Новости раздела

«Дойдем до ЕСПЧ. Другие просто боятся»: погорелица проиграла иск к совладельцу ТЦ «Порт» и в окружном суде

Арбитражный суд Поволжского округа согласился с нижестоящими инстанциями, что владельцы здания ничего не должны арендаторам, пострадавшим от пожара

«Дойдем до ЕСПЧ. Другие просто боятся»: погорелица проиграла иск к совладельцу ТЦ «Порт» и в окружном суде
Фото: Олег Тихонов (архивное фото)

Арбитражный суд Поволжского округа отклонил кассационную жалобу предпринимательницы Нели Стариковой, добивавшейся от сособственника торгового центра «Порт» 5 млн рублей компенсации ущерба за пожар 2018 года. Окружной суд, как и нижестоящие инстанции, согласился с тем, что владельцы здания ничего не должны пострадавшим от пожара арендаторам. Формальной причиной для отказа в иске стали изъяны экспертизы и неправильный подсчет ущерба. Между тем предпринимательница намерена дойти до Европейского суда по правам человека. Подробнее — в материале «Реального времени».

«Приняли решение пойти на причинителя вреда»

Как ранее рассказывало «Реальное время», погорелица ТЦ «Порт» Неля Старикова потребовала возмещения ущерба от собственника корпуса, где начался пожар, — ООО «Центр торговли «Вазифа».

Напомним: индивидуальный предприниматель арендовала торговое место в ТЦ «Порт» с 2016 года. Женщина занималась розничной торговлей и пошивом портьер и штор. По договору субаренды с казанским ООО «Энергостройпоставка» Старикова занимала 10 квадратных метров в корпусе «А», по адресу: Оренбургский тракт, 158а. Корпус принадлежит казанскому ООО «РАН Капитал».

К слову, второй корпус ТЦ «Порт» («Б», по адресу: Оренбургский тракт, 158) находится в собственности ООО «Центр торговли «Вазифа». Торговые площади в нем также сдаются мелким предпринимателям через договоры субаренды с несколькими крупными арендаторами. Именно в корпусе Б и начался пожар в 2018 году.

Иск Неля Старикова подала только в конце апреля 2019-го, спустя почти год после пожара. Как она поясняла «Реальному времени», все это время проводились и готовились экспертизы, рассчитывались суммы ущерба. Изначально иск был адресован четырем компаниям: помимо «Вазифы», возмещать ущерб предприниматель планировала за счет «Энергостройпоставки», с которой у нее был заключен договор субаренды, компании «РАН Капитал» как владельца арендуемых торговых площадей и казанского «ВТБ Страхование», застраховавшего ответственность «Энергостройпоставки». Но через месяц она отказалась от требований ко всем компаниям, кроме собственника соседнего со своим торговым местом корпуса — «Вазифы».

«Мы с учетом судебной практики приняли решение пойти на причинителя вреда — владельца корпуса, в котором возник пожар… Если бы владелец обеспечил бесперебойную работу систем, то пожар был бы локализован уже через несколько минут после возникновения», — сообщил тогда «Реальному времени» сын истца и ее представитель в суде Станислав Стариков. К тому же, по его словам, иски на возмещение ущерба в 14 млн к «Энергостройпоставке» и «ВТБ Страхование» уже подавал ИП Власов, владелец бренда «Кроха», и везде получил отказ, потому Стариковы не стали повторять его ошибок.

Еще через месяц, 18 июня, суд утвердил увеличение суммы исковых требований больше чем на миллион, до нынешних 5,7 млн рублей убытков (3,6 млн реальный ущерб, плюс сумма упущенной выгоды, которая, по оценке консалтингового бюро «Гудвилл» (еще 35 тыс.), была занижена и в реальности составила 2,1 млн рублей, а также траты на товароведческую экспертизу ООО РТ «Защита прав потребителей» (20,4 тыс.).

Представители истца настаивали, что тем злополучным утром 5 июня 2018-го причиной распространения огня в ТЦ «Порт» стала именно неработоспособность системы пожаротушения. По словам Станислава Старикова, в уголовном деле, которое было возбуждено после пожара по статье 168 УК РФ «Уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере» (было приостановлено в конце ноября того же года), есть заключение, подтверждающее это. Проще говоря, не работала насосная станция, качающая воду и питающая сплинкерную систему пожаротушения. Один из свидетелей пожара, продавец Ираида Крылова в суде рассказала, что лично наблюдала момент распространения огня по помещениям ТЦ «Порт»: система пожаротушения работала лишь около полутора минут после начала пожара, затем отключилась. И напор в оросителях изначально был очень слабым.

В результате пострадало имущество около 500 предпринимателей. «Собственник корпуса «А» на первом собрании после пожара обещал выплатить компенсации всем в добровольном порядке. Спустя определенное время она сказала, что ничего не обещала и выплачивать не будет, — рассказывал Стариков. — У моей матери весь товар был в торговой точке ТЦ «Порт». Теперь он неликвиден и не пригоден для продажи».

В результате пожара пострадало имущество около 500 предпринимателей. Фото mchs.tatarstan.ru

«Доказать факт причинения ущерба каждой единице товара»

Неля Старикова как будто заручилась всеми необходимыми доказательствами. В частности, по поводу факта причинения вреда и размера ущерба в суд было представлено уже упомянутое экспертное заключение ООО РТ «Защита прав потребителей», в котором содержалась оценка состояния поврежденного имущества. Ко второму отчету, об оценке рыночной стоимости попорченного товара и упущенной выгоды предпринимательницы, были приложены кассовые чеки, накладные, счета на оплату, платежки.

Однако суд обратил внимание на то, что к осмотру поврежденного имущества в павильоне истицы не были привлечены ни собственники корпусов ТЦ (включая ответчика по настоящему делу), ни кто-либо еще, кроме самой предпринимательницы и экспертов. Иначе говоря, незаинтересованных в результатах осмотра лиц при составлении акта не было.

Их, судя по документам, и не могло быть: при том, что сам осмотр прошел 9 июня, телеграммы с извещением об этом мероприятия в адрес «Энергостройпоставки» и «РАН Капитала» женщина отправила только в 18:13 все того же 9 июня. Все ее ссылки на то, что в отчете с датой вышла просто опечатка, суд не принял: не подтверждено доказательствами.

Возникли вопросы у служителей Фемиды и к самому экспертному заключению «Защиты прав потребителей». Последнее оценило состояние поврежденного имущества лишь по результатам визуального осмотра. Отчет содержал перечень с указанием расцветки и диаметра рулонов ткани, а также фотографии некоторых полотен, при этом в нем не было указано наименование и количество товара (в том числе метраж рулонов), находящегося в павильоне и поврежденного при пожаре. Тогда как, по мнению суда, предпринимательнице было необходимо доказать «факт причинения ущерба каждой единице и наименованию товара с указанием его размера».

11 ноября прошлого года Арбитражный суд Татарстана отказал погорелице в иске. Фото Максима Платонова

В составленном в сентябре 2018 года отчете консалтингового бюро «Гудвилл» уже был перечень имущества с указанием артикула товара, количества и его стоимости, а также расчет физического износа. Но последний был определен на основании консультаций с истицей и заключения, в котором данных о наименовании товара и его количестве как раз и не было. В результате суд первой инстанции не счел доказательства причинения убытков Стариковой достоверными. Посчитал недоказанной он и упущенную выгоду, сославшись на то, что ИП мог арендовать любое другое помещение в Казани и продолжить продавать шторы там.

Пожарно-техническая судебная экспертиза по уголовному делу, а ее специалисты, напомним, заключили, что автоматическая установка пожаротушения ТЦ «Порт» была неработоспособна, по мнению суда, тоже не отвечает требованиям закона: в ней нет описания методики и методов экспертного исследования.

Вдобавок суд не нашел причинно-следственной связи между понесенными убытками и поведением ответчика. Он констатировал, что причиной пожара стали не недостатки системы пожарной сигнализации, а возгорание, произошедшее по вине третьих лиц. Эти виновные лица не установлены. В результате «ответчик в данной ситуации не несет ответственности за собственно пожар», и оснований для того, чтобы возложить на него обязанность по возмещению заявленного ущерба, как реального, так упущенной выгоды, нет. 11 ноября прошлого года Арбитражный суд Татарстана отказал погорелице в иске. 11-й Арбитражный апелляционный суд в Самаре 4 февраля этого года согласился с его выводами.

«Доказательства не приняли по формальному признаку»

В суде уже третьей по счету, кассационной инстанции, первый представитель предпринимательницы Марат Халитов сообщил тройке судей, что суды нижестоящих инстанций не дали оценку доказательствам истицы. Он напомнил, что перво-наперво служителям Фемиды не понравилась экспертиза: в ней якобы отсутствует методика.

Однако, по словам Халитова, в их экспертизе «черным по белому написано», что экспертное исследование проводилось на основании анализа материалов уголовного дела, и это общенаучный метод.

По словам юриста истицы, доказательства не принимались судами по формальным признакам, уже не говоря о том, что никакого вывода по существу экспертизы сделано не было. Фото Максима Платонова

По словам юриста истицы, доказательства последней не принимались судами по формальным признакам, уже не говоря о том, что никакого вывода по существу экспертизы сделано не было. То есть доказательства по сути не оценены, а доводы, по которым они не были приняты, не соответствуют действительности. По мнению Халитова, уже одно это является основанием для отмены судебного решения.

По его словам, суть жалобы Стариковой сводится к тому, что за противопожарную безопасность отвечает собственник здания. Но пожарная сигнализация фактически не работала, именно поэтому ответчиком по ее иску стал центр торговли Вазифа».

В экспертизе говорится о том, что сам очаг возгорания не был катастрофическим. «Катастрофическим было то, что в пожарных кранах не было воды и пожаротушение работало одну минуту. Поэтому пламя перепрыгнуло на другой корпус», пояснил он.

Что касается многочисленных доводов против оценок «Защиты потребителей» и «Гудвилл», то, по мнению юриста, убытки всегда доказываются «в предположительном размере». Уже суд определяет их конечную сумму. Он считает, что суды опять же не приняли отчеты предпринимательницы об убытках из-за формальных нарушений: они не спорили с самим их содержанием.

Второй представитель истца Николай Соколов заметил, что вся проблема упомянутых отчетов в опечатке: датой осмотра помещения предпринимательницы в них названо не 9, а 10 июня. Соколов настаивал: это опечатка, на которую просто никто не обращал внимания при подписании.

Корпуса А и Б связаны неразрывно: несущие конструкции едины. Фото mchs.tatarstan.ru

Станислав Стариков считает, что все обстоятельства истица доказала еще в суде первой инстанции. В том числе реальный размер ущерба. Сын предпринимательницы рассказал в окружном суде, что они оказались в сложной ситуации: собственники корпусов после пожара выгоняли всех арендаторов, требовали, чтобы те побыстрее вымыли все помещения, убрали следы гари и копоти. Соответственно, не могли провести экспертизу и взыскать с них ущерб. «Всех торопили. Мы сильно нервничали, и поэтому телеграмма была отправлена день в день», пояснил он. Тем не менее своего арендодателя — «Энергостройпоставку» — они уведомили в первую очередь, и это уведомление было получено им своевременно. А то, что тот не направил на осмотр своих представителей, это по его словам, уже другой разговор. По словам Старикова, сам собственник подтверждает, что погорели все помещения торгового центра общей площадью 10 тысяч квадратных метров. Корпуса А и Б связаны неразрывно: несущие конструкции едины.

На вопрос судьи, кто определял размер ущерба, Станислав сообщил, что оценщик. Он исходил из товароведческой экспертизы, в которой есть четкий перечень имущества.

«Получается какая-то несправедливость: те, благодаря кому возник пожар, у нас невиновны и получают страховые выплаты. А те, кто действительно пострадал, стали банкротам. Я осталась без товара, без денег, безо всего. Уже стою на бирже», — сообщила сама Неля Старикова, когда ей предоставили слово.

«Это был чей-то чайник»

Представитель ЦТ «Вазифа» адвокат Марат Фетюхин скептически прошелся по экспертизе истца. «На основании чего делалась оценка? На основании представленных истицей чеков», — напомнил он. Фетюхин заметил, что его коллеги уже давали пространное пояснение по этому поводу: в том числе о том, что там были и чеки с несуществующими ИНН и адресами. «Представленное истцом доказательство не является допустимым с точки зрения АПК», — заключил он, заметив, что оснований для отмены вынесенного первой инстанцией решения нет.

Судья поинтересовался у представителя собственника, что же, на его взгляд, стало причиной пожара. Фетюхин в первую очередь сообщил, что ответчик, «Центр торговли «Вазифа» — собственник корпуса Б, где и было возгорание. Истица же арендовала помещение в корпусе А, у которого другой собственник. Он подчеркнул, что ответчик не состоит с истцом в договорных отношениях.

В торговом комплексе из двух корпусов всего два заявления по факту пожара. Фото Олега Тихонова

Да и товар предпринимательницы, по словам адвоката, не горел: он пострадал в результате залива водой из пожарной сигнализации. Причина ЧП, как следует из экспертизы по уголовному делу, — нештатный прибор, потребляющий электрическую энергию: «Если упростить, это был чей-то чайник».

Адвокат собственника считает, что суд дал должную оценку доказательствам истца. В том числе экспертизе относительно системы пожарной сигнализации. Сам он прошелся по ней жестоковато: «Один лицезрел, другой на основании того, что он лицезрел, описал». Сам эксперт, по его словам, не выезжал на место, не осматривал систему пожаротушения.

Что касается осмотра помещения, на уточняющий вопрос судьи Фетюхин заявил, что торговый комплекс занимает несколько тысяч квадратных метров, поэтому «для того, чтобы знать что где-то происходит осмотр, нужно получить об этом информацию».

«А сами инициативу не проявляли?», поинтересовалась судья. «Проявляли. Именно этим были заняты оба собственника торговых помещений», ответил тот. По мнению Фетюхина, именно поэтому в торговом комплексе из двух корпусов всего два заявления по факту пожара.

Представитель «Ран-Капитал» Евгения Шишкина поддержала точку зрения адвоката «Вазифы» по поводу изъянов доказательств истца. Она также подчеркнула, что собственник корпуса А получил отправленную ИП Стариковой телеграмму о назначенном на 9 июня осмотре лишь 13 июня. «Никакой физической возможности присутствовать и осматривать помещение у нас не было», подытожила юрист. Как следствие, проверить достоверность изложенных в заключении сведений невозможно, потому что оно «составлено в одностороннем порядке». А представитель ИП Азата Хабибуллина (привлечен третьим лицом) Искандер Асатуллин и вовсе заявил, что «физически в помещении площадью 10 квадратных метров невозможно разместить товар на 3 миллиона рублей». Его доверитель это знает, поскольку профессионально продает шторы.

В результате окружной суд согласился с выводами двух нижестоящих инстанций и оставил жалобу Нели Стариковой без удовлетворения.

25 мая прокуратура Приволжского района Казани отменила постановление о приостановлении уголовного делу по факту пожара, случившегося 5 июня 2018 года в ТЦ «Порт». Фото yandex.ru

«Дойдем до Европейского суда»

Еще на заседании кассационного суда предпринимательница заявила, что в случае отказа намерена продолжать борьбу. Ее сын позже подтвердил «Реальному времени» готовность дойти до последней инстанции Европейского суда по правам человека.

Тот факт, что из 200 предпринимателей судиться стали только двое, Стариков объясняет тем, что люди «просто боятся». Он утверждает, что никто из мелких торговцев не застраховал свое имущество и после пожара «остался у разбитого корыта», не получив никакой компенсации.

К тому же, по его словам, 25 мая прокуратура Приволжского района Казани отменила постановление о приостановлении уголовного делу по факту пожара, случившегося 5 июня 2018 года в ТЦ «Порт» (соответствующий документ есть в распоряжении «Реального времени»).

Напомним, дело было возбуждено в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ. Причиной отмены постановления, со слов Старикова, послужило невыполнение всего комплекса оперативно-следственных действий, направленных на установление подлежащих доказыванию обстоятельств.

Стариков не исключил, что в действительности имел место поджог, который, возможно, связан с мошенничеством со страховкой. Они уже написали соответствующее заявление в Следственный комитет. В частности, их внимание привлек тот факт, что все собственники торгового центра получили страховое возмещение. Стариков утверждает, что страховка ЦТ «Вазифа» от ООО «Зетта Страхование» составила 177,6 млн рублей, что «в несколько раз превышает реальный размер причиненного ему ущерба». А по недополученной части, по словам Станислава, ЦТ «Вазифа» подал иск к страховщику: это еще 222,4 млн рублей (такое дело действительно рассматривается Арбитражным судом РТ). Вместе с тем, Следком РТ ответил Старикову, что «изложенные в обращении вопросы не входят в компетенцию органов Следственного комитета Российской Федерации» (ответ СК также имеется в распоряжении редакции).

Любовь Шебалова
Арбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 06 июн
    Не надо экономить на юристах.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии