процент зачисленных глава Общественной палаты РТ Зиля Валеева. — Сейчас в реестре значатся те, кто выиграл гранты от государства».

Зато по сумме выигранных президентских грантов татарстанские НКО входят в первую пятерку регионов. «Недавно завершился очередной конкурс на получение президентских грантов. Наши получили 122 млн рублей», — с удовольствием сообщила она. При этом 50% федеральных грантов выиграли те, кто впервые вышел на конкурс. Глава ОП РТ убеждена, что институт НКО в республике состоялся, создав «спасательный круг» для самых незащищенных граждан. «У нас есть общественные организации инвалидов, которые не вошли в федеральный реестр. И все равно они будут продолжать работу», — заверила она.

«Лошадей в залог возьмете?»

Между тем татарстанские НКО в условиях пандемии сами оказались в трудном положении, что беспокоит главу ОП. «Средства грантов — целевые. Их нельзя направлять на выплату заработной платы тем, кто разрабатывает проекты. Конечно, их приравняли к МСБ и дали возможность получить кредиты под 2% годовых на выплату зарплаты. Но пока никто не получил», — пояснила Зиля Валеева. Недавно палата организовала интернет-конференцию по этой проблеме с банками — Сбербанком, ВТБ и «Ак Барс» Банком, где обсуждались возможности залогового обеспечения таких кредитов. Представитель одного из фондов подтвердил, что затруднения банков связаны с качеством обеспечения. «Мы предложили Сбербанку — лошадей возьмете? Обещали подумать», — рассказал он. «Есть надежда, что в первых числах июля татарстанские НКО смогут получить кредиты», — надеется Зиля Валеева.

«Честно говоря, мы и сами готовились к худшему, понимая, что бизнесу и обычным людям сейчас не до пожертвований, — передала общий настрой НКО директор благотворительной общественной организации Татарстана «Детям» Аделина Мингазова. — Когда президент страны Владимир Путин объявил о всесторонних мерах поддержки НКО, а не только о налоговых стимулах для корпоративных пожертвований, то появилась реальная надежда на сохранение благотворительных программ. Наш фонд помогает больным детям с 2010 года.

В 2018 году выиграли грант президента РФ для проведения курсов ипотерапии для детей, страдающих ДЦП и другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Верховая езда помогает улучшить здоровье и для детей с ментальными нарушениями. В нашем арсенале пять обученных лошадей. По нашей программе проходят оздоровительное лечение 80 детей с разными патологиями. Другим направлением пожертвований является сопровождение детей-детдомовцев в стационарах. Фонд оплачивает работу нянь по уходу за ними во время лечения. Всего была оказана помощь 160 детям.

«До сих пор мы не работали с предприятиями, потому что очень много времени уходит на переговоры с ними, а времени на работу с детьми не остается. Наши благотворители — это простые граждане, которые перечисляют по 100, 200, 500 рублей на расчетный счет фонда. Пусть эта помощь маленькая, но всегда от доброго сердца», — говорит Аделина Мингазова.

«В приоритете — помощь детям, и неважно, есть вычет или нет»

С другой стороны, не все благотворительные фонды спешат попасть в федеральный реестр. Саша Бабкина, руководитель проекта «Добро Mail.ru», директор по социальным проектам Mail.ru Group, рассказала, что на платформе работают 12 фондов и им неважно, входят они в реестр или нет. Потому что большая часть граждан отзывается на детскую боль.

«Татарстан входит в топ-5 регионов-лидеров по объему пожертвований на благотворительную помощь на нашей платформе. Сейчас партнерами «Добра Mail.ru» являются 192 НКО, из них 12 из Татарстана. То, входит ли организация в федеральный реестр НКО, не является критерием отбора для нашей платформы. А налоговые стимулы — важный, но не ключевой фактор для оказания благотворительной помощи компаниями. Чаще всего бизнес руководствуется другими мотивами: прозрачностью организации, ее репутацией, готовностью к партнерским проектам и близостью ценностям компании.

Большинство жертвуют эмоционально и спонтанно, в порыве человеческого чувства сострадания и милосердия. И если вдруг возникает выбор между ребенком и, скажем, сбором средств для бездомных или тяжелобольных взрослых людей, приоритетом для многих остаются дети. Это свойственно не только для Татарстана, но и для большинства россиян. Это отражается и в распределении пожертвований на платформе «Добро Mail.ru».

Явный перекос в пользу лечения людей связан с тем, что государственного финансирования здравоохранения недостаточно и оно не всегда эффективно. На проведение высокотехнологичных операций или закупки медикаментов ежегодно тратятся значительные средства жертвователей. Важно отметить, что в системе здравоохранения многих стран мира есть недостаток государственного финансирования, поэтому так важна роль некоммерческих организаций не только в прямой поддержке граждан, но и в финансировании научных исследований, реабилитации.

На нашей платформе на втором месте по собранным пожертвованиям — проекты в поддержку тяжелобольных взрослых людей, это результат наших стратегических усилий. Взрослым тоже нужна наша помощь, так как они не могут зарабатывать и им ничего не остается, как рассчитывать на близких и родственников. Но часто от человека, который перенес инсульт, финансово зависит вся его семья.

С другой стороны, мы хорошо понимаем, что для полноценного развития общества необходимо развивать разные направления пожертвований — на экологические инициативы, образовательные проекты, на разработку и внедрение инноваций. Мы стараемся продвигать и объяснять важность этой сферы. Кроме того, важно объяснять, что гораздо важнее небольшие, но регулярные пожертвования.

Мы первой из платформ начали повторную верификацию благотворительных фондов на соответствие нашим требованиям, которые становились только жестче со временем. Одним из ключевых критериев является прозрачность деятельности организации, ее профессионализм и стремление к развитию, эффективность работы. В результате мы расстались с некоторыми фондами, которые не отвечают нашим критериям. Любой пользователь на нашей платформе должен быть уверен, что его помощь дойдет до благотворительного проекта и поможет решить социальную проблему».

Луиза Игнатьева
Справка

Согласно положениям Федерального закона от 8 июня 2020 г. N172-ФЗ, пункт 1 статьи 265 Налогового кодекса РФ дополнен подпунктами 195 и 196 следующего содержания:

«1. В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности: 195 расходы в виде стоимости имущества (включая денежные средства), предназначенного для использования в целях предупреждения и предотвращения распространения, а также диагностики и лечения новой коронавирусной инфекции, безвозмездно переданного медицинским организациям, являющимся некоммерческими организациями, органам государственной власти и управления и (или) органам местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждениям, государственным и муниципальным унитарным предприятиям; 196 расходы в виде стоимости имущества (включая денежные средства), безвозмездно переданного следующим некоммерческим организациям: социально ориентированным некоммерческим организациям, включенным в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций, которые с 2017 года являются получателями грантов Президента Российской Федерации (по результатам конкурсов, проведенных Фондом-оператором президентских грантов по развитию гражданского общества), получателями субсидий и грантов в рамках программ, реализуемых федеральными органами исполнительной власти, получателями субсидий и грантов в рамках программ, реализуемых органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, исполнителями общественно полезных услуг, поставщиками социальных услуг. Порядок ведения указанного реестра, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на ведение указанного реестра, устанавливаются Правительством Российской Федерации; централизованным религиозным организациям, религиозным организациям, входящим в структуру централизованных религиозных организаций, социально ориентированным некоммерческим организациям, учредителями которых являются централизованные религиозные организации или религиозные организации, входящие в структуру централизованных религиозных организаций; иным некоммерческим организациям, включенным в реестр некоммерческих организаций, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции. Критерии для включения некоммерческих организаций в указанный реестр, а также порядок его ведения и федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на его ведение, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Расходы, предусмотренные настоящим подпунктом, для целей налогообложения признаются в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации, определяемой в соответствии со статьей 249 настоящего Кодекса».

Как следует из пояснительной записки к Закону, он направлен на снижение налоговых издержек организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих безвозмездную передачу имущества, используемого (предназначенного для использования) для предупреждения и предотвращения распространения, а также диагностики и лечения новой коронавирусной инфекции.

БизнесОбщество Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 26 июн
    Хороший закон. Но вот этим будут пользоваться немногие. Да и сейчас также пожертвования мало кто делает
    Ответить
  • Анонимно 26 июн
    Для пожертвований деньги нужны, а денег уже нет
    Ответить
    Анонимно 26 июн
    Нет конечно. А еще деньги будут удерживать как налог, у кого более 5 млн оборота
    Ответить
    Анонимно 26 июн
    Да, вчера статья тут была. Вообще уж дикость.
    Ответить
    Анонимно 26 июн
    Сколько процентов?
    Ответить
  • Анонимно 26 июн
    И кто бечплатно раздавал маски нуждающимся, налоги уменьшат?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии